Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Валерий Гуляев.   Скифы: расцвет и падение великого царства

Толстая Могила

   Киевский археолог Борис Николаевич Мозолевский – ученик А.И. Тереножкина – еще в 1964 г. обратил внимание на огромный 9-метровый курган, известный у местных жителей под названием Толстая Могила, расположенный у шахтерского города Орджоникидзе, всего в 10 км от знаменитого Чертомлыка.

   Исследования кургана начались в 1970 г. Раскопки Толстой Могилы были по всем параметрам очень необычными. Требовалась техника, не было под рукой опытных археологов. И вдруг в конце марта руководство Орджоникидзевского горно-обогатительного комбината, финансировавшего экспедицию, предложило немедленно использовать освободившуюся из-за весенней распутицы технику. В противном случае ее выделение могло быть отложено на неопределенное время.

   Экспедиция еще не была подготовлена. Мозолевский встал перед трудным выбором: либо одному начать работу, которую в обычных условиях ведет целый коллектив, либо отказаться от представившегося случая и, быть может, надолго проститься с возможностью исследовать курган. Ведь о раскопках без мощной землеройной техники нечего было и помышлять – громада кургана состояла, как выяснилось потом, из 15 тыс. кубометров земли, которую следовало полностью удалить. И Б.Н. Мозолевский принял единственно возможное для него решение: приступить к раскопкам немедленно.

   Начальный этап работ был невероятно напряженным. Сам Мозолевский так писал о нем: «На восходе солнца я был на кургане. Оглушая степь, к нему уже двигалась бригада скреперов и бульдозеров <…> Две недели подряд я поднимался в 5.30 утра и по 16 часов ежедневно, без отдыха и выходных, до ломоты в глазах вглядывался в землю, стараясь прочесть каждый ее комок, орудовал лопатой и ножом, чистил и замерял, снова все бросал и бежал от скрепера к скреперу, умудряясь найти еще время для чертежей и описаний. Вскоре ко мне присоединился Саша Загребельный, демобилизованный из армии. Мы возвращались с ним около 12 ночи в гостиницу, окоченевшие и оглохшие от рева машин, пропыленные, и, даже не умываясь, замертво падали в постель, чтобы завтра продолжить снова поединок с вечностью».

   Толстая Могила – самый большой скифский курган, исследовавшийся советскими археологами. Высота его составляла около 8,5 м, диаметр – 70 м. И хотя он значительно уступал по размерам Чертомлыку и Солохе, раскопки его были не менее трудоемки, а результаты – сенсационны. Впрочем, предоставим слово руководителю раскопок Борису Мозолевскому. «За две недели бульдозерами и скреперами была снята курганная насыпь <…> Это 15 тысяч кубометров земли. Чтобы ее перевезти, мощным КРАЗам понадобилось совершить три тысячи рейсов. Скифы же землю эту возили с речки Соленой, что в 5 км от кургана, и делалось это исключительно из эстетических соображений – чтобы не испортить окружающий ландшафт. Сняв насыпь, мы обнаружили центральную и боковую могилы и пять вспомогательных могил коней и конюхов».

   Когда вся насыпь была удалена, наступила передышка. Теперь уже можно было не торопиться – полностью укомплектовать экспедицию и вести дальнейшую работу в нормальном темпе и в нормальных условиях. Работы на кургане начались в апреле. Курган был окружен широким рвом, в котором после расчистки были обнаружены следы грандиозной заупокойной тризны: множество костей животных – лошадей, диких свиней, благородных оленей, десятки разбитых греческих амфор. По этим остаткам удалось установить, что общий вес съеденного на поминках мяса составлял около 6500 кг, а если принять очень вероятное допущение, что в нераскопанную часть рва были сброшены кости примерно такого же числа животных, что и в исследованную, – то целых 13 тонн! Такого количества мяса должно было хватить примерно на 3000 человек (судя по этнографическим данным, один человек на пиру съедал до 5 кг мяса).

   Исследование захоронений начали с боковой гробницы. Вскоре открылся ход в могилу, заполоненный черноземом. Неужели ограблена? Ведь по опыту археологи хорошо знали, что именно так обычно выглядели грабительские ходы. На этот раз опасения, к счастью, оказались напрасными. Дальнейший ход событий Б.Н. Мозолевский описывает так: «Когда экспедиция уехала отдыхать, я снова опустился в гробницу и тыкался по ней до тех пор, пока в одной из стен не обнаружил вход в хозяйственную нишу, в глубине которой лежали явно не потревоженные никем кости от жертвенной пищи и бронзовая посуда. Конечно, это еще не могло быть свидетельством целости склепа, но вера моя окрепла».

   На следующий день началась расчистка склепа. В нем оказалось совершенно не потревоженное погребение молодой скифской «царицы». Ее наряд был самым богатым из когда-либо открытых в скифских «царских» курганах. Все здесь блистало золотом: головной убор, вся одежда и башмачки были расшиты золотыми бляшками, на шее «царицы» висела массивная золотая гривна, украшенная на концах фигурками львов, на висках крепились крупные подвески с изображением богини с поднятыми руками, руки украшали три широких браслета, а все пальцы были унизаны перстнями – всего их найдено 11 (на одном пальце было сразу два кольца).

   Рядом с «царицей» был погребен двухлетний ребенок, по-видимому, малолетний наследник. Он умер и был погребен позже матери, для чего в гробницу скифы прокопали второй ход. «Царевич» лежал в отделанном алебастром деревянном саркофаге. В изголовье стояли три миниатюрных серебряных сосуда: килик, ритон и шаровидный кубок. Среди украшений найдены золотой браслет, пояс, расшитый золотыми пуговицами, золотая гривна, сережки и маленький перстенек. Вся одежда «царевича» была расшита штампованными золотыми бляшками.



   Илл. 23. Золотая пектораль. Курган Толстая Могила, IV в. до н. э.



   В этом же кургане были похоронены и слуги: девочка-служанка, «кухарка» и воин – охранник или возничий.

   Оба погребения вырезали монолитами и увезли в Киев для дальнейшего изучения и последующего экспонирования в музее.

   Центральная гробница была ограблена. Но грабители проникли туда после того, как свод камеры и коридора-дромоса частично уже обвалились, и ворам пришлось доставать сокровища из-под обвалившейся земли. Все крупные и ценные вещи они забрали, но оставили множество мелких золотых бляшек и пуговиц, украшавших одежду «царя». В дромосе рухнувшую землю грабители ворошить не стали, зная, что там особо ценных находок не бывает. Но на этот раз они серьезно ошиблись.

   Именно в дромосе всего лишь в 30 см от входа в погребальную камеру лежал меч с обложенной золотом рукоятью и в ножнах, покрытых золотой обкладкой с рельефными украшениями. А еще ближе к камере, буквально у самого входа в нее, найдена золотая «царская» пектораль, принесшая кургану Толстая Могила мировую известность. Грабители остановились в 10 см от нее! Почему, каким образом эти ценнейшие предметы оказались в дромосе, а не там, где им надлежало быть? Возможно, они были намеренно там припрятаны. Во всяком случае, это их спасло.

   Рядом с гробницей «царя» располагались два конских захоронения, в каждом из которых находилось по три коня в богатых уборах, и три могилы умерщвленных конюхов. Еще один слуга лежал в дромосе. Всего в кургане захоронено восемь принесенных в жертву людей.

   Золотая обкладка ножен найденного меча по форме идентична чертомлыцкой и пятибратней, но украшена она другими изображениями. Если на первых двух изображены совершенно одинаковые сцены битвы греков с варварами (они, несомненно, вышли из одной мастерской и были изготовлены по одной матрице), то на обкладке из Толстой Могилы представлены изображения в скифском зверином стиле. На перекрестье меча в геральдической позе стоят дерущиеся петухи – совершенно новый и необычный сюжет в скифоантичном искусстве.

   Однако главным сокровищем Толстой Могилы является золотая пектораль (вес – около 1,2 кг, диаметр – чуть более 30 см). Основу пекторали составляют четыре жгутообразные трубки, скрепленные на концах обоймами с наконечниками из львиных голов. Они разделяют пектораль на три полукруглых яруса. Средний заполнен растительным орнаментом, нижний – традиционным для скифов звериным, а верхний представляет наибольший для нас интерес – здесь помещены изумительные по реализму и тонкости исполнения сцены из жизни скифов В центре композиции два обнаженных по пояс человека, снявшие свои гориты с луками, шьют меховую рубаху. Рядом с ними изображена почти пасторальная картина – юный скиф доит овцу, а стоящий рядом с ним человек держит амфору, возможно, с только что нацеженным в нее молоком. Мы видим, как жеребенок сосет молоко кобылы, а теленок – коровы. Цикл завершается разлетающимися в разные стороны птицами.





   Илл. 24. Детали с изображениями животных на золотой пекторали.

   Курган Толстая Могила



   «Развернутой симфонией о жизни в представлениях скифского общества» назвал пектораль ее первооткрыватель, Б.Н. Мозолевский.

   Итак, Толстая Могила была царской семейной усыпальницей, в которую последовательно захоронили «царя», его супругу и их малолетнего сына-наследника. Судя по амфорам, разбитым на тризне, «царь» был похоронен не позднее середины IV в. до н. э., а «царица» и «царевич» немного позднее.

   Толстая Могила – богатейший из известных в настоящее время скифских царских курганов. Вес золотых изделий, найденных в нем, – 4,5 кг – намного превышает вес золота, найденного в Куль-Обе. Но значение кургана определяется не этим, а тем, что в отличие от курганов, раскопанных в XIX – начале XX вв., он дал ценнейшую и огромную по объему информацию о погребальном обряде высшей скифской аристократии.

   Итак, вслед за археологами мы прошли долгим и тернистым путем истории изучения скифских древностей: от Мельгуновского, Литого кургана (1763 г.) и до Толстой Могилы (1970 г.). Между этими двумя датами лежит целая эпоха археологических открытий, когда были раскопаны тысячи больших и малых скифских курганов, десятки поселений и городищ. Не менее важная роль в изучении скифов принадлежит также историкам и лингвистам, которые тщательно исследуют древние тексты античных и восточных авторов, содержащие сведения о воинственных обитателях причерноморских степей в VII–IV вв. до н. э. Речь идет здесь об анализе ассирийских и вавилонских клинописных текстов, Библии (Ветхого Завета) и особенно трудов греческих историков – Гекатея, Геродота, Гиппократа и др. Существенную лепту в успехи скифоведения вносят за последние десятилетия и представители естественных наук – антропологи, палеозоологи, палеоботаники, палеогеографы.



   Илл. 25. Деталь золотой пекторали: скифы, изготавляющие одежду из овечьей шкуры. Курган Толстая Могила



   Продолжаются изыскания по скифской тематике и в наши дни как в России, так и на главной хранительнице древностей европейских скифов – Украине. Правда, их интенсивность, в особенности полевых археологических исследований, из-за полного прекращения государственного финансирования науки, заметно снизилась. Кроме того, после распада СССР основная часть скифских памятников осталась в границах Украины, а в России скифские курганы и поселения встречаются только на Среднем и Нижнем Дону (Воронежская, Белгородская, Ростовская области) и в Ставропольском и Краснодарском краях (но там находится только скифская «архаика» VII–VI вв. до н. э.). Таким образом, сегодня регион Подонья для российских археологов – это единственный полигон для раскопок древностей европейских скифов и решения на этой основе ряда общескифских проблем.

   Донская археология в России, после некоторого упадка в 1991–1995 гг., в настоящее время развивается довольно успешно. Здесь энергично работают как столичные, так и региональные специалисты, в частности из Воронежа, Липецка, Волгограда, Ростова-на-Дону. Об истории развития донской (прежде всего, среднедонской) археологии и пойдет речь в следующей главе.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы
e-mail: historylib@yandex.ru
X