Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Вильгельм Майер.   Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.

Успехи огородничества и садоводства в XIV—XVI вв.

Когда мы говорим об огородничестве и садоводстве в интересующее нас время, то под ним мы не подразумеваем выращивание овощей и фруктов крестьянами и горожанами в пределах усадеб и вокруг жилищ с целью удовлетворения собственных потребностей. Такое огородничество и садоводство практиковалось уже древними германцами, как и большинством народов, начиная с эпохи неолита. В XIV—XVI вв. речь идет об освоении жителями городов и деревень новых просторов дополнительно к своим усадьбам с целью разбивки на них огородов и садов, чтобы выращивать там овощи, фрукты и нередко технические растения для продажи их на рынок. Исторически это было время появления в земледелии большого числа мелких хозяйств, основывавшихся преимущественно на простом товарном производстве. Такие хозяйства при отсутствии достаточных средств сообщения, естественно, располагались вблизи от потребителей, т. е. городов.

Главными огородными культурами в то время были лук, чеснок,2 капуста, свекла, морковь, мак, хмель, а также сортовой лен и конопля, выращивавшиеся на семена. Последние три культуры вместе с разделением труда и ростом спроса на них со стороны городов постепенно выделились и заняли самостоятельное место в так называемых хмельниках и на льняных и конопляных полях. Огородная фасоль в середине XV в. только начинала отвоевывать себе место, и то только в районе Мозеля.3 В то же время полевая фасоль выращивалась еще в большем количестве, и К. Лампрехт даже говорит о торговле ею в крупных масштабах.4 Значение полевой фасоли было так велико, что она нередко называется исследователями «средневековым картофелем».

Из фруктов выращивались главным образом виноград, яблоки, орехи, вишня, груши, сливы, а из цветов — розы, лилии, желтофиоль, нарциссы и др.

Одно перечисление огородных и садовых культур уже говорит о том, что, кроме капусты и лука, среди них почти не было таких, которые могли бы успешно выращиваться в северных районах Германии.

Первое место среди городов, выращивавших вместе со своей сельской округой овощи, фрукты и сортовые семена для продажи, занимал центральный город Тюрингии — Эрфурт. За ним следовали такие города, как Майнц, Вюрцбург, Бамберг, Мюнхен, Франкфурт-на-Майне, Аугсбург, Нюрнберг, причем последним трем городам принадлежала пальма первенства и в выращивании цветов и цветочных семян для рынка.5

В 1449 г. горожане Эрфурта по призыву ректора университета Тило Циглера за короткое время освоили в низменностях р. Геры заболоченное и заросшее колючим кустарником пространство в 65 га, которое целиком использовалось под огороды и сады.6

В Тюрингии помимо Эрфурта славились еще своими огородами и садами два города по р. Заале — Галле7 и Иена.8 Но и вокруг Готы, Лангензальца, Мюльхаузена, Веймара, Арнштадта и других городов выращивалось немало овощей и фруктов.9 Огромное количество огородов и садов имелось в Рейнланд-Пфальце и Гессене. Два крупнейших торгово-ремесленных центра— Майнц и Франкфурт-на-Майне — оказывали там решающее влияние на расцвет огородов и садов не только в их окрестностях, но и вокруг городов Среднего Лана — Лимбурга, Дица и Вейльбурга, а также городов Гессена — Фрицлара, Марбурга, Фридберга.

Современники отмечали, что в конце XV — начале XVI в. так называемый Рейнгау (небольшая область по обоим берегам Рейна от Майнца до Бингена) являлся самой плодородной областью в Германии, где «крестьянами выращивались целые леса из фруктовых деревьев».10

В торговых сделках за период с 1351 по 1500 г., зарегистрированных монастырями и другими церковными объединениями района среднего течения Лана, упоминаются сотни огородов и садов вокруг городов Лимбург, Диц, Вейльбург и в многочисленных деревнях.11 Города Лимбург и Диц не только сами были опоясаны плотными рядами садов и огородов, но и вдоль дороги от Дицких ворот Лимбурга до города Диц, судя по торговым сделкам, располагались друг возле друга сплошными рядами сады, огороды и виноградники. Большое количество огородов имелось внутри города Лимбурга, особенно вдоль улиц. Нижняя, Вейгер, Хаэль, Шерлингер, возле Дицкой башни, у Песочных и Кошачьих ворот и других мест. За пределами городской черты массивы огородов тянулись в разные стороны от Дицких, Хальцхеймских, Майнцских, Креухских и Гаммерских ворот, вдоль р. Лан, «новой канавы» и стены монастыря, по «обеим сторонам моста», вокруг озера, у Гальгенберга и в других направлениях. Немало бюргеров Лимбурга владели огородами в деревнях Креух и Шафель,12 а бюргеров из Вейльбурга — в деревне Ахаузе.13 Судя по документу 1484 г., Мариинский монастырь г. Дица имел возле города три больших огорода, обведенных заборами, а вокруг каждого из них находилось множество огородов и садов бюргеров.14

На территории Баварии в XIV—XVI вв. были известны своими садами и огородами города по верхнему течению Майна — Вюрцбург, Бамберг, Нюрнберг — и города, расположенные в бассейне Верхнего Дуная — Аугсбург, Мюнхен, Мемминген, Нердлинген, Кауфбеурен, Дитлинген и др. Только в 28 торговых сделках Мюнхена за период с 1380 по 1500 г. упоминается 99 огородов и садов, размещавшихся рядом с другими как внутри города, вдоль так называемого Капустного переулка,15 так и за городом, около ворот Изер,16 Зендлингер,17 известковых печей 18 и в других местах.

Десятки и сотни огородов и садов перечисляются в торговых сделках города Нердлингена за период с 1351 по 1399 г.19 Характерно, что единственный монастырский огород буквально терялся в море небольших огородов и садов, принадлежавших бюргерам города.20 О значительно большем количестве огородов и садов вблизи города и в окрестных деревнях говорят документы Кауфбеурена. Уркунден этого города подчеркивают, что наряду с огородами, в которых выращивались одни овощи, имелись огороды и сады, в которых рядом с овощами и фруктами выращивались цветы.21 Многочисленные огороды принадлежали бюргерам Кауфбеурена в деревнях Вейхт, Вейнхаузен и др.22 Возле Аугсбурга славилась своими овощами и фруктами деревня Фишах, расположенная на правом берегу р. Шмуттер.23

В Старовюртембергских урбариях середины XIV в. перечисляются огороды и сады, с которых граф Вюртемберга взимал ренту. По этим данным возле Штуттгарта имелось 28 огородов и садов, вокруг Леонберга — 14, Магштетта — 18, Эглофсхейма — 22, Рилинссхаузена — 11, Вайнблингена — 63, Мюльхаузена — 16, Ремзе — 15 и т. д.24

О большом количестве огородов содержатся сведения в документах монастыря Блаубеурена.25 Этот монастырь давал в держание огороды и сады бюргерам Эслингена и Эхингена.

На основе приведенных документальных данных, в которых перечисляются только те огороды и сады, которые являлись предметом какой-нибудь сделки, т. е. далеко не все мелкие хозяйства, занятые огородничеством и садоводством, можно констатировать, что в XIV—XVI вв. в Германии существовало несколько обширных районов, где огородничество и садоводство достигали значительных успехов в своем развитии. К таким районам относятся: 1) Тюрингия и Саксония с городами Эрфурт, Иена, Галле, Гота, Лангензальца, Мюльхаузен, Веймар и Арнштадт и их сельской округой; 2) Гессен и Рейнланд-Пфальц е городами Майнц, Франкфурт-на-Майне, Лимбург, Диц, Вейльбург, Фрицлар, Фридберг, Франкенберг, Марбург и т. д. и близлежащими деревнями; 3) Бавария с городами Вюрцбург, Бамберг, Аугсбург, Мюнхен, Кауфбеурен, Нюрнберг, Мемминген5 Нердлинген, Дитлинген; 4) Вюртемберг с городами Штуттгарг, Леонберг, Вейблинген, Бэблинген и др. По сравнению с этими прославленными в XIV—XVI вв. районами мелкого огородничества и садоводства в документах только изредка упоминаются города и деревни из районов, ставших впоследствии знаменитыми выращиванием картофеля, капусты и свеклы. При этом многие из них — Берлин, Мюнстер, Минден, Магдебург и др.— вплоть до XVI в. включительно старались выращивать те овощи и фрукты, которые производились на рынок более южными районами, с лучшими климатическими условиями.26

Начиная с Инамы-Штернег в немецкой буржуазной историографии прочно укрепилось мнение, что в возникновении и успехах мелкого огородничества и садоводства решающая роль принадлежит феодалам. Только после того как последние приступили к ликвидации своих обширных садов и огородов, расположенных возле барской усадьбы, якобы могло развиваться крестьянское садоводство и огородничество.27 В действительности, насколько это возможно проследить по источникам, дело обстояло так: значительные успехи мелкого огородничества и садоводства в городах и деревнях, их успешная связь с рынком толкнули вотчинников на сдачу своих огородов там, где они имелись, небольшими участками арендаторам. Крупные сады и огороды, принадлежавшие светским и церковным феодалам, не были полностью ликвидированы. Более того, с тех пор, как в XV в. все ощутимее сказывалась феодальная реакция и, следовательно, крестьян в меньшей степени привлекали огородничество и садоводство, феодалы вновь стали стремиться к созданию своих крупных садов и огородов.28

Решающую роль в возникновении мелких огородов и садов, бесспорно, играли города, которые по мере своего роста предъявляли все больший спрос на овощи и фрукты. Успех мелкого огородничества и садоводства в деревне, как и в городе, был тем больше, чем меньшее отношение к этому виду производства имели светские и церковные феодалы. Привязанность последних к традициям феодальной старины, натуральный характер их хозяйств, неумение использовать выгодные рыночные отношения являлись вместе с феодальной собственностью на землю самыми серьезными преградами на пути зарождения и развития мелкого огородничества и садоводства. Города оказались той силой, которая ломала эти препятствия. Поэтому там, где успешно развивались огородничество и садоводство, бюргеры и городские советы приобретали земли, делали их пригодными для посадки фруктовых деревьев и винограда и для выращивания на них овощей.29

Б ходе Реформации секуляризованные земли, переходившие в руки горожан, использовались ими преимущественно под сады и огороды, частично — под луга.30

В Бамберге около 1470 г. насчитывалось до 70 семей, которые занимались исключительно огородничеством.31 Во Франкфурте-на-Майне имелись в 1440 г. «42 самостоятельных огородника и 24 садовника».32 О специализации отдельных городских хозяйств на выращивании овощей и фруктов говорят факты организации цехов огородников и садоводов. В 1455 г. объединились в цех огородники Франкфурта, а в 1482 г. они создали вместе с садоводами единое объединение.33 Еще раньше, с-конца XIV в., существовал цех огородников в Страсбурге.34 Подобные объединения, очевидно, существовали с XV в. в Нюрнберге.35 Отсутствие данных о существовании цехов и объединений огородников и садоводов в других городах не должно рассматриваться как свидетельство того, что их там не было. Главное заключается в том, что огородники и садоводы расценивали свою деятельность как профессиональную, приравнивающую их по положению в городе к ремесленникам. Наличие цехов и организаций огородников и садоводов в XIV—XVI вв. является особенно наглядным свидетельством того, что мелкие огородные и садоводческие хозяйства носили такой же товарный характер, как и ремесленные-мастерские и что возникновение их являлось составной частью процесса общественного разделения труда.

Состояние источников затрудняет исследование вопросов о размерах огородов и садов, а также о том, кто конкретно в том или другом случае является собственником земли, на которой располагались огородные и садовые участки. Оба вопроса, разумеется, имеют неодинаковое значение. Однако и тот, и другой помогут выяснить, какие социальные слои были заняты в огородничестве и садоводстве либо извлекали из них доходы.

Часто отдельные бюргеры являлись собственниками значительных площадей, находившихся под огородами и садами. В 1461 г., например, один из бюргеров Мюнхена продал ряд огородов общей площадью в 51 акр.36 После того как некая Афpa Вольф из Мюнхена в 1419 г. продала нескольким бюргерам 25 акров огородов, у нее остался еще свой огород, который ею, согласно купчей грамоте, оставлялся в качестве залога на тот случай, «если бы кто-нибудь стал оспаривать, что проданные огороды были ее собственностью».37 Если учитывать, что под залог обычно сдавалось столько же или больше того, что продавалось, станет понятно, что у Вольф оставалось не менее 25 акров и что всего до продажи части огородов у нее было не менее 50 акров (более 17 га). Такую площадь не была в состоянии обрабатывать одна семья. Поэтому она должна была либо привлекать наемную рабочую силу, либо сдавать огороды по частям арендаторам.38

В XIV—XVI вв. бюргеры многих городов и городские советы нередко приобретали земли или права на взимание ренты в окрестных деревнях и вслед за этим заставляли крестьян, «сидевших» на этих землях или плативших им ренту, использовать земли под огороды и сады, разбивать на них грядки.39 Бюргеры, приобретая в окрестностях городов землю и ренту, стремились к двойной экономической выгоде: крестьяне не только платили им ренту, но и производили продукты, которые становились товаром и могли быть куплены и перепроданы бюргерами.

Дошедшие до нас документы содержат огромное количество данных об огородах, расположенных в деревнях и принадлежащих бюргерам. Так, бюргерам Фрицлара принадлежали многочисленные огороды в окрестных деревнях — Вейсмар, Гунденсберг, Ваберн, Мей и др.,40 а бюргерам Фридберга — в деревне Фауербах.41 Бюргеры Кауфбеурена в изучаемое время особенно дорожили своей рентой с огородов в деревнях Вейхт и Вейнхаузен.42 Бюргер Кауфбеурена, Конрад Ангер, взимал с одного огорода в деревне Вейнхаузен ежегодно ренту в 15 богемских грошенов.43 Город Ротенбург с населением в 6 тыс. чел. получал в конце XV в. ренту с 15 тыс. сельских жителей, большинство которых занималось виноградарством, садоводством и огородничеством.44

Если мы у И. Янсена читаем, что для большинства бюргеров Мюнхена в средние века земледелие являлось главным занятием,45 то речь может идти в первую очередь об огородничестве,садоводстве и виноградарстве, так как совершенно немыслимо, чтобы большое число бюргеров на лошадях или быках с плугами и боронами в летнюю пору ежедневно отравлялись на далекие расстояния, чтобы возделывать там пашню.

Большинство огородов горожан были небольших размеров от 2 до 4 акров.46 Занимавшиеся огородничеством горожане являлись либо собственниками, либо арендаторами своих огородов.47 Незначительные размеры огородов и садов свидетельствуют о том, что они обрабатывались их владельцами и членами их семей без дополнительной рабочей силы. Это открывало возможность разделения труда между женщинами и мужчинами в хозяйстве мелкого товарного производства: мужчины занимались ремеслом, а женщины — огородничеством, реже садоводством. Такое разделение труда в семьях горожан было настолько обычным, что с XV в. в полицейских правилах отдельных городов ставился знак равенства между мужчинами и женщинами, занимавшимися огородничеством.48

Благодаря большой хозяйственной роли огородничества, следовательно, женщина во многих германских городах занимала положение, равное положению ремесленника — члена цеха. Огородничество и садоводство значительно увеличивали продукцию мелких товарных хозяйств и количество занятых в товарном производстве людей.

Несмотря на преобладание в огородничестве и садоводстве в XIV—XVI вв. труда мелких собственников и владельцев земли, нередко применялся и наемный труд, особенно там, где требовались в большом количестве физическая сила (например, на копке ям под деревья, рытье канав, возведение изгородей и т. п.) или срочное применение труда большого количества людей (прополка овощей, сбор фруктов и т. п.). Если пекарь Мюнхена Ганс Тунцель в 1386 г. арендовал на всю жизнь 14 акров огородной земли,49 то само собой разумеется, что он, по профессии пекарь, и его семья не были в состоянии сами обрабатывать такую площадь.

Обращает на себя внимание тот факт, что во многих документах конца XV и начала XVI в. говорится об огородах, расположенных за пределами городской черты, на которых Ставились жилые помещения.50 Речь в таких случаях идет не только о помещениях, которыми пользовались огородники. в летнее время. Есть достоверные сведения о том, что нередко в них устанавливались сушильные рамы для сушки сукна. Особенно часто говорят документы города Лимбурга о таких помещениях на огородах возле города.51 На наш взгляд, наличие огородов за пределами городов позволяло ремесленникам расширить свою, мастерскую, что в силу всяких регламентаций и жилищных ограничений было невозможно сделать в пределах самих городов. С другой стороны, огородники, получили возможность заниматься ремеслом, используя свою жилую площадь за пределами города. Кроме того, дополнительные жилые помещения могли быть использованы для наемной рабочей силы. В то же время сами мелкие огородники нередко были вынуждены наниматься на работу к своим соседям-огородникам.52

Успехи огородничества и садоводства на городских землях расположенных в окрестных деревнях, толкали и крестьян на то, чтобы разбивать огороды и сады на альменде и пашне, т. е. за пределами усадьбы. В то же время, нам кажется, что процесс этот начался значительно раньше тех сроков, которые подтверждают его достоверность документально. Приведем несколько примеров из вейстюмов XV в., характеризующих положение во многих районах Германии. Крестьянам деревень, расположенных вокруг Ротвейла, в 1434 г. было официально разрешено огораживать общинные земли под сады.53 В 1461 г. крестьяне Альтенхазлау (возле Гельнхаузена в Гессене) получили аналогичное право на разбивку огородов.54 Судя по документу 1482 в деревне Бахельн (южнее Кобленца), помимо огородов возле жилищ имелись также огороды за пределами деревни.55 В деревнях Вейльбах и Эддерсхейм (между Майнцем и Франкфуртом-на-Майне) в 1535 г. разрешалось молодоженам разбить огороды на альменде,56 что свидетельствует о том, что у проживавших там до этого семей уже имелись подобные огороды.

Характерно, что вокруг огородов и садов, выделявшихся из альменды и находившихся за пределами деревень, как об этом свидетельствуют вейстюмы Саксонии57 и Баварии,58 сооружались изгороди. При этом возле деревень, так же как и возле городов, возникали большие комплексы огородов и садов.59 Нередко крестьяне одной деревни совместно огораживали часть альменды под огороды, а потом по жребию делили площадь на участки, устанавливая одновременно общий порядок пользования огородами.60 Если возросший спрос на огородные и садовые растения толкал горожан на то, чтобы засевать ими пары, что нередко вызывало протест со стороны городских мясников, заинтересованных в зеленом корме для своего скота,61 то по их. примеру и крестьяне принялись засевать пары. Именно таким образом они на опыте убедились в значении стручковых культур при плодосмене. Для крестьян огородничество и садоводство за пределами деревень играло также важную роль. Если эти занятия для зажиточных крестьян прежде всего были выгодны потому, что давали возможность значительно расширить товарность хозяйства, то многим обедневшим, малоземельным и безземельным крестьянам они позволяли добывать пропитание.

Основным отличием огородничества и садоводства в XIV— XVI в. по сравнению с предшествующим временем являлась их. товарная направленность. Речь идет не о том, что огородники и. садоводы производили основной продукт для себя и только излишки продавали на рынке, а о том, что главная их продукция шла на рынок. Когда автор «Книги о фруктах, деревьях и травах» (1498 г.) говорит о цветущем саде в Рейнгауе, он одновременно подчеркивает исключительную дешевизну фруктов на рынке всего района, благодаря чему и бедняк может их купить.62

Торговали абсолютно всеми продуктами садоводства и огородничества. Нередко при этом привозились деревья, саженцы и семена издалека. Из Франции регулярно вывозились фруктовые деревья.63 Город Иена закупал виноградные отростки в Шампани и Бургундии.64 В северо-восточные области Германии привозились виноградные черенки из Франконии,65 а в Вестфалию регулярно доставлялись семена и саженцы огородных и садовых культур из Касселя.66 На всю Германию славился своими отличными сортовыми семенами овощей и цветов город Эрфурт.67

В городах Германии очень рано устанавливались отдельные рыночные площади по продаже фруктов и по продаже овощей.68 В Эрфурте женщины уже с конца XIII в. регулярно приносили на рынок овощи и фрукты.69 Хронист города Миндена (Вестфалия) Триббе в 1460 г., перечисляя фрукты и овощи, которые выращивались и продавались бюргерами города, такие,как яблоки, груши, орехи, капуста и свекла, добавляет, что вишня и слива привозились в изобилии из других мест.70 Жители Меммингена и окрестных деревень с конца XV в. выращивали для продажи не только фруктовые растения и капусту, но изготовляли и высококачественный сок, который вывозился даже в Лион.71 Во многих городах изготовлялись для продажи фруктовые вина.72 Обычной являлась торговля сушеными фруктами, и особенно сушеным виноградом.73

Автор «Хроники странствующего ученика» И. Буцбах сообщает, что он лично знал крестьянина, который в один год (в конце XV в.) продал на рынке вишни на 30 гульденов,74 что по тогдашним рыночным ценам соответствовало стоимости 70 центнеров ржи.75 Сады, следовательно, составляли настоящее состояние. С 1403 г., например, один бюргер Мюнхена заложил -свой сад за 42 гульдена.76 В уркунден начиная с 70-х годов XIV в. сады и огороды трактуются как самые ценные земельные владения бюргеров, которые, как правило, могли служить залогом в торговых договорах, подтверждали соблюдение условий одной из сторон77 или продавались отдельно от домов и других владений.78

Специализация на выращивание хмеля. На севере Германии, где садоводство из-за климатических условий не могло так бурно развиваться, особенно усердно выращивали хмель. Хмелеводческие хозяйства по размерам и целям не отличались от хозяйств садоводов и огородников.

Главным стимулом для развития хмелеводства являлось пивоварение. Для многих бюргеров Германии, находившихся за пределами распространения винограда, пивоварение и торговля пивом были источником существования и накопления богатств. Бавария, которая в более позднее время стала классической областью пивоварения, в XIV—XVI вв. производила на рынок главным образом вино. В Баварии тогда преобладало мелкое землевладение, товарного зерна было мало, использовать его в пивоварении считалось расточительством и запрещалось законом князей и городских властей, а торговля привозным зерном не была развита.

Центрами пивоварения в XIV—XVI вв. были города Тюрингии, Гессена, Саксонии, Вестфалии и северные прибрежные города. Вокруг них и началось выращивание хмеля на рынок. Первые хмельники, т. е. огороженные места, расположенные за пределами приусадебных участков, появились еще в XIII в.79 Однако только с XIV в. хмель стал товаром, которым торговали купцы многих городов. Характерно, что города Гессена, Вестфалии и другие, расположенные на берегах Балтийского и Северного морей, для производства пива покупали хмель в окрестных деревнях. Судя по документам, они не вывозили его в другие части страны. В Тюрингии же хмель пользовался не только местными пивоварами, но, высушенный и запечатанный в мешки, отправлялся в другие части Германии и за границу.80 В Баварию хмель проник только в XIV в., тогда, по преданию, его завез туда какой-то монах из Богемии. Однако Нюрнберг уже в 1350 г. известен как один из центров торговли хмелем.81 В 1350 г. документы упоминают несколько хмельников вокруг среднефранконского города Шпальта, который позже превратился в центр производства и торговли хмелем.82 В ряде мест, где хмельники играли такую же важную экономическую роль, как в других виноградники, хмель по аналогии называли «Bierrebe».83

Возникновение в изучаемое время хмельников возле городов являлось результатом освоения новых земельных угодий, ранее не находившихся под обработкой. Как правило, хмельники разбивались на склонах гор и обрывов, где невозможно было заниматься хлебопашеством и пастьбой скота. Вокруг Иены хмельники разбивались на возвышенностях Крунберг84, Иенциг,85 а также возле так называемого «оврага дьявола»,86 в деревне Лэбштедр хмельники располагались на горе Герольдберг,87 в деревне Коспеда — на горе Куберг,88 и т. д. Исключительно редко упоминаются в документах хмельники, расположенные на равнинных местах, как, например, в долине Рейнцига.89 В окрестностях Иены экономическая выгода хмельников приводила, очевидно, к разбивке их также на пашне. Но там они существовали недолго. Плодородные земли вновь использовались под посевы зерновых.90

Об использовании худших земель под хмельники свидетельствуют документы и других городов. В 1368 г. бюргеры города Гальберштадт получили от епископа Людовика разрешение на разбивку хмельников на пустовавших возвышенностях в деревне Клейн-Харслебен.91 За аренду бюргеры платили 2 марки серебра ежегодно.92

На протяжении XIV в. вокруг Гальберштадта появлялось все большее количество хмельников. Уже в 1368 г. епископ Гальберштадта Альбрехт за сумму в 80 марок серебра заложил бюргерам города на 6 лет десятину со всех хмельников, расположенных в пределах 1/2 мили от города и на упомянутых возвышенностях в деревне Клейн-Харслебен.93 При этом разрешалось бюргерам в течение 6 лет разбивать новые хмельники, что, бесспорно, было выгодно и тем, кто взимал десятину. Постоянные финансовые затруднения вынудили епископа в 1573 г. «продать» двум бюргерам Гальберштадта на 2 года пошлину, взимавшуюся с торговли хмелем.94 В соглашении монастыря св. Якоба и кафедрального собора города Гальберштадта 1397 г. говорится о землях в деревне Шванебске, используемых под посевы хмеля. Земля эта находилась в запущенном состоянии за пределами рва, которым было огорожено пастбище.95

Из сказанного видно, что под хмельники горожане использовали преимущественно земли дикие, заросшие, холмистые, непригодные для посевов зерновых. Следовательно, рост количества хмельников в XIV—XVI вв. свидетельствует не только о расширении ареала сельскохозяйственного производства, но и об освоении новых земель, ранее лежавших праздно в силу их непригодности для хлебопашества. Появление многочисленных хмельников — показатель роста производительных сил, интенсификации земледелия.

Особенно много хмельников появлялось в северных областях Германии, где природные условия мало благоприятствовали огородничеству и садоводству, не говоря о виноградарстве. Город Любек уже с конца XIII в., сдавая земли в аренду бюргерам, требовал от них, чтобы они частично использовали их под хмельники. В окрестностях Киля имелось в 1430 г. не менее 40 хозяйств, которые занимались производством хмеля на рынок. А город Брауншвейг был вынужден уже с середины XIV в. ограничивать площади, засеваемые хмелем. Бюргерам, имевшим земли, разрешалось не более 1/3 их засадить хмелем.96 Хмель — богатство многих бюргеров. Этим объясняется, почему во время войн врагом уничтожались хмельники.97

Как и огороды, хмельники имели небольшие размеры: в 2—4 акра или моргена.98 Если такой хмельник принадлежал горожанину, а это было наиболее типично, то последний либо сам обрабатывал его, либо нанимал поденщиков, либо, работая в основном сам, привлекал наемный труд по сезонам, в остро необходимых случаях. В принципе здесь складывались отношения, ничем не отличавшиеся от тех, которые мы наблюдали в хозяйствах, занимавшихся мелким огородничеством и садоводством.

В Саксонии наряду с мелкими хмелеводческими хозяйствами имелись и значительные. В 1474 г. один саксонский рыцарь собрал со своего хмельника урожай в 100 мальтеров хмеля! Если даже учесть, что в том году был снят рекордный урожай (рыцарь сообщает, что до этого он собирал 50 и даже только 30 мальтеров), то и в таком случае видно, что размеры данного хмельника были велики. Только на покупку жердей в 1474 г. было затрачено 4 шок грошенов, а на зарплату рабочим — 3 шок грошенов.99

Выше мы говорили, что в XIV,—XVI вв. торговля хмелем велась в значительных размерах, и иногда хмель транспортировался на далекие расстояния. Однако основными потребителями хмеля оставались городские пивовары каждого района. Об отсутствии широко организованного внутреннего сбыта хмеля говорит колебание цен на него в городах, сравнительно близко расположенных друг возле друга. В 1472 г., например, дрезденский шефель (=105,8 л) хмеля стоил в Дрездене 3 грошена, 5 пфеннигов, в Шелленберге — 3 грошена, Цвиккау—12 грошенов, Рахлице—10 грошенов, Лейпциге—11 грошенов, Виттенберге—4 грошена, Бельциге — 8 грошенов, Деличе — 6 грошенов, Торгау — 4 грошена.100

Огородники и садоводы выращивали на продажу также тмин, анис, шафран, укроп, морковь и другие культуры. Но вряд ли где-нибудь в хозяйстве одно из этих растений было определяющим. Малые потребности и малый рыночный спрос определяли их второстепенное место среди прочих культур. Несмотря на это, в торговле отдельных купцов тот или другой из перечисленных продуктов занимал нередко значительное место. Торговые книги Кельна содержат сведения о том, что отдельные купцы продавали на рынке 402—502 фунта тмина за один сезон.101 Основными районами производства тмина, аниса, шафрана, рапса и краппа были окрестности Кельна 102 и Эрфурта.103




2еснок называется в книге Мегенберга «лекарством крестьянина». — Megenberg К. von. Das Buch der Natur. Stuttgart, MDCCCLXI, S. 384.
3Wimmer J. Geschichte des deutschen Bodens. Halle, 1905, S. 283.
4 Lamprecht K. Deutsches Wirtschaftsleben im Mittelalter. Bd. II. Leipzig, 1885, S. 325.
5 Goltz T. Geschichte der deutschen Landwirtschaft. Bd. I. Stuttgart — Berlin, 1902, S. 127.
6 Haupt H. Die Erfurter Kunst- und Handelsgärtnerei. Jena, 1908, S. 57.
7 Urkundenbuch der Stadt Halle, ihrer Stifter und Klöster. T. III, Bd. 2. Halle, 1957; Urkundenbuch der Stadt Jena und ihrer geistlichen Anstalten. Bd. I (1182-1405). Hrsg. von J. Martin. Jena, 1888.
8 Wimmer J. Op. cit, S. 265.
9 Goltz T. Op. cit, S. 127
10Des Johannes Butzbuch Wanderbüchlein. Chronika eines Fahrenden Schülers. Leipzig, 1918, S. 81—82.
11 Quellen zur Geschichte der Klöster und Stifte im Gebiet der mittleren Lahn bis zum Ausgang des Mittelalters. Bd. I. Bearb. von W. H. Struck. Wiesbaden, 1956; Bd. II. Bearb. von W. C. Struck. Wiesbaden, 1959.
12 Ibid., Bd. I, S. 581, 592 е. a.
13 Ibid., Bd. II, S. 526.
14 Ibid., Bd. II, S. 287.
15 Die Urkunden des Heiliggeistspitals in München (1250—1500). Bearb. von H. Vogel. München, 1960, S. 500.
16 Ibid., S. 413.
17 Ibid., ,S. 192.
18 Ibid., S. 337.
19Die Urkunden der Stadt Nördlingen (1350—1399). Bearb. von Puchner und Wutz. Augsburg, 1956, S. 81, 85, 86, 88, 100 е. a.
20 Ibid., S. 143.
21 Die Urkunden der Stadt Kaufbeuren (1240—1500). Bearb. von R. Dertsch. Augsburg, 1955, S. 222, 375, е. a.
22 Ibid., ,S. 22, 368 е. a.
23 Die Urkunden des Klosters Oberschönenfeld. Bearb. von K. Puchner. Augsburg, 1953, S. 52 е. a.
24 Altwürtembergische Urbare aus der Zeit Graf Eberhard des Greiners (1344—1392). Stuttgart, 1934, S. 50—53, 129, 131—138, 157—160, 168—188, 191—195, 196—199.
25 Leоnhard O. G. Das Kloster Blaubeuren im Mittelalter. Stuttgart, 1963, ,S. 54, 137—138, 146.
26Wimm er J. Op. cit., S. 261. — Хронист Миндена сообщает, что около 1460 г. бюргеры успешно выращивали яблоки, груши, орехи, капусту и свеклу (Rothert Н. Westfälische Geschichte. Bd. II. Gütersloh, 1962, S. 433).
27Inama-Sternegg К. T. Deutsche Wirtschaftsgeschichte. Bd. III, Т. 1, Leipzig, 1899, S. 320, 333.
28 Монастыри нередко скупали мелкие сады и огороды. — Die Urkunden des Heiliggeistspitals..., S. 304.
29Urkundenbuch der Stadt Jena. Bd. I. Jena, 1888, ,S. 12, 108, 122, 203, 210, 220, 344 e. a.; Urkunden der Stadt Halberstadt. Т. 1. Bearb. von Schmidt. Halle, 1878; Die Würzburger Bischofschronik des Grafen Wilhelm Weiner von Zimmern und die Würzburger Geschichtsschreibung des 16. Jahrhunderts. Hrsg. von W. Engel. Würzburg, 1952, S. 107, 111.
30 Die Oberhessischen Klöster..., Bd. I. Marburg, 1961, S. 238.
31 Abel W. Geschichte der deutschen Landwirtschaft..., S. 119.
32 Inama-Sternegg K. Th. Op. cit, Bd. III, Т. 1, S. 333.
33 Ibid., T. 2, S. 505.
34 Ibid., Т. 1, S. 333.
35 Ibid., T. 2, S. 508.
36 Die Urkunden des Heiliggeistspitals... , S. 495. 1 акр = 1 моргену = 1 юхарту = 1 мансмаду = около 0,34 га.
37Ibid., S. 373—374.
38 Ibid., S. 191 и др.
39 В 1383 г. бюргер г. Дюнкельсбюхель (Бавария) Альбрехт Берлин продал в деревне Ункинген 27 грядок. — Die Urkunden der Stadt Nördlin-gen..., S. 142.
40 Quellen zur Rechtsgeschichte der Stadt Fritzlar im Mittelalter. Marburg, 1939, S. 378, 463, 514, 549—550, 551 е. a.
41 Urkundenbuch der Stadt Friedberg. Marburg, 1904, S. 473.
42 Die Urkunden der Stadt Kaufbeuren. Augsburg, 1955, S. 222 е. a.
43 Ibid., S. 368.
44 Janssen J. Geschichte des deutschen Volkes. Freiburg, 1893, S. 353.
45 Ibid, S. 355.
46См, напр.: Die Urkunden des Heiliggeistspitals in München, S. 337, 485, 559, 577 е. a.
47 Ibid, S. 191. См. также: Die Urkunden des Hochstifts Augsburg (760—1420). Bearb. von W. E. Vock. Augsburg, 1959, S. 224 е. a.
48 Nürnberger Polizeiordnung. Hrsg. von J. Bader. Nürnberg, 1861, S. 272 и др.
49 Die Urkunden des Heiliggeistspitals..., S. 232.
50 Urkunden- der Stadt Friedberg, S. 236, 239, 318 е. a.
51Quellen zur Geschichte der Klöster und Stifte im Gebiet der mittleren Lahn, Bd. I, S. 318, 573, 583, 584, 631 е. a.
52 Wimmer J. Op. cit., S. 530.
53 G r i m m J. Weisthümer. Bd. VI. Berlin, 1957, S. 330.
54 Ibid., Bd. III, S. 416, § 10. .
55 Ibid., Bd. I, S. 599.
56 Ibid., Bd. IV, S. 559.
57 Ibid., Bd. II, S. 777.
58 Ibid., Bd. VI, S. 497.
59 AWL, Bd. I, ,S. 83. См. также: Müller К. O. Quellen zur Verwal-tungs- und Wirtschaftsgeschichte. Bd. I. Stuttgart, 1953, 120, Bd. II, S. 180.
60G г i mm J. Op. cit., Bd. VI, S. 249.
61 Ibid., S. 119.
62 Janssen J. Op. с it., S. 363. x
63 Goltz Т. Op. cit., S. 128.
64Wimmer J. Op. cit, S. 265.
65 Ibid, S. 265. — В 1559 г. по этому пути было направлено 3 воза виноградных черенков.
66 Rоthеrt Н. Op. cit., S. 236.
67 Gоllz Т. Op. cit, S. 127.
68 Nürnberger Polizeiordnung.. ., S. XIII—-XV.
69 Haupt H. Op. cit, S. 24.
70Rоthеrt Н. Op. cit., S. 438.
71 Baumann F. L. Geschichte des Algäus. Bd. 1, 1883-1894, S. 659.
72 Gоllz T. Op. cit., S. 128.
73 Megenberg K. von. Op. cit., S. 413.
74 Des Johannes Butzbach Wanderbüchlein, S. 81.
75 Abel W. Geschichte der deutschen Landwirtschaft..., S. 117.
76 Die Urkunden des Heiliggeistspitals. .. , S. 304.
77 См. напр.: Die Traditionen, Urkunden und Urbare des Klosters. Münchmünster. München, 1956, S. 217.
78 Grimm J. Weistümer. Berlin, 1957. Bd. IV, S. 559; См. также: L u t h e r M. An die Pfarrherren, wider den Wucher zu predigen. Vermahnung 1540. — In: Fabiunke G. Martin Luther als Nationalökonom. Berlin, 1963, S. 199.
79См, напр.: Falckenstein J. Н. Civitatis Erfurtensis historica cri-tica et diplomatica. Erfurt, 1739, S. 121.
80 Berts ch К. T. Geschichte unserer Kulturpflanzen. Stuttgart, 1949, S. 237.
81 Ibid, S. 237.
82 Wimmer J. Op. cit, S. 256.
83 Ibid, S. 256. R о t h e r t H. Op. cit., S. 436.
84 Urkundenbuch der Stadt Jena, Bd. I, S. 87, 93, 222 е. a.
85 Ibid., S. 263.
86 Ibid, S. 88.
87 Ibid, S. 138.
88 Ibid, S. 218.
89 Ibid, S. 194.
90«. . .den acker genant der alde hopfegarten.. .». — Ukrundenbuch der Stadt Jena, Bd. 1, S. 157.
91 Здесь бюргеры платили «десятину корчевки». — Urkundenbuch der Stadt Halberstadt, S. 416.
92 Ibid., S. 416.
93 Ibid., S. 429—430.
94 Ibid., S. 459.
95 Ibid., S. 416.
96Abel W. Geschichte der deutschen Landwirtschaft..., S. 118.
97Герцог Генрих Люнебергский в 1390 г. уничтожил хмельники возле г. Шпакенбурга. — Die Chroniken der niedersächsischen Städte. Lüneburg, 1931, S. 130.
98 Urkundenbuch der Stadt Jena, S. 203.
99 Abel W. Geschichte der deutschen Landwirtschaft, S. 118. 1 шок = 60 грошенам; 1 мальтер — около 100 л.
100 Falke J. Geschichtliche Statistik der Preise im Königreich Sachsen. — «Jbb. f. NÖ. u. St.», 1869, Bd. 13, S. 376.
101 Quellen zur Geschichte des Kölner Handels und Verkehrs im Mittelalter. Bd. 3. Hrsg. von B. Kuske. Bonn, 1923, S. 44.
102Urkundenbuch der Abtei Altenberg. Bd. II, Düsseldorf, 1955, S. 239, 281, 360, 403 е. a.
103 Inama-Sternegg К. T. Op. cit., Bd. III, Т. 1, S. 337; см. также: Janssen J. Op. cit., S. 359 и др.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Сванидзе.
Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии
e-mail: historylib@yandex.ru
X