Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Виолен Вануайек.   Великие загадки Древнего Египта

9. Тайны Нефертити

Была ли Нефертити иноземной царевной? В таком случае откуда она родом? И есть ли доказательства того, что у нее азиатские корни?

Одна из главных загадок легендарной Нефертити заключается в ее происхождении. Откуда же была родом эта женщина, о которой долгие годы никто ничего не знал? Древние египтяне, желая ликвидировать всякие воспоминания о чете Нефертити – Аменхотеп IV (он же Эхнатон), отвергшей некоторых богов в угоду Атону, уничтожили статуи и прочие изображения обоих правителей. И с легкой руки египетских царей это damnatio memoriae [8] распространилось повсеместно. К счастью, как это нередко бывает в таких случаях, ремесленники забыли стереть часть надписей и изображений впавшей в немилость царской четы. Хотя они проделали работу самым тщательным образом и город Ахетатон, построенный по воле той самой четы, сровняли с землей, – благодаря чудом уцелевшему так называемому бюсту Нефертити, который ныне выставлен в Берлинском музее и который мечтает «вернуть» обратно египетская Служба древностей, все же удалось напасть на след этой знаменитой царицы. Когда раскопки в Ахетатоне только начались, имена Эхнатона и Нефертити и правда были никому не известны. Исследователи даже полагали, что город Ахетатон возник много раньше.

Но знаменитая находка упомянутого бюста поначалу не дала никаких указаний на то, кого, собственно, он изображал. На основании переписки, которую цари Митанни, государства в Древней Азии, вели с Египтом, выдвигалось множество различных гипотез. Начиная со времен царствования Тутмоса IV, митаннийские правители отправляли к фараонам своих дочерей и родственниц в обмен на равноценные дары. Преемники Тутмоса тоже высоко ценили азиатских красавиц и помещали их в свои многочисленные гаремы, где содержались сотни наложниц. Так вот, письма, которыми обменивались царь Митанни и Аменхотеп III, свидетельствуют, что фараон принял у себя при дворе некую Гилухепу, а потом – Тадухепу, дочерей митаннийского государя. За них тому причитался от фараона дар золотыми слитками. Однако в посланиях к египетскому государю митаннийский царь сетует, что обещанного золота так и не получил. Возможно, фараон послал своему заморскому визави какую-то позолоту, а не слитки чистого золота. Царь Митанни даже обращался с укором и за поддержкой к царице Тэйе, дабы она напомнила своему мужу о долге, а Аменхотепу IV - Эхнатону передала, что Аменхотеп III, дескать, не сдержал своего слова.

Вышеупомянутая Тадухепа вполне могла стать Нефертити, взяв себе это имя по прибытии к египетскому двору во исполнение воли Аменхотепа III. Она, вероятно, была наложницей царя, прежде чем вышла замуж за его сына. Согласно одной из легенд, она впервые повстречалась с Аменхотепом IV, когда отец отправил его, царевича, в дружественную Египту страну – Митанни, дабы тот мог расширить круг своих познаний, а заодно воочию увидеть страну, платившую дань его родине. Мгновенно пленившись красотой совсем еще юной митаннийской царевны, Аменхотеп IV, возможно, уговорил кого-то из царских советников, к примеру, того же Эйе, выделенных ему в сопровождающие, обсудить условия его будущей женитьбы на ней с митаннийским царем. Правитель Митанни, в свою очередь заинтересованный в присоединении его маленького царства к египетскому, очевидно, благословил такой союз по просьбе Эйе, первого советника Аменхотепа III и, предположительно, брата царицы Тэйе. Решив поглядеть из любопытства на девушку, о которой ему наговорили столько хвалебных слов, Аменхотеп III пригласил ее к своему двору – и сам женился на ней вопреки обязательствам митаннийского царя перед его сыном. Однако азиатский правитель только выигрывал, выдавая свою дочь за царя, а не за царевича…

Но действительно ли Нефертити была той самой Тадухепой? Как известно, народы Азии издавна поклонялись богу Солнца, и дочери митаннийского царя прибыли в Фивы на кораблях, носы которых были увенчаны фигурами солнечного божества. Начиная со времен царствования Тутмоса IV, они, конечно же, приобщали окружение царя к поклонению своему верховному богу, дающему жизнь людям, зверью и растениям. И если Нефертити действительно была родом из Азии и преклонялась перед Солнцем, само собой разумеется, что она могла сподвигнуть и своего супруга к почитанию солнечного бога превыше всех остальных богов. А значит, именно Нефертити стояла у истоков коренных перемен в верованиях египтян. Такая гипотеза была бы весьма привлекательна, если бы Аменхотеп IV – Эхнатон уже не почитал одного бога да если бы и сам Аменхотеп III не благоволил к новой вере, так что Нефертити тут ни при чем. К тому же ни царица Тэйе, ни ее супруг Аменхотеп III явно не возражали против строительства Ахетатона и почитания бога Атона…

Но раз Нефертити была родом не из Азии, тогда откуда? Она могла попросту принадлежать к царскому роду или же бывать при дворе. Значит, она была египтянка. А это, в свою очередь, означает, что Тадухепа не имеет к ней никакого отношения – та самая Тадухепа, дочь митаннийского царя, а потом наложница Аменхотепа III.

Кто такая Кэ йа, появившаяся сначала при дворе Аменхотепа III, а затем примкнувшая к двору Аменхотепа IV – Эхнатона и игравшая и там, и там не последнюю роль? И правда ли, что она родила фараону детей?

Немало споров вызывала также личность другой девушки – по имени Кэйа. Быть может, Кэйа и была Нефертити? Что если Аменхотеп III называл так будущую жену своего сына? Или, может, Кэйей была Тадухепа? Последнее предположение кажется наиболее вероятным. Тадухепа, возможно, взяла себе египетское имя Кэйа, когда прибыла в Фивы. Став же наложницей престарелого Аменхотепа III, она, наверное, рассчитывала выйти замуж за Аменхотепа IV, а тот в конце концов женился на Нефертити.

Детей от фараона у нее, судя по всему, не было. Но не исключено, что она родила сына Аменхотепу IV, когда стала уже его наложницей.

Правда ли, что Аменхотеп IV – Эхнатон предпочел Кэйа своей супруге Нефертити и переселил ее, великую царскую жену, в один из дворцовых приделов, освободив место подле себя для своей наложницы?

Смерть Нефертити породила множество легенд. Так, по одной из них, царь якобы отверг свою жену, потому что та не могла родить ему сына. В самом деле, у Нефертити и Аменхотепа IV – Эхнатона было «только» шестеро дочерей. Зато Кэйа, возможно, родила от Аменхотепа IV сына, и этот ребенок вполне мог быть Тутанхамоном, если только царица Тэйе не зачала его от собственного сына, что, однако, представляется маловероятным, памятуя о ее возрасте и, соответственно, способности к деторождению!

Так что куда более вероятно предположить, что наложница Кэйа заняла место почившей Нефертити.

Нефертити действительно считали богиней?
Возможно ли, чтобы в ее время царицу отождествляли с божеством? И какую роль она играла при дворе?

Нефертити была великой царской женой Аменхотепа IV - Эхнатона. Еще ни одну царицу, за исключением Тэйе, не обожествляли при жизни. Царица Яхмес-Нефертари, первая великая жена XVIII династии, была обожествлена, как мы помним, посмертно. Так что не существовало никаких особых причин обожествлять Нефертити, как только ее супруг взошел на престол. Между тем, когда царская чета обосновалась в Среднем Египте и все свои помыслы и деяния обратила во славу бога Атона, воспевая его в гимнах, а порой и сочиняя в его честь собственные, совершая ежедневные приношения солнечному богу и каждый же день воздавая Атону у его жертвенников, царь счел благим делом подобрать своему единственно почитаемому богу и достойную супругу.

Жены были у всех египетских богов. Поскольку и у бога Амона была жена – богиня Мут, вполне естественно, что супруга причиталась также богу Атону. И в качестве оной фараон выбрал Нефертити. Таким образом, Нефертити стала не только царицей рядом с Аменхотепом IV – Эхнатоном, но и богиней подле бога Атона. И египетскому народу, соответственно, надлежало почитать ее в качестве таковой. Если новонареченные жрецы Атона принимали это как должное, жречество Амона и служители прочих культов, понятно, воспротивились подобным нововведениям, противоречившим исконной египетской религиозной традиции.

На некоторых изображениях Нефертити предстает в кругу других богинь – доказательство того, что она входила в египетский пантеон амарнского периода [9]. Так, рядом с нею нетрудно узнать богинь Нефтис, Селкет, Изиду и Нейт, чьи образы запечатлены на саркофаге ее супруга: все вместе они должны были оберегать фараона от любых недоброжелателей извне. Так что за Нефертити признана и роль божественной хранительницы.

Могла ли Нефертити стать женой бога, лишенного всякого человеческого обличья?

Аменхотеп IV – Эхнатон учредил и новую форму божества, поскольку бог Атон не походил, как другие боги, на обычных людей. Его изображали символически: в виде солнечного диска. И посему казалось странным, что Нефертити стала супругой простого символа. Таким образом, она состояла при нем в услужении и одновременно была его спутницей. Этот солнечный диск испускал на царскую семью свои животворные лучи. Поэтому его изображение встречается и на стенах гробницы царедворца Рамоса – в Долине Вельмож, в Западных Фивах, и на барельефах.

Итак, царь воспринимал этот диск не как неодушевленный предмет, а как истинное божество.

Когда исчезла Нефертити?
И что с нею сталось?

С древнейших времен Нефертити была главной героиней полупреданий-полулегенд. Это, возможно, означает, что народ и царедворцы почитали ее как божество. Но почему? Может, потому, что она отличалась божественной красотой? Однако вопреки расхожим мнениям Нефертити была маленькая и невзрачная. Именно такой ее изображали рядом с супругом. Впрочем, и у него самого лицо было довольно неприглядное.

Знаменитый бюст работы скульптора Тутмеса, выставленный в Берлинском музее и с давних пор – с того самого дня, как только его обнаружили, – отождествлявшийся с Нефертити, очевидно, не имеет ничего общего с истинным обликом царицы. С другой стороны, насколько известно, Нефертити любила выделяться необыкновенными нарядами и прическами. Ей, как и другим великим женам, стремились подражать все египтянки того времени. Ее парики, оставлявшие шею открытой, изготавливали из волос нубийских воинов. Египтянки же, привыкшие к длинным и густым парикам, зачастую витым, конечно, изумлялись таким новым моделям… Но неужели только этого было достаточно, чтобы боготворить Нефертити и восхищаться ею настолько, что ее исчезновение тут же породило множество разных легенд? Неужели о ней так сильно скорбели?

Как мы уже видели, некоторые ученые полагали, что супруг отверг ее и переселил в один из приделов дворца, подальше от царских покоев. По другим предположениям, она отправилась странствовать. В самом деле, в те времена чужеземцам было довольно трудно дознаться, что сталось с той или иной царицей, если из Египта не поступало никаких вестей. Аменхотеп III взял себе за обыкновение кратко записывать главные события своего царствования на спинах каменных скарабеев и рассылать их по разным уголкам Египта и даже за его пределы. Таким образом союзники и враги Египта узнавали о браках, кончинах и рождениях в знатных египетских семьях. Но мы не располагаем ни одним свидетельством о смерти Нефертити.

Выдвигалось немало и вовсе невероятных гипотез. Поговаривали, будто Аменхотеп IV – Эхнатон склонился к мужеложству и сожительствовал со Сменхкарой. А Нефертити он изгнал из дворца, потому как разлюбил… Или – Нефертити якобы стала соправительницей своего супруга и приняла мужское имя, предав забвению прежнее. А после смерти мужа она якобы царствовала одна под именем Сменхкара! Кое-кто даже утверждал, что Нефертити правила страной на пару с Тутанхамоном…

Сменхкара действительно оставался несколько лет преемником Аменхотепа IV – Эхнатона, но этот молодой царь, похоже, был сыном Аменхотепа III, а не очередным любимчиком Эхнатона.

За отсутствием подробностей на сей счет историк обязан руководствоваться только известными фактами. Итак, после тринадцатого года царствования Аменхотепа IV — Эхнатона о Нефертити больше не упоминалось ни слова, да и при дворе она уже так никогда и не появилась. На некоторых надписях под именем Нефертити упоминается одна из ее дочерей. Ее супруг, вероятно, женился на собственных дочерях, чтобы обеспечить себе наследника. Но ведь тогда многие египтяне умирали от чумы, не обошедшей стороной и царское семейство, так что не логично ли предположить, что царица Тэйе, царица Нефертити и царь Эхнатон тоже стали жертвами смертельной напасти?

Какими могли быть последние изображения царицы Нефертити до ее «таинственного» исчезновения?
Если она умерла молодой, откуда взялись изображения престарелой царицы Нефертити?

На двенадцатом году царствования Аменхотепа IV – Эхнатона Нефертити присутствует на торжестве, устроенном ее супругом в Среднем Египте. Царскую чету сопровождают шесть дочерей. А вскоре после того Нефертити умирает. Но мы не обнаружили никаких следов ее погребения в царской гробнице. Лишь одна-единственная найденная в царской гробнице ушебти [10] – статуэтка из тех, какие клали рядом с усопшими (ее фрагменты ныне выставлены частично в Лувре, частично в Бруклинском музее), – напоминает о Нефертити. Стало быть, царица умерла в Ахетатоне и, вероятно, там же и была похоронена.

А как насчет бюста Нефертити в зрелом возрасте, выполненного скульптором Тутмесом? По легенде, он был влюблен в царицу и с удовольствием лепил с нее восхитительные бюсты. Но зачем он ее состарил, если на самом деле она была гораздо моложе? Единственное тому объяснение заключается в том, что скульптор пытался изобразить женщину, утратившую плодовитость, или же царицу, вытесненную ее дочерью Макетатон, способной родить наследника Аменхотепу IV – Эхнатону. Согласно же одному из самых невероятных предположений, безнадежно влюбленный скульптор изобразил свою благодетельницу престарелой якобы с горя – в отместку за неразделенную любовь…

Кто же похоронен в ДЦ-55 в Долине Царей? Эхнатон? Тэйе? Или кто-нибудь еще из царской семьи?

Здесь тоже что ни вопрос, то загадка. Если мумия Кэйи так и не была найдена, четыре канопы с ее внутренними органами, кажется, обнаружились в гробнице № 55 в Долине Царей. Ее лик, как и лицо Меритатон, легко узнать по изображениям на упомянутых погребальных сосудах, хотя имена обладательниц на них не указаны.

Кому же принадлежал саркофаг из этой гробницы? Он был изготовлен для женщины – «возлюбленной Эхнатона», как явствует из надписи на нем. Но имя усопшего было исправлено! Так кто же там похоронен? Аменхотеп II? Сменхкара? Аменхотеп III? Тэйе? Аменхотеп IV – Эхнатон? Или, быть может, Тутанхамон, чьи печати были там найдены? На пеленах, в которые было завернуто тело и которые в начале XX века выкрали из лаборатории, где их предстояло исследовать, значилось имя Эхнатона. Магические кирпичи, защищавшие усопшего, тоже были помечены именем Эхнатона. Зато обнаруженные там плиты были обозначены именем Тэйе, а не Эхнатона. Однако нет ничего необычного в том, что Кэйю могли похоронить в том же месте, куда поместили и ее канопы, – такое кажется вполне вероятным.

Так можно ли было по мумии установить, кто именно похоронен в этом месте? Тело оказалось маленьких размеров, зубы у мумии сохранились в превосходном состоянии. Поскольку тело не успели сфотографировать до того, как за него взялись археологи, сегодня и вовсе трудно его опознать, поскольку при перевозке оно было изрядно повреждено. Но как бы то ни было, одни ученые склонны полагать, что это мумия Тэйе, а другие считают, что – Эхнатона.

После более тщательного изучения останков, однако, удалось установить, что они принадлежат молодому человеку, по крайней мере лет двадцати пяти, и что у него очень редкая группа крови, совпадающая с группой крови всех членов царской семьи! Мумия похожа на Тутанхамона и Тутмоса IV. А кто еще подходит под это описание, если не Сменхкара, преемник Аменхотепа IV – Эхнатона и сын Аменхотепа III?

Были ли у Нефертити братья и сестры?
Удалось ли отыскать их следы, или, как утверждает легенда, она была единственной дочерью у своих родителей? И если у нее были братья и сестры, где они похоронены?

Нефертити чаще изображали с мужем и дочерьми. А подробностей о ее жизни до замужества почти не сохранилось. Так что за неимением таковых давайте попробуем восстановить ее семейную ячейку гипотетически. Итак, у Нефертити, возможно, была сестра по имени Мутноджемет, которую, вероятно, совратил военачальник Хоремхеб. Он не был членом царской семьи, и Нефертити не хотелось видеть его мужем своей сестры. Как и все воины, Хоремхеб, вероятно, был груб и больше привычен к походной жизни, нежели к придворной – с ее правилами и манерами.

К тому времени, когда Мутноджемет повстречалась с Хоремхебом, тот, однако, уже успел отличиться при Аменхотепе III. Будучи блестящим полководцем, он прослыл грозой всех врагов Египта и сумел защитить свою страну от иноземных захватчиков. Хоремхеб играл далеко не последнюю роль в государстве, потому как отвечал за боеспособность египетского войска. Так, со временем он стал обладателем одного из самых важных титулов – верховного главнокомандующего.

Великая царская жена Нефертити, возможно, прочила своей сестре в мужья совсем другого человека – помоложе и знакомого с правилами придворной жизни. Хоремхеб, очевидно, и в самом деле был старше Мутноджемет. Помимо всего прочего, будучи «простолюдином», но при том честолюбивым и высокомерным, как свидетельствуют надписи на стенах его гробницы в Саккаре, Хоремхеб мог воспользоваться этим браком, чтобы захватить египетский престол, а посему он представлял собой скрытую угрозу для царской четы. Благодаря влиянию, которое он имел в качестве верховного главнокомандующего, Хоремхеб внушал страх всем и каждому, включая фараона. Ему ничего не стоило щедрыми посулами склонить воинов на свою сторону, двинуть войско на дворец и силой захватить власть в стране. Таким образом, вряд ли можно с полной уверенностью утверждать, что Хоремхеб женился на сестре Нефертити по любви. Уже успев привыкнуть к нравам придворной жизни, даже находясь зачастую далеко от двора, искушенный в тайных придворных же интригах не меньше, чем в хитростях боевого искусства, Хоремхеб, как расчетливый и тонкий стратег, конечно, живо смекнул, какие выгоды сулит ему женитьба на представительнице царского семейства. Заслужив немало титулов и властных полномочий, он вполне мог и сам со временем стать правителем.

У Хоремхеба и Мутноджемет детей, по-видимому, не было. Мутноджемет изъявила волю, чтобы ее погребли в гробнице, которую ее муж велел построить себе в Саккаре, где совсем недавно голландцы закончили реставрационные работы. Но тело Мутноджемет, вероятно, так и не было помещено в эту восхитительную гробницу, напоминающую о ратных подвигах и величайших заслугах Хоремхеба, – очевидно, Хоремхеб счел, что будет куда престижнее, если его вместе с женой похоронят во второй его гробнице, построенной в Долине Царей рядом с усыпальницей Тутанхамона. Между тем не так давно в той самой Саккарской гробнице были обнаружены женские кости – не исключено, что это и есть останки Мутноджемет.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

О. Р. Гарни.
Хетты. Разрушители Вавилона

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 2

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Харден Дональд.
Финикийцы. Основатели Карфагена
e-mail: historylib@yandex.ru
X