Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю.Н. Воронов.   Тайна Цебельдинской долины

2. Одежда, украшения.

Одежда. Одеяния древних цебельдинцев могут быть реконструированы с большей или меньшей точностью на основе расположения отдельных металлических деталей одежды и следов тканей в погребениях.

Мужчины носили короткую (до колен?) полотняную или шерстяную тунику, которую подпоясывали кожаным ремнем с металлической, часто довольно большой пряжкой. К поясу подвешивались нож, оселок, мешочек с [118] кремнем и кресало. Климатические особенности страны позволяют предполагать также, что к предметам их одежды относились длинные шерстяные или кожаные штаны. Поверх этого одеяния набрасывался шерстяной плащ или бурка, закреплявшаяся на плече фибулой. Голова покрывалась, вероятнее всего, шерстяной или кожаной шапкой. На ногах носили кожаные башмаки, очень редко с металлическими застежками. Внешний облик воина завершался щитом и двумя копьями в левой руке, мечом на портупее или топором за поясом.

Женщины надевали длинные полотняные или шерстяные платья, подпоясанные кожаным поясом, иногда с металлической пряжкой. К поясу подвешивался железный нож. Платье и накидывавшийся сверху легкий плащ закреплялись на плечах одной, двумя или несколькими фибулами. Рукава платья были длинными, во всяком случае доходили до локтя (в одном захоронении бронзовый игольник был нашит выше локтя). В ушах были вдеты серьги, у висков, на сдерживавшей волосы ленте, укреплялись височные подвески. На шею надевались витая гривна и ожерелье из большого числа (от двух-трех десятков до нескольких сот) бус и разнохарактерных подвесок, на руки — по одному или по два браслета, на пальцы рук — перстни. Не все украшения надевались повседневно, их носили по праздникам. В окрестностях периферийных поселений цебельдинской культуры чаще, видимо, можно было видеть женщин в более простой одежде, с мотыгой на плече.

Для реконструкции эволюции эстетических воззрений на территории исторической Цебельды необходимо рассмотреть развитие различных типов, характерных для нее украшений — фибул, пряжек, серег, подвесок, ожерелий, браслетов, перстней и т. д.

Фибулы. Металлические застежки — фибулы — играли важную роль в костюме древних цебельдинцев. Первые образцы их были заимствованы из Северного Причерноморья, возможно, из античных городов. Это были простые проволочные подвязные фибулы, сделанные из одного куска нетолстой проволоки. И носили их в Цебельде так же, как в Северном Причерноморье — по одной или две. Самые ранние находки датируются второй половиной II в. н. э. В то же время в Западной [119]

Рис. 42. Фибулы II—VII вв.: 1, 6, 10-13, 17-19, 21-23, 25 — Шапка, 2, 3 — Герзеул, 4, 7-9, 16, 20, 24 — Цибилиум, 5. 14, 15 — Азанта, 26, 27 — Апушта.

Грузии (Клдеети, Бори, Чхороцку) появилось местное производство подвязных фибул. От крымских образцов они отличались более четким дуговидным корпусом. Возможно, прав М. М. Трапш, предполагая в этом влияние местной кобанской традиции. В начале III в. дуговидные подвязные фибулы появились и в Цебельдинской долине. [120] Началась выработка местных цебельдинских фибул. Они украшались проволочной обмоткой иногда с петельками. И носили их уже по иному — до пяти штук в комплекте.

С конца III в. фибулы в Цебельде стали делать составными из двух кусков проволоки: пружина прикреплялась к изделию с помощью оси, вставленной в широкое колечко («двучленные фибулы»). Этот способ сохранялся до конца цебельдинской эпохи. Двучленные фибулы IV в. делались обычно простыми из толстой гладкой проволоки. Иногда к расширенной ножке припаивалось гнездо с цветной вставкой. Это было либо синее стекло, либо полированный слоистый халцедон молочного цвета, либо другой камень. В конце IV—V вв. формы фибул разнообразнее, декор богаче. Большие дуговидные фибулы сплошь покрываются узором из тонкопроволочных завитков, похожих на маленькие улитки. Применяется кручение, гранение. К фибулам подвешивают амулеты в виде очковидных спиралей с петлей посередине. Некоторые специалисты считают их символами плодородия.

За Кавказским хребтом в это время происходит процесс активного перемещения народов, что ведет к резким изменениям и в сфере художественного производства. Сюда, в Абхазию доходят лишь слабые отзвуки «великого переселения народов». Так, с Северного Кавказа проникли фибулы с двускатной пластинчатой спинкой (лебяженские) и проволочные фибулы с прогнутой в виде буквы S спинкой. Появились на фибулах и несложные перегородчатые инкрустации из треугольных синих стеклышек. Все эти новшества продержались недолго и вскоре исчезли. В V в. завязка постепенно выходит из употребления и тонкий конец «ножки» начинают приклепывать к спинке; фибулы приобретают крестовидное перекрестие. В конце V—VII вв. крестовидные фибулы стали основной формой в Абхазии. Их развитие шло по пути расширения и уплощения дужки, расширения ножки, усложнения орнаментации. Изучение этих изменений очень важно для разработки точных датировок.

Во второй половине V и первой половине VI вв. фибулы имеют дужку из толстого круглого стержня, в первой половине VI в. эта дужка становится полукруглой или массивно-овальной в сечении. Во второй половине [121] VI в. преобладают восьмигранные или пластинчатые дужки, ножка прямоугольна. В первой половине VII в. ножка изготовляется в форме треугольника, а в середине и во второй половине VII в. перекрестие перемещается на середину корпуса, спинка часто бывает продольно-ребристой. Изменяется и декор фибул. Крестовидные фибулы украшали нарезками, имитирующими обмотку: сначала сплошными, позднее — нарезные участки чередовали с гладкими. Применяют также насечки, гравировку, фигурные и кружковые штампы, зубчики, выемки, гранение. Часто фибулы инкрустируют сердоликом. Крестовидное перекрестие в позднее время иногда заменяют диском или волютами, концы оси пружины украшают большими гранеными головками. В VII в. вновь прослеживаются связи с Северным Кавказом: это фибулы со спиральным завитком на конце пластинчатого приемника.

Прототипы шарнирных Т-образных фибул могли проникать оттуда же или из Картли. Вероятно, византийскими связями надо объяснить находку замечательной брошки в виде павлина, инкрустированного разноцветным стеклом [4, 107-110; 5; 17, 189; 53, 170-189; 61, 45-51; 66].

Фибулы цебельдинской культуры — местное своеобразное явление. Здесь нет близких соответствий большинству фибул Закавказья, Северного Кавказа или Крыма. Способ их ношения также чисто местный. Мужчины обычно носили одну фибулу, редко две. Женщины имели несколько фибул, все обязательно разных форм. Пар из одинаковых фибул здесь почти не встречалось.

Пряжки. Пряжки еще ярче, чем фибулы, отражают внешние связи цебельдинской культуры. Возможно, это объясняется тем, что большинство пряжек найдено в могилах воинов и входило в их снаряжение. А нужды обороны и постоянная боевая готовность заставляли пристально следить за всеми новшествами в этой области, появлявшимися у соседних народов.

В женском костюме пряжки редки. Кольцевые застежки со спирально закрученными концами встречаются только в комплексах II—III вв. Со второй половины III — начала IV в. апсилы стали носить пряжки иных типов, общих для Крыма, степей Северного Причерноморья и Северного Кавказа. Для IV в. характерны пряжки [122] с овальным утолщенным спереди кольцом, прямой хоботковидной иглой и прямоугольным или овальным щитком.

Рис. 43. Пряжки II—VII вв.: 1, 3, 5-15 — Шапка, 2, 4 — Цибилиум.

В первой половине V в. на громадных пространствах Восточной и Средней Европы появились новые формы пряжек «эпохи переселения народов». Вместе с оружием они проникли и в Абхазию. Это большие пряжки с округлым или, реже, четырехугольным кольцом, прямоугольным или иногда овальным щитком, в некоторых случаях украшенным сердоликом в оправе. На конце иглы — схематическое изображение животного: намечены [123] рот, уши и глаза. Их много в Цебельде в комплексах второй половины V в. и в VI в. Хорошие образцы таких пряжек найдены в Крыму и на Дунае. Однако там широкие пояса с большими зооморфными пряжками носили только женщины. В Цебельде же — только мужчины. Такие трансформации нередки в раннем средневековье. Возможно, на Цебельду повлияли традиции кочевых, а не оседлых народов Причерноморья. Одновременно в Абхазию проникли маленькие пряжечки с округлым щитком, украшенным плоской полихромной инкрустацией — одна из ведущих форм в находках гуннской эпохи по всей Европе и на Северном Кавказе. Судя по всем этим находкам, цебельдинские воины находились в курсе всего того, что происходило к северу от их владений.

Связи с Византией также не могли не оставить здесь следа. Пряжки VII в. с овальным кольцом, резко сужающейся иглой и щитком, украшенным плоской монохромной инкрустацией, а в одном случае с греческой надписью, сделаны по византийскому образцу. Близкие им пряжки находят в самых отдаленных частях Византийской империи и у ее соседей — от Сирии до Западной Европы. В том же VII в. большую часть Восточной Европы охватила новая мода на пояса с пряжками и бляшками геральдических форм. В цебельдинских могилах тоже появились В-образные пряжки с полым кольцом, а также цельнолитые [4, 107-110; 16, табл. XL, рис. 1-18; 17, 189-190; 53, 164-170; 61, 59-61]. Помимо основных пряжек, в состав поясных и портупейных наборов VI—VII вв. входили различные фигурные пластинчатые накладки, малые пряжки, колечки со щитками, ременные наконечники и т. д.

Браслеты. Древнейшие образцы этих украшений связаны с комплексами II — первой половины III в. Это круглопроволочные, в полтора оборота браслеты с концами, имеющими фаллическое оформление; круглопроволочные браслеты с обрубленными концами, украшенными сеткой гравированных линий и кружочками; круглопроволочные гладкие, с уплощенными концами, пластинчатые, в полтора — два оборота. В III— первой половине VI в. были распространены круглопроволочные браслеты с заходящими концами, с концами, оформленными в виде змеиных головок; браслеты с двойной [124] перевязкой. Во второй половине IV в. остаются круглопроволочные браслеты с рублеными концами, оформлявшимися иногда гравированным узором. В V в. наряду с этими браслетами изредка встречаются экземпляры со змеиными головками, фаллическими окончаниями и т. д. В VI в. распространяются круглопроволочные браслеты с уплощенными концами, украшавшимися рядами точечной насечки. В VII в. наряду с ними используются круглопроволочные браслеты, массивные, с обрубленными концами, оформленными круговыми бороздами, пластинчатые, с нечетным числом прямоугольных утолщений с ямкой в центре, орнаментированные точечными дорожками [17, 190; 18; 53, 189-191; 61, 57-59].

Рис. 44. Браслеты II—VII вв.: 1, 2, 6, 10 — Цибилиум, 3, 4 — Герзеул, 5, 7-9 — Шапка.

Серьги. Наиболее ранние, найденные в комплексах III в. серьги представляют собой круглопроволочные [125] колечки северопричерноморского типа с верхней застежкой и каплевидным стеклышком в серебряной оправе. Изредка они снабжены фигурными привесками. В IV в. форма кольца серег мало меняется, но у них появляются характерные привески из витой проволоки с полым, сначала округлым, а затем биконическим грузиком на конце. В V в. кольца серег приобретают вытянуто-овальную форму и украшаются круглым или прямоугольным сердоликом в серебряной оправе, сохраняясь в таком виде до середины VI в.

Рис. 45. Серьги (1-12) и височные подвески (13-17) III—VII вв.: 1, 3, 5 — Цибилиум, 2 — Азанта, 4, 6-12, 14-17 — Шапка, 13 — Герзеул.

Во второй половине VI — первой половине VII в. используются главным образом мелкие круглопроволочные кольцевидные серьги с припаянными снизу колечками, пирамидками зерни и сердоликами в оправе. Во второй половине VII в. широко распространяются кольцевидные проволочные серьги, расплющенные в нижней части, где в отверстиях закреплялась пара подвесок с сердоликовыми бусинами [17, 190; 18; 53, 193-195; 61, 61].

Височные подвески. Группа украшений по их расположению у висков при отсутствии серег должна быть отнесена к височным подвескам. Часть их восходит [126] к местным прототипам бронзовой эпохи и характеризуется овальными, обычно бронзовыми колечками в полтора оборота, концы которых либо утолщены, либо имеют фаллическое оформление. Использовались они, как правило, в III—V вв.

Во второй половине III — начале VII в. в Цебельде был распространен и другой, возникший под воздействием античных форм вариант височных подвесок, имевших форму зажима и украшенных круглыми, овальными и крупными каплевидными сердоликами в серебряной оправе [53, 191-192].

Рис. 46. Золотые украшения IV—VII вв. (1-6) (Шапка).

Перстни. Этот вид украшений, обычно изготовлявшихся из бронзы и редко из серебра, фиксируется в Цебельде пока со второй половины IV в. Два цельнолитых перстня имеют на печатках изображения женской головы в фригийском колпаке и скачущей лошади. В V в. продолжалось использование цельнолитых перстней, [127] украшавшихся иногда сердоликом. В VI в. распространяются пластинчатые кольца с напаянной прямоугольной пластинчатой орнаментированной печаткой либо с сердоликом в оправе. В VII в. пользовались как цельнолитыми, так и пластинчатыми перстнями с припаянным орнаментированным щитком [16, табл. XLV, 9-11; 53, 191].

Ожерелья. Шею и грудь жительницы древней Цебельды любили украшать множеством (иногда до 400) бус, нанизывавшихся обычно на простую нить. Во II—III вв. широко использовались мелкие бусы из синего и зеленого стекла, подвески из стекла медового цвета, стеклянные с металлической (серебристой или золотистой) прокладкой, одноцветные, белые или желтые пастовые. Изредка попадаются изделия из агата, янтаря, сердолика, а также раковины каури. В IV в. приток бисера и других бус из синего стекла возрастает. Широко использовались подвески из стекла медового цвета, стеклянные с металлической прокладкой. По-прежнему редки ластовые, янтарные и сердоликовые поделки. Бусы первой половины V в. по ассортименту мало отличаются от бус IV в.

Позже подвески из стекла медового цвета почти исчезают, постепенно увеличивается приток сердоликовых и янтарных украшений, попадаются изделия из «египетского» фаянса. Из погребения середины V в. происходит замечательная подвеска в виде головы негритянки, также египетского происхождения [24, 378]. В середине — второй половине VI в. широко используются многоцветные пастовые бусы, изделия из янтаря, гагата, сердолика, раковин каури; распространяются крупные граненые хрустальные бусы, по-видимому местного производства. В первой половине VII в. этот набор сохраняется. Во второй половине того же столетия наблюдается резкое увеличение числа янтарных и сердоликовых бус [17, 190; 18; 53, 195-204; 61, 51-57].

Шейные гривны. Для украшения шеи помимо ожерелий жительницы древней Цебельды в V — начале VII в. использовали шейные обручи — гривны, которые изготовлялись сначала из железа, а затем, в VI — начале VII вв., — исключительно из бронзовой витой проволоки. Иногда на такую гривну нанизывали одну или несколько крупных бусин. Массивная серебряная гривна [128] иной конструкции, с орнаментированными разомкнутыми утолщенными концами, найдена в комплексе второй половины IV в. [53, 170; 61, 61-62].

Рис. 47. Украшения IV—VII вв.: гривны (1, 2), пинцет (3) перстни (4-9), игольники (10, 11), туалетный набор (12), 1 — Лар; 2, 3, 5-12 — Шапка, 4 — Цибилиум.

Подвески. Помимо подвесок прикладного характера (цепочки, колокольчики, двойные спирали, клыки животных, бусы-навершия мечей и т. д.), использовавшихся обычно как дополнения к фибулам, пряжкам, ожерельям и т. д., в древней Цебельде были в ходу различные подвески, которые занимали самостоятельное положение по сравнению с другими украшениями. Среди них следует отметить серебряный медальон с изображением Горгоны; золотой кулон с привесками; нательный крест [129] из листового золота и такой же серебряный пластинчатый крест; оловянный медальон с изображением женского лица, цветка и животного; броши с сердоликовыми вставками и другие изделия, в IV—VII вв. служившие местным женщинам для украшения шеи и верхней части груди.

Туалетные принадлежности. В конце V— VII вв. в Цебельде были распространены наборы туалетных принадлежностей, состоящие из двух стержней с крючком и ложечкой на концах, подвешенных на кольце. Обычно они изготовлялись из бронзы, реже из железа. Орнаментировка их перекликается с фибулами VI в. — группа круговых бороздок. Полагают, что эти предметы служили для чистки зубов и ушей, хотя не исключено, что они использовались для косметической обработки ногтей; их носили среди прочих украшений на груди. К этой группе изделий можно отнести единичные экземпляры бронзовых пинцетов [19, 103; 53, 204].

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура

Вера Буданова.
Готы в эпоху Великого переселения народов

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини

А. И. Неусыхин.
Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X