Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Валентин Седов.   Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Историко-лингвистические свидетельства о восточнославянской этноязыковой общности

Наиболее полное представление об единстве славянского населения, расселившегося на широких пространствах Восточно-Европейской равнины и именуемого русью, выражено в Повести временных лет, во вводной ее части. Русь, Русская земля XI — начала XII вв. здесь в этнографическом, языковом, политическом плане противопоставляется полякам, чехам, грекам-византийцам, венграм, половцам и другим этносам того времени. Пределы Русской земли определяются по географии данников руси: «А се суть инии языци, иже дань даютъ Руси: чюдь, меря, весь, мурома, черемись, мръдва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, норома, либь...»1 Нанесение их на карту показывает, что русь в XI—XII вв. занимала территорию от Ладоги до Черного («Русского») моря и от Карпат до Дона. Русь составляли восходящие к более раннему времени славянские племенные группы словен ильменских, кривичей, полян, северян, вятичей, радимичей, древлян, дреговичей, волынян, хорватов, тиверцев и уличей. В пределы Русской земли входили также области мери и веси. Очевидно, процесс обрусения их в это время достиг финальной стадии.
Летописи освещают историю всей Русской земли, всего славянства Восточной Европы как целостного образования раннего средневековья.
Понятие о руси в широком смысле и убежденность в единстве всей Русской земли содержится во многих дошедших до нас древнерусских письменных памятниках. Среди них наиболее ранним является «Слово о Законе и Благодати», принадлежащее киевскому церковному деятелю Илариону. Датируется памятник временем между 1037 и 1050 гг.2 Для Илариона Русская земля — это вся государственная территория времени князя Владимира Святославича с единым владычеством князя, единой верой, где есть «наш язык руский». Следовательно, славяне Восточной Европы составляли и языковое единство.
Сознанием единства Русской земли в широком смысле и единства древнерусского народа проникнуто другое произведение XI в. — «Память и похвала князю Русскому Владимиру» Мниха Иакова3. В нем говорится, что Владимир «крести же всю землю Рускую отъ коньца и до коньца», «всю Рускую землю приведе къ Богу», «всю Рускую землю и грады вся украси святыми церквами».

Аналогично по смыслу и понятие Русской земли в памятниках борисоглебского цикла, которые были созданы во второй половине XI — начале XII в. «Страна Руская» в этих памятниках — территория, где проживают «сыны руские», «правоверные люди руские»4. Игумен Даниил во время посещения «Святой земли» (1106—1108 гг.) поставил в Иерусалиме лампаду «от вся Руськыя земля».
На основе анализа письменных источников А. В. Соловьев показал, что в течение двух столетий (911—1132 гг.) понятия «Русь» и «Русская земля» означали все восточное славянство, всю страну, заселенную им. В области внешней политики и в сфере церковной жизни эти понятия бытовали более продолжительное время и сохранялись в период политической раздробленности Древней Руси5.
Во второй половине XII — первой трети XIII в., когда Русь распалась на несколько феодальных княжеств, проводивших или пытавшихся проводить самостоятельную политику, единство русской народности продолжало хорошо осознаваться: вся Русская земля противопоставлялась обособившимся региональным вотчинам, князья которых нередко враждовали между собой.

Идеей единства Руси проникнуты многие художественные произведения того времени. К числу таковых несомненно принадлежит и «Слово о полку Игореве». В поэтическом произведении «Слово о погибели Русской земли», написанном в связи с татаро-монгольским нашествием, Русская земля простирается от Литвы, Польши и Венгрии до Волжской Болгарии и мордвы и от корелы и «дышючего моря» (Ледовитого океана) до половцев.
В былинах Русь — это единая Русская земля с единым народом, единой верой и единым государством.
Достаточно определенное представление о территории Русской земли дает карта русских городов X — начала XIII в., упоминаемых в летописях в связи с различными историческими событиями, а также систематический перечень их «А се имена вс^м градом Рускым, далним и ближним», датируемый концом XIV в.6 Этот список был составлен уже во время полной государственной и территориальной раздробленности Руси. В то время вокруг Москвы сосредоточилась лишь шестая часть древнерусских земель, на остальные претендовали литовские князья, польские и венгерские короли; Новгород и Псков были самостоятельными республиками. Однако в список были включены все русские города независимо от их политической принадлежности. Очевидно, в конце XIV в. единство древнерусского этноса — руси отчетливо сохранялось.

Наряду с понятием Руси и Русской земли как совокупности всех восточнославянских территорий в древнерусских летописях, как уже говорилось выше, реликтово встречается более узкое определение Руси. Это ареал русов — праславянского диалектно-племенного образования, занимавшего в VIII—IX вв. области между Днепром и Доном и создавшего первое в Восточной Европе славянское государство. Киевская Русь, образовавшаяся после овладения Олегом Киева, очевидно, была наследницей Русского каганата. Русы составили наиболее активную и многочисленную часть жителей Южной Руси, и этноним их довольно быстро распространился на все славянское население этого государства, которое и само называлось Русью.
В договорах с иностранцами все жители Древней Руси, в том числе новгородцы, смоляне и другие, назывались русами или русинами.
Важнейшим признаком этнического образования, дающим возможность говорить о нем как о народности, является язык. Славяне Русской земли в широком смысле составляли именно языковое образование. В современной науке оно именуется древнерусской (или восточнославянской) народностью, а ее язык — древнерусским.
В древнерусском языке на протяжении веков происходит ряд процессов, характерных для восточнославянского ареала7.
Наиболее характерной особенностью, четко выделившей древнерусскую языковую область, является так называемое первое полногласие. В древнерусском языке произошло превращение общеславянских сочетаний *ort, *olt с нисходящей интонацией в ро и ло (робота, робъ, рост, роля, лодья и т. п.). Вместо начальных звуков je и ju в древнерусской языковой области развились о и у (*jezero > озеро, *jesen' > осень, *jedin > один, *jug > уг и т. п.).

Xарактерные для праславянского языка взрывные согласные в группах tl, dl в древнерусском языке были утрачены (рало, гърло, ель и т. п. Ср. польск. radio, gardlo, jodla).
Зубные согласные *tj, *dj у славян Восточноевропейского ареала изменились в аффрикату ч и согласный ж (например, праслав. swetia > свеча, media > межа).
В прежних сочетаниях губных согласных с j в восточнославянской языковой среде появляется л (земля, люблю, куплю и др.).
Общеславянские сочетания kv, gv перед e (oi) в древнерусском языке превращаются в цв и зв (kvet > цвет, gvezda > звезда и т. п.).
В восточнославянской области происходит утрата носовых гласных, которые заменяются неносовыми.
В грамматическом строе древнерусского языка изменений наблюдается меньше, чем в фонетике. Специфическими для восточнославянского ареала являются утрата двойственного числа и связки в перфекте, падение простых прошедших времен (аориста и имперфекта), тенденции в эволюции именного и местоименного склонений и спряжения.
Словарный состав древнерусского языка сохранил несколько тысяч слов, восходящих к праславянской этноязыковой общности. Вместе с тем в лексиконе восточнославянского ареала появилось немало слов, отсутствовавших в общеславянском языке. К ним, в частности, принадлежат белка, хомяк, собака, утка, корова, птица, лог, куст, осока, груздь, радуга, погост, лапоть, сапог, кнут, жемчуг, ковер, коврига, каравай, ковш, коромысло, кровать, ларь, бурый, сизый, хороший, дешевый, сорок, девяносто, семья и немало других.
Утверждение о едином языковом развитии славянского населения Восточной Европы не исключает диалектных особенностей в отдельных регионах.

Современные археологические данные исключают гипотезу о существовании внутри позднепраславянского языкового состояния «прарусского» диалекта, который бы стал основой древнерусского языка. Какого-либо диалектно-племенного образования внутри праславянского мира, которое могло бы быть ядром-основой древнерусской народности, никогда не существовало. Всякие поиски прародины древнерусской народности представляются абсолютно бесперспективными. Древнерусский этнос, как и многие другие раннесредневековые этноязыковые образования, был сложным формированием, включавшим в себя несколько различных праславянских группировок. К тому же славянское население, освоившее широкие пространства Восточной Европы, застало в лесной зоне различные финноязычные и балтские племена и славянизировало их. В лесостепной полосе славяне длительное время контактировали с иранскими и тюркскими племенами. В такой ситуации становление единой древнерусской народности стало возможным только в результате активных интеграционных явлений, которым способствовали и имевшие место передвижения населения. Материалы современной археологии представляют возможности для выявления, изучения и обстоятельной характеристики этих процессов.



1Повесть временных лет. Ч. 1. М.; Л., 1950. С. 13.
2Розов Н. Н. Синодальный список сочинений Илариона — русского писателя XI в. // Slavia. XXXII—2. Praha, 1963. S. 140—179; Молдован А. М. «Слово о законе и благодати» Илариона. Киев, 1984.
3Голубинский Е. Е. История русской церкви. Т. 1. М., 1902. С. 239— 242.
4Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. М., 1916. С. 6, 11.
5Soloviev A. Der Begriff «Russland» im Mittelalter // Studien zur älteren Geschichte Osteuropas. Teil I. Graz; Küln, 1956. S. 149—150.
6Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 475—477. Исследование см.: Тихомиров М. Н. «Список русских городов дальних и ближних» // Исторические записки. Т. 40. М., 1952. С. 214—259. (Переизд. в кн.: Тихомиров М. Н. Русское летописание. М., 1979. С. 83—137).
7О древнерусском языке см.: Шахматов А.А. Введение в курс истории русского языка. Ч. 1. Пг., 1916; Дурново Н. Н. Введение в историю русского языка. М.; Л., 1924; Якубинский Л. П. История древнерусского языка. М., 1953; Филин Ф. П. Образование языка восточных славян. М.; Л., 1962. Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. М., 1965; Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. М., 1983.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Сергей Алексеев.
Славянская Европа V–VIII веков
e-mail: historylib@yandex.ru
X