Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Илюшин А.М. Фрагменты зеркал как амулеты в материальной и духовной культуре средневековых кочевников Кузнецкой котловины

Привозные зеркала и их копии, найденные в Центральной Азии, уже более трехсот лет изучаются исследователями материальной и духовной культуры средневековых этносов, проживавших в то время на этих территориях (Лубо-Лесниченко Е.В., 1975, с. 6-7). Актуальна данная тема и сегодня, когда предметы исследования рассматриваются с позиции их технологического производства и импорта (Тишкин А.А., 2008, с. 78-81; и др.). Зеркала, изготовленные из цветных и благородных металлов, в эпоху средневековья имели высокую стоимость и поэтому были доступны далеко не всем. Известно, что полиметаллические зеркала являлись очень важными атрибутами из числа женских аксессуаров и были широко распространены у многих народов евразийского континента. В это время была мода на китайские зеркала, которые традиционно имели круглую форму с петелькой на оборотной стороне, что отражало их космогонические представления о строении вселенной (Лубо-Лесниченко Е.В., 1975, с. 8). Эта мода не обошла стороной и северную периферию Саяно-Алтая, где располагается Кузнецкая котловина, но при этом аборигенные народы этого региона во многих случаях придавали им иное семантическое содержание. Кроме этого, наличие зеркал наряду с другими принадлежностями туалета в кругу средневековых древностей Кузнецкой котловины свидетельствует о склонности местного населения того времени к нарядам и щегольству.

В настоящее время усилиями сотрудников Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции (ККАЭЭ) при исследовании архивных материалов и раскопках погребальных памятников, соотносимых с культурой кочевников развитого средневековья, на территории Кузнецкой котловины собрана и частично опубликована коллекция зеркал и их фрагментов (Илюшин А.М., 1993, с. 39, рис. 34.-5; 1999, с. 47, рис. 35.-1; 42.-1; 60.-2; 63.-3; Илюшин А.М., Борисов В.А., Бутьян В.А., Сулейменов М.Г., 2007, с. 98-99, рис. 1.-2; и др.). К категории памятников кочевников развитого средневековья на территории Кузнецкой котловины относятся древности шандинской археологической культуры, археолого-этнографические комплексы погребенных по обряду ингумации с тушей или шкурой коня в X-XIV вв. и погребенных по обряду трупообожжения с тушей или шкурой коня (Илюшин А.М., 2005, с. 97-105, 120-126, табл. 12-18).

Три из восьми публикуемых в настоящей работе фрагментов зеркал (рис. 1.-1-8) уже были подвергнуты специальному изучению. Это фрагменты бронзовых зеркал с концентрическими выпуклыми бортиками из курганов №11 и 12 могильника Торопово-1 (рис. 1.-7-8), датированного XIII-XIV вв. (Илюшин А.М., 1999, с. 67-68), а также фрагмент серебряного (?) зеркала из кургана №4 могильника Ишаново (рис. 1.-4). Последний представляет собой фрагмент круглого зеркала диаметром 8,5 см с узким ровным бортиком из белого металла с темной патиной. Внизу на зеркале имеется изображение ребенка, а вверху - летящий аист среди облаков и цветок. Единичные аналогии этой находке имеются в коллекциях Красноярского краевого и Минусинского краеведческих музеев, археологического музея Томского государственного университета и в древностях Китая и Кореи XI-XIII вв. (Лубо-Лесниченко Е.В., 1975, с. 76). Без определения химического состава металла изделия можно лишь предполагать, что это зеркало является копией с оригинала. На курганном могильнике Ишаново было найдено еще четыре фрагмента зеркал, три из которых изготовлены из бронзы и одно из серебра (?) (рис. 1.-1, 3, 5). Бронзовые фрагменты зеркал не были украшены орнаментом. Лишь на одном из них сохранились следы вторичного воздействия с целью украсить его путем нанесения в центральной части концентрического граффити циркульного орнамента (рис. 1.-5). Фрагмент серебряного (?) зеркала был украшен концентрическим выпуклым бортиком и валиком, между которыми едва прослеживаются две ленты из треугольников (рис. 1.-2). Курганный могильник Ишаново предварительно датируется XII-XIV вв. и отождествляется с шандинской археологической культурой и культурой крупного племени азкыштымов Кузнецкого Присалаирья (Илюшин А.М., Борисов В.А., Бутьян В.А., Сулейменов М.Г., 2007, с. 99). Еще один серебряный (?) фрагмент зеркала был найден в кургане №2 на погребальном памятнике Конево, который предварительно датируется XII-XIII вв. и отождествляется с этнографической группой кыпчаков (Илюшин А.М., 2007, с. 75-77). Этот фрагмент зеркала был украшен концентрическим выпуклым бортиком и удаленным от него на 1 см валиком, между которыми лишь прослеживаются рельефы орнамента (рис. 1.-6). Кроме представленных материалов (рис. 1.-1-8), на территории Кузнецкой котловины в древностях кочевников развитого средневековья известны еще несколько бронзовых фрагментов зеркал - на курганных могильниках Шанда и Торопово-1 (Илюшин А.М., 1993, с. 28, рис. 34.-5; 1999, с. 47, рис. 35.-1; 42.-1).

Рис. 1. Находки фрагментов зеркал (амулетов) на территории Кузнецкой котловины из раскопок ККАЭЭ: 1-5 - курганный могильник Ишаново; 6 - курганная группа Конево; 7-8 - курганный могильник Торопово-1. 1, 3, 5, 7-8 - бронза; 2, 4, 6 - серебро (белая бронза?!)
Рис. 1. Находки фрагментов зеркал (амулетов) на территории Кузнецкой котловины из раскопок ККАЭЭ: 1-5 - курганный могильник Ишаново; 6 - курганная группа Конево; 7-8 - курганный могильник Торопово-1. 1, 3, 5, 7-8 - бронза; 2, 4, 6 - серебро (белая бронза?!)

Из одиннадцати исследованных фрагментов зеркал, зафиксированных на четырех памятниках (Шанда, Торопово-1, Конево, Ишаново), один был обнаружен во рву (Торопово-1), два - в насыпи (Торопово-1 и Ишаново) (рис. 1.-4, 7), два - в могилах мужчин (Торопово-1 и Ишаново) (рис. 1.-2, 8), шесть - в могилах девушек и женщин (Шанда, Торопово-1, Конево, Ишаново) (рис. 1.-1, 3, 5-6). Такая фиксация и распространение фрагментов металлических зеркал указывают на их использование не только по первоначальному назначению, но и на придание им определенных сакральных функций как в повседневной жизни кочевников, так и в погребальном обряде. Многие из найденных фрагментов зеркал имели по одному отверстию, что указывает на их использование в качестве амулетов и культовых предметов. Однако семантика этих предметов нам неизвестна, поэтому их смысловое значение можно лишь предполагать, выстраивая гипотезы на основе этнографических сведений.

По погребальному обряду телеутов, предметы, которые клали в могилу, намеренно портили, обламывали у них края и совершали другие действия по отношению к ним, тем самым как бы умерщвляя их. Делали это, скорее всего, затем, чтобы в другом мире вещи могли принять свой «настоящий» вид и использоваться умершими (Малов С.Е., 1929, с. 332; Функ Д.А., 1993, с. 240). Эта традиция уходит в глубокую древность и известна у многих народов Северной Азии, в том числе и у шорцев, коренного этноса Кузнецкой котловины (Косарев М.Ф., 1981, с. 249-250). Данная информация объясняет, почему в исследованных нами погребальных памятниках кочевников развитого средневековья фиксируются в основном лишь фрагменты зеркал или зеркала, подверженные частичной ломке. Однако эти сведения не позволяют раскрыть семантическую функцию этих предметов как амулетов. Можно лишь предполагать о том, что они связаны с культами солнца и огня и выполняли другую, вероятно, ведущую функцию - амулета-оберега для их владельцев.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа
e-mail: historylib@yandex.ru
X