Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.И.Кузищин.   Римское рабовладельческое поместье

§ 2. Идеальное имение и типичное поместье

В произведениях римских аграрных писателей упоминается об идеальном поместье — praedium quod primum, которое, с их точки зрения, находится в наилучших условиях, приносит наибольший доход. Первым заговорил о нем Катон. «Ищи место с хорошим погодьем, где не бывает бурь, с хорошей землей, которая сама родит; покупай имение, если можно, у подножья горы, обращенное на юг, в здоровой местности, где много работников, есть хороший водоем, а поблизости богатый город, море или река, по которой ходят суда, или хорошая оживленная дорога. Пусть оно будет в таком округе, где хозяева меняются нечасто, а те, кто продал свои имения, жалеют о том, что их продали... Если ты меня спросишь, какое имение самое лучшее, то я скажу так: сто югеров с самой разнообразной почвой, в самом лучшем месте, во 1-х с виноградником, если вино хорошее и если вина много, во 2-х с поливным огородом, в 3-х, с ивняком, в 4-х с масличным садом, в 5-х с лугом, в 6-х с хлебной нивой, в 7-х с лесом, где можно резать листья на корм скоту, в 8-х с виноградником, где лозы вьются по деревьям, в 9-х, лес с деревьями, дающими желуди» (I, 2—4, 7)37.

В трактате Варрона о наилучшем поместье прямо не сказано. Однако скорее всего как раз его (или приближающийся к нему тип) автор имеет в виду в I, 23, где он дает характеристику различных посадок и посевов в имении.

А вот как характеризует идеальное имение Колумелла спустя два с половиной столетия после Катона: «Если судьба улыбнется нам, то мы получим имение там, где климат здоров, а земля плодородна и представляет собой частью равнину, а частью холмы, полого опускающиеся либо к востоку, либо к югу и представляющие собой одни — поля, другие — лесистые и суровые пространства. Оно будет неподалеку от моря или судоходной реки, чтобы можно было вывозить урожай и ввозить то, что куплено. Над равниной, распределенной между лугами, нивами, зарослями ивы и тростника, будут возвышаться постройки. На одних холмах не будет ни деревца, и мы отведем их под посевы, которые, впрочем* лучше идут па равнинах, в меру сухих и жирных, чем на крутизнах. Поэтому даже высокие места, отведенные под хлеба, должны образовать плоское пространство, спускающееся совсем полого и вообще как можно больше напоминать равнину. Другие же холмы оденутся оливами, виноградными лозами и растениями, которые впоследствии пойдут для них на подпорки.

Пусть они доставляют нам дерево и камень, если необходимость заставит нас строиться, а скоту пастбища, и дают начало ручьям, сбегающим на луга, огороды и заросли ивы, а также ключам, бьющим в усадьбе. Пусть будут у нас стада крупного скота и других животных, пасущихся в чащах и на обработанных пространствах. Но имение, которое расположено таким образом, трудно найти и редко кому оно достается на долю. Ближе всего к нему то, которое имеет большую часть перечисленных выше свойств, сносно то, в котором их не вовсе мало» (I, 2, 3—5).

Как можно видеть, точки зрения Катона и Колумеллы почти совпадают, хотя между ними лежит значительный промежуток времени.

Прежде всего возникает вопрос о величине идеального поместья. Катон указал точную величину в 100 юг., т. е. для него идеальное поместье по величине приблизительно равно более типичным для того времени рабовладельческим поместьям.

Колумелла не сообщает столь точно о размерах своего варианта, и потому их можно лишь предполагать. В. Сираго склонен сопоставлять идеальное поместье Колумеллы с этрусской латифундией Плиния Младшего38. Однако вряд ли это правомерно. Более приемлимо иное толкование приведенного места из сочинения Колумеллы. Идеальное поместье — это, так сказать, модель типичного имения, бывшего, как мы пытались показать, поместьем средних размеров. Колумелла четко отделяет и то и другое от латифундий, которые изображаются им как плохо организованные хозяйства39.

Другой аргумент в пользу средних размеров идеального поместья — это большое совпадение в его характеристике у Катона и Колумеллы, что было бы невозможно, если бы они имели в виду значительно отличающиеся по величине имения. Очевидно, и для Колумеллы идеальное поместье по своим размерам близко к тому типу, который поставлен в центр его сочинения.

Каков характер идеального хозяйства? Наиболее подробно па его анализе остановился В. Сираго, посвятив ему целую главу своей работы. Его основной вывод таков: идеальное поместье — это ярко выраженное натуральное хозяйство; своего рода civitas, res publica, ничем не связанная с соседним имением 40.

Так ли это на самом деле? Идеальное поместье имеет все отрасли и культуры: нивы, виноградники, оливковые рощи, огород, вспомогательные посадки, лес и пастбища, на которых пасутся стада крупного рогатого скота, овец, коз, свиней. Имение, таким образом, обеспечено всеми необходимыми продовольственными культурами, имеет свой собственный хлеб, вино, масло, овощи, плоды, мясо. Однако наличие этих отраслей и культур еще не означает самодовления и автаркии. Исследователи, которые рассматривают идеальное имение древних в качестве ойкоса, не обращают внимания на другие его стороны, связывающие его с соседней округой и рынком.

Нет необходимости еще раз повторять, что целью собственника рабовладельческих поместий, с точки зрения Катона, Варрона и Колумеллы, было получение дохода в денежной форме, а не создание самообеспечивающегося хозяйства.

Тем более естественна такая цель для наилучшего поместья. А это было в тех условиях вряд ли возможно без постоянных связей с рынком.

И Катон, и Колумелла прямо говорят, что одним из- главных преимуществ идеального имения является его благоприятное рас-положение около богатого города, судоходной реки, моря или оживленной проезжей дороги (Cat., I, 3). Такое расположение позволяет вывозить урожай и ввозить то, что куплено (quo deportan fructus et per quod merces invehí possint, Col., 1, 2, 3). Рыночные связи поместья предполагаются совершенно необходимыми для его нормальной хозяйственной жизни.

Другие косвенные данные, и прежде всего система снабжения хозяйства рабочей силой, подтверждают сделанное заключение. Катон говорит прямо, что идеальное поместье должно быть расположено в местности, где много работников, что предполагает, скорее всего, сезонный наем батраков, арендаторов или издольщиков. Наем батраков или издольщиков, как известно, не решал большую проблему рабочей силы. Идеальное поместье — это,
прежде всего, рабовладельческое хозяйство, что предполагает покупку некоторого постоянного контингента рабской силы, что связано со значительными денежными затратами.

Большая часть современных исследователей отказались от тезиса о дешевизне рабов даже во времена наиболее удачных римских войн. Конечно, были случаи отдельных распродаж рабов по весьма дешевым ценам, однако обычная цена была достаточно высокой. Если определить в качестве средней стоимости неквалифицированного раба 500 денариев, то затраты на покупку рабского персонала в 13 единиц будут составлять 26 тыс. сестерциев, а в 16 рабов — 32 тыс. Если же принять во внимание большую стоимость квалифицированных членов рабской фамилии, таких, как вилик, пахарь, виноградарь или свинопас, то расходы окажутся еще внушительнее. Конечно, рабовладелец мог приобрести какое-то количество рабов внеэкономическим путем, но обычным случаем было приобретение рабов на рынке. Каким образом происходило пополнение рабской силы, в частности замена заболевшего, одряхлевшего или так или иначе выбывшего из производства раба, сказать трудно из-за отсутствия прямых данных. Однако на основе того, что нам известно о жизни и быте сельских рабов, возможности их воспроизводства в пределах поместья, пополнение рабской фамилии за счет внутреннего источника, особенно за счет самовоспроизводства, были затруднены. Более вероятным представляется другое: замена выбывшего из сельской фамилии раба осуществлялась за счет покупки раба на рынке. Владельцу идеального поместья была необходима немалая денежная сумма не только для покупки рабов, их замены и пополнения, но и для оплаты батраков и наемников, расчет с которыми производили звонкой монетой.

Остается открытым вопрос о ремесленной деятельности в пределах идеального поместья и о существовании в среде постоянного рабского персонала рабов-ремесленников.

Авторы ничего не говорят об этом, хотя очень подробно указывают на многие отрасли и культуры идеального поместья. Их молчание, а также подразумевающиеся постоянные связи с городом— ремесленным центром, делают более вероятным другой вывод, а именно, об отделении ремесла от сельскохозяйственного производства на вилле наилучшего имения. Ремесленные изделия, орудия труда, очевидно, приобретались на рынке41.

Вполне вероятны единичные случаи своего рода дотаций для таких приобретений, однако античные авторы имеют в виду преимущественно другую практику. Необходимую сумму в звонкой монете хозяин получает на месте, причем не только в размере, соответствующем стоимости покупок, но и сверх того. Для мобилизации такой суммы необходимо реализовать на рынке имеющуюся в хозяйстве сельскохозяйственную продукцию: зерновые и бобовые, оливки и масло, виноград и вино, овощи и фрукты, мясо, птицу, молоко, которые в идеальном поместье в принципе имеются. Колумелла и Катон, перечисляя отрасли идеального хозяйства42. не упоминают о том, что какая-нибудь отрасль выделяется по своему удельному весу среди других: очевидно, это умолчание свидетельствует о более или менее равномерном соотношении основных культур и отраслей, хотя в перечне Катона и заметно некоторое предпочтение виноградникам43. В таком случае хозяин вывозил на продажу не один продукт, а сразу несколько, хотя, возможно, были неизбежные колебания, зависящие от урожайности той или иной культуры. Приведенные свидетельства и соображения показывают, что нельзя представлять себе идеальное поместье древних в виде изолированного, не связанного с рынком. Идеальное имение могло функционировать как производственный организм, не замкнувшись в себе, а находясь в определенных связях с рынком, т. е. с городом и ближайшей округой. Оно было втянуто в товарные отношения, и его трудно представить действующим в том виде, в каком его описали древние писатели, вне товарно-денежных отношений.

Идеальное поместье предполагается расположенным в наилучших природных условиях, т. е. в месте с мягким климатом, благоприятным рельефом, плодородной почвой, которая сама родит44. Подобные условия должны свести к минимуму затраты на удобрение, обработку крутых холмов или каменистых поверхностей, орошение засушливых или мелиорацию заболоченных полей и т. п. Вместе с тем в таких хозяйствах при минимальных вложениях мыслится богатый урожай основных культур, а тем самым и наличие на вилле значительных запасов сельскохозяйственной продукции, предназначенной к продаже.

Имение расположено в наилучших условиях и с экономической точки зрения: близ богатого города, на судоходной реке, на берегу моря или на оживленной дороге, обильно снабжается дешевой дополнительной рабочей силой45. Эти идеальные условия предполагают, таким образом, самое доходное, рентабельное хозяйство; наибольший доход при наименьших затратах — идеал любого, в том числе и современного, предприятия.

В имениях, связанных с рынком, хозяин вел интенсивное рациональное хозяйство, т. е. стремился получить наибольший в данных условиях доход. Наилучшие природные и экономические возможности позволяли осуществлять интенсификацию и рационализацию хозяйства без больших затрат, и как раз в этом — его идеальный характер.

Описанное выше поместье потому и называлось идеальным, что в конкретной действительности Италии того времени оно не существовало, за исключением, может быть, единичных случаев.

Очевидно, этим и объясняется тот факт, что в центре внимания римских аграрных писателей поставлен другой тип рабовладельческого поместья, которое можно обозначить как имение типичное, более распространенное. Основное внимание Катона сосредоточено на двух разновидностях рабовладельческого поместья— винограднике и оливковом саде средних размеров — порядка 100—240 юг. Колумелла, как известно, был страстным пропагандистом виноградарства, и потому неудивительно, что имение с винодельческим уклоном занимает его более всего. Вместе с тем его сообщения о больших оливковых рощах и громадных хлебных нивах предполагают существование имений с соответствующим уклоном.

Описанные имения четко отличаются от идеальных. Одно из основных отличий заключается в иной структуре отраслей, в частности, в специализации хозяйства. Проблема преобладания специализации или автаркии рабовладельческого поместья — одна из важнейших при его характеристике, и потому мы остановимся на ее исследовании более подробно.

Специализация имений Катона зафиксирована в самом терминологическом обозначении их как vinea — виноградник и olivetum — оливковый сад. Однако, когда Катон и Колумелла говорят об оливковых рощах или виноградниках, они никогда не понимают под этими обозначениями виноградную или масличную плантацию с монокультурой, что хорошо видно из анализа известий Катона об инвентаре этих поместий. В свое время К. Нич высказал предположение, что описанный Катоном виноградник в 100 юг. и оливковый сад в 240 юг. составляли часть одного обширного имения, хозяйства-латифундии, принадлежащей Катону, в которую входило также хлебное поле и пастбище46. Однако гипотеза Нича противоречит изложению самого Катона и вряд ли может быть принята47. Для Катона виноградник и оливковая роща — не части одного громадного хозяйства, а самостоятельные имения с определенным уклоном, своими отраслями, обеспеченные необходимым рабочим контингентом во главе с виликом, экономически не связанные с другими имениями48. Рассмотрим инвентарь оливкового сада в 240 юг. (60 га), данный Катоном в 10-й главе. Кроме оливкового сада в этом имении были хлебные посевы, а для хранения хлеба на вилле стояли 20 долиев, вмещающих около 700 пудов или свыше 11 тонн зерна49. Владелец должен предусмотреть в хозяйстве три пары волов, три пахаря, необходимое число плугов, борон, ярмов, телег, мотыг, кос, серпов. Катон прямо рекомендует в оливковом саду: полбу, пшеницу, бобы, лупин50. На вилле стояло 10 долиев для вина и 10 долиев для виноградных выжимок. Наличие последних говорит о приготовлении вина из собственного винограда, а не о его завозе со стороны. Скорее всего, виноградные лозы выращивались на деревьях, а 6 серпов предназначались для обрезки деревьев, по которым вились лозы. Винограда собирали, видимо, немного (па 100 долиев масла приходилось 10 долиев вина) и жали его не столь тщательно, так как выжимок получалось слишком много (тоже 10 долиев)51. Очевидно, вино шло для нужд рабской фамилии и, возможно, наемников, а выжимки использовались на корм скоту. Между рядами олив сеяли не только злаки, но и кормовые, и для их уборки предусматривалось 3 сенокосных серпа — falces foenarias III. Какая-то часть имения была отведена под плодовые деревья.

На вилле хранился чан для валяния шерсти и ткацкий станок— pilam fullonicam unam, telam jogalem I; паслись стада овец в количестве 100 голов и значительное свиное стадо, поскольку был выделен специальный свинопас; было несколько ослов и 3 пары волов. Таким образом, масличный сад представлял собою не масличную плантацию с монокультурой, а многоотраслевое хозяйство, в котором находили место и другие отрасли, благодаря чему имение снабжалось всем необходимым продовольствием и в этом отношении было независимо от рынка.

Тем не менее имение можно считать специализированным, оно так и называется — olivetum. Одна из отраслей в нем резко выделялась по своему удельному весу; в данном случае запасы оливкового масла превышали в пять раз хлебные и в десять раз запасы вина (на 100 долиев для масла приходилось 20 долиев для хлеба и 10 долиев для вина, соотношение— 10 : 2 : 1).

Каковы основные принципы устройства виноградника? Судя по тому, что в хранилище предусмотрены долии на 800 мехов, виноградарство имело решающее значение, однако и здесь нельзя говорить о монокультуре. Наряду с долиями для вина на вилле стояло 20 долиев для зерна52, т. е. столько же, сколько и в маслиннике (для 11,5 т зерна). В шпалерном винограднике зерновых не сеяли, и для получения указанного количества зерна нужно было засеять особый участок53.не рядов виноградных лоз. Поскольку пахотных работ в винограднике требовалось меньше, чем на ниве, пахарь мог вспахать и этот полевой участок. В инвентаре предусматривается 2 плуга и 10 тяжелых лопат54, 5 серпов для срезания камыша, 6 ножей для обрезания лесных деревьев, 3 ножа для обрезки и 4 совка для окопки плодовых и масличных деревьев, которые говорят о том, что в имении были предусмотрены также участки для фруктового сада55. подсобных посадок (камыша, ситника, ивняка); кстати, за этими посадками ухаживал особый рабсаликтарий. В инвентаре виноградника не предусмотрено специальной тары для хранения оливкового масла, но оно бесспорно хранилось на вилле, так как было необходимым продуктом. Катон выделял по одному секстарию в месяц на человека, значит на 16 человек в год шло около 48 амфор, что требовало только одного пятидесятиамфорного долия, и Катон вполне мог опустить при перечислении 1—2 долия для хранения масла56.ак несущественную деталь. Как показывают остатки помпейских сельских вилл, в винном погребе обычно несколько амфор были использованы под масло57.

О том, что в винограднике-—vinea — росли маслины, яснее всего говорит Катон в 23,1: «Сделай так, чтобы к виноградному сбору было готово все, что нужно в дождливую погоду: вымыты прессы, починены корзины, осмолены долии... приготовлены или починены клетушки, намолота полба, закуплена соленая рыба, посолены палые маслины (oleae caducae)». Маслины можно подобрать только в собственном имении. Насколько была бы неправильным представлять виноградник (vinea) в виде сплошь засаженного шпалерным виноградом пространства, говорит 137-я глава: «Уход за виноградником сдается издольщику. Он должен хорошо смотреть за имением, виноградным садом, хлебным полем. Издольщик получает столько сена и кормову чтобы их хватило для волов, которые там есть. Все остальное поровну»58. В этом vinea есть, таким образом, не только виноградник, но и хлебное поле и сенокосы. Из животных на вилле имелось немалое свиное стадо,, поскольку за ним ходил специальный свинопас, несколько волов и ослов. Итак, виноградник в 100 юг., оборудование которого перечислено в 11-й главе, предстает в виде многоотраслевого хозяйства, обеспечивающего себя необходимым продовольствием. Однако из всех отраслей резко выделяется по своему удельному весу одна — виноградарство. Оливковый сад и виноградник Катона — это особый тип имения, которое отличается от идеального не монокультурой, а тем, что при существовании многих отраслей одна культура в нем занимает ведущее место и придает особое направление данному хозяйству, определяет его специализацию59.

Основные хозяйственные принципы катоновского имения остались в силе и полтора столетия спустя в эпоху Варрона и Витрувия. Варрон принимает все расчеты Катона относительно инвентаря оливкового сада и виноградника (I, 22, 1—6). При описании хозяйственных помещений на вилле Варрон и Витрувий предусматривают хранилища для вина и для масла, сеновалы и зернохранилища, гумно и ток, место для складывания бобов, чечевицы и для плодов, хлевы для волов и ослов, овчарни, свинарники и хлевы для коз, места для домашней птицы. О многоотраслевом хозяйстве одного имения прекрасно сказано в 23-й главе I книги Варрона: «Так как я считаю, ... что доход с имения приносит то, что там сеют и сажают для разных надобностей, то здесь надо учесть два пункта, что и в каком месте следует преимущественно разводить. Одни места хороши для сена, другие для хлебов, одни дли вина, другие для масла, также обстоит и с кормами, к которым относится оцинум, фарраго, вика, «мидийская трава», бобовник и лупин. Неправильно сеять все только на жирной земле и ничего на тощей. Правильнее сеять на земле худшей такие растения, которые меньше нуждаются в соках, например, бобовник и все бобовые, кроме «бараньего гороха»... На жирной земле правильнее сеять растения, которые требуют больше питательных соков, например капусту, пшеницу, силиго, леи... Среди посадок и посевов следует различать те, которые приносят доход благодаря удовольствию, которое они доставляют,— это фрукты, сады и цветники,— и те, которые не дают человеку ни пищи, ни наслаждения и тем не менее приносят имению пользу. Надо выбрать подходящее место для лозы, тростника и других растений, требующих сырого места, найти совсем иные для хлебных нив, для бобов и других растений, которые любят сухие места, на тенистых местах ты посадишь одно, например, дикую спаржу (их ищет и садовая), на солнечных посадишь левкой и устроишь огород, потому что овощи и цветы питает солнце. На одном месте стоит посадить кустарник, чтобы у себя были прутья для плетения таких предметов, как короба, веялки, плетенки, на другом посади и вырасти низкорослый лес, на третьем лес, где ты будешь ловить птиц, также отведи место для конопли, льна, ситника и спарта, чтобы иметь из чего плести сандалии для волов, бичеву, веревки, канаты. Иногда на одном и том же месте хорошо одновременно сажать разные растения: в молодых фруктовых садах, например, где саженцы и деревца размещены правильными рядами... некоторые сажают овощи...»

Земледелие и скотоводство «тесно связаны между собой, потому что хозяину в большинстве случаев выгоднее пасти в имении собственный скот, чем продавать корма, без навоза в земледелии не обойтись, а скот как раз и дает его. Потому владелец поместья должен заниматься обеими отраслями: и земледелием и скотоводством и даже разведением домашней птицы, дичи и рыбы, так как от птичников, парков и рыбных прудов можно получать доходы немалые» (II, praeí., 5).

Перечисляя многие сельскохозяйственные отрасли, Варрон имеет в виду не идеальное поместье, а наиболее типичное или, как юн пишет, поместья, имеющие место «в большинстве случаев» (pleñimque). И среди этих многих отраслей одна какая-нибудь выделяется из остальных. Не случайно Варрон посвятил первую книгу о земледелии Фундании, книгу о скотоводстве — Турранию Нигеру, а третью книгу о приусадебном птицеводстве — Пиннию согласно хозяйственным склонностям каждого, которые, очевидно, нашли свое воплощение в специализации их поместий (см. I, 1, 2; II, praef., 5; III, 1, 9)60.

Типичным поместьем и для Колумеллы представляется много- отраслевое хозяйство. Это ясно видно из описания хозяйственных помещений на вилле и функций вилика. «Службы,— пишет Колумелла,— включают в себя: погреб для масла, давильню, винный погреб, помещение для варки дефрута, сеновал, склады для мякины, кладовые для вина и амбары. Жидкости, как например, вино и масло, назначенные на продажу, хранятся в первом этаже, все сухое, как например, хлеб, сено, листья, мякина и прочие корма, складываются на высоких настилах» (I, 6, 9). На вилле имеются стойла для рабочих волов и прочих животных, причем в зависимости от породы скота хлевы и стойла делаются разной величины (Col., I, 6, 4—6). Около виллы строились мельница и хлебная печь, самое меньшее два бассейна, один для гусей и скота, другой для смачивания лупина, прутьев вяза, веток и т. п. (Col., I, 6, 21). Вот как описываются главные обязанности вилика. Он должен уметь делать все сельскохозяйственные работы — «пахать землю, копать ямы для оливковых и плодовых деревьев, разбираться в виноградарстве и маслиноводстве, знать пастушеское дело и лечить скот» (Col., XI, 1, 10—12). Тем не менее в этом многоотраслевом хозяйстве разные отрасли имели различное значение. Колумелла, как известно, уделял особое внимание виноградникам, получая от них доходы гораздо большие, чем от других отраслей (III, 3, 10). Очевидно, это приводило к тому, что виноградники занимали значительное место среди прочих посевов и посадок, а виноградарство было ведущей отраслью в его поместье61. На вилле у Колумеллы имеется несколько помещений, связанных так или иначе с хранением и переработкой винограда: виноградодавильня, два хранилища для вина, помещение для варки дефрута (I, 6, 10). В отличие от Колумеллы и ему подобных, многие хозяева предпочитали иметь дело с лугами, пастбищами или лесом62. Иначе говоря, в этих хозяйствах преобладали не виноградники, а иные отрасли. Ряд отрывков из трактата Колумеллы показывает, что существовали поместья зернового63. оливководческого направлений64.ли с преобладанием скотоводства65. Подобный тип имения, где при многоотраслевом характере хозяйства и самоснабжении продовольствием одна из отраслей резко выделялась, придавая ему определенный профиль, можно определить как специализированное поместье. Специализация производства иногда углублялась не только за счет выделения одной отрасли, возрастания ее удельного веса, но и за счет полного отказа от каких-нибудь отраслей и культур, с тем, чтобы недостающие продукты приобретались вне имения. «Многим приходится,— пишет Варрон,— если в имениях у них не хватает хлеба или вина или еще чего- нибудь, ввозить это со стороны, и, наоборот, немало и таких хозяев, у которых есть что вывезти» (I, 16, 2).

Итак, существовали поместья, где не хватало таких продуктов, как хлеб, вино и масло66. Колумелла знал такие поместья, которые имели только одно хлебное поле и в которых не было ни деревьев, ни кустарников, ни лугов (II, 14, 5). «Мне хорошо известно,— пишет Колумелла,— что есть такого рода сельские местности, где нельзя иметь ни скота, ни птиц, но имеются остальные отрасли» (II, 14, 4—5). В некоторых областях Италии ощущается недостаток вина — vini penuria (XII, 17, 1); в ряде мест зерновые и зернобобовые покупаются, так как их, видимо, не сеяли в поместье (VIII, 4, L). Очевидно, в таких поместьях специализация хозяйства была более глубокой, чем в поместьях с преобладанием одной отрасли. Однако подобная специализация представляется римским аграрным писателям дальнейшим отходом от принципов идеального, самого рентабельного типа. Она была не результатом сознательного выбора, а следствием главным образом неблагоприятных природных условий. Так, например, маслина не росла в холодных районах, каменистое поле не позволяло сеять ряд злаков, кое-где отсутствовало пастбище, не подходило место для виноградников. Лишенный возможности иметь в поместье ту или иную необходимую ему культуру собственник имения должен был покупать соответствующую продукцию на стороне и, порой, недешево. Конечно, Колумелла не случайно сопровождает указание
о покупке некоторых видов продовольствия оговоркой «если позволит дешевизна» (si vilitas permiílit VIII, 4, 1). Видимо, не всегда последнее условие соблюдалось и землевладелец подвергался риску. Правда, у Варрона имеется один пассаж, который позволяет думать, что иногда более глубокая специализация имения представлялась выгодной. «Имение становится доходнее,— пишет он,— если по соседству есть города, деревни или даже благоустроенные поместья и усадьбы богатых людей, откуда ты мошешь недорого купить то, что требуется в имении, и кому можно продать свои излишки, например, в некоторых случаях колья, жерди или тростник. Невыгодно ввозить нужное издалека, невыгодно иногда даже разводить что-нибудь у себя в имении, хотя бы ты и мог это сделать»67. По нашему мнению, мы поступили бы неосторожно, истолковав это сообщение так, что глубокая специализация имений была обычным явлением. Мысль Варрона другая: он допускает возможность отказываться иногда (nonnunquam) от производства в имении не таких важных продуктов, как хлеб, вино или масло, а от выращивания тростника, например, поскольку тот отнимал полезную площадь у более ценных культур, что понижало доходность имения. Как видно из приведенного отрывка, Варрон считал, что ставить все хозяйство в зависимость от ввоза необходимых продуктов со стороны рискованно. То, что иногда приходилось это делать, диктовалось крайней необходимостью. Даже покупку некоторых подсобных материалов можно было, по его мнению, делать лишь иногда, в порядке исключения. Более типичным случаем был иной: существование в имении всех необходимых отраслей при специализации одной из них в зависимости от интересов рынка, качества почвы и климатических условий.

Хорошей иллюстрацией к описанию типичного специализированного имения римских агрономов II в. до н. э.— I в. н. э. являются остатки сельских вилл, найденных в окрестностях древних Помпей и Стабий68. К настоящему времени известны остатки свыше четырех десятков вилл, расположенных не дальше нескольких километров от города. К сожалению, не все можно привлечь для научного исследования: часть вилл не обследована до конца, полностью раскопанные не все имеют удовлетворительные отчеты, с некоторых вилл не сняты даже планы69. При описании таких важных находок, как например, сельскохозяйственные орудия, иногда нет достаточной точности, и авторы отчетов вместо обстоятельного описания найденных предметов ограничиваются беглым упоминанием о большом их количестве. Изучение архитектурных остатков сельских вилл и их оборудования показывает, что их большая часть специализировалась на производстве вина или масла, причем в каждом специализированном поместье имели место небольшие посевы зерновых, бобовых и кормов70. На большинстве вилл имеются различные доказательства подобной специализации71. в частности — celia vinaria или olearia (виллы 2, 10, 13, 14, 16, 19, 25, 28, 29, 32, 33, 35), торкуляры (виллы 2, 8, 10, 14, 15, 19, 25, 30, 33, 34) или трапеты (вилла 26), инструменты для обработки виноградных лоз и оливковых деревьев (виллы 13, 19, 26, 28, 29, 30, 33, 34, 35). В комнатах на расписных стенах изображались вакхические сцены (виллы 14, 16, 29, 30, 35), в различных помещениях найдено большое количество виноградных кольев и подпор, или они упоминаются в граффити (виллы 25, 31, 33)72.

Изучение совокупности данных по каждой вилле может дать представление о ее конкретной специализации. Так, наличие хранилища и виноградодавильни, инструментов виноградарей, упоминание или находки кольев и подпорок показывают, что данная вилла специализировалась на производстве вина (виллы 2, 10, 13, 14, 19, 25, 29, 33, 34, 35). Все виллы, за исключением виллы Гранано (34) и виллы Агриппы Постума, имели площадь около 1000 м2 и принадлежали, таким образом, к поместьям небольших и средних размеров 73.

Конкретную организацию одного из хозяйств можно воссоздать, если проанализировать хозяйственные помещения знаменитой виллы Боскореале (№ 13 по классификации, предложенной Ростовцевым). Вилла была раскопана в 1893—1895 гг. и находилась недалеко (в 2-х км) от города Помпей. Прекрасная сохранность помещений и инвентаря, подробное описание виллы позволяют хорошо представить это типичное для помпейских вилл хозяйство74.

Хотя двор виллы датируется I в. н. э.,— поскольку колонны и пилястры его сложены из особым образом облицованного кирпича, обычно применявшегося в I в. н. э.,— однако вилла как таковая построена, видимо, в самом начале I в. до н. э.75. В нашу задачу не входит подробное описание этой виллы, отметим лишь наиболее важные хозяйственные ее помещения. Размеры виллы — 40X25, т. е. 1000 м2. Центром ее был двор А, направо от которого находилась громадная кладовая для вина размером 15x13 м, т, е. 195 м2, таким образом, она занимала 1/5 площади виллы. Значительную площадь — 16X7, т. е. 112 м2 с двумя давильными площадками занимала винодавильня. Значит, хранилище и давильня располагались на площади в 307 м2, что составляло почти 1/3 всей виллы, резко выделяясь по размерам среди всех других помещений. В восточном углу виллы находилась оливкодавильня площадью 12X4, т. е. 48 м2. В южном углу виллы, примыкая к «целла винария» и оливкодавильне, находился сарай (площадью около 50 м2) с остатками разобранных телег, дверных косяков и железных орудий. К сараю примыкал обширный хорошо вымощенный ток площадью 11X13,5, т. е. около 150 м2. Близ покоев хозяина помещалась пекарня (16 м2) с печью и мельницей, а также кладовая для железных инструментов. Рядом с кухней находился хлев в 27 м2, вытянутый в длину и предназначавшийся для овец, хотя в хлеву найдены скелеты лошадей, свиней и кур, согнанных сюда, видимо, в момент катастрофы76. Между винодельней и оливкодавильней находились 5 крошечных каморок (6—7 м2) для рабов, составлявших, очевидно, постоянный рабочий персонал данного поместья77. Наличие «целла винариа», винодельни, маслодавильни, стойл для скота, тока, хлебного амбара (над сараем)78. цекарни и мельницы говорит о том, что здесь велось комбинированное многоотраслевое хозяйство. Имение,— его площадь М. Е. Сергеенко определяет в 100 юг.79.— было обеспечено своей сельскохозяйственной продукцией. Здесь не было и намека на монокультуру, хотя, казалось бы, выгодное расположение близ Помпей, прекрасная почва, подходящая для виноградников, создавали все условия для существования сугубо плантационного производства. Тем не менее, как мы видим, основа хозяйства оставалась натуральной. Вместе с тем это было не чисто натуральное хозяйство. Громадная «целла винариа» и обширная винодельня, могущая переработать значительное количество винограда, занимающие в общей сложности около трети всей площади виллы, не оставляют никакого сомнения в том, что одна из отраслей здесь — виноградарство — резко выделялась по своему удельному весу из остальных. Эта отрасль была в поместье главной и определяла его специализацию.

Окрестности Помпей — область весьма благоприятная для выращивания винограда. Неудивительно, что в большинстве исследованных помпейских вилл преобладала именно эта отрасль80. Видимо, не будет слишком смелым предположение о том, что, на-пример, в окрестностях Венафра большая часть хозяйств этого типа специализировалась на разведении маслин и производстве оливкового масла81. Раскопанные сельские виллы под Помпеями могут служить примерами типичного среднего рабовладельческого имения, о котором говорят римские сельскохозяйственные писатели, не только для I в. н. э.,— когда они распространились,— но и для более раннего времени, включая II в. до н. э. Изучение архитектурных остатков лучше других сохранившихся вилл показывает, что около половины из них были построены еще во II в. до н. э.82. Помпейские сельские виллы служат хорошим дополнением к сведениям римских аграрных писателей от Катона до Колумеллы, характер их хозяйства находится в соответствии с сообщениями этих авторов83. показывая единый экономический тип, непрерывно существующий со II в. до н. э. до конца I в. н. э.

Типичное римское поместье II в. до н. э.— I в. н. э. было средним по размерам, многоотраслевым, но вместе с тем и специализированным. Особенность специализации имений заключалась в том, что она вырастала на основе натурального хозяйства, являлась его дополнением и развитием и не имела ничего общего с капиталистической всеобъемлющей и глубокой специализацией. Сочетание принципов многоотраслевого, в своей основе натурального, хозяйства и товарной специализации одной из отраслей порождало двойственную природу специализированного римского поместья. Преувеличение одной из сторон его деятельности ведет ученых к упрощению, к искажению его сущности. Так, преувеличение степени товарности, модернистское понимание специализации привело к .ложному выводу о господстве капиталистических отношений в древнеиталийской деревне84. С другой стороны, акцент на натуральном характере хозяйства вел К. Бюхера и его последователей к отрицанию элементов товарного производства в типичном римском имении и к ложному определению его в качестве изолированного ойкоса85.

Здесь, конечно, не место подробно останавливаться на глубоких различиях между специализацией капиталистических ферм и римских рабовладельческих поместий, связанных с рынком. Укажем лишь на следующее. Существует немало ферм, например, в США и в других капиталистических странах, имеющих многоотраслевое хозяйство с одной ведущей отраслью. Но наличие многих отраслей на таких фермах диктуется не стремлением к самообеспечению, а иными мотивами, в частности, желанием занять максимально рабочие силы и оборудование, полнее использовать почвенное плодородие, в мелиоративных целях и т. п., т. е. для того, чтобы повысить норму прибыли и в конечном счете товарность хозяйства86. В условиях капитализма многоотраслевое хозяйство всецело подчинено рынку, в то время как римское специализированное поместье — это натуральное в основе хозяйство, лишь частично, одной отраслью ориентированное на рынок. Значительная часть продукции здесь потребляется на месте или в городской резиденции господина и не поступает в товарное обращение.

Нельзя вместе с тем и недооценивать степени товарности специализированных имений, так как они обеспечивали главным образом рынок города всей необходимой сельскохозяйственной продукцией. Большая часть городского населения покупала вино, масло, зерно, мясо, молоко и т. д. на рынке.




37О толковании этого места см. М. Е. Сергеенко. Катоновская «шкала доходности» разных земельных угодий. ВДИ, 1949, № 1, а также «Очерки по сельскому хозяйству древней Италии», 1958, стр. 17—24. X. Дор (Ор. cit., SS. 18—28) также подробно анализирует указанное место сочинения Катона.
38V. Siгagо. L’Italia agraria sotto Traiano. Louvain, 1958, pp. 191—192. Сравнение производится не только с Тусками Плиния, но и с латифундиями его друзей.
39Col., praef., 12; I, 3, 9—10, 12; III, 3, 4—6; IV, 3, 2—5. Ему вторит Плиний
(N. Н., XVIII, 17, 35; XVII, 192 и др.).
40V. Sirago. Ор. cit., рр. 189—216, гл. 5, ч. II; М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 10 и 24; см. также в кн.: Марк Порций Катон. Земледелие. М.—Л., 1950, стр. 126—127.
41Н. Dоhr. Ор. cit., S. 26. 68
42Как известно, седьмая глава первой книги сочинения Катона много раз ана-
лизировалась специалистами. Одни исследователи рассматривали ее как доказательство существования специализированных поместий, другие — как шкалу доходности разных угодий, третьи — как перечень земельных угодий какого-то одного поместья, данный в произвольном порядке. См. М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 17—24 с указаниями на литературу, в частности на работы Т. Франка. Можно указать также J. Тоutain. Ор. cit., р. 233; Н. Dоhг. Ор. cit., SS. 47—48.
43Катон (I, 7) дважды упоминает виноградник, сначала — шпалерный, затем —
виноградный сад. К тому же специальное выделение ивняка опять-таки говорит о значительных посадках виноградников.
44Н. Dohr. Ор. cit., SS. 18—20.
45Ibid, SS. 23—25.
46Подробнее точка зрения К Нича разобрана в ст : В. И Кузищин. О латифундиях во II в. до н. э. ВДИ, 1960, № 1, стр. 49—50.
47Ср. Н. Gummerus. Ор. cit., SS. 17—28.
48М. Е. Сергеенко (Очерки..., стр. 10—12) высказывает иную точку зрения: масличный сад в 240 юг., описанный Катоном в 10-й главе, — это многоотраслевое хозяйство с шестью отраслями (маслинник, хлебное поле, луг, дубовая роща, лес, огород). Виноградник в 100 юг, инвентарь которого перечислен в 11-й главе, она не рассматривает в качестве замкнутого отдельного поместья со многими отраслями, как маслинник, а высказывает предположение, что он «является только частью целого хозяйственного комплекса».
49Подсчеты М Е Сергеенко См. Марк Порций Катон. Земледелие.
М.—Л., 1950, стр. 144. Если даже признать, что урожайность во времена Катона была такой же, как и при Варроне, то для сбора такого количества пшеницы нужно засеять около 35 юг.
50С a t. (10) перечисляет: ступку для полбы, чан для лупина, пест для обталкивания бобов, пест для полбы, пест для посевной полбы.
51Видимо, здесь не было винодельного пресса, а собранный виноград давили
ногами.
52Сat., II, 1; dolía frumentaria XX.
53М. Е. Сергеенко. Катон. «Земледелие...», стр. 146: «в vinea хлеба не сеяли,
и то количество хлеба, которое помещалось в 20 долиях, хозяин получал с какого-то полевого участка».
54Сat., 11,3; aratra duo, vomeres ferreas X.
55О соединении виноградника с плодовым садом говорит Колумелла (III,
21, 11).
56М. Е. Сергеенко (Очерки..., стр. 203) отмечает небрежность и многие пропуски
при описании инвентаря виноградника.
57«Notizie degli Scavi di Antichità». v. XX (1923), р. 275.
58Сat., 137; «vineam curandam partiario bene curet: fundum, arbustum, agrum
frumentarium. Partiario foenum et pabulum».
59Хозяйство катоновских поместий — виноградника и оливкового сада — привлекало внимание многих исследователей. См. Н. Gummerus. Ор. cit., SS. 30—35; Т. Frank. Econ. Hist., рр. 101—102; J. Тоutain. Ор. cit., р. 232, Н. Mihaescu. Econ... Cato.., рр. 187—207, Н. Dоhr. Ор. cit., SS. 43—55. Несколько серьезных исследований посвятила ему М. Е. Сергеенко (Полевое хоз-во у Катона. ВДИ. 1948, № 4; Катоновская шкала доходности разных земельных угодий, ВДИ, 1949, № 1; Хозяйственная жизнь Средней Италии в середине Л в. до н. э. ВДИ, 1952, № 2; Катон и его «Земледелие», в кн. «Марк Порций Катон и его «Земледелие». М.—Л., 1950; Очерки..., особенно гл. I).
60Специальные работы поместьям Варрона посвятили Н. Gummerus (Ор. cit., SS. 64—72), Л. Mihãescu (Econ Varro..., pp. 525—539), H. Dohr (Op. cit., SS. 45—75), М. E. Сергеенко («Варрон и его «Сельское хозяйство» в книге: Варрон Сельское хозяйство М—Л, 1964, стр. 3—17). См также В. И. Кузящин. Хозяйство италийской латифундии в I в. до н. э. «Вестн. Моск. ун-та», 1958, № 4.
61О поместном хозяйстве Колумеллы см. Н. Gummerus. Ор. cit., SS. 73—92;
Т. Fгank. Econ. Surv..., v. V, рр. 138—140; W. Неilland. Op. cit., р. 269; G. Carie. Die Agrarlehre Columellas, «Vierteljahrschrift für Sozial-und Wirtschaítsgeschichte», 1926, SS. 1—47; H. Mihãescu. Econ... Columella..., pp. 91 —103; М. E. Сергеенко. Два типа сельских хозяйств в Италии I в. н. э. «Известия АН СССР, Отделение общественных наук», 1935, «Nb 6. Более подробную библиографию исследований о Колумелле см. J Кolеndо. Postep techniezny a problem sily roboczej w rolnictwe starozytney Italii. Wroc.—Warsz., 1968, str. 29.
62Col., III, 3, 1: idque adeo plurimi dubitent, ut m u 11 i (разрядка моя.—
BK) refugiant et reformident talem positionem ruris atque optobiliorem pratorum (см. также III, 3, 3, 7, в последнем месте упоминаются и овощи olera). Об обширном огороде см. XI, 3.
63Col., II, 14, 5, а также I, 3, 10; XI, 2, 82; XI, 2, 90; XII, 18.
64Col., V, 8, 1—2; XII, 52: sed si vasta sunt oliveta; XII, 52, 12: ...nisi vasta fuerint oliveta et maiorem numerum desideraverint. Peritissimi olearii, упомянутые Колумеллой в XII, 52, очевидно, владельцы таких специализированных поместий.
65Col., VI, praef., 1—2, 4—5; VII, 1, 1; VII, 2, 1. Одно время будущий император Веспасиан занимался торговлей мулами, за что получил прозвище «погонщик мулов».
66Маслина в ряде мест, в частности, в Северной Италии, в некоторых районах
Этрурии (Рlin. Epist., V, 6, 3) не растет. См. М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 202, прим. 10.
67Varr., I, 16, 3.
68Кампанским сельским виллам, не считая отчетов о раскопках, посвящена солидная специальная литература. Первым, кто обратил большое внимание на их изучение, был М И. Ростовцев, см. ук соч., стр. 70—72; R. Carrington. Studies..., рр. 110—130; его же. Some Ancient..., I. Skydsguard. Den romerska villa rustica, 1961, гл. 1; М. E. Сергеенко. Помпеи. М.—Л , 1949, гл. X; М. Е. Сергеенко Очерки. гл. 9; В. И. Кузищин. Хозяйство италийской латифундии в I в. до н. э. «Вестн. Моск. ун-та», 1958, № 4.
69См, например, отчеты о раскопках вилл X, XII, XIII и XV в. «Notizie degli
Scavi di Antichità», v. XIX, 1922, pp. 478—480; 480—485; v. XX, 1923, pp. 284—287.
70Сельскохозяйственная специализация кампанских сельских вилл изучена наиболее обстоятельно Р. Каррингтоном (Studies..., рр. 122—125), Джоном Деем в подробнейшей статье (Agricultural Life of Pompei. «Yale classical Studies», v. III (1932), pp. 167—208), а также М. E. Сергеенко (Очерки ..., гл. IX, стр. 174—199).
71R. Carrington. Studies..., p. 123. Относительно виллы 34 он говорит о зна
чительных посевах зерновых, см. «Notizie...», XX (1923), рр. 275—280, где обнаружен громадный pistrinum, с большой печью и мельницей.Онаходках бобов см. «Notizie...», v. XIX, 1922, рр. 459—461; о находках лемехов см. также «Notizie...», v. XVIII, 1921, вилла II.
72R. Carrington. Studies..., рр. 123—125.
73R. Carrington. Studies..., рр. 122—123; М. Е. Сергеенко. Очерки...,
179 и сл.
74Вилла Боскореале — фаворит исследователей кампанских вилл, и во всех ра-
ботах, им посвященных, львиная доля внимания специалистов уделяется ей (см. указанные труды М. И. Ростовцева, Р. Каррингтона, Скидсгарда, М. Е. Сергеенко, В. И. Кузищина). Все эти работы базируются на тщательном отчете А. Рasqui. La villa pompeiana della Pisanella pres-so Boscoreale. — «Monumenti antichi pubbl. per cura Reale Acc. dei Lincei», vol. VII, 1897.
75R. Carrington. Some Ancient... Подробнее вопрос о датировке этой виллы
разбирается Каррингтоном в более ранней статье (Studies..., р. 128). На раннее возникновение виллы указывают живопись во II помпейском стиле господских покоев, lararium близ печи весьма древней конструкции, особое вместилище на кухне из больших туфовых блоков, относящееся к так называемому строительному периоду, предшествующему времени
того, вдоль стены, отделяющей двор от celia vinaria, найдено несколько черепиц с осскими надписями. Таким образом, вилла построена самое позднее в начале I в. до н. э.
76Овцы, видимо, паслись на пастбище. М. Е. Сергеенко. Помпеи...,
стр. 297—299.
77М. Е. Сергеенко. Помпеи..., стр. 301. Она предполагает, что рабский персонал виллы состоял из 13 рабов.
78М. Е. Сергеенко. Помпеи..., стр. 290
79М. Е. Сергеенко. Помпея..., стр. 303
80R. Carrington. Studies..., р. 123; J. Dау. Ор. cit., рр. 175—182.
81Оливковый сад Катона расположен, очевидно, под Венафром (Сat., 146).
Венафрское масло славилось во времена Варрона (Vаrr., I, 2, 6) и Страбона (S trabo, V, 3, 10; V, 4, 3). О других местах, благоприятных для оливководства, см. Н. Dоhr. Ор. cit., S. 63.
82R. Carrington. Studies..., рр. 125—129; idem., Some Ancient...
83М. Rostovzev. Ор. cit., р. 70.
84О капиталистической специализации кампанских вилл прямо говорят М. Ростовцев (Ор. cit., рр. 69—71); Т. Франк (Econ. Hist..., рр. 104—105, 413—414), причем обычное обозначение землевладельца в его работе — фермер (román farmer — р. 107); Р. Каррингтои (Studies..., рр. 124— 125, 130); Дж. Тибилетти (Lo sviluppo..., рр. 248—249); Дж. Луццатто (Ук. соч., стр. 105).
85Кроме старых работ К. Бюхера (Возникновение народного хозяйства. М.,
1923) и И. М. Гревса (Очерки из истории римского землевладения (преимущественно в эпоху Империи). СПб., 1899) можно назвать книгу Вито Сираго (L’Italia agraria sotto Traiano. Louvain, 1958, особенно стр. 189—216), где дано наиболее подробное исследование проблемы специализации римских поместий в современной литературе:
86Дж. Блэк, Ж. Клоусон, Ч. Сайр, В. Вилкокс. Организация сельскохозяйственных предприятий в США. М., 1957, стр. 1‘214—126, 130 и сл.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

А. С. Шофман.
История античной Македонии
e-mail: historylib@yandex.ru
X