Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама




Loading...
Виолен Вануайек.   Великие загадки Древнего Египта

11. Тайны Тутанхамона

Все тайны, связанные с Тутанхамоном, будоражили наше воображение долгие годы – начиная с того дня, когда археолог Говард Картер открыл его гробницу. Благодаря тому, что сокровища Тутанхамона были частично найдены, а об остальных по-прежнему грезят миллионы людей во всем мире, этот фараон стал почти легендарным. Но что нам сегодня известно об этом царе, и есть ли у ученых ответы на все те вопросы, которые они себе задавали? После долгого изучения истории жизни царей XVIII династии я тоже попыталась разрешить некоторые загадки, связанные с Тутанхамоном и пережившие время. Для этого мне пришлось пересмотреть кое-какие истины, глубоко укоренившиеся в нашем сознании. Ведь ошибочные идеи и представления не должны скрывать подлинно исторические факты и влиять на результаты объективных научных исследований. Как и в тех случаях, когда мне пришлось заниматься тайнами жизни Хатшепсут и Тутмосов, Нефертити и Эхнатона, я решила отталкиваться только от исторических фактов, оставив в стороне легенды, которыми эти факты успели обрасти за долгие-долгие годы. Тем более что интерес к открытию Говарда Картера породил множество мифов, и людям всегда хотелось в них верить.

Я постараюсь ответить на многие вопросы, ставшие легендарными как по причине неудовлетворительного состояния наших современных знаний, так и в результате сделанных мною открытий. Так, например, я пришла к весьма любопытным выводам, относящимся к концу жизни Тутанхамона и жизни Эйе и позволившим мне выдвинуть совершенно новые гипотезы. Изучая фрески и росписи гробниц, большей частью оставленные без внимания моими предшественниками, я смогла восстановить интересовавшие меня факты. А разбирая их самым тщательным образом, я убедилась, что некоторые загадки в результате разрешились сами собой. Итак…

Был ли Тутанхамон сыном Нефертити?

У меня было большое желание объединить два мифа из египетской истории: Нефертити, исчезнувшую без следа прекрасную царскую супругу, и царя Тутанхамона, хранителя несметных сокровищ. Тем более что Тутанхамон, возможно, был сыном Нефертити и Аменхотепа IV – Эхнатона. Однако его почему-то никогда не изображали вкупе с царской четой в отличие от царевен, дочерей этой самой царской четы. Вполне возможно и то, что Тутанхамон был сыном Аменхотепа IV и одной из его наложниц. А среди последних любимицей фараона, как мы помним, была Кэйа. Однако нет никаких веских доказательств того, что Тутанхамон был его сыном. Между тем в такой гипотезе нет ничего странного. Если Тутанхамон и правда был сыном любимой наложницы фараона, нетрудно представить себе, какую ревность и ненависть питала Нефертити к пасынку, которого его отец – и ее муж, – должно быть, очень любил. Впрочем, в этом можно и усомниться… Почему Аменхотеп IV должен был любить своего сына от одной наложницы больше, чем от другой? В таком случае Кэйа, вероятно, значила для фараона куда больше, чем десятки прочих наложниц, содержавшихся у него в гареме.

Зато мы можем почти с полной уверенностью утверждать, что отцом Тутанхамона был Аменхотеп IV – Эхнатон, вопреки некоторым предположениям о том, что Тутанхамон мог быть и сыном Аменхотепа III. Согласно этой гипотезе, Нефертити, пережившая своего мужа, якобы стала любовницей Аменхотепа III после смерти его сына – Аменхотепа IV. А еще одна – похожая – гипотеза сводится к тому, что Нефертити выбрала-де себе в мужья Тутанхамона, но, сочтя в конце концов, что он для нее слишком юн, сосватала его своей дочери Анхесенамон.

Были ли сокровища Тутанхамона первыми среди прочих, найденных в Долине Царей?
И действительно ли это открытие породило в мире настоящую «египтоманию»?

В свое время было много разговоров, что благодаря сокровищам Тутанхамона у нас наконец сложилось представление о том, как может выглядеть погребальная утварь, хранившаяся в других царских гробницах: ведь ничего похожего прежде найти не удавалось. Царствовал Тутанхамон совсем недолго, выдающихся подвигов не совершил, так что нетрудно представить себе, какие сокровища могли быть сокрыты в усыпальницах таких великих царей, как Рамсес II или Тутмос III. Но, к сожалению, после расхитителей гробниц от несметных богатств в фиванском некрополе не осталось и следа, поскольку в древние времена, как известно, мародеры орудовали вовсю. Даже строители гробниц, бывало, продавали планы усыпальниц бандам грабителей. Последними же вовсе не обязательно были обездоленные египтяне – иногда в их роли выступали и высшие сановники, и именитые граждане. Так, мы располагаем протоколами допросов и отчетами о судебных процессах, свидетельствующими, что состоятельные египтяне тоже участвовали в безжалостных расхищениях гробниц. Ну а больше всего грабежами прославилась эпоха правления Рамсеса.

Если все царские гробницы действительно были разграблены, то в некоторых усыпальницах знатных египтян еще оставались нетронутыми кое-какие восхитительные вещи, не менее прекрасные, чем те, что были извлечены из гробницы Тутанхамона. Так, например, в усыпальнице Юй и Туи, родителей царицы Тэйе, погребенных вместе, нашлось немало каноп и дивно украшенных ларцов, а также позолоченная колесница (в точности как та, что помещалась в гробнице Тутанхамона), и это не считая прочих вещей - личных и самых что ни на есть обычных. В настоящее время эти предметы выставлены в Каирском музее рядом с сокровищами Тутанхамона.

Но грабители не только расхищали гробницы и пускали на продажу царские сокровища – они еще переплавляли золото и вынимали из оправ полудрагоценные камни. Таким образом грабители уничтожили многие бесценные артефакты, не оставив от них и следа.

Словом, нетронутые сокровища Тутанхамона вызывали и удивление, и восхищение. Люди со всего света съезжались посмотреть на то место, где был погребен этот царь. С каждым годом туристов и просто любопытных в Долине Царей становилось все больше, и это только мешало работе исследователей. Впрочем, лорду Карнарвону, который финансировал изыскания Говарда Картера, такая реклама была только на руку. Открытие Картера, ставшее результатом долгих поисков, могло и не увенчаться успехом, но, к счастью, все обернулось как нельзя лучше. История Египта тут же вошла в моду – все вдруг заинтересовались жизнью фараонов.

Между тем после отступничества Рамсеса XI Долина Царей перестала притягивать людей. С приходом христиан гробницы превратились в хлевы и кухни. А при Пинеджемах они даже служили реставрационными мастерскими. Исследователи XVIII и XIX веков использовали их как пункты сбора: они проводили там месяцы напролет, составляя и обсуждая свои планы. До открытий священнослужителей Клода Сикара и Ричарда Покока, а также непревзойденного здоровяка Джованни Баттисты Бельцони, заделавшегося археологом, Долина Царей снискала себе столь печальную славу, что ступить туда больше никто не отваживался. Так что Сикар с Пикоком прослыли настоящими смельчаками, не послушавшись советов держаться подальше от Долины Царей, кишевшей разбойниками всех мастей.

Действительно ли Долина Царей, навевавшая в XVII веке столько страхов, стала туристической меккой, куда любители древностей съезжались со всего света?

Как ни странно, после открытия гробницы Тутанхамона тысячи туристов хлынули в Луксор, хотя до этого туда невозможно было никого заманить ни правдами, ни неправдами, невзирая на то, что редкие смельчаки, дерзнувшие побывать в тех местах, потом рассказывали о чудесах, которые видели там собственными глазами. Говарду Картеру не нравился такой приток народа, поскольку это мешало ему работать и сбивало с толку. С некоторыми особенно назойливыми зеваками у него даже случались стычки; повздорил он и с египетской Службой древностей. Не имея привычки держать язык за зубами, Картер сетовал на свои злоключения на каждом шагу, а однажды в холле Зимнего дворца в Луксоре, где останавливались многие состоятельные любители древнеегипетской истории, он позволил себе публично высказать все, что думает о египетской Службе древностей. Поскольку ему не давали возможности работать, Картер решил все бросить и коротал время, сидя сиднем в Зимнем дворце.

Итак, шумиха, поднятая вокруг этого открытия, пробудила всеобщий интерес и любопытство к Египту. Мало-помалу все больше туристов прибывало в Луксор провести зиму в тепле и себе в удовольствие. Однако новомодное явление, которое довольно скоро окрестили египтоманией, не должно заставить нас забыть о том, что Древний Египет всегда порождал бурные страсти. На самом деле египтомания возникла много раньше открытия гробницы Тутанхамона! Так, еще во времена Наполеона благодаря рисункам и отчетам из Египта стало известно о богатствах этой малоизвестной страны. Задолго до наступления нашей эры благовония, архитектура, громадные памятники и прочие прелести Востока манили иноземных полководцев и военачальников, таких как Юлий Цезарь и Антоний, ставших любовниками Клеопатры VII. Вместо того чтобы вернуться в Рим, Цезарь задержался подле египетской царицы – та родила ему сына, Цезариона, после чего он отрекся от своей супруги и хотел провозгласить себя царем Рима, насадив у себя на родине египетские традиции. Цезарь любил плавать по Нилу вместе с Клеопатрой… Что же до Антония, ему так понравилось в Египте, что он принял обычаи египтян и рядился в их платье, отчего Октавиану даже пришлось собрать римские легионы и дать ему бой при Акции. Но они оба подпали под очарование этой страны и ее красот, как только предстали перед египетским двором. Царица Зенобия, правившая в Пальмире, в Сирии, тоже хотела стать египетской царицей. Она изгнала из Египта римских наместников и самолично заняла их место.

В эпоху фараонов Египет неизменно притягивал к себе внимание других народов. Египетская цивилизация поражала всех без исключения. И в подобном пристрастии, возродившемся благодаря Говарду Картеру, не было ничего удивительного. Даже если древнеегипетские памятники и знали сумеречные времена, открытие гробницы Тутанхамона вновь озарило историю Египта ярким светом. Тайны жизни юного царя, умершего слишком рано, только подлили масла в огонь, тем более что тогдашняя наука еще не могла дать ответы на интересующие нас вопросы.

Почему Тутанхамона называли Тутанхатоном? Действительно ли это был один человек?
И когда царь сменил свое имя?

Тутанхатон, рожденный в Ахетатоне, не мог вернуться в Фивы под именем, не отражавшим его приверженности к богу Амону. После правления Сменхкары военачальнику Хоремхебу пришлось выступить в роли советника юного царя, дабы помочь ему возродить былые египетские традиции. Великие жрецы Карнака опять грозили фараону возмущениями, а жизнь в Фивах, судя по всему, пришлась египтянам больше по душе. Прежде всего им хотелось обрести свою прежнюю веру и почитать исконных богов, как оно было до их переселения в Средний Египет. Двор времен правления Аменхотепа IV – Эхнатона и Нефертити стал для них всего лишь дурным воспоминанием!

Чтобы умилостивить жрецов и бога Фив, Тутанхатону тоже пришлось забыть все, связанное с правлением не очень-то любимого Эхнатона, – так он стал Тутанхамоном, а его супруга, одна из дочерей Нефертити и Эхнатона, отреклась от прежнего своего имени – Анхесенпаатон – и нареклась Анхесенамон. Отныне все как будто вернулось на круги своя. Хоремхеб поспешил довершить уничтожение статуй четы Эхнатон – Нефертити и всего, что напоминало об их царствовании в Египте.

Принимая в расчет огромную ценность сокровищ Тутанхамона, его издавна считали одним из главных правителей Египта. Но был ли он и в самом деле тем, за кого его принимали?

Тутанхамон пришел к власти, будучи еще совсем юным. В то время многие управляли страной вместо Аменхотепа IV – Эхнатона, однако ни внутренняя, ни внешняя политика новоявленных правителей нисколько не интересовали. И все же среди сотен сановников следует особо выделить двоих: Эйе, ведавшего внутренними делами, и Хоремхеба, стоявшего во главе войска. Тутанхамону приходилось править с учетом их советов. Возможно, он даже вверял им бразды правления, благо те обладали большим политическим опытом: Хоремхеб, к примеру, уже занимался политическими делами при Аменхотепе III, Сменхкаре и Аменхотепе IV.

То, что сокровища Тутанхамона произвели небывалое впечатление как на исследователей, так и на простых людей, понять нетрудно, если принять в расчет количество предметов, заполнявших залы его гробницы. Все предметы не только обладали огромной ценностью, не только отличались необыкновенной красотой, но и позволяли лучше узнать жизнь фараонов. Причем огромное количество бытовых вещей – ложа, веера, игры, кресла, ларцы, обувь – давало наконец вполне определенное представление о том, как жили не только египетские цари, но и простые египтяне.

Поскольку Тутанхамон и умер довольно молодым, и правил совсем не долго, легко представить, какие сокровища могли покоиться в громадных усыпальницах таких царей, как Аменхотеп III или Рамсес II, которые правили достаточно долго.

Почему гробницу Тутанхамона обнаружили лишь спустя долгие годы кропотливых поисков, тогда как захоронения других фараонов нашлись очень быстро?

Гэвард Картер мечтал открыть совершенно особенную гробницу. Он уже успел побывать во многих усыпальницах, и почти везде его ожидало разочарование, потому как большинство из них оказывались пустыми. Однако археолог, чьи труды оплачивал лорд Карнарвон, не мог довольствоваться открытиями столь малозначительными. Быть может, ему хотелось прослыть первооткрывателем чего-то необыкновенного? Да и что, собственно, он искал?

В Долине Царей оказалось немало царских усыпальниц. Когда в этот некрополь ступили первые исследователи, открытия ожидали их буквально на каждом шагу, и тут не было ничего особенного. После того как они обследовали в Долине каждую пядь земли, ничто, кроме кое-каких разрозненных артефактов, найденных тут и там, не указывало, что в тех местах могут быть сокрыты и другие гробницы.

Исследователи и рабочие не раз проходили мимо гробницы Тутанхамона и по соседству с этой маленькой усыпальницей натыкались на другие захоронения. Но входа в гробницу Тутанхамона они так и не разглядели. До них ее, верно, упустили из виду и грабители. Примечательно, что гробницы в Долине зачастую расположены настолько близко друг к другу, что просто диву даешься, как их могли строить так плотно. Что же до гробницы Тутанхамона, она располагается вплотную к усыпальнице Хоремхеба.

Главная причина проволочек, связанных с открытием этой гробницы, заключается в том, что она была засыпана камнями и обломками пород. Вход в нее тоже был полностью завален – никому и в голову не могло прийти, что у него под ногами настоящая сокровищница. Лишь по чистой случайности кто-то из рабочих ступил ногой в расщелину и буквально «провалился сквозь землю», а там-то, под землей, и скрывалась лестница, что вела ко входу в гробницу.

Если бы усыпальница была построена в эпоху Рамсесов, найти ее не составило бы труда, потому как входы в гробницы той поры были гораздо шире, а погребальные камеры нередко располагались на одном уровне со входами. Попасть же в погребальные камеры гробниц времен XVIII династии было не так-то просто из-за крутых лестниц и извилистых коридоров-лабиринтов. Что же до самих входов, их строили более узкими, нежели при Рамсесах, поэтому они практически сливались со складками горы. Исследователям не составило никакого труда найти гробницы Рамсесов, зато, чтобы отыскать входы в усыпальницы царей предыдущей династии, им пришлось изрядно постараться. Чаще всего такие открытия делались по воле случая.

Вот почему гробница Тутанхамона долго хранила свои сокровища. В свое время было распространено мнение, что ее открыл Говард Картер. И это придало открытию еще больше таинственности.

С какими трудностями Говард Картер столкнулся во время работы в Долине Царей? Действительно ли ему было предназначено судьбой вести раскопки в Египте?

Вздорный нрав Говарда Картера стал притчей во языцех. Но исследователю было на это наплевать: его отличало упрямство. Хотя при этом он далеко не всегда проводил свои изыскания и раскопки по всем правилам. Его методы нередко подвергались критике. Откуда же взялся этот человек, и почему его так интересовала Долина Царей?

В молодости Говард Картер подвизался рисовальщиком: он делал копии с рисунков египетских гробниц. Потом участвовал в раскопках в Среднем Египте – в Амарне – и вскоре был назначен инспектором в Верхний Египет. В ту пору, когда он приступил к работе во вверенном его присмотру секторе, Картеру было двадцать шесть лет. Он наблюдал за реставрацией и сохранностью археологических объектов. Присматривал он и за окрестностями, дабы пресекать грабежи и вандализм. Его труды не остались незамеченными. Однако из-за инцидента между французскими туристами и смотрителями гробниц Картер вопреки всем ожиданиям вдруг подал в отставку.

Некоторое время спустя Говард Картер вернулся в Луксор. Он открыл гробницу Тутанхамона и снова столкнулся с египетскими властями – те упрекнули его за то, что он-де самовольно завладел усыпальницей юного царя. Удивленный и в не меньшей степени разозленный Картер законсервировал место раскопок и отбыл в гостиницу при Зимнем дворце на другом берегу Нила. Там он увешал все стены заявлениями, объясняя причины, вынудившие его приостановить работы в Долине Царей.

Итак, он действительно столкнулся с серьезными трудностями.

Почему Говард Картер был убежден, что гробница Тутанхамона находится в Долине Царей? Было ли это предчувствие, как тогда поговаривали? Почему он решительно не желал покидать некрополь после тщетных поисков, продолжавшихся несколько недель кряду?
Может, кто-то ему поведал, что заветная гробница действительно существует?

Открытие гробницы Тутанхамона часто представляют как случайность. Это, разумеется, не так. У Говарда Картера уже имелись кое-какие наметки, когда он взялся за дело, и в его намерения не входило бросать эту многообещающую работу, несмотря на то что «благодетель» Картера лорд Карнарвон решил положить конец пребыванию строптивого исследователя в Египте.

Когда Говард Картер покинул Египет после первой размолвки с местными властями, в Долину Царей хлынули другие археологи. Был среди них и американский исследователь Теодор Дэвис, а помогал ему молодой тогда британский археолог Эдвард Эйртон, сын дипломата. Они открыли гробницу Хоремхеба и нашли вещи, принадлежавшие Тутанхамону: перевязи с именем фараона, сосуды с печатями юного царя, ларчик с именами Анхесенамон, Эйе и Тутанхамона, а также кубок. Дэвис обнаружил и остатки трапезы. Однако по ним оказалось очень трудно определить, что это было за пиршество. Возможно, это все, что сохранилось от подношений, некогда возложенных к гробнице Тутанхамона. Так что дело оставалось за малым – отыскать вход в новую усыпальницу неподалеку от того места, где были разложены подношения. К сожалению, дальнейшие поиски ни к чему не привели, и остатки пиршества сочли за свидетельства трапезы, в которой друзья и родственники царя Тутанхамона участвовали после его погребения.

В 1909 году археологи добились больших результатов: в одной маленькой гробнице они нашли ушебти Тутанхамона. Ушебти представляли собой фигурки, изображавшие усопшего и предназначенные служить ему в загробном мире. В некоторых фигурках были запечатлены образы танцовщиц и музыкантов, которым предстояло услаждать фараона и в его вечной жизни. Исследователи тогда уверились, что нашли именно гробницу Тутанхамона. Но торжествовать было рано.

Тем временем Говард Картер снова собирался в Египет, воспользовавшись поддержкой Гастона Масперо – тот взял археолога под свою защиту и покровительство перед его коллегами и египетскими властями. И вот дороги Картера и лорда Карнарвона опять пересеклись: последний прибыл в Египет на поправку после автомобильной аварии. Карнарвон тут же ушел с головой в изыскания египтологов, к тому же он был достаточно богат, чтобы частично оплатить их работу. Карнарвон обратился за помощью к Картеру. Тот намеревался отправиться в Долину Царей с одной, главной целью – отыскать наконец гробницу Тутанхамона, которую Дэвис так и не нашел.

Итак, Говард Картер открыл усыпальницу юного царя вовсе не случайно. Дэвис с Эйртоном, как мы помним, уже нашли кое-какие вещи Тутанхамона к тому времени, когда Картер вернулся в некрополь. Эти вещи оказались очень важными находками: они свидетельствовали, что погребение царя действительно состоялось в Долине Царей. Главным же тому доказательством послужили картуши на некоторых предметах.

Лорд Карнарвон был согласен финансировать только те изыскания, которые почти наверняка обещали положительные результаты, а у Картера были все основания полагать, что его труды принесут плоды.

Правда ли, что гробницу Тутанхамона нашел Говард Картер? Быть может, до него там успели побывать другие? Остались ли сокровища нетронутыми?

В самом деле Говард Картер не сам открыл гробницу Тутанхамона. На нее случайно наткнулся один из его рабочих. Но заслуга археолога состоит в том, что он наотрез отказался оставить место раскопок, покуда не отыщет гробницу, которая упоминалась в надписях на артефактах из Долины Царей. Благодаря его настойчивости, граничившей с упрямством, работы, начатые несколькими месяцами раньше, возобновились. Так что, не отличайся Говард Картер завидным рвением, он никогда не открыл бы гробницу юного фараона. И тогда уж ее непременно открыли бы другие, благо в то время раскопки в означенном месте вели многие исследователи. Кроме того, поскольку там бесконечно сновали туда-сюда рабочие, рано или поздно они наткнулись бы на завалы, скрывавшие входы в гробницы, или на погребальные артефакты.

Вместе с тем было бы ошибкой полагать, что грабители обошли гробницу Тутанхамона стороной. Тем более что там были обнаружены следы их присутствия. Насколько известно, добрая часть сокровищ из гробницы Тутанхамона была похищена. А многие другие предметы, хранившиеся в ней, оказались разбитыми. И только благодаря завалу оставшаяся часть сокровища сохранилась до прибытия археологов.

Знал ли Говард Картер о существовании Тутанхамона до приезда в Фивы?

Как ни удивительно, Говард Картер сумел определить артефакты, имевшие отношение к Тутанхамону, еще в ту пору, когда он работал с археологической экспедицией Флиндерса Петри на раскопках в Ахетатоне (Амарне), хотя до того ему никогда не доводилось слышать о юном царе из XVIII династии.

В гробнице Аменхотепа IV – Эхнатона, расположенной в некрополе, который в незапамятные времена построили в десятке километров от города, также были найдены следы Тутанхамона. За двумя коридорами, ведущими в комплекс из шести комнат, располагались другие залы, а за ними помещалась погребальная камера Эхнатона. Там-то и были сокрыты свидетельства существования Тутанхамона, о чем не знали ни Петри, ни Картер.

Говард унаследовал талант рисовальщика от отца-художника, писавшего портреты одной состоятельной английской семьи, которая увлекалась историей Египта и финансировала раскопки. Картер заручился рекомендациями этого семейства меценатов к археологу, работавшему в Среднем Египте, и добился, чтобы тот взял его с собой в некрополь Бени-Хасан – срисовывать росписи гробниц, обнаруженных неподалеку от древнего Ахетатона. Получив достойную оценку за свою любознательность и активность, Говард Картер затем подался на место раскопок в Ахетатон, где трудилась экспедиция под началом Флиндерса Петри. Там-то, следуя знаку судьбы, он впервые и наткнулся, сам того не ведая, на следы Тутанхамона.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джон Грей.
Ханаанцы. На земле чудес ветхозаветных

В. М. Запорожец.
Сельджуки

Мариан Белицкий.
Шумеры. Забытый мир

Леонард Вулли.
Ур халдеев

Пьер Монте.
Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X