Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.   Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

Волжско-Камская Болгария и народы Поволжья

Проникновение тюркоязычных кочевых племен в лесостепные районы Среднего Поволжья и междуречье Волги и Камы было непосредственно связано с миграционными процессами в евразийской степи, в первую очередь — в Хазарии. Предполагают, что племена болгар (булгар) стали проникать в Среднее Поволжье еще в эпоху начальной экспансии хазар, когда болгарское объединение в причерноморских степях (Великая Болгария) распалось и часть болгар (в последней четверти VII в.) откочевала за Дунай, часть — в Поволжье. Ранние болгарские памятники появляются в районе Самарской Луки в середине VII в.: вторжения болгар и других кочевников, видимо, положили конец существованию здесь упомянутой балто-славянской именьковской культуры [Багаутдинов и др. 1998, 167 и сл.]1, носители которой, по предположению В. В. Седова, мигрировали в левобережье Днепра, и способствовали передвижению венгров в степи. Арабский автор 30-х гг. Х в. ал-Истахри именует Волжскую Болгарию «Булгаром Великим» и отличает волжских болгар от «внутренних» (т. е. ближайших к Средиземноморью) — дунайских, которые приняли христианство. Миграции болгарских племен продолжались в периоды кризисов — арабо-хазарских войн, межплеменных конфликтов внутри Хазарии в IX в.: по данным археологии — болгарских могильников в Среднем Поволжье, — последняя миграционная волна была наиболее интенсивной.
О непосредственной связи тюркоязычных кочевников Волго-Камского междуречья с племенами Хазарии свидетельствует этнонимия: арабский автор начала Х в. Ибн Русте (Ибн Руста) пишет, что болгары (в Волжско-Камской Болгарии) разделяются на три группы — берсула, эсегел и собственно болгар: племена берсула явно связаны с барсилами, древнейшими соседями хазар. Эсегел (икилъ, эскел) упомянуты также (наряду с племенем баранджар, напоминающем о хазарском городе Баланджар на Кавказе) главным автором, описывающим Волжскую Болгарию, — арабским дипломатом Ахмедом Ибн Фадланом, который совершил путешествие в эту страну в 921/922 г.: Ибн Фадлан прибыл в ставку (кочевье) «царя» болгар, куда царь призвал народ, именуемый суваз, но часть этого народа с самозванным вождем не подчинилась болгарам, другая же часть, во главе с правителем племени эскел, повиновалась [Ковалевский 1956, 139]. Имя народа суваз (сван, суан) может читаться как сувар — народ, упоминаемый рядом с болгарами хазарским царем Иосифом: по происхождению этот народ явно связан с савирами на Северном Кавказе.
Согласно восточным источникам языки хазар, болгар и савиров-сувар были близкородственными. Реликты этих языков усматривают в тюркском языке чувашей — народа в Среднем Поволжье: сам этноним чуваш возводится к названию суваз.
Сувар — название одного из крупных городов Волжской Болгарии, наряду со столицей Болгар (Булгар) на берегу Волги. Несмотря на то, что болгарская аристократия во главе с самим царем (как и хазарский каган) сохраняла традиции кочевого быта, болгары в лесостепи интенсивно переходили к комплексному земледельческо-скотоводческому хозяйству, так что Ибн Русте писал уже о том, что болгары — земледельческий народ, возделывают пшеницу, ячмень, просо и другие культуры. Этому переходу способствовали контакты с местными земледельческими поволжско-финскими племенами — мордвой и марийцами — черемисами, которых царь Иосиф упомянул в числе своих данников. Археологические материалы обнаруживают синтез культур болгарской и финно-угорских на одних и тех же памятниках Волжско-Камской Болгарии (см. [История татар, 185—218]). К Х в. на перекрестке международных путей — речного Волжского (см. [Великий Волжский путь 2001]) и караванного, связующего Среднюю Азию (державу Саманидов) и Восточную Европу, в том числе Болгар и Киев, — возникли города.


Древности волжских болгар (Степи Евразии. С. 166)

Доходы государства Болгар (Булгар, Болгария), возникшего к Х в. в Среднем Поволжье, как и Хазарии и других раннесредневековых государств, складывались из торговых пошлин (десятины) и даней, которые правитель брал лошадьми и мехами. Меха привозила в Болгар русь, но болгары сами стремились контролировать регионы, богатые пушниной, о чем свидетельствуют описания путешествий болгарских купцов в страну вису за мехами соболей и черных лисиц: под народом вису усматривают летописную весъ, предка финского народа вепсы. О связях Болгарии с областями муромы, Верхнего Повожья и Белоозера — земель веси — свидетельствуют находки болгарской керамики (с Х в.: ср. [Голубева 1969]). Другой регион, которого достигали болгарские купцы, — земли народа йура — летописная Югра, Зауралье: там обитали обские угры — ханты и манси, с которыми велась торговля: одежда, соль и другие вещи обменивались на меха при посредстве знаков и тайно, так как «дикий народ йура» боялся зла от чужаков (позднее сходные торговые отношения новгородцев с югрой упоминает русская летопись). В Нижнем Приобье действительно находят много болгарских вещей X—XIV вв. Подобно Хазарии, в Болгарии с Х в. началась чеканка серебряной монеты — подражаний арабским дирхемам.
Государство Болгария находилось в сложных отношениях с Хазарским каганатом, властитель которого считал правителя болгар своим вассалом. «Царь» Алмуш, к которому прибыло из Багдада посольство с секретарем Ибн Фадланом, платил дань мехами царю хазар, его сын был заложником в Итиле, а дочь насильно была взята в гарем хазарского правителя — таковыми были обычные отношения вассалов и сюзеренов в раннесредневековых государствах. Правитель болгар сохранял тюркский титул элътебер, который был ниже титула каган («царем» — арабск. малик — именуют его, как и прочих правителей Восточной Европы, восточные источники). Вместе с тем Алмуш уже принял ислам (видимо, не без посредства хазарских — итильских — мусульман) и отправил посольство в Халифат с просьбой не только прислать наставников в новой религии, но и построить крепость, что было явно направлено против власти Хазарии (ср. [Фахрутдинов 1984; Новоселъцев 1990, 197 и сл.]).
Интересно, что Ибн Фадлан именует болгарского правителя «царь ас-сакалиба» — царем славян. Арабы (в том числе ал-Масуди) могли использовать заимствованный ими у греков книжный термин ас-сакалиба как обозначающий не только славян, но и все население Восточной и особенно Центральной Европы (включая немцев и венгров), однако у Ибн Фадлана такого расширительного толкования нет. Возможно, в соответствии с традициями «кочевых государств», болгары считали своими подданными славян с тех времен, когда они господствовали в причерноморских степях, — со времен Великой Болгарии и пеньковской культуры. Эта историческая традиция была тем более актуальна в момент приема посольства самого халифа, когда нужно было продемонстрировать могущество болгарского хана [Мишин 2002, 29—33].
Русь, видимо, использовала противоречия между Волжской Болгарией и Хазарским каганатом, так как именно через Болгар — в обход Хазарии — стала поступать на Русь восточная монета, когда Каганат попытался установить экономическую блокаду Руси в конце IX — начале Х в. (см. ниже). В 965 г. князь Святослав вторгся в каганат через Оку и Среднее Поволжье, разгромив Болгарию, буртасов, а затем Хазарию (по данным Ибн Хаукаля). Древняя Русь, однако, не смогла закрепиться на Средней и Нижней Волге. Попытка князя Владимира в 985 г. подчинить болгар и обложить их данью закончилась неудачей, несмотря на то, что он использовал федератов Руси — конницу торков — для похода. Показательны слова «Повести временных лет», передающие отношение русских к богатому восточному соседу: Владимир замечает, что болгары обуты в сапоги, и говорит, что те не будут платить дани — надо искать «лапотников». С болгарами был заключен мирный договор, сохранивший в древнерусской передаче болгарскую «фольклорную» формулу: «Толи не будеть межю нами мира, оли камень начнеть плавати, а хмель почнеть тонути» [ПВЛ, 39]. Мирные отношения с болгарами, по летописи, имели важные для Руси последствия — в следующем 986 г. болгары прислали своих послов, призывая Владимира принять ислам. Настал черед Руси выбирать веру (см. ниже). С Х в. установились прочные экономические и торговые связи Руси и Волжской Болгарии (см. сборник: [Волжская Болгария и Русь]).
Государство Волжско-Камская Болгария, как и Кавказская Алания (у которой были свои разнообразные связи с Русью уже в средневековый период), не пережило монголо-татарского нашествия XIII в. Однако тюркоязычные болгары составили основу новых этносов, формировавшихся уже в пределах Золотой Орды — чувашей и татар.



1Авторы сравнивают раннесредневековую миграцию болгар из Приазо¬вья на Среднюю Волгу с древней миграцией «отделившихся скифов» (см. выше, глава IV).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Игорь Коломийцев.
Народ-невидимка

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине
e-mail: historylib@yandex.ru
X