Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Э. А. Томпсон.   Гунны. Грозные воины степей

Глава 4. Победы Аттилы. Часть 1

В начале двадцатых годов V столетия последний и самый мощный из гуннских союзов возглавил Руа. Он был не единоличным правителем, поскольку, как нам известно, делил свою власть с братом Октаром. Был еще третий брат, Мундзук, отец Аттилы и Бледы. По-видимому, каждый из братьев управлял своей частью гуннов и покоренных гуннами народов; похоже, эти люди не были знакомы с принципом управления общей территорией. У нас нет никаких сведений об отце и предках Руа и Октара, и мы не знаем, каким образом им удалось встать у власти. Можем только сказать, что Октар умер раньше брата, поскольку Руа был единоличным правителем в 432 году, когда впервые появился на подмостках истории.

В тот год Аэций потерпел поражение от Бонифация, одного из лучших римских полководцев эпохи императора Гонория и его преемницы Плацидии и наместника африканских провинций, в сражении при Аримине (современный Римини). После боя Аэций отступил в одно из своих хорошо защищенных поместий, где его не смогли бы открыто атаковать. Себастьян, зять Бонифация, предпринял неудачную попытку убить Аэция. Почувствовав ненадежность убежища, Аэций покинул его и сел на судно, направлявшееся к берегам Далмации. Затем, проехав по провинциям Паннонии, он прибыл к гуннам, которых давно считал своими друзьями; более двадцати лет назад он был у них заложником, и в 425 году гунны помогли ему в критической ситуации. Возглавляемые теперь Руа, гунны опять доказали Аэцию свою преданность, но уже за деньги. В 427 году Нижняя Паннония, включая город Сирмий (современный Сремска-Митровица в Сербии, в древности главный город Нижней Паннонии, нарекеДрина, значительный торговый и военный пункт), была отвоевана у гуннов войсками Восточной Римской империи, которые заняли все мощные укрепления на Дунае, находившиеся в этой провинции. Но в 433 году, в результате соглашения между Аэцием и гуннами, правительство Западной Римской империи отдало гуннам Верхнюю Паннонию. Провинция находилась в сложном положении: между ней и еще более незащищенной Нижней Паннонией не было естественных границ, и ее потеря была всего лишь вопросом времени. Но факт остается фактом, Аэций отдал варварам одну из провинций Римской империи. Возможно, что именно в связи с этим соглашением сын Аэция, Карпилион, повторив судьбу отца, стал заложником кочевников. Благодаря помощи, предоставленной ему Руа, Аэцию удалось восстановить свое положение в Италии. Очень может быть, что Аэций опять повел гуннскую армию в Италию, но наши источники не указывают на то, что он счел необходимым сражаться с войсками готов, которые Себастьян и Плацидия призвали на помощь из Галлии. Аэций стал патрицием. Себастьян сбежал в Константинополь. На протяжении последующих пятнадцати лет гунны не беспокоили Италию и Западную Римскую империю, и их конница позволила Аэцию и греко-римским помещикам чувствовать себя в безопасности. Гунны, которых Руа отправил на помощь, помогли римлянам выстоять в Галлии против своих врагов. Что же это были за враги? В первую очередь бургунды.

Бургунды (германское племя, первоначально жившее на о. Борнхольм (Бургундархольм) в Балтийском море, затем высадилось на славянских землях в устье Одера, затем продвинулось к юго-западу к Рейну. — Ред.) были сильной нацией, насчитывавшей, согласно Иерониму, не менее 80 тысяч человек и, по словам Аммиана, наводившей ужас на соседей. В 413 году они обосновались на левом берегу среднего Рейна, как союзники римлян, и Бургундское королевство с центром в городе Вормс включало, по-видимому, территории до нынешнего Шпейера на юге и Майнца к северу от Вормса. Более двадцати лет о них почти ничего не слышно, но в тридцатых годах V века в связи с ростом населения бургундам потребовалось расширить владения, и, воспользовавшись слабостью римлян, в 435 году сильное войско бургундов во главе с королем Гундахаром вторглось в Белгику1 , на земли вокруг Трира и Меца.

Но они недооценили своего противника. В битве с Аэцием в 436 году бургунды потерпели поражение и обратились с просьбой о мире, который получили, но наслаждались полученным миром недолгое время. В 437 году, по неизвестной нам причине, Аэций склонил своих друзей-гуннов напасть на бургундов. Результат был потрясающий. Согласно одному источнику, было уничтожено 20 тысяч бургундов. Другой источник говорит об уничтожении почти всех бургундов, и нам известно, что король Гундахар был среди убитых. Это был конец Бургундского королевства в Вормсе. В 443 году оставшиеся в живых бургунды были поселены на правах римских федератов в Сабаудии (Савойе). Уничтожение Бургундского королевства захватило воображение современников. Это событие периода бургундской истории, о котором мы вели речь, упомянуто по меньшей мере четырьмя летописцами и легло в основу эпической поэмы «Песнь о Нибелунгах».

Однако вполне возможно, что гунны имели свои счеты с бургундами. Церковный историк Сократ поведал любопытную историю, которой иногда пренебрегают современные авторы, в частности Бюри, Зеек. Некоторые бургунды, рассказывает он (и это подтверждается независимыми источниками), остались восточнее Рейна, когда в 406 году основная часть народа ринулась в Галлию. Восточные бургунды, похоже, жили на правом берегу Рейна, между реками Майн и Неккар, в Оденвальде (невысокий (до 626 м) платообразный горный массив, поросший дубовыми, буковыми и хвойными лесами. — Ред.). Эти мужчины, продолжает рассказ Сократ, всегда вели свободный образ жизни, поскольку все они, фактически, были лесорубами и плотниками и зарабатывали на жизнь этим ремеслом. Гунны постоянно нападали на них, опустошали их земли, грабили и убивали. От отчаяния бургунды приняли христианство, поскольку слышали, что христианский Бог помогает тем, кто его боится. Они не разочаровались в своем решении. Результат был поразительный: король гуннов по имени Аптар умер ночью от обжорства, и его люди остались без лидера. Гуннов было около 10 тысяч, но 3 тысячам бургундов удалось разгромить их. Вот так бургунды, заканчивается рассказ Сократа, стали ревностными христианами.

Что нам делать с этим рассказом? К счастью, Сократ датирует его с некоторыми поправками 430 годом. Имя Аптар вызывает естественный интерес. В XVII веке Васелиус объявил, что Аптар не кто иной, как брат Руа, Октар, скончавшийся раньше Руа. Цель истории Сократа, безусловно, заключалась в том, чтобы объяснить переход восточных бургундов в христианскую веру, но маловероятно, чтобы все детали этого рассказа были сплошной выдумкой. Гунны и бургунды действительно сражались к востоку от Рейна, правильно указана дата смерти Аптара, число занятых в сражении. Ни одна из этих деталей не выдумана рассказчиком. Следовательно, мы можем заключить, что за семь лет до уничтожения Бургундского королевства в Вормсе брат Руа Октар, действовавший где-то к востоку от Рейна, умер в середине кампании, и несколько тысяч его гуннов были застигнуты врасплох и разгромлены восточными бургундами. Видимо, поэтому гунны, уничтожившие Бургундское королевство в Вормсе, сделали это с особым удовольствием, но это, конечно, не объясняет, почему Аэций бросил их в бой.

Одним из военачальников, сражавшихся против бургундов, был Авит, будущий император Западной Римской империи. После кампании он удалился в свое имение близ Клермон-Феррана. Но вскоре его отдых был грубо прерван. Литорий, полководец Аэция, торопливо проехал мимо имения будущего императора по пути в Нарбон. Этот город осаждали вестготы Теодориха I, которые воспользовались проблемами Аэция с бургундами в Белгике. Армия Литория, состоявшая из гуннов (по всей видимости, их направил Руа), вела себя так, словно они были не друзьями, а врагами римлян. Огнем и мечом они разрушали все, что попадалось на их пути; они грабили и убивали. Проезжая мимо имения Авита, один из них без всякой на то причины зарубил слугу Авита. Обитатели поместья пришли в ужас от известия о подходе союзников и бросились к Авиту, занятому работами по укреплению имения. Авит надел доспехи, сел на коня, поскакал за войском Литория и в поединке отомстил за убитого слугу. Литорий добрался до Нарбона. Гунны отогнали вестготов, а поскольку по приказу каждый из них вез по два бушеля (1 английский бушель равен около 36,3 л, в переводе на зерно — 28,6 кг пшеницы или 25,4 кг ячменя. — Ред.) зерна, голодающий город с облегчением вздохнул. В последующие годы Литорий со своей гуннской армией продолжал борьбу с вестготами. По нашим сведениям, в 437 году продолжилась война «с помощью гуннов». 438 год тоже отмечен победами римлян, и, хотя о гуннах не говорится ни слова, у нас не должно быть сомнений, что эти победы можно отнести на их счет. В тот год Аэций уничтожил 8 тысяч готов, но мы не имеем никакой информации относительно национального состава возглавляемой им армии. В 439 году гунны Литория осадили столицу Теодориха, Тулузу. Потери, понесенные в течение предыдущих трех лет, лишили готов мужества. Они направили к Литорию в качестве послов несколько епископов, чтобы обсудить условия, но, по словам современника, «когда они возлагали надежды на Бога, мы полагались на гуннов». Победоносный Литорий, стремившийся затмить славу Аэция, высокомерно отклонил их предложения. За городскими стенами он пошел на уступку своим воинам-язычникам: последний раз в римской истории римский полководец участвовал в древнем обряде жертвоприношения и общался с предсказателями относительно исхода предстоящего сражения. Но языческие боги подвели его. Завязался бой. Вначале вестготы понесли страшные потери от гуннов, но в разгар битвы противник взял в плен Литория. Это решило исход дела; гунны были разбиты. Литория доставили в Тулузу и казнили. «Кто бы ни возвеличивал себя, — цитирует Евангелие от Луки историк V века Сальвиан, — будет унижен, и кто бы ни унижался, будет вознесен». Спустя несколько месяцев прибыл Аэций и вступил в сражение с выдохшимися вестготами. Затем Авит заключил мир между римлянами и готами и патрицием вернулся в Италию, чтобы столкнуться с еще большими проблемами.

Перед тем как повести свою дикую армию в Нарбон, Литорий имел столкновение с третьим врагом Аэция. Этот третий враг был многочисленнее и вызывает больший интерес, чем бургунды Гундахара и вестготы Теодориха. Этим врагом были багауды, основную массу которых составляли разорившиеся крестьяне, мелкие ремесленники, закрепощаемые колоны и беглые рабы Галлии. Как обычно, в наших источниках почти нет сведений о них, но две записи в Галльской хронике указывают на масштабность движения багаудов. В 435 году багауды объявили себя «независимым государством». Основным районом действия багаудов были области между реками Сеной и Луарой (обширные густые леса служили хорошим убежищем) с городами Тур (Цезародун), Орлеан (Ценаб), Осер (территория, охваченная движением багаудов, была гораздо большей — вплоть до севера Испании. — Ред.). На этой огромной территории крестьяне и колоны подняли восстание против галло-римских рабовладельцев. Еще в III веке галльские багауды провозгласили собственных «императоров», Аманда и Элиана (Гелиана), и этот факт свидетельствует о том, что как в политическом, так и в социальном отношении их новое «государство» было точной копией того, от которого они пытались отделиться. В корне неправильно характеризовать их государственное образование как грабительское; это определение больше подходит к империи, из которой они стремились выйти. Во всяком случае, стремление багаудов к независимости на отвоеванных землях было почти уникальным случаем в истории Римской империи. Подобный случай был с их же предками в III веке, которые перед провозглашением своими «императорами» Аманда и Элиана, кажется, поддерживали Постума и Тетрика. (Постум и Тетрик — так называемые галльские императоры временно отпавшей в III в. от Римской империи ее западной части (Галлия, Испания и Британия). Тетрик, последний галльский император, напуганный движением багаудов, сдал свою Галльскую империю римскому императору Аврелиану, воссоединившему Римскую империю. Тетрик же получил наместничество на юге Италии и большие богатства. — Ред.)

В 435 году вождем багаудов был Тибатт, о котором нам ничего не известно. Можем только сказать, что вскоре после его появления к нему присоединились чуть ли не все угнетенные Галлии. В течение двух лет Тибатт и его сторонники удерживали позиции, но в 437 году на них обрушились гунны Литория. Нам не известны подробности сражения. Летописец только сообщает, что «когда Тибатта взяли. в плен, некоторых вождей восстания заковали в цепи, а других убили, восстание багаудов было подавлено». Литорий, счастливый победитель, решил, как выразился Бюри, «навязать им „свободу“ имперского правления». Поэт и ритор Флавий Меробод2 , который спустя несколько лет подавил восстание багаудов в родной Испании, так писал о подавлении восстания Тибатта:

«Коренной житель, теперь более смирный, бродит по дебрям Арморики (в древности кельтское название северо-западной Галлии (территория Бретани). Земля, приученная прятать в своих лесах награбленное свирепыми преступниками, сбилась с пути и теперь учится выращивать зерно на невозделанных полях. Рука, которая долго боролась против усилий Цезаря, поддерживает законы, принятые при наших консулах».

После подавления восстания Литорий бодро галопировал во главе своего войска к Нарбону, но эта дорога в конечном счете привела его в Тулузу. Дальше мы узнаем, что одной кампании было недостаточно, чтобы сокрушить багаудов: экономическое состояние империи требовало чего-то более конструктивного, чем массовая резня крестьян. Кроме того, мы узнаем, что гунны не всегда играли роль приспешников галльских землевладельцев.

С 433 года, когда Аэций договорился с Руа, до 439 года, когда убили Литория, гунны были главной опорой деградирующей власти галло-римской аристократии в Галлии. Но в 439 году гуннам нанесли поражение: зверское, бессмысленное притеснение, осуществляемое в интересах крупных землевладельцев, редко бывает успешным долгое время. После 439 года гунны, похоже, не помогают Аэцию, поскольку их войска требовались в другом месте. Пришло время вер нуться к Руа и обсудить события на границе Восточной Римской империи, на Нижнем Дунае.



1Белгика — римская провинция, образованная в 16 г. до н. э. в области расселения белгов — группы кельтских племен.
2В хронике Идатия (V в.) говорится: «Меробод, человек благородного происхождения, по заслугам в красноречии или особенно по занятиям поэзией заслуживающий сравнения с древними… За короткое время своей власти он сокрушает надменность арацеллитанских багаудов».
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Тамара Т. Райс.
Скифы. Строители степных пирамид

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа
e-mail: historylib@yandex.ru
X