Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.И.Кузищин.   Римское рабовладельческое поместье

§ 2. О величине крестьянских участков

Определенный интерес представляет вопрос о величине участков мелкого производителя во II—I вв. до н. э. Принимая во внимание характер наших источников, нельзя решить этот вопрос окончательно, но можно установить, хотя бы приблизительно, минимальные и максимальные границы, в пределах которых колебалась наиболее вероятная величина участков.

Некоторое представление о размерах крестьянских участков могут дать сведения о величине наделов римских колонистов. Наделы римских колонистов вплоть до II в. до н. э. были небольшими, два — максимум семь югеров. Со II в. до н. э. эти нормы повышаются. Приведем несколько примеров. Ветеранам Публия Корнелия Сципиона в 200 г. до н. э. нарезали участки по 2 юг. (Liv., 31, 49, 5); в Копиях (бывшие Фурии) пехотицам-колонистам дали 20, а всадникам 40 юг.; в Вибо-Валенции же пехотицу 15 юг., всаднику 30 юг. (Liv., 35, 40, 5—6); в Бононии пехотицам по 50, всадникам по 140, центурионам по 100 юг. (189 г., Liv., 37, 57, 7—8); колонистам в Потенции и Пизауре (в Пицене) в 184 г. по 6 юг. (Liv., 39, 44, 10); колонистам Мутины и Пармы в 193 г. по 5 и 8 юг. соответственно (Liv., 39, 55, 5—9); поселенцам Сатурнии в 183 г. — по 10 юг. (Liv., там же); колонистам Грависок в 181 г. по 5 юг. (Liv., 40, 29 1—2); самые большие наделы получили в том же году поселенцы в Аквилее: пехотинцы по 50 юг., центурионы по 100, а всадники по 140 юг. (Liv. 40, 34, 2—4 и 43, 17, 1); колонистам в Луне в 177 г. дали по 51, 5 юг. (Liv, 41, 13, 4—5).

Подушный надел в колониях паданской долины составлял для римских граждан 10 юг., а для союзников — 3 юг. По предположению Т. Франка, поселенцы 9 морских колоний юга получили обычную норму надела, которую он определяет в 15—20 юг.40. Гракхи наделяли своих колонистов, скорее всего, участками по 30 юг.41. Отпущенники, владевшие 30 тысячами сестерциев, что приравнивается к 30 юг. земли, по предложению отца Гракха, записывались в сельские трибы42. Т. Моммзен рассматривал участок в 20 юг. в качестве полного земельного надела для римских граждан, способного прокормить семью и содержать тяжеловооруженного легионера43. в то время как Ф. М. Нечай повышает эту норму до 32 юг.44. Известно, что Гай Марий раздавал своим ветеранам земельные участки по 14 юг., считая их вполне достаточными для пропитания семьи45. В 60-х гг. I в. до н. э. Сервилий Рулл предлагал наделить римский плебс участками, правда, плодородной кампанской земли, по 10—12 юг. 46. В общей же форме писатели конца Республики говорят о сельских плебеях как о владельцах маленьких участков, страдающих от притеснений богатых соседей47.

Заслуживают большого внимания данные об аграрном законе, предложенном и проведенном Юлием Цезарем в 59 г. до н.э. Этот закон предусматривал наделение участками в 10 юг. в плодородной Кампании римских граждан — отцов трех детей, т.е. семьи, состоящей не менее чем из 5 человек. Законодатель, видимо, исходил из представления, что участок в 10 юг. был достаточным для того, чтобы обеспечить содержание крестьянской семьи в 5 человек48.

Гораций, описывая жизнь Мены Волтея в деревне, определяет стоимость его земельного участка в 14 тыс. сестерциев, что соответствует 14 юг. (Ног. Epist, I, 7, 80—95).

На мраморном обломке плана римской колонии в Араузионе (Нарбонская Галлия), где ассигнации проводились по правилам римской агрименсуры в 35 г. до н. э.49. можно прочитать имена некоторых владельцев и величину их участков: так, Варий Калидий имел 20 юг., Апулей Пегула — 42, а Валерий Секунд — всего 4 юг. (CIL, I, 1244).

Исследование размеров земельных участков в Араузионе привело А. Пиганьоля к выводу о том, что средние размеры первоначальных участков, очевидно, были близки к 30 юг., вернее составляли 33 1/3 или 662 2/3 юг. (1/6 или 1/3 центурии). Правда, нужно принять во внимание, что ветеранские участки, к тому же во внеиталийских колониях, были, как правило, несколько большими, чем в Италии50. Триумвиры раздавали своим ветеранам в тревожные годы гражданской войны земельные участки в 50 юг.51. Однако Август после своей победы уже распределял более скромные наделы — в 8—10 юг.52.

Д. Брэдфорд в 1947—1949 гг. проводил аэрофотосъемку и археологические изыскания в Апулии, в частности в районе городов Луцерии, Орта Нова, Чернивола. Согласно им, в этих районах обширные пространства были разделены на центурии и внутри них на более мелкие участки, которые обычно давались римским колонистам. Найденная здесь керамика .указывает на II в. до н. э., для которого нормы наделов известны и были приведены нами выше. Произведенные Д. Брэдфордом измерения выявленных границ участков, виноградников в частности (по вырубкам в скале), дали следующие результаты: подавляющее большинство виноградников имеют размеры 200x300 ярдов (182X273 м.), т. е. площадь около 4,8 га, а многие — еще меньше53. Эти данные подтверждаются литературными источниками. Вергилий говорит об одном старике, который имел только несколько югеров малоплодородной земли в тарантской области (Georg., IV, 125—140). Домиций Агенобарб, находящийся в затруднительных обстоятельствах и заинтересованный в преданности своих солдат, обещает каждому по 4 юг. земли54. Видимо, это обещание считалось достаточно щедрым, а предложенный участок не столь уж мизерным, во всяком случае достаточным, чтобы расценить предложение Домиция как заманчивое. В районе крупных городов земельные участки могли быть совсем небольшие, и надписи называют их огородиками. Есть данные о таких огородиках в районе Рима (CIL, VI. 33840. Dessau, 7455а), Пренесте (8376), Путеол (CIL, X, 3159)55.

Приведенные выше данные, несмотря на их отрывочность и случайность, тем не менее позволяют сделать некоторые выводы. Они показывают, что участки крестьян, т. е. сельских жителей, обрабатывающих землю силами своей семьи (иногда привлекавших рабов в качестве дополнительной рабочей силы), колебались в определенных пределах, от двух-пяти до 30 юг. Наиболее распространенным и чаще всего упоминаемым в источниках участком римского свободного крестьянина-собственника был надел в 10—20 юг. Такой участок рассматривался как вполне достаточный для обеспечения основных нужд сельской семьи в 5 человек. Однако существовали семьи, владевшие меньшими участками, до 10 юг. Такие семьи, видимо, испытывали материальные затруднения и принадлежали к самым обездоленным слоям римского свободного крестьянства. У нас нет причин разделять сомнения некоторых исследователей, отвергающих возможность существования таких семей на том основании, что, по их мнению, с такого надела нельзя прокормить семью56. Это противоречит фактам.
Можно говорить и о таких крестьянских семьях, которые владели наделом порядка 20—30 юг. Подобные семьи не только удовлетворяли свои нужды за счет получаемого дохода, но и располагали излишками сельскохозяйственной продукции, которую они могли реализовать на рынке или каким-либо иным способом. Собственники подобных наделов располагали денежными средствами и чаще, чем другие категории крестьянства, привлекая дополнительную рабскую силу, могли создать устойчивое и крепкое хозяйство. По всей вероятности, среди таких собственников было много бывших ветеранов, получивших землю после выхода в отставку.

Во времена Империи средние размеры участков, нарезаемых в колониях, видимо, увеличились по сравнению с республиканским периодом. Так, Дион Хрисостом в своей «Евбейской речи» сообщает, что во времена Траяна средние размеры земельного участка на Евбее достигали 200 плетров (около 64 юг.). Римские землемеры считают нормальными участками колонистов I—II вв. надел в 1/3 центурии, т. е. около 662 2/3 юг.57

Правда, следует принять во внимание то важное обстоятельство, что этот материал касается колоний ветеранов, основанных в провинциях. А ветераны, выходившие в отставку в I—II вв., зачастую были довольно состоятельными людьми и, получая участки свыше 30 юг., в сущности говоря, пополняли не столько ряды собственно мелких производителей, сколько мелких рабовладельцев, и относились уже к господствующему рабовладельческому классу.

К сожалению, в нашем распоряжении нет даже тех разрозненных сведений, которыми мы располагаем о наделах римских: крестьян-собственников, относительно размеров участков, арендуемых колонами или иными арендаторами на условиях долгосрочной аренды.

Можно лишь высказать некоторые предположения на этот счет. По всей вероятности, величина арендованного участка, если таковой являлся единственным источником существования семьи, не превышала по размерам наделов крестьян-собственников. Арендатор в отличие от покупателя не затрачивал сразу крупную сумму за землю, а выплачивал ее постепенно, часто в виде доли урожая. Это облегчало возможность арендовать не только мелкий, но и большой участок. Причем, по нашему мнению, чаще колон арендовал именно крупный участок порядка 20—30 юг. Ведь если крестьянин-собственник, располагающий всем урожаем, мог содержать свою семью на 10-и—20-и-югерном наделе, то арендатор,, отдававший часть урожая собственнику земли, должен был для обеспечения своей семьи обрабатывать более значительные наделы. Однако, возделывая участки порядка 20—30 юг., по степени благосостояния арендаторы-колоны скорее всего относились не к зажиточной группе крестьянства, а к средней или даже низшей категории.

Намеченное деление римских крестьян на три категории тем не менее не противоречит тому, что все они образуют один класс римского общества, а их хозяйство при некоторых различиях является единым экономическим типом 58.




40Т. Fгank. Econ. Surv., vol. I, рр. 122—124
41Вопрос о величине наделов, утвержденных по закону Семпрония, не совсем
ясен. См. Ф. М. Нечай. Ук. соч., стр. 177, прим. 158 со ссылками на литературу.
42литературу.Е. М. Штаерман. Расцвет..., стр. 91, со ссылкой на Liv., 44, 45 и С i с.,de orat., 1, 9.
43Т. Моммзен. История Рима. М., 1936, стр. 175—177.
44Ф. М. Нечай. Ук. соч., стр. 58.
45Рlut. Crass., 2. Особенно интересно утверждение, что 14 юг. вполне достаточны для пропитания семьи. Видимо, оно принадлежит Марию. Правда, Аппулей Сатурнин предлагал наделить ветеранов Мария, поселенных вне Италии, более солидными участками в 100 юг. (Auг. Viсt, devir. ill., 73).
46С i с., de leg. agr., or. II, 28, 78: по 10 юг. в Кампанской области, скорее
всего в районе Капуи, и по 12 юг. в Стеллатской области, (см там же, И, 31, 85).
47Salí. Jug., 41, 7—8; С i с., de leg. agr., or. II, 30, 84; Vагг., I, 17, 2; Verg.Ecl., II, 27; Georg., II, 458—474; Tibul., II, 5, 81 — 105; I, 1, 1—49; Hor. Sat., II, 2, 112—136; С а г т., II, 18, 25—28; Apul. Metam.IX, 35-37.
48Cic., ep. adAtt.,2, 16, l;Liv.,ep., 103; Suet. Jul., 20.
49A. Piganiol. Les documents cadastreaux de la colonie romaine d’Orange. Р., 1962, pp. 31—32. Пиганьоль считает эту дату лишь вероятной, возможна и более ранняя датировка — 46 или 45 г. до н. э.
50А. Рiganiоl. Ор. cit., р. 56.
51Т. Frаnk. Econ. Surv..., VI, р. 56.
52Т. Fгаnк. Econ. Surv..., V, р. 87.
53J. Вrаеdfоrd. Ор. cit., р. 90.
54Caes. b. с., I, 17.
55V. Siгagо. Ор. cit., рр. 130—132
56Т. Моммзен. История Рима, т. I, стр. 92; М. Вебер. Аграрная история:
древнего мира, стр. 283; И. М. Г р е в с. Большое сельское поместье. ЖМНП, 1897, сент.-окт.; В. И. Синайский. Подушный надел в. древнем Риме. Юрьев, 1907; Дж. Луццатто. Ук. соч., стр. 48; G. Тibilеlli. II possesso dell’ager publicus e le norme de modo agrorum sino ai Gracchi, «Athenaeum», XXVI (1948); XXVII (1949).
57A. Piganiol. Op. cit., p. 56.
58I. Сеska. Diferenciace otroku v Italii v prvnich dvou stolettich principatu.Praha-Brno, 1959, str. 125—126.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

Сергей Утченко.
Юлий Цезарь

А. Ф. Лосев.
Гомер

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

Дж. Пендлбери.
Археология Крита
e-mail: historylib@yandex.ru
X