Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.И.Кузищин.   Римское рабовладельческое поместье

Заключение

Исследование различных категорий римского поместья в эпоху максимального развития рабовладельческих отношений в Италии показывает, что упрощением исторической действительности был бы вывод о существовании какого-либо одного его типа, будь это латифундия или та модель виллы, ориентированной на товарное производство, которая стоит в центре внимания римских аграрных писателей. Можно говорить о параллельном существовании и тесном взаимодействии нескольких типов римских имений: хозяйств, тесно связанных с рынком; поместий среднего размера с экстенсивным производством; пригородных имений; латифундий — огромных поместий, и, наконец, многочисленных крестьянских хозяйств, игравших важную роль в общей системе италийских аграрных отношений.

Наиболее любопытным явлением римской аграрной истории было оформление рабовладельческой виллы средних размеров, связанной с рынком. Этот тип рабовладельческого хозяйства был самым эффективным и рациональным, именно здесь находили свое применение максимальные достижения римлян в области сельского хозяйства вообще и его организации, в частности. Именно здесь было налажено так называемое интенсивное хозяйство, т. е. то, которое велось на основе передовых экономических принципов, требовало больших денежных и трудовых затрат и специальных знаний. Их владельцы стремились получить наибольшее количество продукции с единицы площади, поэтому поля хорошо удобрялись, вводились сложные севообороты, отбирались и специально обрабатывались семена, приобретались совершенные орудия труда, исполнялись все операции, требуемые агрономией того времени.

В этих же поместьях добивались самых значительных успехов и в организации рабочей силы: была разработана система трудовых норм, строго рассчитано количество работников на единицу площади, создана поместная администрация, эффективно осуществлявшая контроль над рабами, достигнута относительно высокая производительность рабского труда, не уступающая, а часто и превышающая таковую у мелких свободных производителей, доведена до самых высоких норм эксплуатация рабочей силы. Хозяйства этого типа целиком и полностью строились на рабском труде, который, однако, дополнялся в периоды срочных работ наемным трудом.

Основной экономический принцип таких хозяйств — их теснейшая связь с рынком, включение в систему товарного производства. Обрыв товарных связей или их ослабление вели к структурным изменениям и перестройке самых глубоких основ такого рода поместий. Их распространение и успешное функционирование в Италии или других частях римской державы — важнейший показатель и одновременно одна из причин становления и укрепления товарно-денежных отношений, товарного производства.

Вместе с тем исследование этого типа поместий показывает, что несмотря на глубокое внедрение товарного производства, их внутренняя структура была двойственной, обремененной натуральностью хозяйства. Многоотраслевая экономика и принцип внутренней автаркичности, экстенсивное ведение большинства (кроме товарной) отраслей обусловливали существование глубокой натурально-хозяйственной основы, которая, так сказать, сосуществовала с товарным производством и ограничивала его определенными рамками. К тому же несовершенство античного транспорта и путей сообщения препятствовали расширению товарных вилл, привязывали их к местному, небольшому городскому центру, не способствовали появлению оживленных областных, не говоря уже о более крупных рынках. Указанные условия существования рабовладельческих вилл, двойственность их хозяйственной организации, слабое в конечном счете развитие товарного производства делали этот хозяйственный тип в целом неустойчивым экономически, подверженным всем колебаниям имеющегося узкого рынка.
Тем не менее является бесспорным историческим фактом не только существование такого хозяйственного типа, но и его широкое распространение на Апеннинском полуострове II в. до н. э.—I в. н. э. Мало того, в это время, по нашему мнение, рабовладельческая вилла, связанная с рынком, была ведущим экономическим типом в Италии и определяла лицо римских аграрных отношении.

Своеобразной категорией хозяйств было пригородное имение, сложившееся главным образом в ближайших окрестностях Рима и, возможно, некоторых других крупнейших городов Римской державы, где принципы товарного производства достигали наибольшего развития, натуральная основа была преодолена в наивысшей степени.

Иными были организационные принципы других категорий римских поместий, в частности средних поместий, слабо связанных с рынком, и латифундий. Было бы ошибочным представлять их в качестве совершенно изолированных от рынка. Но все же основным структурным элементом их было натуральное хозяйство определявшее организацию рабочей силы и производства в целом. Именно здесь стирались различия, прежде всего, экономического характера, между хорошо организованным рабским трудом и трудом зависимых мелких земледельцев, создавались благоприятные условия для взаимной замены рабского и других видов зависимого труда, для перехода к мелкому землепользованию и сокращению крупного централизованного хозяйства. При насыщенности невольничьего рынка живым товаром, а также при большом значении внутреннего воспроизводства в этих поместьях могло в течение длительного времени вестись и рабовладельческое централизованное хозяйство, способное до некоторой степени поддерживать и рыночные отношения. Но при изменении положения на рабском рынке или иных переменах ситуации здесь возрастало значение зависимого труда колонов и мелкого землепользования, причем без существенных изменений внутренней структуры производства. Вот почему эти категории поместий, хотя они и были более консервативными и отсталыми по своей организации сравнительно с товарными виллами, все же оказывались более устойчивыми в экономическом отношении, самообеспечивающимися и саморегулирующимися, способными к длительному существованию. Они могли приспособиться к меняющейся хозяйственной ситуации: при относительно высоком уровне товарно-денежных отношений вели централизованное хозяйство с ориентацией на рынок, особенно на ближайший, при сокращении их — перестраивали хозяйство в сторону натурализации.

Особо следует остановиться на центростремительных тенденциях, развиваемых латифундией. Обращает на себя внимание неизбежный процесс вовлечения в орбиту латифундиального хозяйства ближайшей округи и создания некоей устойчивой системы «латифундия — округа». Внутри нее оформляются специфические отношения — хозяйственные, социальные и политические, малоизвестные в других экономических типах.

Важно отметить, что латифундиальное хозяйство не было неизменным и эволюционировало от крупного хозяйства интенсивного типа к латифундии с огромным централизованным рабским производством, а от нее—к децентрализованной вотчине с колонатным земледелием и с постепенно сокращающимся сектором рабского труда.

По нашему мнению, специалисты до сих пор недооценивали роли крестьянского хозяйства в системе аграрных отношений Италии периода расцвета рабовладельческих отношений. Несмотря на оформление и широкое внедрение рабовладельческих хозяйств разных типов, значение крестьянского производства было велико. Исследование его с экономической точки зрения привело нас к выводу, что оно было хотя и архаичным по своей организации (правда, мы стремились показать и приспособление крестьянского хозяйства к товарно-денежным отношениям), но тем не менее до-вольно устойчивым, так что играло в общей системе аграрной жизни важную роль. Крестьянские деревни или дворы составляли окружение рабовладельческих вилл, и функционирование последних невозможно оценить во всей полноте, абстрагируясь от тех связей, которые существовали между ними и крестьянскими хозяйствами. Особенно большое значение эти отношения имели для владельцев латифундий и поместий, слабо связанных с рынком, для которых они поставляли рабочую силу, органично входя в их общую хозяйственную систему. По своему экономическому типу крестьянские хозяйства были близки к только что упомянутым двум типам, которым присущи слабая связь с рынком и экстенсивное производство.

Исследование разных типов рабовладельческого поместья показывает, сколь ограниченной была сфера действия товарных отношений в италийской деревне даже в эпоху их максимального развития. Лишь в редких пригородных хозяйствах товарные принципы получили полное применение. В товарных виллах, основном типе рабовладельческого поместья во II—I вв. до н. э., отчетливо прослеживается сосуществование натуральности и товарности, в то время как в прочих категориях имений можно говорить лишь о незначительных элементах последней и о безраздельном господстве натурального хозяйства.

При изучении всех категорий рабовладельческих поместий бросается в глаза их, так сказать, рабовладельческий характер, т. е. опора на раба как на основного производителя. Не говоря о товарной вилле или пригородном поместье, наиболее насыщенных рабской рабочей силой, к тому же рационально организованной, в экстенсивных поместьях и латифундиях подавляющее большинство отраслей также функционировало за счет рабов, а иные категории работников, в частности, колоны, арендаторы или клиенты, играли сугубо вспомогательную роль. Указанный факт имеет тем большую значимость, что организация рабского труда в этих хозяйствах заметно уступала по степени своей эффективности товарным виллам, так что преимущества труда рабского коллектива по сравнению с трудом мелкого производителя в значительной степени утрачивались. Мало того, даже в консервативных по своей внутренней структуре крестьянских хозяйствах рабский труд находил себе эпизодическое применение, особенно в зажиточных семьях. Труд рабов, таким образом, пронизывал все поры римских аграрных отношений, глубоко проникал во все имеющиеся типы хозяйств, образуя их наиболее глубокую основу.

Владельцы рабовладельческих вилл в большинстве случаев не рассматривали свои поместья в качестве источника высокой прибыли, как средство накопления солидного имущества. Даже собственники товарных вилл, которые субъективно стремились к доходности своих земель и вели с этой целью весьма интенсивное по тем временам производство, все-таки объективно не могли превратить свои рационально организованные хозяйства в высокодоходные предприятия. Доход их был, так сказать, средним и не мог сравниться с высокой прибылью, получаемой от различных финансовых операций, ростовщичества или спекуляций. Для превращения товарной виллы II в. до н. э.— I в. н. э. в высокодоходное предприятие с быстро возрастающим капиталом, т. е. для трансформации римского «фундус» в капиталистическую ферму, не хватало многого: высокого уровня производительных сил, глубокого и повсеместного товарного производства, создания по крайней мере национального рынка, превращения в товар самой рабочей силы. Римские землевладельцы рассматривали свои земельные владения не в качестве источника капитала, а в виде гарантии определенного материального и социального положения.

Можно ли говорить о многоукладнсти италийской сельской экономики для указанного времени? По моему мнению, можно, но с известными оговорками. В италийской деревне выявляются три уклада: 1) крестьянское хозяйство, несмотря на его приспособление к существующей структуре, сохранявшее в основе свою архаическую организацию; 2) товарные виллы и пригородные хозяйства — как носители классического рабовладельческого способа производства, его наиболее сильных и слабых сторон; 3) наконец, поместья с экстенсивным производством и особенно латифундии, представляющие собой особый уклад, создавший основу для за-рождения и становления иных отношений, чем рабовладельческие.
Господство классического античного способа производства, повсеместное и глубокое развитие рабства, проникновение его во все поры римской деревни выразилось в самом широком распространении товарных вилл, в их превращении в ведущий экономический тип во II—I вв. до н. э. Наряду с этим влияние классического рабства нашло свое проявление также и в приспособлении к нему даже наиболее консервативного и архаичного, т. е. крестьянского хозяйства, во внедрении рабства и централизованного хозяйства во все типы поместий. Особенно значительна, на наш взгляд, эволюция римских латифундий, постепенно выраставших в большинстве случаев из расширявшихся средних рабовладельческих поместий. Латифундисты пытались соблюдать на первых порах прежние хозяйственные принципы интенсивного производства, но после неудачи их применения переходили сначала к экстенсивному, но централизованному производству на основе рабского труда, а затем к колонатному земледелию и мелкому землепользованию. На последней стадии развития латифундии возникали специфические отношения зависимости населения и живущих внутри нее работников от землевладельца.

Видимо, в середине I в. до н. э.— I в. н. э. происходит некая унификация всех существующих хозяйственных типов, вызванная внедрением в их жизнь рабства и товарно-денежных отношений, хотя этот процесс не ликвидирует существенных различий между ними. Широкое развитие денежной аренды в I в. н. э., ведение централизованного хозяйства, попытки интенсификации производства в латифундиях (во всяком случае их рыночные связи) — показатель воздействия товарности и классического рабовладельческого
способа производства на античную Италию. Однако уже во II в. н. э. наблюдается повсеместная деградация товарных вилл, в том числе пригородных поместий, распространение латифундий, рост колонатных отношений и натуральной аренды. Это приводит к изменению соотношения между существующими хозяйственными типами, к постепенному преобладанию децентрализованных латифундий и к изменению общей социально-экономической ситуации.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены

В.И.Кузищин.
Римское рабовладельческое поместье
e-mail: historylib@yandex.ru
X