Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Валерий Гуляев.   Скифы: расцвет и падение великого царства

Кавказ – скифская дорога

   Описывая мрачную и суровую страну, куда Могущество и Сила, повинуясь повелению Зевса, привели закованного Прометея, греческий трагик Эсхил назвал Кавказ «скифской дорогой». Казалось бы, всего несколько слов. Но важно, что у греков V в. до н. э. такое сопоставление, хотя бы в виде художественного образа, оставалось вполне правомерным.

   Плацдармом для скифских походов служил Северный Кавказ. Обращает внимание, что именно здесь оказались сосредоточены памятники, ближе всего связанные с событиями начального этапа скифских переднеазиатских походов.

   Кавказ в рассматриваемое время служил дорогой для скифов, стремившихся в страны Переднего Востока. Их главной территориальной базой являлись Приурмийские районы земли Манна, а опустошительные набеги достигали Палестины и Сирии. О скифских набегах свидетельствуют бронзовые наконечники стрел, встречающиеся в руинах многих городов и крепостей Передней Азии. Помимо Урарту, такие наконечники стрел найдены в Нимруде, Ашшуре, Вавилоне, Тарсе, Кархемише, Алишаре, в различных пунктах иранского Курдистана. В Ашшуре 10 характерных трехлопастных стрел обнаружены среди остатков крепости «С» и северной стены в слое, датируемом концом VII в. до н. э. (614 г.). В Кархемише сотни наконечников стрел собраны в руинах дома «Д», разрушенного в конце VII в. до н. э. Здесь же найдены глиняные фигурки в виде всадников в остроконечных скифских шапках и бронзовая створчатая форма для отливки таких же наконечников стрел.

   Древнейшие скифские наконечники VII в. до н. э. происходят из Джерара и Тарсуса в Киликии. В Тарсусе найдены фигурки бородатых всадников, подобные кархемишским. Этот слой датируется VII в. до н. э. В Мосуле обнаружена замечательная бронзовая литейная форма, складывающаяся из шести частей. В ней одновременно могли отливаться три наконечника – два трехлопастных и один двухлопастной. Производительность наконечников стрел в подобных формах отличалась достаточно высокой эффективностью. Специально поставленный опыт показал, что литейщик с помощью такой бронзовой формы мог производить до 10 000 наконечников в неделю, т. е. каждый из 500 лучников мог быть снабжен сотней наконечников. Для производства стрел требовалось до 6–7 операций, возможно, выполнявшихся различными мастерами. Даже если считать, что результаты проведенного эксперимента преувеличены, несомненно, что с помощью таких портативных приспособлений скифы всегда могли пополнить запасы стрел.

   Представление о скифской земле в стране Манна, в которой, очевидно, находился центр скифского государства, значительно расширилось после открытия знаменитой гробницы и некоторых скифских вещей у с. Зивие в иранском Курдистане. В 1947 г. у этого села в окрестностях г. Саккыза крестьяне обнаружили клад, предметы из которого разошлись по рукам. Большую часть клада, однако, удалось собрать. Основная коллекция попала в Тегеранский музей, другие предметы – в музейные собрания и частные коллекции Европы и Америки. В составе вещей из Зивие имеются изделия древневосточного (ассирийского) искусства VIII в. до н. э., вещи местного, возможно, манейского производства и предметы, в которых сочетаются черты древневосточного стиля со скифским. Позднее удалось установить, что далеко не все вещи имеют прямое отношение к кладу, а сам клад из Зивие является на самом деле богатейшим погребением скифского «царя», относящимся к концу VII в. до н. э… Обстоятельства находки столь неясны, что не удалось установить, сколько именно погребений было здесь открыто.

   Несомненно, что найденные в Зивие предметы относятся к скифскому или скифо-восточному типу. Во-первых, все они украшены характерными для скифов изображениями в зверином стиле. Так, например, золотой обломок пояса или налучья украшен сложным плетеным узором, в котором сочетаются ветви «древа жизни», львиные маски и фигурки оленей и горных козлов; серебряная обивка щита или блюда покрыта изображениями пантер, зайцев и орлов; обкладка ножен акинака[36] – изображением двух свернувшихся хищников и т. д. Найдены и золотые пекторали с фигурками скифских «пантер». Во-вторых, в захоронении обнаружены бронзовые архаические скифские наконечники стрел, подвески от уздечки и пряжка-пронизь в виде клыка, типичные именно для скифских уздечных наборов.

   В окрестностях селения Зивие обнаружен также ряд других скифских вещей, хотя с определенностью нельзя сказать, связаны ли они именно с «царским» захоронением. Среди этих находок – полностью аналогичные причерноморским образцам бронзовый псалий с орлиной головкой и пара костяных псалиев с головками барана и «грифо-барана».

   Подобные находки типично скифских вещей говорят о том, что они не являются здесь случайными. С их помощью можно определить местоположение «земли скифов», известной в клинописных ассирийских текстах как страна Ишкуза. Можно спорить по поводу этнокультурной принадлежности того или иного предмета, но бронзовые и костяные псалии, оформленные в зверином стиле, наконечники стрел или ножен акинаков, пряжки конской узды несомненно принадлежат именно скифам.

   «Ядро клада из Зивие, конечно, неоднородно ни по технике, ни по стилям, – пишет английский историк Уильям Куликан, – и теперь мы можем увидеть отдельные его части. В первую очередь следует признать художественную целостность золотых пластин, колчанов и предметов из слоновой кости с гравировкой, выполненных в чисто ассирийском стиле и в значительной мере посвященных сценам охоты на львов, ассирийских в каждой детали <…>, скучных и повторяющихся. Во-вторых, друг к другу хорошо подходят золотая пектораль в форме полумесяца и части трех трапециевидных нагрудных пластин с выгравированными рядами фантастических животных, расположенных по обе стороны от священных деревьев. Идея этих изделий опять-таки в основном ассирийская, но здесь чувствуется и влияние искусства Финикии и Урарту». Однако на узких концах пекторали расположены поджавшие лапы животные, изображенные в чисто скифском стиле (зайцы и медведи). Другие золотые предметы клада орнаментированы по краю рядами голов грифонов, столь популярных в раннем искусстве Скифии. А на куске золотой фольги (из 24 фрагментов) вытеснены завитки, изображающие ветви священного дерева, а между ними – фигуры типично скифских оленей с ветвистыми рогами и поджатыми ногами. Там же, на холме Зивие, найдены типично скифский костяной псалий с тремя отверстиями и головкой животного на конце, а также серебряная чаша, украшенная изображениями скифских животных и голов грифонов, и все это – вокруг центрального круга с ассирийскими бутонами лотоса.



   Илл. 62. Литейная форма для отливки наконечников стрел. Мосул, Ирак



   Клад из Зивие относится к периоду 675–625 гг. до н. э. К югу от оз. Урмия известны и другие скифские находки. В окрестностях Хасанлу обнаружена гробница с захоронением коней, рядом с которыми найдены бронзовые бляшки и костяная головка грифо-барана.

   Исследователи давно обратили внимание на исключительную близость художественного стиля скифской группы изображений из Зивие с изображениями на вещах из Келермеса и Мельгуновского кургана. Например, почти полностью друг другу соответствуют золотая диадема, украшенная розетками, золотые бляшки в виде четырехлепестковой розетки, отделка мечей и прочее. Изучив келермесский и мельгуновский мечи и сопоставив их с художественными изделиями из Зивие, известный украинский археолог Е.В. Черненко пришел к заключению, что они могли быть изготовлены в одной мастерской, где скифские элементы сочетались с урартскими. Захоронения в Зивие и Келермесе весьма схожи между собой, скорее всего, они одновременны и могут датироваться концом VII в. до н. э. Это имеет большое значение для уточнения времени окончания переднеазиатских походов скифов и возвращения их в Северное Причерноморье.

   Скифские походы предстают как явление крупномасштабное, оказавшее многостороннее влияние на исторические судьбы и культуру народов Кавказа и Передней Азии. Скифы участвовали в политической борьбе и войнах государств Древнего Востока, склоняя чашу весов в ту или иную сторону. Своими опустошительными набегами и тяжелыми данническими поборами они нарушали экономическую жизнь, выступая в качестве некой непредвиденной разрушительной силы, «кары божьей», если судить по горьким исступленным воплям библейских пророков.

   С другой стороны, активные военные действия скифов с короткими изменчивыми военными союзами способствовали повсеместному распространению скифского вооружения, особенно луков и стрел, а также акинаков, боевых топоров, конского уздечного снаряжения. «Скифство» стало определенной модой, о чем может свидетельствовать распространение глиняных фигурок скифских всадников, а также сцен битв и охоты, культовых действий, нашедших отражение в искусстве ряда народов.

   Скифы принесли с собой новый звериный стиль и заставили работать на себя искусных торевтов Древнего Востока. Это привело к слиянию различных художественных начал и появлению во второй половине VII в. до н. э. нового направления в искусстве, в котором сочетались скифские и восточные элементы. Скифские «звериные» мотивы (орлов, оленей, хищников из семейства кошачьих и др.) стали использоваться для украшения вещей восточного типа (налобные ленты, пекторали), а образы восточного искусства использовались при отделке скифских вещей (келермесский и мельгуновский акинаки, келермесская секира). Начал формироваться новый вариант скифо-восточного искусства, оказавший значительное влияние на дальнейшее развитие скифского звериного стиля.



   Илл. 63. Золотая обкладка горита с фигурами оленей. Келермес, VII в. до н. э.



   Знакомясь с роскошью дворов восточных владык, скифские цари и знать переняли стремление к роскоши в отделке одежды, оружия, конского снаряжения. Золотые тиары, диадемы, гривны, пекторали, браслеты, кольца, одежда, расшитая золотыми бляхами, стали обычными предметами быта скифов-аристократов. Золотой отделкой высочайшей художественной работы покрывались гориты, рукояти и ножны мечей и кинжалов, щиты, даже панцирные чешуйки обтягивались золотом. Скифский царь в парадном военном убранстве буквально был покрыт золотом, вплоть до нагайки и точильного оселка, причем почти каждая вещь являлась подлинным произведением искусства.

   Не имея дворцов, скифы перенесли роскошь на себя и вещи личного обихода, особенно одежду, оружие, конскую упряжь, а из числа бытовых предметов высоко ценились золотые чаши. Такое внешнее оформление богатства и знатности явилось одной из черт, усвоенной скифами во время переднеазиатских походов и оставшейся затем отличительной чертой скифов на протяжении всего периода их правления. К этому следует еще прибавить высокий художественный вкус скифов, сложившийся в результате соприкосновения с искусством Древнего Востока, а затем античной Греции. Ни один из народов древнего мира (за исключением, пожалуй, эллинизированных фракийцев) не имел возможности так художественно оформлять вещи бытового обихода, как скифы.

   Из Передней Азии скифы заимствовали такие элементы доспеха, как чешуйчатые панцири, бронзовые шлемы, отдельные мотивы в оформлении наверший (головки и фигурки быков, грифонов). Отметим, что, будучи кочевниками, скифы так и не ввели в своем воинском обиходе колесницы, распространенные у сирийцев, мидийцев, народов Урарту, Ассирии и других народов Востока. Единственным свидетельством использования скифами колесниц, скорее всего в качестве трофея, может служить находка обломков бронзовой оковки дышла в Большом Ставропольском кургане, раскопанном В.Г. Петренко.

   Отношения скифов с населением Кавказа продолжались на протяжении VI – начала V вв. до н. э. и не всегда имели враждебный характер. По-видимому, правы те исследователи, которые считают, что какая-то часть скифов слилась с местным населением.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация
e-mail: historylib@yandex.ru
X