Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю.Н. Воронов.   Тайна Цебельдинской долины

3. Могильники.

Свод памятников. Наиболее западный из могильников цебельдинской культуры найден С. 3. Лакобой в селе Верхняя Эшера, в местности Пышта. Здесь при сельскохозяйственных работах было разрушено несколько погребений на северо-восточном склоне гребня, в 500 м южнее шоссе, к востоку от ресторана «Эшера». Из этих погребений извлечены железные наконечники копий, меч и кувшины цебельдинского типа. Еще западнее, на вершине холма, лет 20 назад был найден клад серебряных римских монет первых веков н. э. [24, 378].

Второй могильник зафиксирован также в с. Верхняя Эшера, в нескольких километрах восточнее первого, ниже шоссе. До десятка ингумационных погребений было разрушено здесь при проведении террасирования на юго-восточных склонах холма, на вершине которого находится средневековый храм, обычно связываемый с именем французского путешественника Дюбуа де Монпере, который впервые его описал. Из этих погребений известно [несколько характерных керамических сосудов, железные наконечники копий, ножи, фибулы, браслеты, перстни, бусы и т. д. [22, 378].

До двух десятков погребений подвергались разрушению на правом берегу реки Большая Мачара в 1960—1961 гг., при расширении карьера Мерхеульского известкового завода. Здесь найдены железные наконечники копий, топоры, отдельные бронзовые и керамические изделия [16, 59].

Многослойный могильник в течение нескольких десятилетий разрушается на площади около 12 тыс. кв. м восточнее Герзеульской крепости. Здесь доследовано одно кремационное погребение III в. н. э. с браслетами, фибулами, бусами и другими предметами. В результате случайных раскопок найден целый ряд изделий последних веков до н. э. — первой половины первого тысячелетия н. э. Серия погребений без инвентаря, совершенных по христианскому обряду, составляет верхний горизонт могильника [16,59].

Довольно значительное скопление погребений выявлено в селе Верхняя Юрьевка, в западной части горного массива Апианча. По рассказам местных жителей, несколько могил было разрушено при обработке почвы в [41] лощине южнее укрепления, описанного выше. В 0,5-1 км от него, юго-восточнее и южнее, на глинистом поле в полосе длиной до 400 м, отмечено до десятка кремационных погребений, разрушенных во время пахоты. В них обнаружена специфическая керамика, железные наконечники копий, топоры и ножи, бронзовые фибулы и т. д. [16, 59].

Крупнейшим и наиболее изученным является могильник, раскинувшийся на площади 2,5 х 1,5 км к северу от крепости и поселения на горе Шапка. Все это пространство представляет собой скопление мелких холмов и хребтов, разделенных оврагами и небольшими ущельями образующими бассейны рек Барьял и Мачара. Холмы сложены мергелями и покрыты тонким почвенным слоем, изъеденным эрозией. В результате разрушения почвы и сельскохозяйственных работ здесь в течение последнего столетия погибло более 1000 погребений. Благодаря раскопкам и доследованиям последних лет теперь известно более 400 кремационных и ингумационных погребений, инвентарь которых частично стал достоянием науки. Находки в погребениях содержат более десятка различных видов керамических изделий, разнообразную стеклянную посуду, железное оружие (топоры, мечи, наконечники копий, дротиков и стрел, щиты), умбоны, ножи, железные, бронзовые и серебряные детали одежды (фибулы и пряжки, бронзовые игольники), бронзовые кувшины, железные ножницы и серпы, многочисленные украшения из бронзы, серебра и золота (браслеты, серьги, гривны, медальоны, кресты, кулоны, перстни), медные серебряные и золотые монеты, разнообразные бусы конскую сбрую и прочие изделия как местного изготовления, так и привозные. Погребения располагались отдельными скоплениями вдоль гребней и на склонах холмов с интервалами в 50-500 м друг от друга. Каждое из таких скоплений, насчитывающее до 50-100 погребений III—VII вв., представляет собой семейное кладбище Таких кладбищ на рассматриваемом могильнике известно до 50. Таким образом, примерно за 500 лет здесь образовалось около 4500-5000 погребений [4, 106-111; 11, 16, 60; 16; 20, 26-27; 26; 28; 38, 93-95; 49; 53-55; 61-66].

В Цибилиуме значительный массив погребении прослеживается на продолговатой поляне, примыкающей к [42]

Рис. 8. Схема распределения семейных кладбищ на родовом могильнике у поселения и крепости Шапка: 1 — раскопано «площадью»; 2 — раскопано частично; 3 — доследовано несколько погребений.

воротной башне крепости и к поселению с запада. Поляна ежегодно распахивается под сельскохозяйственные культуры, в процессе обработки которых разрушено около сотни кремационных и ингумационных захоронений. И последние годы здесь же доследовано до двух десятков погребений, характеризующих период с II в. до н. э. до конца VII в. н. э. Кроме того, погребения фиксируются отдельными скоплениями в размывах и на полях северного склона гребня, в 200 м севернее поселения, вдоль южного склона противолежащего в километре мергелевого хребта, в двух пунктах у следов древней дороги, в 1,5 и 3 км западнее крепости. В 1911 г. в районе Цибилиума во время сельскохозяйственных работ был найден медный саркофаг, в котором, судя по рассказам, находилось богатое парное захоронение, разграбленное лицами, его обнаружившими. В погребениях Цибилиумского могильника найдено более десятка разновидностей керамических изделий, железное оружие (топоры, наконечники копий, ножи), сельскохозяйственные орудия (мотыги, каменные зернотерки), детали одежды (бронзовые [43] и железные фибулы и пряжки), бронзовые и серебряным украшения (браслеты, серьги, цепочки, перстни, колокольчики, разнообразные бусы), серебряные и золотые монеты и другие изделия местного изготовления и привозные [16, 61, 63-64].

Крестьяне рассказывают о находках кувшинов и железного оружия на колхозных полях на плато юго-западнее слияния рек Джампала и Кодера, поблизости от находящегося здесь поселения цебельдинской культуры.

На горе Ахыста на полях в 500 м южнее поселения разрушено при пахоте несколько кремационных погребений. Местные жители указывают на находки здесь фрагментированных и целых кувшинов, железного оружия и бронзовых предметов. Общая площадь находок составляет около 2 га [16, 61].

Древние захоронения, разрушенные во время сельскохозяйственных работ, эрозией и при строительстве дороги, отмечены в пяти пунктах юго-восточнее, южнее и юго-западнее поселения в урочище Лар, на мергелевых склонах. Известен инвентарь более десятка ингумационных погребений, который включает разнообразную керамику, стеклянные сосуды, железное оружие (топоры, наконечники копий, мечи и ножи), бронзовые детали одежды (пряжки и фибулы), бронзовые и серебряные украшения (браслеты, гривны, серьги, разнообразные бусы), сельскохозяйственные и ремесленные железные орудия (мотыги, струги, серпы) и другие изделия местного и привозного происхождения [16, 62].

В районе села Азанта погребения древних цебельдинцев фиксируются в двух пунктах — по западному склону горы Бат, где они разрушаются в результате сельскохозяйственных работ, и в 500 м южнее большого азантского дольмена, по северному склону мергелистого холма, где находятся развалины средневекового храма. Во втором пункте вдоль дорожных колей удалось доследовать шесть кремационных и ингумационных захоронений. Среди находок обращают на себя внимание несколько керамических сосудов, железные мотыги, топор, наконечники копий и нож, серебряные и бронзовые браслеты, фибулы и серьги, керамические прясла и разнообразные бусы [16, 62. См. также работу автора «Позднеантичные памятники села Азанта», ТАГМ, IV, 1974]. [44]

В урочище Апушта скопления погребений фиксируются вдоль пологого глинистого склона на площади до 1 кв. км. Почва здесь нарушена интенсивными лесозаготовками, изрезавшими склон глубокими канавами, вдоль которых в последнее десятилетие доследовано около 40 кремационных и ингумационных захоронений, в которых выявлено большое количество разнообразной керамики, многочисленное железное оружие (топоры, мечи, наконечники копий, ножи, щиты), железные мотыги, бронзовые и железные фибулы, пряжки и поясные наборы, серебряные и бронзовые украшения (браслеты, серьги, подвески, разнообразные бусы) [16, 62; 17].

Следы отдельных погребений с инвентарем цебельдинского типа фиксируются в ряде пунктов Дальского ущелья — у крепости Пал, в ущелье реки Учкур, в районе сел Лата, Чхалта, Птыш и Ажара [16, 63].

Значительное скопление небольших семейных могильников с кремационными и ингумационными захоронениями зафиксировано в 12 пунктах в окрестностях и на территории села Атара Армянская на площади 3 х 3 км. Среди находок обращают на себя внимание разнообразная керамика, железное оружие (топоры, мечи, наконечники копий и стрел), бронзовые, железные и серебряные украшения и детали одежды (пряжки, фибулы, серьги, браслеты, серебряные монеты) [16, 64].

Отдельные находки специфической керамики и железных изделий (топоры, мотыги и др.) указывают на возможность существования могильников цебельдинской культуры и в селах Абжаква, Парнаут, Джгерда, Адзюбжа, Тамыш, Кутол, к западу от Очамчиры (Гюэнос), в селе Царче и ряде других пунктов Сухумского, Гульрипшского и Очамчирского районов Абхазской АССР [16,65].

Общая характеристика могильников. При изучении топографии и структуры могильников цебельдинской культуры намечается ряд любопытных особенностей, на которых необходимо остановиться особо. Под могильники, как правило, занимали ближайшую к поселению территорию, обладавшую спокойным рельефом и мягким грунтом. Геологические особенности района в этих случаях обычно заставляли отдавать предпочтение почвам с мергелистой либо глинистой основой. Это приводило к тому, что занятыми под кладбища оказывались [45] участки, наиболее пригодные для земледелия и придомного животноводства. Общий для всего поселка могильник не занимал сплошной территории, а обычно распадался на множество семейных кладбищ с небольшими (до 500-1000 кв. м) участками, разделенными промежутками без захоронений и связанными с поселениями достаточно удобными дорогами.

У нас нет прямых сведений о том, как могилы отмечались на поверхности. Ясно одно: цебельдинцы не применяли капитальных надгробий. Все сводилось, вероятно, к обычным земляным насыпям. Поскольку погребения, судя по вещам (фибулы и др.), часто образуют последовательные ряды, можно говорить о том, что во всяком случае на протяжении 100-200 лет древние цебельдинцы знали точно, кто где захоронен.

Закономерно также предполагать, что каждое семейное кладбище могло иметь свое святилище, возможно крупное дерево, около которого молились и совершали жертвоприношения в память умерших. Недаром на вершинах холмов, на склонах которых хоронили цебельдинцев, впоследствии были построены христианские храмы.

На основной территории распространения памятников цебельдинской культуры поселения носили многосемейный характер, что отражалось и на структуре могильников, представлявших собой поля погребений, упорядоченные по семейному признаку. На периферии же этой культуры (Эшера и др.) часто фиксируются небольшие, в несколько десятков погребений кладбища, которые из-за своей изолированности могут свидетельствовать о том, что здесь семьи расселялись уже отдельными хозяйствами.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Роберто Боси.
Лапландцы. Охотники за северными оленями

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Энн Росс.
Кельты-язычники. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X