Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.   Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

«Повесть временных лет» о расселении славян.

Иафету же достались северные страны и западные: Мидия, Албания, Армения Малая и Великая, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхида, Боспор, Меоты, Деревия, Сарматы, жители Тавриды, Скифия, Фракийцы, Македония, Далматия, Малосия, Фессалия, Локрида, Пеления, которая называется также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирик, Словене, Лихнития, Адриакия, Адриатическое море1. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефаллиния, Итака, Керкира, часть Азии, нарицаемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря на север Дунай, Днестр и Кавкасинские горы, то есть Угорские, а оттуда до Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток, в часть Симову2. В Иафетовой же части сидят русь, чудь и всякие языки: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимегола, корсь, летгола, любь. Ляхи же, и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому же морю сидят варяги: отсюда к востоку до предела Симова, по тому же морю сидят и к западу до земли Аглийской и до Волошской. Иафетово колено также: варяги, свеи, урмане, готы, русь, англы, галичане, волхва, римляне, немцы, корля-зи, венецианцы, фряги и прочие, ти же сидят от запада до юга и соседят с племенем Хамовым [...]
Спустя много времени сели словени по Дунаю, где есть ныне Угорская земля и Болгарская. И от тех словен разошлись по земле и прозвались именами своими, от мест на которых сели. Так одни, пришедши сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие нареклись чехами. А вот те же словене: хорваты белые3 и сербы и хорутане4. Когда же волохи напали на словен дунайских, и сели среди них и насилие творили им, словене эти пришли, сев на Висле, и прозвались ляхи, а от тех ляхов прозвались поляне, другие ляхи — лютичи, иные — мазовшане, иные — поморяне.
Так же и те словене, что пришли и сели по Днепру и нареклись поляне, а другие — древляне, потому что сели в лесах; а другие сели между Припятью и Двиною и нареклись дреговичи; иные сели на Двине и нареклись полочане по имени речки, что впадает в Двину, имянем Полота, от нее прозвались полочане. Словене же сели около озера Ильменя и прозвались своим именем и сделали град и нарекли его Новгород. А другие сели по Десне, и по Семи, по Суле, и нареклись север. И так разошелся словенский язык [... ]
Поляне же жили в те времена особо и владели родами своими, ибо и до сей братии были поляне, и жили кождый со своим родом и на своих местах, владея каждый родом своим. И были братья: одному имя Кий, а другому Щек, а третьему Хорив, и сестра их Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, от него же прозвалась Хоревица. И построили град в честь брата своего старейшего, и нарекли имя ему Киев. Был около града лес и бор велик, и ловили там зверей, были мужи мудры и смыслены, нарицались поляне, от них же есть поляне в Киеве и до сего дня [...]
И после этой братии стал род их держать княжение у полян, а у древлян было свое княжение, а у дреговичей свое, а у словен свое в Новгороде, а другое на Полоте, у полочан. От них же кривичи, что сидят в верховьях Волги, и в верховьях Двины и в верховьях Днепра, их же град — Смоленск; там и сидят кривичи. Дальше от них (?) сидят северяне. На Белоозере сидит весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере меря же. А по Оке реке, там где она впадает в Волгу, — мурома с языком своим, и черемисы со своим языком, мордва со своим языком. Есть только словенский язык в Руси: поляне, деревляне, новгородцы, полочане, дреговичи, север, бужане, что сидели по Бугу, после же стали называться волыняне. А вот иные языки, что дань дают Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемись, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, норома, либь: эти имеют свой язык, будучи от колена Иафетова, и живут в странах северных.
Когда же словенский язык [...] жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар5, так называемые болгары и сели по Дунаю, и были поселенцами в земле словен. Потом пришли угры белые и наследовали землю словенскую. Эти угры появились при Ираклии царе, и ходили на Хосрова, царя персидского6. В те же времена были и обры, что ходили на Ираклия царя и чуть было его не пленили. Эти обры воевали и против словен и притесняли дулебов, бывших словенами, и насилие творили женам дулебским: собираясь в поездку, обрин не давал впрячь коня или вола, но велел впрячь трех, четырех или пять жен в телегу и повезти обрина, и так мучали дулебов. Были обры телом велики и умом горды, и Бог истребил их, и умерли все, и не осталось ни единого обрина. И есть притча в Руси и до сего дня: «Погибоша аки обре»; их же нет ни племени, ни потомства. После обров пришли печенеги, а затем прошли угры черные мимо Киева, уже после — при Олеге.
Поляне же жили особо [...] и были от рода словенского, и нареклись поляне, а деревляне происходили от словен же, и нареклись древляне; радимичи же и вятичи — от рода ляхов. Были 2 брата у ляхов — Радим, а другой Вятко, и пришли и сели Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим по Оке, от него же прозвались вятичи. И жили в мире поляне, и деревляне, и север, и радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру, возле Дуная. Было множество их; сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились грады их и до сего дня, а греки звали их «Великая Скифия»7.
Имели обычаи свои, и закон отцов своих и предания, и каждые — свой нрав. Поляне имеют своих отцов обычай кроток и тих, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями своими; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют, а брачный обычай имеют такой: не ходит зять за невестой, но приводят ее накануне, а назавтра приносят за нее, что дают. А древляне жили звериным образом, по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и брака у них не было, но умыкали у воды девиц8. И радимичи, и вятичи, и север один обычай имели: жили в лесу, как и всякий зверь, ели все нечистое, и срамословили перед отцами и перед снохами, и браков не было у них, но игрища между селами: сходились на игрища, на плясанье и на всякие бесовские песни, и тут умыкали жен себе по сговору; имели же по две и по три жены. И если кто умирал, творили тризну над ним, и потом творили кладку [дров] великую, и возлагали его на кладку, мертвеца сжигали, и потом, собравши кости, складывали в сосуд малый, и ставили на столпе на путях, что творят вятичи и ныне9. Эти же обычаи творили кривичи и прочие поганые, не ведавшие закона Божьего, но творившие сами себе закон.

(Перевод с уточнениями по книге: ПВЛ, 2-е изд., 7—11.)

КОММЕНТАРИЙ

1 В список стран, заимствованный в «Хронике» Георгия Амартола и включающий Кавказ (Армения, Албания Кавказская), Северное Причерно-моье (Сарматы, Скифия) и Балканы, летописец вставил славян вслед за Ил-лириком, дунайской провинцией Византии.
2 Вслед за островами, которые Амартол выделял в соответствии с библейской традицией («острова народов» в части Иафета), летописец перечисляет географические реалии «полунощных стран» — Восточной Европы, смешивая Кавказские горы с Угорскими (Венгерскими) — Карпатами. Волга течет в «жребий Симов», так как соединяет Русь со странами мусульманского (арабского) Востока.
3 Хорваты белые — часть хорватского племенного объединения, видимо, переселившегося на Балканы в VII в.
4 Хорутане — славянское население Каринтии.
5 Традиционное отождествление кочевых народов причерноморских степей, в данном случае хазар, со скифами заимствовано летописцем из «Хроники» Амартола.
6 Угры-венгры (ниже — «черные угры») смешаны здесь с хазарами или оногурами («белыми уграми» у Амартола).
7 Великая Скифия — традиционное обозначение в греческой традиции причерноморских степей.
8 Умыкание — один из традиционных брачных обычаев, несовместимый с христианским пониманием брака.
9 Летописец дает описание языческого обряда трупосожжения, характерного для общеславянской (праславянской) культуры в языческий период. Археологи фиксируют остатки кладки погребального костра; обычай установки урны «на столпе» археологически не прослеживается.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Любор Нидерле.
Славянские древности

под ред. Б.А. Рыбакова.
Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э.

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона
e-mail: historylib@yandex.ru
X