Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Конфеты оптом
  • Кондитерские изделия оптом. Новогодние наборы конфет
  • shokolat-e.ru


Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Кисель В.А. Каменные изваяния МАЭ РАН (непростая судьба коллекции)

Коллекция древних изваяний Музея антропологии и этнографии в г. Санкт-Петербурге начала формироваться в 1910 г. Первыми экспонатами стали «каменные бабы», доставленные В.И. Каменским из Казахстана. Сколько всего было привезено монументов, остается не ясным. Спустя более полувека при описании этих памятников Я.А. Шер на основе рукописного «Отчета о раскопках в Восточном Казахстане» В.И. Каменского отметил шесть изваяний (Шер Я.А., 1966, с. 77-80, 96, 99, 105-106). На сегодняшний день «Отчет» утерян, а в коллекционной описи, составленной при поступлении «баб», упомянуты только три скульптуры.

В 1930-1940-х гг., как можно заключить из статьи Л.А. Евтюховой, в МАЭ были привезены два памятника из Сибири. Один из них, происходивший с Алтая, ныне отсутствует (Евтюхова Л.А., 1952, с. 76-77, рис. 7.-1).

В 1954 г. А.Д. Грач доставил из Тувы фрагмент монумента - голову мужчины (Грач А.Д., 1955, рис. 13; Грач А.Д., 1961, с. 35, рис. 50, табл. I.-28). Обнаружить его также не удалось. Возможно, фрагмент затерялся в процессе исследовательской работы самого А.Д. Грача, так как в архиве хранится его расписка о получении предмета, но нет никаких пометок о возвращении.

Во 2-й половине 1950-х гг. из Тувы, по свидетельству Л.П. Потапова, в Музей поступило еще восемь памятников. В их число входили изваяния и стелы «с руническими тюркскими текстами» (Потапов Л.П., 1959, с. 117). Впрочем, коллекционные карточки временного хранения фиксируют на одно изваяние больше, а в акте приема на постоянное хранение фигурируют только четыре изваяния без стел.

Таким образом, если не принимать во внимание возможную ошибочность некоторых сведений, к началу 1970-х гг. в МАЭ могло находиться 18 изваяний и четыре стелы. Все собрание было приписано к разным отделам (Отдел археологии, Отдел этнографии Сибири). Некоторые экспонаты хранились в подвалах, другие - в фондохранилищах, а два памятника украсили лестницу Музея, ведущую в зал с экспозицией «Происхождение человека и основные этапы развития первобытного общества».

Со временем из-за нехватки свободных музейных площадей подвалы стали использоваться под складские помещения и бытовые комнаты рабочих. Монументы начали бесконтрольно перемещать. Многие скульптуры оказались завалены строительными материалами. Постаменты «парадных» экземпляров обветшали, от чего изваяния, потеряв устойчивость, превратились в серьезную угрозу для сотрудников и посетителей и были убраны в вестибюль и под лестницу.

Следует признать, что именно последняя четверть XX в. стала для данного собрания переломной. Коллекция испытала разрушительные воздействия: многие экспонаты были депаспортизованы, а некоторые просто затерялись.

В настоящий момент в Музее зарегистрировано только девять изваяний. Они переведены в отдельный фонд и составляют единую коллекцию (колл. №7296).

Практически все памятники являются творчеством тюркоязычных кочевников. Условно их можно разделить на несколько хронологических периодов. Первый период охватывает VI-VIII вв. К нему относятся четыре экспоната: три представляют собой скульптуры, а один - валун со схематичным изображением (рис. 1.-1-4). Все монументы передают условный образ мужчины-воина. У каждой фигуры в правой руке находится сосуд, левая же лежит на клинковом оружии. Самые выразительные экземпляры, выполненные на высоком профессиональном уровне, - это памятники из Казахстана (к сожалению, расколотый) и Тувы (Грач А.Д., 1961, с. 18-19, рис. 1-3, табл. I.-1; Шер Я.А., 1966, с. 77-78, табл. II.-9). У изображенных воинов мочки ушей украшены кольцевидными серьгами. Их одеяния, особенно пояса, детально проработаны. На поясах висят сабля и кинжал, а также различные сумочки. У «казахстанского» воина волосы заплетены в шесть длинных кос, которые туго стянуты над поясом и распущены у окончаний. На его груди располагается крупный двойной ромб, имитирующий отвороты одеяния или крупную подвеску.

«Тувинский» боец имеет короткую стрижку. У него очень тщательно прорисовано оружие. На его наборном поясе выделяется пряжка, а кроме сумочки, на отдельном ремешке подвешен оселок (?).

Происхождение монумента-валуна неизвестно. Судя по имеющимся аналогиям (Шер Я.А., 1966, с. 87-88, табл. VII.-35-36; с. 94-95, табл. XI.-48; с. 96-97, табл. XII.-52; с. 98-99, табл. XIV.-60), он мог быть привезен из Восточного Казахстана или Киргизии.

К другому этапу, ограниченному VII-IX вв., можно отнести три изваяния (рис. 1.-5-7). Образы мужчин переданы в виде бюстов. Но один памятник, доставленный из Казахстана, фрагментирован. Первоначально он, скорее всего, являлся полномерной скульптурой. Из всей группы только у одного монумента, тоже казахстанского, показан сосуд в виде чаши на высокой ножке.

Серединой IX - началом XIII вв. датируется столбообразный памятник, изображающий мужчину с крупной яйцевидной головой (Евтюхова Л.А., 1952, с. 77, рис. 7.-2; Кубарев В.Д., 1984, с. 178, табл. L.-255) (рис. 1.-8). У мужчины в руках зажат сосуд, напоминающий вазу. Голова выполнена объемной, руки - в высоком рельефе, а перекрещенные ноги переданы углубленной контурной линией. Очевидно, рисунок ног появился несколько позднее, чем было изготовлено само изваяние. Согласно Л.А. Евтюховой (1952, с. 77), монумент был привезен с Алтая. Вполне вероятно, что его передал в МАЭ М.П. Грязнов. Среди публикаций можно отыскать точную аналогию памятнику - это экспонат музея г. Барнаула, хранившийся там в 1920-х - начале 1930-х гг. (Appelgren-Kivalo H., 1931, abb. 342; Шер Я.А., 1966, с. 117-118, табл. XV.-120). Правда, судя по рисунку, у барнаульской скульптуры ноги были выполнены в рельефе.

Рис. 1. Каменные изваяния МАЭ РАН (масштаб различный) (фото С.Б. Шапиро и автора)
Рис. 1. Каменные изваяния МАЭ РАН (масштаб различный) (фото С.Б. Шапиро и автора)

Значительные затруднения вызывает датировка последнего коллекционного предмета - слегка обработанной каменной глыбы (рис. 1.-9). Одной из ее частей придана округлая форма, очертаниями напоминающая человеческую голову. Овальные углубления имитируют глазные впадины и рот, а необработанные промежутки между ними - прямой нос и, возможно, опущенные усы. Незначительные сколы создают впечатление, что мастер стремился показать шею, бороду, а также гривну. Место обнаружения памятника неясно. Подобные монументы встречаются в Туве (Герасимов А.Н., 1995, с. 128, рис. 2.-5) и на Алтае (Евтюхова Л.А., 1952, рис. 71.-6; Кубарев В.Д., 1979, с. 12, табл. I; Кубарев В.Д., 1984, с. 107, табл. III.-19). Памятник может относиться как к эпохе поздней бронзы, так и к средневековью.

Проведенный краткий обзор древних изваяний, хранящихся в МАЭ РАН, показывает, что, несмотря на небольшой объем коллекции и плохую атрибуцию, она включает интереснейший материал по монументальному искусству кочевников, а несколько памятников являются подлинными шедеврами.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Светлана Плетнева.
Половцы

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X