Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Вадим Егоров.   Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Пруто-Днестровское междуречье

Аккерман (Белгород, Маврокастро, Монкастро, ныне Белгород-Днестровский). Город находился на правом берегу Днестровского лимана, на развалинах древнегреческой Тиры. Археологическими раскопками вскрыты значительные по мощности наслоения (2-2,5 м), датирующиеся концом XIII—XIV в.9) Судя по находкам золотоордынских монет, город был оставлен монголами в 60-х годах XIV в.10) На протяжении первой половины XIV в. Аккерман являлся крупным морским портом Золотой Орды, тесно связанным с генуэзскими колониями Крыма.11) Наиболее важную статью в его экспорте занимала пшеница, особо ценившаяся на международном рынке.12) Одновременно с этим город представлял собой значительный ремесленный центр, производство которого было рассчитано не только на удовлетворение внутренних потребностей. Археологические исследования выявили здесь особый ремесленный район гончаров, в котором обнаружены сложные в техническом отношении и достаточно конструктивно развитые горны для обжига керамической посуды.13) Многолетние раскопки позволяют с несомненностью утверждать, что в городе были широко развиты и различные другие ремесла.14)

Особое значение имеют исследованные во время раскопок Аккермана жилища рядового населения, подчеркивающие тесную связь города с центральными районами Золотой Орды. Особенно хорошо это проявляется в отдельных чертах бытового устройства жилищ: наличие печей (тандыров), лежанок (суф), умывальников в полу (тошна),15) свидетельствующих о присутствии в городе значительного числа собственно монгольского и среднеазиатского населения. Характерным при этом является то, что некоторые бытовые сооружения в жилищах Аккермана претерпели значительные изменения с целью приспособления их к местным климатическим условиям. В первую очередь это относится к системам отопления помещений. Более теплый климат Причерноморья позволил отказаться от печей-канов,* но всегда сопутствовавшая им в городах Поволжья суфа сохранилась в домах Аккермана. Широко известные печи-тандыры для выпечки лепешек снабжены здесь горизонтальными дымоходами, устроенными под полом комнат, чего не наблюдается в центральных районах государства. В данном случае такое нововведение, очевидно, заменило исчезнувшие каны. Подобные примеры позволяют говорить о существовании локальных вариантов золотоордынской культуры, в значительной степени зависящих от местных условий и традиций.

Существование хорошо налаженных связей Аккермана с центральными районами государства подтверждают находки кашинной поливной керамики с различными типами росписей, неполивной [79] штампованной керамики, а также селадона.16) Эти находки подтверждают сообщение о существовании в золотоордынское время караванного торгового пути из западных улусов в Поволжье. Память о нем сохранилась еще в XV в., когда его называли «дорогою татарскою, еже зовется: на Великий Дон».17)

Судя по материалам раскопок, жизнь города не была прервана мгновенно в результате военного нападения, а замирала постепенно. Это подтверждает точку зрения Л. Л. Полевого о том, что Аккерман был покинут монголами позже других населенных пунктов Пруто-Днестровского междуречья18) под постепенным натиском с севера молодого Молдавского княжества.

Килия. Самый западный город Золотой Орды, находившийся в устье Дуная, в нескольких десятках километров от берега Черного моря. Археологически он не исследован, поэтому время его возникновения точно не выяснено.19) Письменные и картографические средневековые источники сообщают о его принадлежности Золотой Орде в XIV в.20) Они же рисуют Килию как крупный центр генуэзской торговли, где находилась итальянская колония с особым консулом во главе. В страны Средиземноморья отсюда экспортировались самые различные товары: хлеб, мед, воск, соль, лошади. Как и во всех значительных портовых городах Золотой Орды, имевших выход на международный рынок, здесь была развита также и работорговля.21) Данных о времени ухода монголов из Килии в источниках не содержится.

Городище Костешты. Золотоордынское название города неизвестно; остатки его находятся у с. Костешты-Гырля Котовского р-на Молдавской ССР. Площадь города в границах XIV в. превышает 4 кв. км.22) Культурный слой не отличается особой мощностью, достигая 50-60 см, что свидетельствует о сравнительно недолгом времени существования населенного пункта. Археологические исследования позволяют отнести прекращение жизни в городе к 60-м годам XIV в.23) Полученные при раскопках материалы характеризуют город как довольно крупный ремесленный и торговый пункт, по всей видимости игравший роль административного центра окружающего его района. Это, в частности, подтверждает открытие значительного по размерам (600 кв. м) каменного здания и построек с водопроводами из керамических труб.24) О развитии ремесленного производства в городе свидетельствуют находки железных шлаков и более 20 горнов для обжига керамики. При всем этом исследователи отмечают в культуре города определенные черты периферийности, особенно в сравнении с Аккерманом,25) что может свидетельствовать как о его меньшей административной значимости, так и об удаленности от основных путей караванной торговли.

Городище Старый Орхей находится в Оргеевском р-не Молдавской ССР, у сел Требужены и Бутучены. Один из самых крупных городов Золотой Орды; площадь городища составляет около 2 кв. км. Золотоордынское название города неизвестно. [80] По предположению С. А. Яниной и Л. Л. Полевого,26) город носил название Шерх ал-Джедид (Янги-Шехр). Гипотеза основана на изучении 55 монет, найденных в Старом Орхее. Место чеканки их обозначено как Шехр ал-Джедид или Янги-Шехр (оба названия переводятся одинаково — Новый город). Предположение о названии города не может быть признано обоснованным, так как он подвергся разгрому в начале 60-х годов XIV в.,27) монеты же, выпускавшиеся в Шехр ал-Джедид, чеканились на протяжении всего периода 60-х годов.28) Выпускались они от имени хана Абдуллаха, марионетки Мамая. Исследованиями последних лет обосновано, что власть Мамая и его подставных ханов распространялась на степи между Волгой и Днепром, а также на Крым. Западнее Днепра орда Мамая не появлялась, так как после битвы на Синих Водах в 1363 г. эти территории контролировались Ольгердом. Что же касается Пруто-Днестровского междуречья, где находился Старый Орхей, то в начале 60-х годов XIV в. здесь уже оформилось Молдавское княжество. По этим причинам Абдуллах не мог пребывать в городе, остатками которого является городище Старый Орхей, и не мог чеканить здесь монету. Появление в Старом Орхее монет с его именем можно объяснить торговыми связями, тем более что после изгнания монголов жизнь в городе была восстановлена и он стал одним из административных центров молодого княжества. Предположение о локализации г. Шехр ал-Джедид в границах владений Мамая и Абдуллаха будет высказано ниже.

Возникновение города на основании нумизматического материала относится к самому началу XIV в.29) Многолетние раскопки городища позволяют считать находившийся здесь золото-ордынский город значительным административным, ремесленным и торговым центром Пруто-Днестровья. Исследования выявили ряд монументальных каменных построек общественного и религиозного характера. К наиболее видным из них относятся мечеть (площадь ее около 3000 кв. м),30) церковь, баня (площадь около 900 кв. м), остатки дворцового здания.31) Раскопки выявили также ряд жилищ рядового населения, отапливавшихся типичными для золотоордынских построек канами. Особо нужно отметить остатки оснований круглых юрт, стоявших среди городской застройки, что свидетельствует о тесном переплетении кочевых и оседлых черт жизни в этом населенном пункте.32) Существование в городе ремесленного производства подтверждается наличием гончарных и ювелирных мастерских.33) О существовании в городской округе развитой земледельческой культуры позволяет судить находка большого клада сельскохозяйственных орудий (лемехи, чересла, косы и др.).34)

Значение четырех рассмотренных городов Пруто-Днестровья в некоторых аспектах политической и экономической жизни региона не было одинаковым. Аккерман и Килия в первую очередь являлись крупными центрами международной торговли, обеспечивавшими экспорт продукции, поставлявшейся из [81] глубинных районов государства. Существовавшее здесь ремесленное производство в основном было направлено на удовлетворение внутригородского опроса. Специфика их состояла в том, что окруженные степями с кочевниками, они не имели административно подчиненной им округи с оседлым населением. Таким образом, оба города, скорее всего, представляли собой самостоятельные административно-политические единицы. В этом отношении от них существенно отличались находившиеся севернее два других города. Располагаясь в оседлой зоне интенсивной земледельческой культуры, они были окружены многочисленными деревнями, жители которых занимались сельским хозяйством. Это подтверждают не только находки различных орудий для обработки земли, но и обнаруженные при раскопках семена ржи, карликовой и мягкой пшеницы, проса, ячменя, овса.35) В настоящее время на территории описываемого района зафиксированы остатки нескольких десятков небольших деревень.36) Они-то и составляли административные округа, центрами которых были города, выявленные у сел Костешты и Требужены. Значение городов для сельского округа не ограничивалось административной ролью: несомненна их тесная экономическая связь с деревнями путем поставки изделий ремесленного производства. Яркое свидетельство тому — находка клада земледельческих орудий; число их настолько велико, что они явно предназначались для продажи. В целом же район Пруто-Днестровокого междуречья по своей природной и производственной характеристике, несомненно, представлял в XIV в. вполне самостоятельную экономическую единицу.


9) Кравченко А. А. Жилые комплексы золотоордынского Белгорода. — В кн.: Материалы по археологии Северного Причерноморья. Киев, 1976, вып. 8, с. 132.

10) Полевой Л. Л. К топографии кладов и находок монет, обращавшихся на территории Молдавии в конце XIII—XV вв. — Изв. Молд. филиала АН СССР, 1956, №4(31), с. 101.

11) Полевой Л. Л. Очерки исторической географии Молдавии XIII—XIV вв. Кишинев, 1979, с. 67-68.

12) Там же.

13) Кравченко А. А. Производственные комплексы Белгорода XIII—XIV вв. — В кн.: Античная Тира и средневековый Белгород. Киев, 1979, с. 115-135.

14) Кравченко А. А. Ремесленное производство золотоордынского Белгорода. — В кн.: 150 лет Одесскому археологическому музею АН УССР (1825 —1975). Киев, 1975, с. 176-177.

15) Кравченко А. А. Жилые комплексы..., с. 135-137.

* Каны — обогревательные печи с горизонтальными дымоходами.

16) Там же, с. 141.

17) Сахаров И. Сказания русского народа. СПб., 1849, т. 2, кн. 8, с. 60.

18) Полевой Л. Л. Очерки..., с. 69.

19) Куница Н. Килия. Одесса, 1962.

20) Полевой Л. Л. Очерки..., с. 65.

21) Там же, с. 66-67.

22) Полевой Л. Л., Бырня П. П. Средневековые памятники XIV—XVII вв.: Археологическая карта Молдавской ССР. Кишинев, 1974, вып. 7, с. 28.

23) Полевой Л. Л. Поселение XIV в. у с. Костешты. — Зап. Одес. археол. об-ва, 1967, т. 2(35), с. 121; Полевой Л. Л. Монеты из раскопок и сборов на поселении Костешты — Гырля (1946—1959 гг.). — В кн.: Далекое прошлое Молдавии. Кишинев, 1969, с. 146-160.

24) Полевой Л. Л. Поселение..., с. 121-122.

25) Полевой Л. Л. Культурно-исторические традиции в средневековой поливной керамике с орнаментом сграффито Карпато-Дунайских земель. — В кн.: Археология, этнография и искусствоведение Молдавии. Кишинев, 1968, с. 134.

26) Янина С. А. «Новый город» (Янги-Шехр — Шехр ал-Джедид) — монетный двор Золотой Орды и его местоположение. — Труды ГИМ, 1977, вып. 49. Нумизматический сборник, часть 5, вып. 1; Полевой Л. Л. Очерки..., с. 69.

27) Смирнов Г. Д. Из истории Старого Орхея. — Изв. Молд. филиала АН СССР. Сер. обществ. наук, 1960, № 4(70), с. 80.

28) Нудельман А. А. Монеты из раскопок и сборов 1972—73 гг. — В кн.: Археологические исследования в Молдавии (1973 г.). Кишинев, 1974, с. 205-206; Он же. К вопросу о составе денежного обращения в Молдавии в XIV — начале XVI в. (По материалам кладов). — В кн.: Карпато-Дунайские земли в средние века. Кишинев, 1975, с. 97-98.

29) Полевой Л. Л., Бырня П. П. Указ. соч., с. 38.

30) Там же, с. 37-38; Древняя культура Молдавии. Кишинев, 1974, с. 158-160. Авторы публикаций предположительно называют мечеть караван-сараем, с чем нельзя согласиться, так как сохранились остатки минарета и михраба. О культовом назначении свидетельствует и ориентировка постройки. [141]

31) Полевой Л. Л., Бырня П. П. Указ. соч., с. 37-38.

32) Там же.

33) Там же; Бырня П. П. Ювелирная мастерская XIV в. из Старого Орхея. — В кн.: Археологические исследования в Молдавии (1973 г.), с. 229.

34) Полевой Л. Л., Бырня П. П. Указ. соч., с. 38.

35) Янушкевич З. В., Смирнов Г. Д. Культурные растения в XIV в. на территории Молдавии. — Известия АН Молдавской ССР, 1968, № 2.

36) Полевой Л. Л., Бырня П. П. Указ. соч., с. 9-12; Полевой Л. Л. Очерки.... с. 29-30.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана
e-mail: historylib@yandex.ru
X