Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю.Н. Воронов.   Тайна Цебельдинской долины

4. Дороги.

Общая характеристика. Накопившиеся к настоящему времени материалы позволяют с достаточным основанием говорить о структуре и направлении путей, в свое время связывавших отдельные населенные пункты исторической Цебельды.

От побережья к проходам, ведущим в Цебельду, несомненно, существовал ряд подъездных дорог и троп, следовавших вдоль рек Беслетка, Келасури, Мачара и Кодор. В 10-15 км от берега моря, в местах стыка [46] конгломератов с известняками, продольные хребты резко понижаются, создавая благоприятные условия для функционирования поперечной дороги у подножия передового известнякового хребта от Беслетки до Кодора и дальше. До строительства шоссе основные тропы, ведущие на территорию исторической Цебельды, проходили через Бурджу и Полтавское (пересекая вброд реку Келасури), через перевал в западной части горы Чижоуш (по левому берегу реки Келасури), Пацхирское (Ольгинское) ущелье, гору Апианча (из села Герзеул в село Марамба), село Наа (по правому берегу Кодора) и перевал Кяч (от Пскала на Амзару). Вдоль большинства указанных троп выявлены археологические памятники, свидетельствующие об использовании этих путей по крайней мере последние 3000 лет.

Основная трасса торгово-стратегического пути через Клухорский перевал начиналась в рассматриваемый перинод, несомненно, в Себастополисе (современный Сухуми). Первым следующим крупным населенным пунктом па этом пути была Герзеульская крепость. От последней до поселения у горы Шапки основная тропа вела сначала по правому склону ущелья восточногерзеульского ручья, в районе водопада поворачивая в Пацхирское (Ольгинское) ущелье, примерно в 100 м выше уровня русла реки Большая Мачара. Дальше тропа хорошо прослеживается вдоль бровки древнего сброса и выводит к циклопическому укреплению Пацхир, сворачивая затем вправо в ущелье левого притока Мачары, в верховьях которого находится Шапка. Другая тропа могла идти по правому берегу Большой Мачары, о чем свидетельствует могильник на месте карьера Мерхеульского известкового завода. Третий путь от Герзеульской крепости шел через западную оконечность горы Апианча и выводил к Верхнеюрьевскому поселению и могильнику. От последнего дорога хорошо прослеживается до самого поселения на склонах горы Шапки.

Крупнейшие поселения цебельдинской культуры были соединены между собой колесными дорогами. Характерные следы таких дорог сохранились между Шапкой, Цибилиумом, Палом и Ахыстой, а также между урочищами Лар и Апушта.

От перешейка с воротной башней на Шапке прослеживается короткий (до 100 м) участок дороги, соединявший [47]

Рис. 9. Схема древних дорог в окрестностях с. Цебельда: 1 — крепости; 2 — современное шоссе; 3 — древние дороги.

крепость с поселением и образованный выломом значительных массивов известняка. Ширина дороги до 4 м. От того же перешейка начинается дорога к Цибилиуму. На протяжении 700 м она хорошо прослеживается вдоль склона Апианчи. В конце XIX в. ширина этой дороги составляла около 4 м и по ней свободно проезжала телега. На одних участках здесь отмечаются следы вылома известняка, в других местах дорога проходила по искусственной террасе с подпорными наружными стенками из ломаного камня. Затем на протяжении четырех километров она вела по стыку известняков и мергелей у подножия горы Апианча через современные села Марамба и Мегреловка. Этот участок дороги горизонтален и отличается обилием родников. Затем трасса преодолевала небольшой спуск в сухое ущелье, по которому когда-то между вершинами Апианча и Адагуа текла река Праамткел.

Восточнее у подошвы горы Адагуа на несколько сот метров прослеживается глубокая колея древней дороги шириной до 4-5 м, глубиной до 1,5 м, прорезавшая почву до известняков. Затем следы ее огибают с севера Джагашкарский луг и идут вдоль мергелевого гребня, протянувшегося севернее Цибилиума. На восточной [48] оконечности гребня древняя дорога раздваивалась — к югу уходит 500-метровый участок к Цибилиуму; он проявляется рядом глубоких борозд, идущих вдоль пологого мергелистого водораздела. Следы дороги сохранились и к югу от Джагашкарского луга. Всего от ворот Шапки до ворот Цибилиума 7350 м.

Основная трасса этой дороги ведет в сторону крепости Пал. На протяжении 1,5 км до ущелья реки Шакуран она превосходно прослеживается как вблизи, так и со стороны склонов Ахысты. Это идеально ровная полоса кустарников, обрамляющих глубокую борозду в мергелях. От реки Шакуран и находящейся рядом русской крепости постройки 1838 г. древняя дорога до центра села Амткел (Захаровка) совпадает с современным шоссе, а затем прямой линией, пересекая несколько раз его серпантин, спускается к слиянию рек Схча и Джампал. Благодаря ледниковой морене, грунт которой вообще устойчив, участок дороги ниже центра села Амткел просматривается очень хорошо. Ширина колеи здесь достигает 4-5 м. Местами врез дороги уходит в грунт на 3 м. Она бронирована валунами, входившими в основу моренных отложений.

До строительства железного моста через реку Джампал в начале XX в. попасть на склоны горы Пал было можно только в одном месте — в 300 м выше моста по ущелью Джампала, где в результате благоприятного расположения пластов известняка имеется единственный подъем четырехметровой ширины на плато, повсюду в этом районе обрамленное обрывами высотой от 3 до 50 м. От реки до холма, где расположены поселения и крепость Пал, дорога вела прямой километровой линией, а затем огибала указанный холм с юга и востока, направляясь в сторону села Чины. Расстояние от ворот Цибилиума до поселения Пал равно 6 км.

От Чины следы древней дороги уводят в ущелье реки Джампал, где они, некоторое время совпадая с трассой современного шоссе на село Георгиевское, вскоре сворачивают вправо. Выйдя на низкий перевал, они оставляют к югу вершину горы Пал и непроходимые в древности Багатские скалы. От Чины до этого перевала немногим более 3 км. За перевалом следы дороги в сплошном лесу прослеживаются еще около 4 км и пересекают ущелье реки Хинги, а также два ее небольших левых притока. [49] Затем она продолжается по левому берегу реки Учкур, на высоте около 200 м у места впадения Учкур в Кодор., Здесь, огибая с севера утес, на котором находится упомянутое выше Учкурское поселение, древняя дорога спускалась затем в пойму Кодера, по правому берегу которого шла до Чхалты, где раздваивалась. Один путь вел к Марухскому перевалу, второй продолжался по правому берегу Кодера до села Генцвиш, но здесь не пересекал Кодор, как современное шоссе, а достигал места слияния Клыча с Гвандрой. Миновав брод через Клыч, дорога затем выводила по левому его берегу к Клухорскому перевалу [16, 63-64; 22].

Таким образом, мы подробно рассмотрели основную трассу южной части Клухорского перевального пути, известного в раннем средневековье как «путь через Апсилию» или «Даринский путь» [31, 72].

В окрестностях Цебельды отмечено также значительное число дорог местного значения. Так, от основной трассы в районе Джагашкарского луга отходит к северу дорога, соединявшая Цибилиум с поселением на горе Ахыста. Следы дороги проявляются характерными бороздами вдоль водораздела, соединяющего Ахысту с Адагой. От поселка Кесяновка линия дороги видна в виде глубокой колеи, прорезавшей грунт местами до известняков, в которых выбиты довольно глубокие параллельные борозды. Следы дороги приводят па поселение и заканчиваются у воротной башни крепости [16, 61].

Следы другой дороги хорошо видны на восьмикилометровой линии между урочищами Лар и Апушта. Она проходила по стыку мергелей и известняков. Местами здесь сохранились глубокие борозды и колеи, прорезавшие мергелевую основу. Дорога пересекала по диагонали плотину Амткельского озера и выводила к урочищч Алушта через единственный перешеек, которым и теперь пользуются трактора при лесоразработках.

Вдоль линии дороги фиксируются скопления погребений и отдельные захоронения. От поселения Лар погребения тянутся параллельно следам дороги более чем на километр до Чертова моста, где на холме сохранились остатки средневекового храма. Вышеописанный могильник в Азанта, расположенный у руин другого средневекового храма, также тяготеет к трассе древней дороги. [50] Рядом с последней было найдено и одиночное погребение в центре плотины Амткельского озера [17, 181].

Рис. 10. Схема путей, соединявших поселение на горе Шапка с могильником: 1 — следы древних дорог; 2 — скопления погребений; 3 — средневековые христианские храмы.

Помимо капитальных дорог, соединявших поселения цебельдинской культуры между собой и с основной трассой торгового пути, в районе Цебельды прослежена довольно густая сеть мелких служебных дорог и троп, связывавших поселения с кладбищами, родниками и т. д.

На могильнике у крепости Шапка по склонам и гребням сильно эрозированных холмов до сих пор сохранились продольные полосы утрамбованной земли. Их ширина обычно составляет 5-6 м. То обстоятельство, что большинство погребений сосредоточено вдоль этих полос, а они сами, постепенно соединяясь, сливаются в одну линию, ведущую к поселению, говорит о том, что по ним дорогам покойников возили или переносили на кладбище.

Хорошо прослежены тропы, по которым древние цебельдинцы ходили за водой. Такая тропа соединяла, например, поселение у крепости Шапка с карстовым источником. [51] Здесь на протяжении 100 м отмечена полоса утрамбованной земли шириной до 1-1,5 м, вдоль которой найдены отдельные фрагменты керамики. С помощью «потайных» троп гарнизоны Пскала, Ахысты и Лара обеспечивали себя водой на случай осады. При этом приходилось преодолевать на протяжении 100-200 м крутые спуски и подъемы по скалистым гребням.

С уверенностью могут быть постулированы скотопрогонные пути к альпийским пастбищам. Они проходили вдоль ущелий Келасури, Джампала и Кодора, а от Апушты могли идти по хребту через гору Лыхта. На альпийских лугах Гуарапа в верховьях Джампала находится камень, покрытый древними рисунками, среди которых привлекают внимание изображения характерных цебельдинских топоров с рукоятками [16, 63].

Подводя итоги сказанному, следует отметить, что даже наиболее важные дороги Цебельды были грунтовыми — нигде не отмечено следов мощения их камнем. В сезон дождей и в болотистых местах их могли укреплять ветками и бревнами.

Способы передвижения по дорогам исторической Цебельды были достаточно разнообразными. По главным дорогам, по-видимому, шел колесный транспорт — арбы или телеги с запряженными в них быками. Достаточно широко древние цебельдинцы пользовались лошадьми, которых даже хоронили совместно с владельцами на семейных кладбищах. Чаще же всего они передвигались пешком, что позволяло медленно, но верно преодолевать значительные расстояния.

Из трудов византийских историков. Византийские источники VI в. дают немало косвенных данных о дорогах на территории Апсилии. Приведем несколько подходящих к случаю отрывков. Дорогу, соединявшую Апсилию с соседней Абазгией в районе современного Нового Афона, Прокопий Кесарийский описывает следующим образом: «Есть только один проходя ведущий в это укрепление (Трахея. — Ю. В.) и в остальную страну абазгов, по которому нельзя идти людям даже по двое в ряд.... Над этой узкой тропой тянется очень отвесная и грозная в своей суровости скала» [3. 401]. Об обстоятельствах подхода к крепости Цибилиум (Тзибила) со стороны Колхиды (вероятно, через проход Кеп-Богаз) тот же автор сообщает следующее: «Тердет… [52] тайно вошел в соглашение с персами, что передаст им укрепление... Когда они были близко от крепости, Тердет... поехав вперед, оказался в укреплении... и... подошедшее персидское войско... принял» [3, 403]. Далее Прокопий пишет: «Но римляне, занимавшие гарнизоном Тзибилу, захватили проход, бывший очень узким и окруженный отвесными горами... и при таких обстоятельствах совершенно непроходимый, и остановили дальнейшее продвижение персов» [3, 432]. Локализовать последний пункт с достаточной точностью не удается. Прокопий, заметив, что он уже упоминал этот проход раньше, имел, видимо, в виду Трахею, т. е. район современного Нового Афона. Если это так, то перед нами интересный факт, свидетельствующий о достаточно высоком качестве стратегических дорог на территории Апсилии, позволявших перебрасывать войска на большие расстояния.

Более подробные данные о местных дорогах содержатся в работе Агафия Миринейского. Он, например, пишет: «Есть в этой стране гора... не слишком высокая... но чрезвычайно крутая, перпендикулярно поднимающаяся вверх со скалами, обрывающимися во все стороны. Посередине была тесная, плохо протоптанная дорога, труднодоступная даже для одного бесстрашного человека... Когда варвары медлили и на горе не была еще установлена охрана, римляне, предупредив их, заняли вершину и... рассыпались немедленно по более плоской и доступной для лошадей местности» [2, 119]. Дальше Агафий подробно описывает тропу, с помощью которой жители поселения у крепости Тцахар (Пскал) доставали воду: «Местные же жители, знавшие местность, с трудом спускались вниз по одной чрезвычайно узкой и скрытой тропинке в случае необходимости и снова взбирались наверх». О крутизне этой тропы Агафий рассказывает: «Если бы... они (стражи. — Ю. В.)... сбросили бы какой-нибудь огромный камень», то он, «падая вниз, легко сокрушил бы всех пытавшихся подняться» [2, 121]. Тот же автор следующим образом описывает отступление византийцев по тропе: «Те беспорядочно бросились вниз, возвратились в лагерь с многочисленными и разнообразными ранами от неприятельского оружия и от сильных ушибов ног от частых падений на камни. Поэтому у них не было больше духа карабкаться на эту скалу...» [2, 123].

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

А. И. Неусыхин.
Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X