Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.И.Кузищин.   Римское рабовладельческое поместье

Введение

Предметом настоящего исследования является римское рабовладельческое поместье с экономической точки зрения. По нашему мнению, детальный анализ этой основной производственной единицы римского сельского хозяйства поможет составить более полнокровное представление о важнейших сторонах экономики вообще и особенностях рабского труда в частности. Рабовладельческое поместье как таковое (включая его разные, как будет показано позже, типы) было не только определенным хозяйственным организмом, но и неким социальным коллективом, внутри которого сложились своеобразные и весьма интересные для историка социальные отношения. Эти отношения, а также разнообразные связи с другими аналогичными или иными коллективами представляют, хотя и связанный тесно с хозяйством, тем не менее особый аспект исследования, который в настоящей работе затронут лишь попутно.

Весьма интересным сюжетом, связанным с изучением римского поместья, является его рассмотрение с правовой точки зрения: в частности, исследование его в качестве юридического объекта, соотношения земельных угодий и инвентаря (fundus cum instrumento)1, реализации принципов частной собственности на землю, возможности существования различных с юридической точки зрения категорий земель в рамках одного поместья, правовых различий в поместьях, основанных на сходных экономических принципах, но созданных на разных землях — полного квиритского права, арендованных или находящихся в посессии2. Наконец, представляет большой интерес правовой статус основных категорий работников римских поместий. Однако эти вопросы составляют особую тему, предполагают иной отличающийся от нашей работы ракурс исследования материала.

Изучение римского поместья с хозяйственной точки зрения стало особенно интересовать специалистов в конце XIX—начале XX в., когда в историографии античности наметился определенный поворот к экономической истории. При анализе античной экономики в европейской буржуазной науке наметились три главных направления

На рубеже XIX—XX вв. сложилась школа Эд. Мейера. Ее последователи представляли себе экономическую жизнь древних обществ похожей (если не тождественной) на современную им, рабов рассматривали как эквивалент пролетариата эпохи капитализма, а основные производственные ячейки греко-римского мира в период его расцвета считали подобными фабрикам и заводам XIX столетия3. Сторонники Эд. Мейера вели ожесточенную полемику с учеными другого направления, связанного главным образом с именем Карла Бюхера. Последний представлял себе античное хозяйство в виде системы замкнутых, самодовлеющих ойкосов с ярко выраженным натуральным производством, столь контрастирующим с капиталистическим производством нового времени4.

Третье течение среди буржуазных ученых начала XX века было представлено последователями Макса Вебера. Макс Вебер придерживался точки зрения о существовании и сосуществовании в античной древности всех хозяйственных укладов, включая капитализм, городское хозяйство и феодализм, несколько отличавшихся от средневекового феодализма и капитализма нового времени. Сами эти понятия «капитализм», «городское хозяйство», «феодализм» и др. рассматривались М. Вебером в качестве идеально-логических типов, т.е. произвольных теоретических конструкций, созданных для практических целей более удобной группировки материала. Таким образом, они мало связаны с сущностью изучаемых явлений 5.

Естественно, конкретные исследования римского поместного хозяйства, считавшегося в большинстве случаев своеобразной моделью античного хозяйства вообще, по-разному велись представителями каждого из этих направлений, а их выводы зачастую были диаметрально противоположными. Сторонники Карла Бюхера подчеркивали натурально-хозяйственную основу римской поместной организации, эпизодичность товарных связей римского поместья, своеобразие организации рабочей силы и специализации производства. Основной производственной ячейкой они считали огромные латифундии, повсеместно распространенные уже в довольно ранний период римской истории и ставшие господствующим экономическим типом во время максимального расцвета римского хозяйства и классического рабства. Нужно отметить при этом, что представитель этой школы И. М. Гревс дал превосходное описание хозяйственной организации римской латифундии, мастерски использовав данные такого специфического исторического источника, как римская художественная литература и особенно «Сатирикон» Петрония6.

Однако более влиятельной оказалась в науке школа Эд. Мейера с ее модернизацией экономических и иных отношений древности. Перу Германа Гуммеруса, ученика Эд. Мейера, принадлежит наиболее обстоятельный и оказавший большое влияние на историографию вопроса труд «Римское поместье как хозяйственный организм по сочинениям Катона, Варрона и Колумеллы»7. Рабовладельческое имение, описанное римскими аграрными писателями, изображается Г. Гуммерусом в значительной степени похожим на капиталистическую ферму конца XIX века, как хозяйство, вовлеченное в активные товарные связи с соответствующей организацией и специализацией. Г. Гуммерус считал этот тип поместья основной производительной ячейкой в римском сельском хозяйстве и оставил без внимания другие его разновидности. Исследование данного типа поместного хозяйства, а именно рабовладельческой виллы средних размеров, связанной с рынком, проведенное Г. Гуммерусом, не потеряло своего значения до настоящего времени.

Результаты конкретных исследований поместного хозяйства сторонниками названных выше школ в значительной мере обесценивались в силу их общетеоретических ошибочных воззрений. Эти труды оказывались уже заранее отягощенными некоторыми предвзятыми положениями, и, несмотря на ценные частные заключения, общие выводы в них носили печать односторонности и предопределенности.

Новый этап в изучении римских аграрных отношений начался в 20-х годах нашего века и связан с появлением капитальных работ по римской экономике, принадлежащих М. И. Ростовцеву, Т. Франку, У. Хитленду. Все они, тяготея к экономической концепции Макса Вебера, подчеркивали специфику римского капитализма. Термин «капитализм» понимался как экономическая форма, преследующая производство на рынок, а не на внутреннее потребление, не совпадающая во многом с понятием современного им капиталистического производства 8, но ученые забывали об этом различии и модернизировали древность. Ни М. И. Ростовцев, ни Т. Франк, ни У. Хитленд не занимались обстоятельным анализом собственно поместного хозяйства, как это делали Г. Гуммерус или И. М. Гревс. Однако в их работах, хотя и в общей форме, все-таки речь шла уже о нескольких типах римских имений. Так, М. И. Ростовцев говорил о централизованной латифундии — огромном поместье с тысячами рабов, волов и плугов и громадной центральной виллой, вокруг которой находилась деревня, о живших в ней рабах и батраках. Такие латифундии имели место в Апулии, Калабрии и Этрурии Иным было латифундиальное хозяйство в Кампании. Здесь оно являло собой комплекс нескольких поместий (fundi), о которых можно составить себе представление по остаткам кампанских сельских усадеб. Эти поместья работали на рынок, хозяйство в них велось на основе агрономических руководств Варрона и Колумеллы, лучших для того времени, и они могли служить образцом римских капиталистических предприятии. Не оставил без внимания М. И. Ростовцев и третий тип рабовладельческого поместья — имения Горация, столь подробно исследованного И. М. Гревсом. Его он изображает в качестве многоотраслевого, слабо связанного с рынком хозяйства, отличающегося от кампанских поместий. Таким образом, М. И. Ростовцев рисовал более сложную картину поместного хозяйства Италии I в. до н. э. —1 в. н. э., чем это делалось в пауке начала XX века, что бесспорно является его заслугой. По все же М. И. Ростовцева более всего занимает капиталистическая латифундия, понимаемая им как единая хозяйственная система поместий кампанского типа.

Близкое этому понимание сущности поместного хозяйства мы находим и у Тенни Франка 9. Но он в большей степени, чем М. И. Ростовцев, склонен к унификации римского поместного хозяйства, подчеркивая роль того типа, который лежит в центре внимания Катона, Варрона, Колумеллы и Плиния. По его мнению, система сельскохозяйственной эксплуатации, описанная ими, однотипна, и Колумелла лишь развил до логического конца наброски Катона. В отличие от Ростовцева Франк подробно остановился па описании особенностей римской агротехники и организации производства в пределах римского поместья, сделав в этой связи ряд тонких наблюдений (например, о восстановлении почвенного плодородия, севооборотах, специализации поместий, комбинировании культур, роли привозного из провинций хлеба).

Для У. Хитленда наиболее квалифицированным трудом является труд мелкого собственника-крестьянина Поэтому уничтожение крестьянства после II Пунической войны привело, по его мнению, италийскую агрикультуру к упадку, из которого она вышла лишь с постепенным распространением колоната. В связи с этим два—два с половиной столетия римской истории с начала II в до н. э. ознаменованы господством иного, не крестьянского типа хозяйства, а именно рабовладельческих латифундий — огромных поместий, обрабатываемых толпами рабов, работающих под бдительным надзором надсмотрщиков, из-под палки и очень плохо. Несмотря па то что некоторые латифундии были доходными и их хозяйство прибыльным, в целом они оказывались лишь объектами социальной амбиции их владельцев и даже при известных технических достижениях несли гибель италийскому земледелию 10.

Концепция множественности типов римского поместного хозяйства оказалась плодотворной, и ее разделяют в настоящее время многие специалисты. Так, Роже Ремодон целиком принимает вывод М. И. Ростовцева о существовании трех типов римских поместий: имение типа Горация, рассеянная латифундия (совокупность fundi, как это было в Кампании) и концентрированная латифундия11. Специальную работу, посвященную римскому поместному хозяйству по трудам Катона и Варрона, предпринял Хейнц Дор, и потому она заслуживает подробного разбора12. Прежде всего Дор делит все поместья на три категории: 1) мелкие крестьянские с участком от 10 до 80 юг., 2) средние поместья от 80 до 500 юг. и 3} латифундии от 500 юг. и выше. С точки зрения хозяйственной организации все они подразделяются па 6 типов: 1 — крестьянское хозяйство, 2 — поместье с виноградарским направлением, 3 — оливководческое имение, 4— пригородная вилла, 5 — птицеводческое хозяйство, 6 — скотоводческое и пастбищное хозяйство.

Дор придерживается двух разных систем классификации: деление владений по количественному признаку (величина обрабатываемой площади) и по принципу выделения главной культуры. Причем эти системы классификации почти не пересекаются. Конкретное исследование хозяйственной структуры каждого типа поместья позволяет Дору подметить большое сходство между второй, третьей и четвертой категориями поместий, а именно — их многоотраслевую основу с выделением ведущей культуры. Причем это сходство настолько велико, что автор считает возможным не воспроизводить структуру оливководческого и пригородного, отсылая читателя к анализу виноградарского поместья.

Интересны его наблюдения относительно использования и организации рабочей силы в разных категориях поместий. Определенной заслугой X. Дора является учет и анализ крестьянского хозяйства как экономического типа, по этот анализ излишне краток. Работа Дора является известным шагом вперед в разработке указанных проблем. Изучение хозяйственной организация различных категорий римских поместий после исследовании Г. Гуммеруса дано X. Дором с наибольшей полнотой. Однако и в этом труде, на наш взгляд, имеется ряд недостатков: две системы классификации, количественная и производственная, слабо связаны друг с другом, деление поместий на 6 категорий в зависимости от ведущей культуры — искусственно и приводит к тому, что в различные разряды попадают хозяйства с однородной организацией.

В противовес слишком дробной классификации X. Дора, Вито Сираго концентрирует все внимание на латифундиальном хозяйстве, считая его (правда лишь в I в. н. э.) преобладающим и изображая его в качестве приближающегося к автаркичному, самодовлеющему ойкосу О других типах хозяйств хотя и упоминается, по очень глухо13.

Глубокое изучение римского поместного хозяйства по сочинениям Катона, Варрона и Колумеллы предпринято румынским ученым Хараламбом Михаэску. Используя марксистский метод исследования, X. Михаэску дал ценное описание римского рабовладельческого поместья II—I вв. до н э., I в н. э., позволяющее проследить историческую эволюцию рабовладельческого поместья так называемого интенсивного типа на протяжении двух с половиной столетий римской истории Автор подробно исследует принципы организации рабочей силы, подчеркивая рабовладельческий характер этих поместий, натуральную основу и товарное производство, соотношение отраслей и их доходность, особенности воспроизводства. Глубокие исследования X. Михаэску являются серьезным вкладом в изучение римского поместного хозяйства14.

Большое внимание различным аспектам римской аграрной истории, в том числе и поместному хозяйству, уделялось в советской пауке. Советские исследователи, стоящие на позициях марксистско-ленинского понимания исторического процесса, рассматривают историю античных обществ (в том числе и Рима) как историю движения рабовладельской общественно-экономической формации, отличающейся по своему содержанию от всех других формаций. В связи с этим понимается и поместное хозяйство Рима в эпоху расцвета рабовладельческих отношений Прежде всего подчеркивается важность данной проблемы, поскольку сельское хозяйство было господствующей отраслью античного (в том числе римского) хозяйства, а аграрные отношения — важнейшей частью производственных отношений. Римское рабовладельческое поместье понимается как основная производственная ячейка, в которой, как в миниатюре отражаются наиболее характерные особенности развития способа производства. Рабовладельческое хозяйство воспринимается в качестве особого организма со специфическими закономерностями, отличающими его от средневековой вотчины или капиталистической фабрики.

В разной связи проблемы поместного хозяйства в Риме затрагивались в общих трудах по истории древнего Рима В. С Сергеева, С. И. Ковалева, Н. Л Машкина15. Эти авторы склонны были рассматривать в качестве господствующего типа поместного хозяйства в Италии II в до н. э — I в. н. э оіромную рабовладельческую латифундию с ярко выраженным натуральным хозяйством. Правда, Н. Л. Машкин признавал и существование иного типа латифундиального хозяйства, а именно — системы средних поместий описанного Катоном типа.

Крупным явлением в области изучения аграрных отношении Рима и особенностей рабского труда, в том числе и в сельском хозяйстве, были многочисленные и глубокие исследования М. Е. Сергеенко и Е. М. Штаермап16. В их работах было обращено внимание на существование не только латифундий, но и поместного хозяйства других типов, предпринято специальное исследование многих сторон их деятельности, включая особенности организации производства и рабочей силы, товарных связей, специализации, соотношения натуральных и товарных начал, специфики эксплуатации рабского труда. Е. М. Штаерман обратила внимание на существование особого типа крупного хозяйства, где основной рабочей силой были не рабы, а так или иначе зависимые мелкие земледельцы.

Таким образом, в мировой науке накоплен значительный материал, позволяющий при использовании более тонких методов исследования осветить проблему римского поместного хозяйства эпохи расцвета рабовладельческих отношений.

Автор весьма сожалеет, что ему пришлось ознакомиться с капитальными трудами Кеннета Д. Уайта (К D. W h i t е. The Román farming N Y, 1970) и Репе Мартена (R Martin. Recherches sur les agronomes iatins et leurs conceptions économiques et sociales. Paris, 1971) лишь во время издания книги, и он не смог использовать их в своей работе.




1Как, например, A. Steinwenter, Fundus cum instrumento. Ein agrar-und rechtsgeschichtliche Studie. Wien-Lpz.,1942.
2Некоторые из указанных проблем были поставлены в ранней paботе М. Bебeра: М. Weber. Die rõmische Agrargeschichte in ihrer Bedeutung füг das Staats-und Privatrecht. Stuttgart, 1891.
3См. Эд. Мейер. Экономическое развитие древнего мира. СПб., 1898; его же.Рабство в древнем мире. М., 1899.
4См. К- Бюхер. Возникновение народного хозяйства, изд. 5-е. Пг., 1923.
5См. М. Вебер. Аграрная история древнего мира. М., 1925.
6И. М. Гревс. Очерки по истории римского землевладения (преимущественно
в эпоху Империи). СПб., 1899; его же. Очерки из истории римского землевладения. Крупное домовое хозяйство в эпоху наибольшего экономического расцвета римского мира. Данные Петрония по аграрной истории I в. Империи. М., 1905.
7Н. Gummerus. Der rõmische Gutsbetrieb ais wirtschaftlicher Organismus
nach den Werken des Cato, Varro und Columella. Lpz., 1906.
8M. Rostovzev. Storia economica e sociale deli’ impero Romano. Firenze, 1933.
9Т. Гrаnk An economic History of Rome Lond , 1927 -- An economic Survey of anciont Romc, vol I, Baltimore, 1933, vol V, Baltimore, 1940.
10W. D. Heitland Agricola A stidy of agrienlture and unstre life in the dreco roman world from the point of view of labour Cambr, 1921
11Histoire generale du travail, publ. sous la dir. de J-H Parias P. 1959, t.l. Prehistoire et Tantiquite, par L-R Nougier, P Garelli e.a.
12H. Dohr. Die italischen Gutschöfe nach den Schriften Catos und Varros Köln, 1965.
13V A. Sírago L’Italia agraria sotto Traiano Louvain, 1958.
14H. Mihаesсu Economia agrícola la Cato - «Studii si cercetári cíe istoríe
vecho» (да ice — SC1V, t II (1950), pp 187—207, Economia agrícola
la Varro, ibid , i IV (1953), N 3—4. pp 525—539, Economia agrícolã la
Cohimella - «Sludíi classiche» Bucuresti. 1959, i 1. pp 91 103
1515 В С Сергеев Очерки истории древнего Рима, тт I —II М, 1938» С И Ковалев Истории Рима. Л, 1948, II. А Машкин История древнего Рима М , 1949.
16Из многих их работ достаточно назвать некоторые М Е. Сер i ее н ко Очерки по сельском хозяйству древней Италии М —Л , 1958, Е М Штаермап. Расцвет рабовладельческих отношений в Римской республике М., 1964; Н. М Штаерман, М К. Трофимова. Ра¬бовладельческие отношения в ранней Римской империи (Италия) М., 1971
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сергей Утченко.
Юлий Цезарь

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Уильям Тейлор.
Микенцы. Подданные царя Миноса

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса
e-mail: historylib@yandex.ru
X