Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю.Н. Воронов.   Тайна Цебельдинской долины

4. Военное дело.

Топография исторической Цебельды — важнейший по своему стратегическому значению Западно-Кавказский перевальный путь, здесь же пограничный район Римской империи, рядом Северный Кавказ с издавна перемещающимися кочевниками — в значительной степени обусловила военный облик древних цебельдинцев. Благодаря обычаю класть в могилы обильный инвентарь, цебельдинские погребения служат редким по полноте [89] источником для изучения вооружения «эпохи переселения народов» (V—VII вв.).

Рис. 29. Железные наконечники копий и дротиков IV—VII вв.: 1-10 — Шапка, 11, 12 — Лар.

Каждый боеспособный мужчина — воин. Таков вывод, который основывается на изучении сотен погребений. Во всех захоронениях мужчин обычно лежат два наконечника копий, топор или меч, щит, иногда колчанный набор, нож. Находки проливают свет на многие воинские обычаи апсилов. В могилах воинов, например, найдены амфоры, вероятно, с вином. Можно говорить, по-видимому, и о том, что в условиях военного быта у древних цебельдинцев сложился культ оружия, отразившийся на их погребальном обряде. С воинскими погребениями связаны и все известные конские захоронения.

Вооружение древних цебельдинцев может быть подразделено на наступательное и оборонительное. В первом случае это оружие дальнего и ближнего боя — копья, дротики, лук и стрелы и, возможно, праща, топоры, мечи, кинжалы и ножи. Во вторую группу включаются щиты и кольчуга. [90]

Наконечники копий и дротиков. В течение нескольких веков наконечники копий в Цебельде претерпевали определенные изменения [17, 188; 53,150-151; 61, 39-40]. В IV в. они имеют широкое листовидное перо с продольным ребром, доходящим до острия. Во второй половине того же века наконечники несколько изменяются — перо сужается и вытягивается, серединное ребро, не доходя до конца, двумя резкими возвратами уходит вдоль краев к основанию. Этот признак, постепенно усугубляясь, сохраняет свое значение в течение всего V в., когда серединное ребро приобретает шестигранное в сечении оформление. В VI в. лезвие все более удлиняется, продольное ребро спускается к тулье. Перо ромбовидное в сечении, тулья приобретает наружное огранение.

В VII в. большинство наконечников имеет равномерной ширины перо с сужением в средней части. Серединная грань, как правило, отсутствует. Параллельно с листовидной формой в VI — первой половине VII в. довольно широко, обычно в паре с первыми, используются четырехгранные наконечники с миниатюрным листовидным жальцем на конце.

Наконечники, условно сопоставляемые с дротиками, имеют конусовидную форму и различные размеры. Часть их может быть предположительно связана с подтоками копий.

Лук и стрелы. Классический лук зафиксирован в Цебельде лишь однажды, когда в погребении были отмечены следы его истлевших костяных накладок. Луки изготовлялись из дерева и поэтому не сохранились. Все известные в Цебельде наконечники стрел, за исключением двух бронзовых, железные [18, рис. 4, 7-20; 53, 151-153].

В IV в., как правило, использовались лишь кованые конические и плоские наконечники. С конца IV — начала V вв. в Цебельде широко распространяются разнообразные черешковые наконечники. Среди них отмечаются шипастые, круглые в сечении, четырехгранные, трехлопастные, треугольные и трехлопастные ромбические. Последние преобладают в VI в.

Топоры. Цебельдинские топоры известны в двух разновидностях [16, табл. XXXVI, рис. 9-20; 17, 188; 53, 147-150; 61, 43-45]. Первая, обычная, характеризуется массивной формой, широким лезвием, узкой шейкой и округлой обушной частью; рукоять также массивная, короткая — ее изображение имеется на культовой камне в верховьях реки Джампал (гора Гуарап). Фиксируются они в погребениях IV—VII вв. и за этот период сохраняются почти в неизменном виде — с течением времени лишь несколько расширяется лезвийная часть и выгибается верхняя линия.

Рис. 30. Железные (1, 3-16) и бронзовый (2) наконечники стрел IV—VI вв. (Шапка).

Как известно, сила удара боевого топора зависит от длины рукояти. Поэтому у боевых топоров она обычно была длинная и сравнительно тонкая. Некоторая вислообушность и короткая рукоять цебельдинскнх топоров [92] находит аналогию среди метательных топоров франков V—VII вв.— так называемых франциск. По сообщению Прокопия, их «железо было крепким... деревянная же ручка очень короткая. При первом же натиске по данному знаку они обычно бросают во врагов эти секиры, разбивая их щиты и убивают их самих» [3, 239]. Найденные археологами франциски, как и топоры гуарапских изображений, имели ручки не более 30-40 см.

Рис. 31. Топоры IV—VII в.: 1, 9 — Апушта, 2 — Лата, 3-4 — Цибилиум, 5, 6, 8, 11 — Шапка, 7 — Гуарап, 12 — Амткел.

[93] Если цебельдинские топоры были действительно метательными, то эта традиция могла сохраняться здесь еще со времен бронзовых топоров.

Вторая, более редкая форма цебельдинских топоров характеризуется узкой лезвийной частью и длинным молоточковидным обухом. Топоры этого вида почти не встречаются в ранних погребениях, занимая видное место лишь в комплексах VI—VII вв. Особняком стоит своеобразное оружие с металлической частью кирковидной формы, найденное в комплексе начала VII в.

Мечи, кинжалы, ножи. Древнейшими из известных в Цебельде являются мечи и ножи с кольцевидными навершиями. В IV—V вв. здесь были распространены исключительно двулезвийные мечи. Во второй [94] половине VI в. они постепенно вытесняются однолезвийными клинками [53, 144-147].

Рис. 32. Мечи (1-9) и ножи (10-15) IV—VII вв.: 1, 3-10, 12-15 — Шапка, 2 — Апушта, 11 — Цибилиум.

Согласно обычаю, распространенному сначала у кочевников Восточной Европы, а с V в. и по всей Европе, к мечу подвешивалась большая буса, вероятно на шнурке. Некоторые исследователи считают, что она имела магическое значение. Такие бусы (чаще мозаичные или каменные) лежали около большинства цебельдинских мечей V—VI вв. Следовательно, общеевропейская мода «эпохи переселения народов» была воспринята не только дунайскими или боспорскими, но и апсилийскими воинами.

Не менее типично для той эпохи сочетание длинного двулезвийного меча с однолезвийным боевым ножом (или коротким мечом). Меч подвешивался на узком ремне, свисавшем с пояса и продетом в деревянную скобу на ножнах. Длина ремня регулировалась малыми пряжками.

Кинжалы в погребениях Цебельды довольно редки. По своей форме они представляют собой увеличенные ножи или уменьшенные мечи. Ножи — непременная принадлежность каждого жителя древней Цебельды вне зависимости от пола и возраста. Форма их на протяжении веков изменяется мало.

Щиты. Щиты древние цебельдинцы изготавливали из дерева [53, 153]. Поверхность их покрывалась кожей. Форма четырехугольная или овальная. Прямоугольный (49 х 68 см) щит найден на Стеклянном холме в комплексе конца VI — начала VII вв. Углы его были укреплены железными скобами, а торцы обшиты железными полосами на длинных гвоздях. Шестигранную вытянутую форму, судя по остаткам дерева, мог иметь щит с позолоченным граненым умбоном.

Остальные щиты овальной (диаметром до 0,7 м) формы. Железные умбоны имели граненую или гладкую поверхность и плавный либо уступчатый переход к полям. Изнутри в центре щит имел деревянную рукоять с железным покрытием, связанным с умбоном с помощью гвоздей, иногда выковывавшихся слитно со щитком рукояти.

Кольчуга, панцирь. В Цебельде пока не найдено ни одной целой кольчуги. Имеются лишь характерные обрывки, состоящие из нескольких сцепленных вместе [95] железных плоских колечек. В 50-х гг. на территории Шапкинского могильника было разграблено погребение воина, по рассказам крестьян, имевшего бронзовый панцирь и шлем. От панциря сохранилась лишь одна массивная пластинка с отверстием.

Рис. 33. Щиты (1-3, 9) (реконструкция) и умбоны (4-8) из погребений IV—VII вв.: 1-3, 5-9 — Шапка, 4 — Цибилиум, 1-3 — предположительные реконструкции.

Конская сбруя. На ранних этапах цебельдинской культуры (IV—V вв.) здесь использовалась уздечка с простыми железными двукольчатыми удилами.

В VI—VII вв. распространяются железные удила со стержневыми или пластинчатыми псалиями, с загнутым концом, иногда орнаментированными насечкой. Помимо удил в конских погребениях находят различные железные колечки, пряжки, бронзовые бубенчики [53, 156-161]. [96]

Рис. 34. Детали уздечных наборов: 1-5, 7, 8 — Шапка, 6 — Цибилиум.

Боевая тактика. Таким образом, вооружение древних цебельдинцев отличалось разнообразием и было достаточно мощным для своего времени. Использовалось оружие во время боя в следующем порядке: сначала выпускались стрелы, затем противника поражали метательными копьями и дротиками. Когда враги сходились, в дело шли мечи и топоры. В византийских источниках сохранились достаточно яркие зарисовки боев, происходивших на территории Цебельды. Приведем описание сражений в этом районе Агафия Миринейского, подходящее к случаю. Первое из них происходило между византийцами и савирами: «...Около 500 савиров помещались на каком-то возвышенном пункте, далеко отстоящем от остального войска. Когда Максенций и Феодор хорошо разведали, что они, отложив оружие, находятся в беззаботном состоянии, то тотчас же послали против них 300 всадников. Окружив незаметно стены... они стали поражать варваров метательными копьями, [97] камнями, стрелами и всем, что попадалось под руку...» [2, 117].

Далее Агафий описывает уже столкновение византийцев с мисимиянами: «На маленькую кучку римлян в не больше чем 40 всадников, собравшихся вместе... напало 600 мисимиян пеших и конных, полагая, что, окружив их, легко перебьют благодаря своей численности. Но те, имея опыт в военном деле и быстро заняв какой-то холм, показали доблестные дела. Завязался ожесточенный бой, шедший с переменным успехом. Они пытались окружить римлян. Римляне же то бросались на них сомкнутым строем, чтобы прорвать и привести в расстройство весь варварский строй, то отступали и возвращались в безопасное место...» [2, 119-120].

Любопытно описание некоторых обстоятельств осады Тцахара, сопоставляемого с Пскальской крепостью. Византийцы, «построив несколько домиков и хижин как можно ближе к стене... безопасно штурмовали ее, пользуясь одинаково и осадными орудиями, и метанием копий, и другими подобными способами, делая положение тех, кто был внутри, чрезвычайно тяжелым и даже невыносимым. Варвары от этого тяжело страдали, были весьма сильно теснимы, но не переставали защищаться. Некоторые из них, пользуясь черепахами, пытались на ступать на римское сооружение, чтобы их разрушить. Но, прежде чем они приблизились и должным образом прикрылись, некий Сварука по имени, славянин по происхождению, метнул копье в не успевшего еще прикрыться и поразил его смертельно. Тотчас же черепаха дрогнула и, рассыпавшись, рухнула. Раскрылись и остались без защиты люди, которых римляне легко перебили, поражая копьями» [2, 123].

Судя по всему, как по облику вооружения, так и по боевой тактике, древние цебельдинцы немногим отличались от византийцев.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль

Стюарт Пиготт.
Друиды. Поэты, ученые, прорицатели

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь
e-mail: historylib@yandex.ru
X