Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Илюшин А.М. Фрагменты зеркал как амулеты в материальной и духовной культуре средневековых кочевников Кузнецкой котловины

Привозные зеркала и их копии, найденные в Центральной Азии, уже более трехсот лет изучаются исследователями материальной и духовной культуры средневековых этносов, проживавших в то время на этих территориях (Лубо-Лесниченко Е.В., 1975, с. 6-7). Актуальна данная тема и сегодня, когда предметы исследования рассматриваются с позиции их технологического производства и импорта (Тишкин А.А., 2008, с. 78-81; и др.). Зеркала, изготовленные из цветных и благородных металлов, в эпоху средневековья имели высокую стоимость и поэтому были доступны далеко не всем. Известно, что полиметаллические зеркала являлись очень важными атрибутами из числа женских аксессуаров и были широко распространены у многих народов евразийского континента. В это время была мода на китайские зеркала, которые традиционно имели круглую форму с петелькой на оборотной стороне, что отражало их космогонические представления о строении вселенной (Лубо-Лесниченко Е.В., 1975, с. 8). Эта мода не обошла стороной и северную периферию Саяно-Алтая, где располагается Кузнецкая котловина, но при этом аборигенные народы этого региона во многих случаях придавали им иное семантическое содержание. Кроме этого, наличие зеркал наряду с другими принадлежностями туалета в кругу средневековых древностей Кузнецкой котловины свидетельствует о склонности местного населения того времени к нарядам и щегольству.

В настоящее время усилиями сотрудников Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции (ККАЭЭ) при исследовании архивных материалов и раскопках погребальных памятников, соотносимых с культурой кочевников развитого средневековья, на территории Кузнецкой котловины собрана и частично опубликована коллекция зеркал и их фрагментов (Илюшин А.М., 1993, с. 39, рис. 34.-5; 1999, с. 47, рис. 35.-1; 42.-1; 60.-2; 63.-3; Илюшин А.М., Борисов В.А., Бутьян В.А., Сулейменов М.Г., 2007, с. 98-99, рис. 1.-2; и др.). К категории памятников кочевников развитого средневековья на территории Кузнецкой котловины относятся древности шандинской археологической культуры, археолого-этнографические комплексы погребенных по обряду ингумации с тушей или шкурой коня в X-XIV вв. и погребенных по обряду трупообожжения с тушей или шкурой коня (Илюшин А.М., 2005, с. 97-105, 120-126, табл. 12-18).

Три из восьми публикуемых в настоящей работе фрагментов зеркал (рис. 1.-1-8) уже были подвергнуты специальному изучению. Это фрагменты бронзовых зеркал с концентрическими выпуклыми бортиками из курганов №11 и 12 могильника Торопово-1 (рис. 1.-7-8), датированного XIII-XIV вв. (Илюшин А.М., 1999, с. 67-68), а также фрагмент серебряного (?) зеркала из кургана №4 могильника Ишаново (рис. 1.-4). Последний представляет собой фрагмент круглого зеркала диаметром 8,5 см с узким ровным бортиком из белого металла с темной патиной. Внизу на зеркале имеется изображение ребенка, а вверху - летящий аист среди облаков и цветок. Единичные аналогии этой находке имеются в коллекциях Красноярского краевого и Минусинского краеведческих музеев, археологического музея Томского государственного университета и в древностях Китая и Кореи XI-XIII вв. (Лубо-Лесниченко Е.В., 1975, с. 76). Без определения химического состава металла изделия можно лишь предполагать, что это зеркало является копией с оригинала. На курганном могильнике Ишаново было найдено еще четыре фрагмента зеркал, три из которых изготовлены из бронзы и одно из серебра (?) (рис. 1.-1, 3, 5). Бронзовые фрагменты зеркал не были украшены орнаментом. Лишь на одном из них сохранились следы вторичного воздействия с целью украсить его путем нанесения в центральной части концентрического граффити циркульного орнамента (рис. 1.-5). Фрагмент серебряного (?) зеркала был украшен концентрическим выпуклым бортиком и валиком, между которыми едва прослеживаются две ленты из треугольников (рис. 1.-2). Курганный могильник Ишаново предварительно датируется XII-XIV вв. и отождествляется с шандинской археологической культурой и культурой крупного племени азкыштымов Кузнецкого Присалаирья (Илюшин А.М., Борисов В.А., Бутьян В.А., Сулейменов М.Г., 2007, с. 99). Еще один серебряный (?) фрагмент зеркала был найден в кургане №2 на погребальном памятнике Конево, который предварительно датируется XII-XIII вв. и отождествляется с этнографической группой кыпчаков (Илюшин А.М., 2007, с. 75-77). Этот фрагмент зеркала был украшен концентрическим выпуклым бортиком и удаленным от него на 1 см валиком, между которыми лишь прослеживаются рельефы орнамента (рис. 1.-6). Кроме представленных материалов (рис. 1.-1-8), на территории Кузнецкой котловины в древностях кочевников развитого средневековья известны еще несколько бронзовых фрагментов зеркал - на курганных могильниках Шанда и Торопово-1 (Илюшин А.М., 1993, с. 28, рис. 34.-5; 1999, с. 47, рис. 35.-1; 42.-1).

Рис. 1. Находки фрагментов зеркал (амулетов) на территории Кузнецкой котловины из раскопок ККАЭЭ: 1-5 - курганный могильник Ишаново; 6 - курганная группа Конево; 7-8 - курганный могильник Торопово-1. 1, 3, 5, 7-8 - бронза; 2, 4, 6 - серебро (белая бронза?!)
Рис. 1. Находки фрагментов зеркал (амулетов) на территории Кузнецкой котловины из раскопок ККАЭЭ: 1-5 - курганный могильник Ишаново; 6 - курганная группа Конево; 7-8 - курганный могильник Торопово-1. 1, 3, 5, 7-8 - бронза; 2, 4, 6 - серебро (белая бронза?!)

Из одиннадцати исследованных фрагментов зеркал, зафиксированных на четырех памятниках (Шанда, Торопово-1, Конево, Ишаново), один был обнаружен во рву (Торопово-1), два - в насыпи (Торопово-1 и Ишаново) (рис. 1.-4, 7), два - в могилах мужчин (Торопово-1 и Ишаново) (рис. 1.-2, 8), шесть - в могилах девушек и женщин (Шанда, Торопово-1, Конево, Ишаново) (рис. 1.-1, 3, 5-6). Такая фиксация и распространение фрагментов металлических зеркал указывают на их использование не только по первоначальному назначению, но и на придание им определенных сакральных функций как в повседневной жизни кочевников, так и в погребальном обряде. Многие из найденных фрагментов зеркал имели по одному отверстию, что указывает на их использование в качестве амулетов и культовых предметов. Однако семантика этих предметов нам неизвестна, поэтому их смысловое значение можно лишь предполагать, выстраивая гипотезы на основе этнографических сведений.

По погребальному обряду телеутов, предметы, которые клали в могилу, намеренно портили, обламывали у них края и совершали другие действия по отношению к ним, тем самым как бы умерщвляя их. Делали это, скорее всего, затем, чтобы в другом мире вещи могли принять свой «настоящий» вид и использоваться умершими (Малов С.Е., 1929, с. 332; Функ Д.А., 1993, с. 240). Эта традиция уходит в глубокую древность и известна у многих народов Северной Азии, в том числе и у шорцев, коренного этноса Кузнецкой котловины (Косарев М.Ф., 1981, с. 249-250). Данная информация объясняет, почему в исследованных нами погребальных памятниках кочевников развитого средневековья фиксируются в основном лишь фрагменты зеркал или зеркала, подверженные частичной ломке. Однако эти сведения не позволяют раскрыть семантическую функцию этих предметов как амулетов. Можно лишь предполагать о том, что они связаны с культами солнца и огня и выполняли другую, вероятно, ведущую функцию - амулета-оберега для их владельцев.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X