Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Loading...
Х. Саггс.   Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура

Глава 2. Возвышение и падение царств

Народ, называемый амореями, хорошо известен читателям Ветхого Завета, где этот термин используется для обозначения одной из главных групп обитателей Палестины до окончательного прихода сюда евреев, возглавляемых Иисусом Навином. Эти библейские амореи были потомками поселенцев, которые за несколько веков до этого пришли из пустыни. Они образовали часть огромной группы народов, которую клинописные источники называли амурру, двигавшихся из Сирийской пустыни и угрожавших всем плодородным землям от Палестины до Ирака. Вероятно, слово «амурру» первоначально было названием одного отдельного племени, но его стали использовать для обозначения всей волны захватчиков, хлынувшей из Сирийской пустыни.


Клинописные источники дают нам первый намек на передвижения этих амурру в надписи времен династии Аккаде. Она исходит из документа, который относится к «году, в котором Шаркалишарри, сын (по другим сведениям, внук. – Ред.) и преемник Нарам-Суэна, нанес поражение амурру на Басаре», при этом Басар – гора в Сирийской пустыне. Упоминания об этих амурру становятся более частыми в период правления Третьей династии Ура. Один отрывок демонстрирует презрение живущего в городе шумера к дикому жителю пустыни, который описывается следующим образом: «амурру… который ест сырое мясо, у которого в течение всей жизни нет дома, а после смерти он лежит незахороненный». Однако очень быстро эти амурру перестали быть презираемыми дикарями из пустыни и, в конечном счете, стали представлять угрозу безопасности самого существования Третьей династии Ура. Некоторые правители этой династии строили укрепления для защиты от кочевников. Но такие меры не смогли удержать их нарастающий натиск, и древние города сначала в среднем течении Евфрата, а затем и в собственно Вавилонии постепенно пали под превосходящими силами этого народа.



Присутствие на вышеуказанных территориях народов из группы амурру видно в первую очередь по личным именам, а затем, после окончательного падения Третьей династии Ура, по росту числа городов, где правили династии, в которых личные имена, имена богов и названия общественных институтов являются явно аморейского происхождения. Такие династии можно для удобства называть «аморейскими», хотя некоторые ученые считают этот термин неточным, когда его используют в этом смысле. Как можно предполагать, учитывая географию, именно в среднем течении Евфрата впервые возникла династия аморейского происхождения. Город, о котором идет речь, назывался Мари. В других городах некоторые из первых и более мирных аморейских поселенцев в действительности стали чиновниками на службе Третьей династии Ура. Одним из них был Ишби-Эрра, который при последнем царе Ура управлял городом Иссином и который, оставаясь верным до конца, впоследствии основал свою собственную династию.


Третья династия Ура в конце концов погибла под натиском аморейских захватчиков. Город за городом переставал признавать власть Ура. Но окончательное свержение этой династии было все же делом рук не амореев, а эламитов из южной Персии, которые воспользовались возможностью разграбить и оккупировать столицу, перебив ее жителей и увезя с собой царя. Этот ошеломляющий удар, ознаменовавший окончательный крах шумеров как политической силы, находит явные себе доказательства в следах разрушений, найденных при раскопках города. Это катастрофическое событие долго помнили в Вавилонии.


Рис. 9. Древний правитель Мари


С падением центральной власти Ура династии возникли в других городах. Двумя самыми выдающимися из них были сначала династия Иссина и Ларсы. По этой причине период около века после свержения власти Ура часто называют эпохой Иссина-Ларсы (2006–1894 гг. до н. э.). Династия Ларсы постепенно усиливала свое влияние за счет Иссина, но в конце концов была свергнута сама (1763 г. до н. э.) шестым правителем вавилонской династии великим Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.).


Первую вавилонскую династию (1894–1595 гг. до н. э.) справедливо считают, особенно в годы правления Хаммурапи, одним из самых ярких эпох древней истории. Это была эпоха материального процветания, а также, по счастью, один из периодов, о которых мы информированы лучше всего. Есть не только тысячи деловых документов и писем из Вавилона и других городов, но у нас имеется также свод законов, провозглашенных самим Хаммурапи. Все вместе эти документы дают ясно понять, что своим выдающимся положением среди современников, благодаря которому он сделал Вавилон столицей культуры (которым ему было суждено и остаться), Хаммурапи обязан не только своему таланту военачальника, но и во многом своему пониманию политической ситуации, дипломатическим и административным способностям и заботой о социальной справедливости на всей территории своей страны.


Было бы ошибочно полагать, что Вавилон был единственным важным городом-государством в этот период времени. Дальше к северу находилось царство Ассирия, где в 1814 г. до н. э. на престоле воцарился еще один принц аморейского происхождения Шамши-Адад I, старший современник Хаммурапи. Он оказывал значительное влияние на регионы, расположенные к югу и юго-западу. На начальной стадии своего правления у Хаммурапи был еще один могущественный современник, царь города Эшнунны, который правил городами, расположенными вдоль реки Диялы и в окрестностях современного Багдада. Были и другие влиятельные центры амореев в северной Сирии. Такая ситуация в сжатом виде представлена в письме этого периода, в котором говорится:


«Не существует царя, который сам по себе один является самым сильным. Десять или пятнадцать царей поддерживают Хаммурапи из Вавилона, такое же их количество являются последователями Рим-Сина из Ларсы, столько же следуют за Ибаль-пи-Элем из Эшнунны, столько же сторонников у Амут-пи-Эля из Катны (в Сирии), и двадцать царей идут за Ярим-Лимом из Ямхада (в северной Сирии)».


Другим очень важным городом-государством до того момента, пока он не был завоеван царем Хаммурапи в 1761 г. до н. э., был Мари, расположенный в среднем течении Евфрата. Это был достаточно древний город, один из аванпостов шумерской цивилизации, а в начале 2-го тысячелетия до н. э. он был столицей царства, простирающегося на более чем двести миль вдоль течения реки. В 1796 г. до н. э. он пережил то, что, вероятно, было обычным делом в его истории – смену династии, когда Шамши-Адад из Ассирии, воспользовавшись дворцовым переворотом в Мари, поместил на трон Мари своего собственного сына Ясмах-Адада и сделал его своим царем-вассалом и представителем. Французским археологам, работавшим до войны в Тель-Харири, где расположен древний Мари, посчастливилось обнаружить царские архивы того периода, а среди них – переписку между Шамши-Ададом и его царями-вассалами, которыми были его сыновья, а также переписку между различными правителями и их чиновниками. Для читателей несколько меньший, но все же очень важный с точки зрения подробностей жизни того времени интерес представляют собой деловые документы. Эти различные виды текстов вместе с остатками построек дают нам удивительно подробную картину жизни того времени, рассказ о которой пойдет в главе 3.



Образ жизни, который сложился в этот период, в годы правления Хаммурапи, был с небольшими изменениями принят в Вавилонии до того времени, когда завоевание страны персами в 539 г. до н. э. и последующий рост эллинского (греческого) влияния привели к тому, что вавилонская цивилизация в конце концов увяла. Реальные политические достижения Хаммурапи, приведшие Вавилонию и некоторые регионы за ее пределами под власть города Вавилона, пережили его ненадолго. Во время правления преемника Хаммурапи народ из страны болот в южной Вавилонии откололся, образовав отдельную и долго царствовавшую династию, и тогда же этот же правитель вступил в конфликт с касситами, народом несемитской группы, жившим в горах на северо-востоке Вавилонии.


После этого первого натиска касситов последующий век увидел постепенный рост как мирной иммиграции отдельных касситов, так и организованных передвижений вооруженных банд. Это могло быть связано с тем давлением, которое испытывали на себе сами касситы в результате движения на юг индоевропейских и других народов, живших севернее. Среди этих народов двумя наиболее заметными группами были хетты и хурриты. Названия обеих групп можно найти в Библии (хурриты как «хорреи»), но следует помнить о том, что народы, которые в Библии назывались «хеттеями» и «хореями», возможно, имели всего лишь очень слабую и далекую связь с группами людей, известными как хетты и хурриты в клинописных документах. Хетты, индоевропейский народ, чей язык был близко родственным латыни, начали появляться в северной Анатолии (восточная Турция) в начале 2-го тысячелетия и образовали могущественное царство в центральной Анатолии вскоре после 1700 г. до н. э. Хурриты, которые не были ни индоевропейским, ни семитским народом, были сосредоточены в регионе вокруг озера Ван еще до правления династии Аккаде, но к началу 2-го тысячелетия они начали массовый прорыв на юг.


Эти разнообразные воздействия сделали крах централизованной власти в Вавилонии неизбежным, хотя, что удивительно, реальное падение города Вавилона было делом рук самого дальнего из упомянутых народов – хеттов из центральной Анатолии. В 1595 г. до н. э. правитель хеттов совершил внезапный бросок на юг, в Сирию, а затем переместился вниз по Евфрату, чтобы разорить Вавилон. Развитие политической обстановки в его собственной столице заставило хеттского царя возвратиться так же внезапно, как он и пришел, но Вавилон уже не смог сопротивляться следующему агрессору, и армии касситов спустились с гор, чтобы захватить столицу и установить свою власть в северной Вавилонии. Эта касситская династия, которая быстро переняла многое из культуры и общественных институтов своих предшественников в этой стране, правила около четырехсот лет (1595–1150 гг. до н. э.) (рис. 10).


Рис. 10. Зиккурат касситов


Мы возвращаемся к хурритам, которые, как мы уже видели, двигались на юг в течение первой половины 2-го тысячелетия до н. э. В это время с ними была связана аристократия расы, которая нам известна как индоевропейская или арийская. Изначально арийцы были родом из степей России. Поскольку этот регион был одним из мест первоначального обитания диких лошадей, арийцы всегда были тесно связаны с конем, и именно арийские переселенцы 2-го тысячелетия до н. э. ввели в обиход запряженную лошадьми колесницу как инструмент ведения войны (рис. 11). Эта арийская аристократия, владевшая колесницами и правившая преимущественно хурритским населением, сумела незадолго до 1500 г. до н. э. основать могущественное царство с центром в районе Хабура. Это царство нам известно под названием Митанни.


Рис. 11. Арийская колесница, запряженная лошадьми


Как ни странно, царство Митанни больше всего известно не по находкам, обнаруженным в самом царстве, а по документам, найденным в стране хеттов, в Сирии, и прежде всего в Египте. Все эти документы указывают на значительное, пусть даже и временное, могущество царства Митанни. Есть два вида египетских источников. Один – это египетские иероглифические документы, в которых есть упоминания о вооруженном конфликте с Митанни в сирийском регионе, где два эти государства были соперниками. Другим египетским источником, как ни странно, являются глиняные таблички, покрытые клинописными надписями. Эти таблички являются знаменитыми письмами из Эль-Амарны, найденными в центральном Египте в конце XX века, которые составляли часть дипломатических архивов египетских царей приблизительно в 1400 г. до н. э. Эти документы включают в себя письма к фараону от различных князей Палестины и Сирии, от царей страны хеттов, Ассирии и Вавилонии, а также от царя Митанни. Материалы, имеющие отношение к другим правителям, не могут быть рассмотрены здесь, но часть корреспонденции, касающаяся Митанни, ясно говорит, что в то время царство Митанни занимало положение, равное Египту. Эти письма показывают, что между Митанни и Египтом заключались брачные союзы, и дают доказательства тому, что митаннские принцессы посылались в качестве невест царю Египта. (Можно добавить, что касситский правитель Вавилонии также заключал брачные союзы такого рода с Египтом.) Царство Митанни было в этот период таким могущественным, что затмило своего восточного соседа Ассирию, и действительно в течение какого-то времени Ассирия была вассалом Митанни. Но к 1350 г. до н. э. царство Митанни, разрываемое внутренними династическими распрями, стало настолько слабым, что фактически стало зависимым от хеттского правителя Суппилулиумы. Теперь Ассирия получила возможность заново утвердить свою независимость, и этот период, когда правил царь Ашшурубаллит I (1365–1330 гг. до н. э.), знаменует становление Ассирии как одной из великих держав древнего Ближнего Востока.



В период с 1350-го по 612 г. до н. э. ассирийцы были одним из самых влиятельных, а также одним из самых оклеветанных народов Древнего мира. Живущий в северной Месопотамии на открытых равнинах непосредственно к югу от великих горных хребтов Армении, народ Ассирии нес на себе основную тяжесть натиска индоевропейских народов, наступавших из степей России. Мы уже видели, что в какое-то время Ассирия была вассалом царства Митанни, и в последующие века, почти до 1000 г. до н. э., ей было суждено подвергаться постоянному давлению со стороны арамейских народов из западного региона. Ответом на это непрекращающееся давление было становление крепкого физически, воинственного народа, готового к безжалостной борьбе за свое существование.


Политическая история Ассирии, начиная с 1350 г. до н. э., показывает любопытное чередование периодов экспансионизма и упадка. Сначала наступил период, который длился приблизительно один век, когда Ассирия обезопасила себя от угрозы подчинения Вавилонии и в конце концов решила проблему с царством Митанни, превратив то, что осталось от этого когда-то могущественного царства, в самую западную провинцию Ассирии. Именно в этот период Ассирия впервые ощутила на себе давление новой волны арамейских народов, именуемых ахламеи, которые надвигались на нее с запада. Также в это же время в горах Армении возник новый племенной союз государств, известный как Уруатри или Урарту (библейский Арарат), который вскоре стал весьма влиятельным царством.


Этот период сплочения и экспансии завершился взятием в плен Тукульти-Нинурты I, царя Вавилона (1244–1208 гг. до н. э.). По своему значению это событие было равно тому, как если бы король Шотландии в Средние века захватил бы Лондон. После этой наивысшей точки успеха в счастливой судьбе ассирийцев внезапно наступил спад. Отчасти это было прямым следствием предыдущего периода экспансии: непрекращающиеся вооруженные конфликты с народами с севера, востока и юга, вероятно, нанесли Ассирии серьезный урон в людской силе. Но возможно, более серьезной причиной была политическая нестабильность на Ближнем Востоке в целом. Уже не существовало больше царства Митанни, которое осуществляло политическую власть в сирийском регионе, в то время как Египет, который раньше часто выступал в роли сюзерена над Палестиной и частями Сирии, теперь был совершенно не способен сделать так, чтобы его влияние ощущалось за пределами его собственных границ. Империя хеттов, которая раньше давала политическую стабильность Малой Азии и северной Сирии, защищая таким образом торговые пути, под влиянием народов, переселяющихся из Европы, быстро распадалась, и к 1200 г. до н. э. она уже не имела никакого влияния. Неспокойная ситуация на большей части Ближнего Востока в это время, когда торговые пути были небезопасны, а деревни пустели, отражена в Книге Судей Израилевых, например, в 5: 6–7: «В дни Са-мегара… были пусты дороги, и ходившие прежде путями прямыми ходили тогда окольными дорогами. Не стало обитателей в селениях у Израиля». Такая ситуация на всем Ближнем Востоке была в конечном итоге результатом перемещения на юг народов Европы, частью которых были греки и, вероятно, библейские филистимляне. Именно эти народы, в конце концов, разрушили империю хеттов, уничтожили власть Египта в Сирии и Палестине и серьезно ослабили сам Египет, совершив попытку прямого вторжения, которая была отбита в великом морском сражении около 1190 г. до н. э. В таких условиях торговля Ассирии со Средиземноморским регионом и Малой Азией понесла катастрофические потери, так что Ассирия, возможно, не имела возможности получать в достаточном количестве такие основные материалы, как металлы, одним из основных источником поставок которых была Малая Азия. На непродолжительный период времени Ассирия подчинилась власти Вавилонии, которая по причине своего географического положения была в основном в стороне от бед, вызванных ситуацией в Малой Азии и Сирии.


Хотя Вавилония и имела более благоприятное географическое положение, чем Ассирия, она не избежала абсолютно последствий общего беспорядка, царившего на Ближнем Востоке, и именно в этот период была, наконец, свергнута касситская династия. Из последующего хаоса возникла новая династия, известная как Вторая династия Иссина, самым значительным правителем которой был Навуходоносор I (1124–1103 гг. до н. э.). Этому царю удалось распространить власть Вавилонии на горные регионы на востоке и северо-востоке своей страны.


Установление стабильной ситуации в Вавилонии и обеспечение безопасности торговых путей дальше на восток оказало общее воздействие на всю Месопотамию, и конец XII в. до н. э. знаменуется началом нового периода ассирийской экспансии при царе Ашшур-решиши (1133–1116 гг. до н. э.) и его сыне Тиглатпаласаре I (1115–1077 гг. до н. э.). Первый сбросил политическую власть Вавилонии и предпринял наступательные действия и против ахламеев на западе, и против горных племен на востоке, обеспечив тем самым безопасность на весьма обширной территории и возможность экономического процветания. Тиглатпаласару пришлось иметь дело с прямой угрозой, исходившей от переселения народов на юг, о котором уже шла речь. Это произошло, когда большая группа мушку (народ, известный в Ветхом Завете как мешех, а в греческой литературе как фригийцы) двинулась в ассирийскую провинцию Кум-мух на юге Малой Азии. Тиглатпаласар проник в Малую Азию, чтобы изгнать этих захватчиков, и тем самым обеспечил Ассирии безопасность на северо-западе. Имея защищенный северный фланг, он теперь получил возможность совершить военный поход на побережье Сирии, где получил дань: вероятно, это был еще один способ продемонстрировать, что финикийские города согласились торговать древесиной и другими товарами. Тиглатпаласар также установил дипломатическую связь с царем Египта, от которого получил живого крокодила в знак выражения доброй воли. Возросшее материальное благополучие, явившееся результатом успехов Тиглатпаласара в открытии и защите торговых путей через Западную Азию, отражается в значительном строительстве, связанном с храмами Ассирии.


Вскоре после смерти Тиглатпаласара маятник снова качнулся, так что за длительным периодом трудностей и напряжения сил последовал период относительного благополучия. Главным сдерживающим фактором на этот раз было растущее давление со стороны арамеев, о которых уже шла речь. На этот раз Вавилонии был нанесен такой же или даже еще больший ущерб, чем Ассирии, так что в конце концов арамейский князь Адад-апла-иддин (1067–1046 гг. до н. э.) сумел узурпировать трон Вавилонии. Тогдашний ассирийский правитель Ашшур-бел-кала (1074–1057 гг. до н. э.) не только не смог оказать помощь законному правителю Вавилонии, но даже был вынужден признать узурпатора и породниться с ним через брачный союз.


Наибольшей силы давление со стороны переселяющихся арамейских народов достигло в 1000 г. до н. э. и пошло на спад, и в течение следующего века Ассирия медленно восстанавливала силы. Это стало заметно в годы правления Адада-нирари II (911–891 гг. до н. э.). При нем Ассирия осуществляла военную экспансию и сумела сохранить свои границы на юге и востоке и защитить торговые пути на запад, построив укрепленные посты вдоль среднего течения Евфрата и в Хабурском регионе. Безопасность, достигнутая благодаря политике Адада-нирари II, отразилась на экономическом благополучии, и в одной из надписей царь пишет: «Я построил административные здания по всей моей стране. Я провел пашни во всю ширь своей земли. Я увеличил запасы зерна по сравнению с запасами прошлых лет… Я увеличил число лошадей, приученных ходить под ярмом…» Речная торговля имела большое значение, что отразилось в перестройке причальной стены в столице Ашшур на реке Тигр. Сельское хозяйство процветало (рис. 12).


Рис. 12. Орошение – основа сельского хозяйства ассирийцев



Преемники Адада-нирари II (Тукульти-Нинурта II, 890–884 гг. до н. э., Ашшур-нацир-апал II, 883–859 гг. до н. э., и Салманасар III, 858–824 гг. до н. э.) успешно продолжили политику военной и экономической экспансии, постепенно расширяя подвластную Ассирии территорию, пока весь регион от Средиземноморского побережья до гор Загрос и от Киликии до Вавилонии не стал либо напрямую управляться Ассирией, либо подчиняться правителям-вассалам, принявшим ассирийское владычество. Все торговые пути на Ближнем Востоке, кроме палестинских, таким образом, попали в руки ассирийцев.


Во время правления Салманасара III Ассирия впервые вступила в конфликт с царством Израиль, хотя инцидент, о котором пойдет речь, известен только из ассирийских документов, а не из Библии. Столкновение произошло, когда сирийское и палестинское государства образовали коалицию, чтобы противостоять ассирийской экспедиции к Средиземному морю в 853 г. до н. э. Согласно ассирийским источникам, силы коалиции включали в себя «2000 колесниц, 10 000 воинов Ахаббу из страны Сир'ила». «Ахаббу из Сир'ила» был, без сомнения, израильский царь Ахав. Салманасар заявил о поражении западных армий; такое заявление подкрепляет тот факт, что четыре года спустя на одном памятнике изображен посол царя Охозии, преемника Ахава, который демонстрирует свою покорность.


С этого времени контакты ассирийцев с Сирией отражены в коллекциях древнего ближневосточного искусства в современных музеях. Как мы узнаем из Библии (I Книга Царств, 10: 18; 22: 39; Книга пророка Амоса, 3: 15; 6: 4), украшения из слоновой кости очень ценились в Палестине, и похоже, что и ассирийские цари разделяли это пристрастие. Сирийские ремесленники были знамениты своим искусством резьбы по слоновой кости, и начиная с этого времени ассирийские цари вывозили таких людей в города Ассирии, где их использовали на работах по украшению царских дворцов. Предметы, вырезанные из слоновой кости, были в больших количествах найдены в Нимруде – месте, где находилась древняя столица Калах.


К концу правления Салманасара III случилось восстание, охватившее несколько главных ассирийских городов. Великие древние города Ассирии и Вавилонии всегда претендовали на некоторую независимость, и в кризисные времена цари часто были вынуждены признавать это, освобождая жителей от определенных видов налогов и обязательного принудительного труда. Вероятно, долгий период нарастания мощи Ассирии со времени правления Адада-нирари II создал для царя настолько прочное положение, что он смог свести на нет привилегии древних городов Ассирии. Это, вероятно, был один из факторов, который и привел к восстанию. В конце концов оно было подавлено, И Салманасара сменил его преемник, приемный наследник Шамши-Адад V (823–811 гг. до н. э.). Этот царь продолжил политику своих предшественников, предприняв военную акцию на севере и северо-востоке с целью защиты интересов Ассирии от Урарту и мидян (один из народов Ирана, который незадолго до этого переселился в северо-западную Персию). Он также расширил территорию, которая напрямую подчинялась ему, включив в нее северо-восточный край Вавилонии вдоль реки Диялы, и даже вторгся в саму Вавилонию, чтобы привести к повиновению некоторые племена, которые назывались кальду, позднее ставшие известными нам как халдеи. Эти племена, занимавшие самую южную часть Вавилонии, были, в сущности, независимы от слабого вавилонского царя, так что, возможно, то, что они создавали помехи на торговых путях из района Персидского залива, и привело к военным действиям Шамши-Адада против них.


Рис. 13. Вырезанная из слоновой кости фигурка из Нимруда


Начиная с 800 г. до н. э. влияние Урарту начало расширяться, особенно в районе северной Сирии за счет Ассирии, и следующая половина века стала свидетелем резкой перемены в счастливой судьбе Ассирии. Ситуация на родине стала настолько плоха, что в 746 г. до н. э. в столице Кал axe произошло восстание, и вся царская семья была убита.


Человек, взошедший на трон, был, вероятно, царской крови, хотя и не из семьи своего предшественника. Им стал некий Пулу, который при восхождении на престол взял себе имя Тиглатпаласар (рис. 14). Тиглатпаласар III (745–727 гг. до н. э.) был одним из самых талантливых ассирийских царей. Он взялся за всесторонние административные реформы, уменьшая власть губернаторов провинций и в то же самое время повышая эффективность провинциального управления. Годы его правления увидели новое распространение ассирийского влияния на Вавилон на юге и на Сирию с Палестиной на западе. Его преемник, Салманасар V (726–722 гг. до н. э.), придерживался того же самого общего политического курса. Больше всего он известен своей осадой Самарии, столицы Израиля, которая закончилась в соответствии с обычно принятой в Ассирии практикой: депортацией в Ассирию самой лучшей части населения страны (II Книга Царств, 17: 6).


Рис. 14. Тиглатпаласар III



Остальной период существования Ассирийской империи – это история нескончаемой экспансии вплоть до 640 г. до н. э. с последующим драматическим концом. Главными царями этой эпохи (известной как эпоха Саргонидов по имени первого из них) были: Саргон II (721–705 гг. до н. э.), Синаххериб (704–681 гг. до н. э.), Асархаддон (680–669 гг. до н. э.) и Ашшурбанапал (669–626 гг. до н. э.). Нам не стоит задерживаться на политических событиях в годы правления каждого из них, но может быть полезным сказать пару слов о самих правителях. У Саргона, видимо, был вкус к поэзии, и некоторые из его летописей написаны в изящной стихотворной форме в противовес сухой прозе некоторых других ассирийских царей. (Конечно, это не означает, что Саргон лично слагал летописи стихами.) Синаххериба обычно считают безжалостным варваром, возможно небезосновательно, так как он был одним из немногих завоевателей Вавилона, которые разграбили этот центр культуры. В то же самое время он, как и многие другие варвары, очень интересовался техническим прогрессом. Он хвастался, что изобрел новый способ литья металла, разработал новые приспособления для орошения и нашел новые минеральные ископаемые. Он также очень гордился тем, что заложил для себя новую столицу, Ниневию, с парками для ее украшения и новым акведуком, который должен был снабжать ее в достатке пресной водой. Об Асархаддоне известно мало помимо его военных и политических успехов. В области политики он испытал два новых замысла, и оба они имели пагубные последствия. Одна идея состояла в том, чтобы включить Египет в состав своей империи. Это чрезмерно растянуло военные ресурсы Ассирии и стало одним из факторов, приведших впоследствии к ее падению. Другой новой политикой было завещание Вавилонии одному сыну, а Ассирии и остальной части империи – другому. В результате этого два брата, бывшие вначале лучшими друзьями, оказались лично втянутыми в старые распри между Ассирией и Вавилонией, так что разразилась гражданская война. Этого, однако, и следовало ожидать.


Здесь можно сказать несколько слов о порядке наследования в Ассирии. Хотя царский сан обычно считался передаваемым по наследству, он необязательно переходил к самому старшему сыну. Асархаддон, например, особенно подчеркивал, что он был избран наследником, несмотря на то что был младшим сыном:


«Среди моих старших братьев я был самым младшим. По велению Ашшура… [и других богов] мой отец… торжественно назначил меня при всех собравшихся братьях, [сказав] так: «Этот сын – мой преемник». Когда он спросил [богов] Шамаша и Адада посредством гадания на печени, они ответили ему ясно: «Да!», сказав так: «Он твой преемник». Поэтому он оказал дань уважения их священным словам и собрал народ Ассирии, всех малых и великих, и моих братьев, семя дома моего отца, и заставил их дать торжественную клятву перед Ашшуром… [и другими богами] Ассирии, которые обитают на небе и на земле, чтобы они защитили мое право преемника».


Восхождение на престол царя, если оно было одобрено богами, сопровождалось различными благоприятными знамениями. Асархаддон утверждал, что, когда он всходил на трон (подавив попытку узурпации власти), «дул южный ветер, дыхание бога Эа, чье дуновение благоприятно для осуществления царской власти; благоприятные знаки появлялись на небесах и на земле».


Рис. 15. Джерванский акведук


Сын, которому Асархаддон завещал Ассирию и основную часть империи, был Ашшурбанапал. Этот царь очень гордился своей грамотностью и говорит нам: «Я постиг мудрость Набу [бог писцов] и все искусство писца лучше всех знатоков». Некоторые ассириологи, трепетно относясь к изучению клинописи, считают такое хвастовство простой самоуверенностью ассирийского монарха, но у нас нет реальных доказательств, дающих нам право отмахнуться от заявления Ашшурбанапала. Безусловно, он серьезно интересовался клинописной литературой, так как не кто иной, как он, в основном и собрал одну из огромных библиотек Ниневии, те самые тысячи табличек из Куюнджика.


Гражданская война между Ашшурбанапалом и его братом, который правил в Вавилоне, без сомнения, серьезно ослабила империю. Тем не менее, когда Ашшурбанапал, наконец, в 648 г. до н. э. захватил Вавилон, его положение внешне казалось таким же прочным, как и всегда, так что между этим и 639 г. до н. э. он сумел предпринять ряд военных походов на царство Элам. Однако на мировой арене появились новые движущие силы. В Иране, к северу от Элама, мидяне, группа сильных иранских племен (ветвь индоевропейской расы), которые переселились в этот регион около 900 г. до н. э., постепенно становились силой, с которой следовало считаться. Уже во времена Асархаддона они играли достаточно важную роль, чтобы этот царь связал их договором об оказании после его смерти поддержки его распоряжениям относительно престолонаследия, и к 650 г. до н. э. они сплотились в могущественное царство, которое могло и в конечном счете сумело-таки успешно противостоять Ассирии. К северу от Ассирии новые орды из Центральной Азии, глубоко проникшие в Малую Азию, одолели царство Урарту. И хотя Ашшурбанапалу удалось на какое-то время использовать их в своих собственных интересах (он настроил их против одного царя на побережье Малой Азии, который поддерживал движение за независимость в Египте), прошло не так уж много времени, прежде чем какая-то часть этих орд обернулась против самой Ассирии.


Нам мало что известно о правлении Ашшурбанапа-ла после 639 г. до н. э., за исключением того, что ситуация для Ассирии становилась все более серьезной. Когда в 626 г. Ашшурбанапал умер, место на троне этой страны занял некий Набопаласар, опиравшийся на поддержку халдеев в Вавилонии, хотя преемники Ашшур-банапала, Ашшур-этель-илани и Син-шаришкун, видимо, частично сохранили власть в некоторых уголках южного царства. Но Набопаласар заключил союз с мидянами, и его окончательный успех в Ассирии был почти неизбежен.



В самом конце Ассирия нашла неожиданного союзника в Египте, державе, которая не могла благосклонно взирать на возможную передачу торговых путей Ближнего Востока, которые до сих пор контролировала Ассирия, на милость таких непредсказуемых людей, этих выскочек мидян и халдеев. Поддержка Египта, однако, пришла слишком поздно, чтобы восстановить старый порядок, и в 612 г. до н. э. Ниневия пала. Остатки ассирийской армии вместе с ее египетскими союзниками оказали последнее сопротивление в Кархемише в 605 г. до н. э., но лишь встретили свое поражение. Ассирийскую державу ждал неизбежный конец.


В это время умер Набопаласар. Его сын и преемник Навуходоносор II, служивший главнокомандующим у своего отца, был талантливым полководцем с большим опытом. Он взял в свои руки остатки Ассирийской империи и распространил свою власть до границы с Египтом. Он хорошо известен своими двумя нападениями на Иерусалим (в 597-м и 587 гг. до н. э.) и депортацией евреев в Вавилонию. На самом деле это были лишь отдельные случаи в борьбе Навуходоносора за установление своей власти на территории, которую новая египетская династия собиралась считать своей собственной сферой влияния. В то же самое время мидяне расширили свое государство, которое стало включать в себя прежнее царство Урарту и большую часть Малой Азии.


Рис. 16. Карта Ассирийской империи


Нововавилонская империя, как обычно называют империю, основанную Навуходоносором, экономически страдала от того, что мидяне теперь контролировали торговые пути с далекого Востока, которые проходили через прежнее царство Урарту и Малую Азию на запад. Стараясь исправить это, правители нововавилонского царства пытались распространить свою власть на юго-запад, чтобы извлекать пользу из торговых путей, идущих из Аравии. Мы уже видели, что Навуходоносор предпринимал шаги к тому, чтобы установить контроль над всей Сирией и Палестиной, и в более поздние годы его правления есть доказательства того, что он безуспешно пытался вторгнуться в сам Египет. Его второй преемник Нериглиссар был, вероятно, побуждаем похожими экономическими мотивами, когда он предпринял военный поход в Малую Азию (как раз перед 556 г. до н. э.). Однако именно последний нововавилонский царь Набу-наид (Набонид) (555–539 гг. до н. э.) делал самые решительные попытки поставить свою империю на более прочную экономическую основу. Большую часть времени своего правления он провел в западной Аравии, где он основал цепочку военных поселений вдоль так называемого «пути ладана» из Таймы в Йасриб (современная Медина).


Ко времени воцарения Набонида отношения между Вавилонией и мидянами серьезно ухудшились, и в первые годы своего правления Набонид благосклонно относился к некоему принцу, который поднял восстание против мидийского царя. Этим принцем был Кир Персидский. Но как только Кир взял под свой контроль Мидийскую империю, он продолжил свою экспансионистскую политику, которая быстро привела его к столкновению с Вавилонией. Благодаря блестящим полководческим способностям ему удалось в 547 г. до н. э. подчинить себе всю Малую Азию до греческих поселений на западном побережье, а затем он захватил восточную часть Ассирии, которая попадала в сферу влияния Вавилона. Началась война, и Кир по широкому фронту вторгся в Вавилонскую империю. Общественное мнение всего цивилизованного мира в то время отражено в Книге Исайи (14: 1, 4), где еврейский пророк провозглашает Кира избранником Бога. Положение Набонида было значительно хуже. Даже в Вавилонии он был непопулярен отчасти из-за экономических трудностей, с которыми столкнулась страна, а отчасти из-за его попыток провести религиозную реформу. И когда Кир, наконец, пошел на Вавилон, у него уже было много приверженцев в городе. Вавилон потерпел от него поражение в 539 г. до н. э.


Персидская империя, в которую в 525 г. до н. э. вошел Египет, теперь превышала по протяженности любую империю, существовавшую до нее, и в этой империи Вавилония и Ассирия образовали всего лишь одну провинцию. Но вавилонская и ассирийская культура не переставала оказывать свое влияние, и помимо всего прочего персидское искусство (рис. 17), гражданское управление и военная наука были многим обязаны своим вавилонским или ассирийским корням. Вавилон был если не политической, то, безусловно, административной и культурной столицей всей Персидской империи.


Рис. 17. Персидские бронзовый и серебряный браслеты


После 500 г. до н. э. Персидская империя вступила в конфликт с Грецией, и этот конфликт продолжался с перерывами до тех пор, пока в 331 г. до н. э. великий Александр Македонский не сверг власть персов в сражении при Арбеле, а затем отправился дальше раздвигать границы своей власти до рубежей Индии. Если бы Александр остался жив, он бы осуществил свое желание основать всемирную империю со столицей в Вавилоне, но его безвременная смерть в Вавилоне в 323 г. до н. э. в возрасте тридцати двух лет привела к тому, что завоеванные им территории были разделены между его полководцами. Восточные провинции, включая Вавилонию и Ассирию, в конечном итоге достались Селевку I (301–281 гг. до н. э.). При Селевке Вавилония и Ассирия попали под усиливающееся эллинское культурное влияние, и на аккадском языке, который был уже вытеснен арамейским языком как языком повседневного общения, уже даже и не писали. Исключение составляли тексты на религиозные и астрономические темы. Древняя культура Вавилонии и Ассирии была мертва, и будущее было за Палестиной, Грецией и Римом.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джеймс Веллард.
Вавилон. Расцвет и гибель города Чудес

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле

Малькольм Колледж.
Парфяне. Последователи пророка Заратустры

Владимир Миронов.
Древние цивилизации

Сирил Альдред.
Египтяне. Великие строители пирамид
e-mail: historylib@yandex.ru
X