Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. П. Яйленко.   Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

§ 3. Причины и обстоятельства отправления колонии (по данным ферского декрета VII в.)

Согласно ферской традиции причиной выведения колонии послужила семилетняя засуха1, повлекшая за собой голод. С этим обстоятельством ферской версии перекликается рассказ Тимея об основании Регия халкидянами, которые «как передают, из-за недорода по повелению оракула посвятили каждого десятого человека из своей среды Аполлону, а впоследствии переселились сюда из Дельф, захватив с собой с родины также других сограждан»2. Таким образом, в традиции об основании Регия и Кирены имеются следующие общие моменты: одинаковая причина — недород, голод; определенная часть населения обрекается па выселение; эта акция совершается по повелению оракула; к тем, кого определили на выселение, присоединялись лица, добровольно пожелавшие уйти в колонию. Следовательно, ферская версия — это исторически реальный тип предания об основании, входящий в более широкую группу саг о «священной весне». Статья декрета ферян VII в. о выделении в колонисты по одному возмужалому сыну от каждой семьи (сткк. 28—29) отражает одну из характерных черт этого архаического обычая3.

Вместе с тем существовала традиция, согласно которой причиной выведения колонии явилась политическая борьба на Фере. У схолиаста к Пиндару4 сохранился отрывок из «Ливийских историй» киренянина Менекла (II в. до н. э.). Схолиаст отмечает: «Действительно, то, что Менекл говорит о гражданских раздорах как о причине (обращения Батта к оракулу), кажется в высшей степени правдоподобным, а то, что (говорят) о недостатках речи, — весьма баснословным. (Менекл) сообщает же, что граждане Феры впали в междуусобные раздоры и разделились на две партии, вождем одной из которых был Батт. Вследствие происшедшей борьбы группировок сторонникам Ватта пришлось оставить город и бежать из страны; не имея надежды вернуться на родину, они стали совещаться по поводу (отправления) колонии. Отбыв в Дельфы, Батт стал спрашивать о раздорах: бороться ли им (за возвращение на родину)5 или выслать колонию в какое-либо другое место». Далее следует оракул Пифии, советовавший Батту оставить Феру и основать город на материке.

Традиции о колонистах Феры как о политических изгнанниках, однако, определенно противоречит статья декрета о наборе колонистов от всех ферских семей (сткк. 28—29), т. е. очевидно, что контингент переселенцев формировался вне зависимости от принадлежности к какой-либо политической группировке. Если па Фере около 631 г. и происходили какие-то раздоры, то, как явствует из данного предписания, они закончились не изгнанием одпой из группировок, а всеобщим принудительным набором колонистов. Сообщение Менекла о стасисе на Фере VII в., приведшем к отправлению колонии в Кирену, обязано, вероятно, не столько древпей киренской традиции, сколько свойственным эллинистической историографии «модернизаторским» тенденциям.

История социально-политического развития архаической Феры освещена в источниках чрезвычайно слабо. Из сообщения Аристотеля нам известпо, что на этом острове «меньшинство свободных властвовало над большинством несвободных», поскольку «доступ к магистратурам имели отличавшиеся благородством происхождения и (потомки) первых колонистов, которые составляли незначительную часть всего населения»6. Такое состояние общества архаической Феры само по себе было чревато потенциальной возможностью возникновения гражданских междоусобиц; видимо, отправление колонии в Кирену сопровождалось какими-то раздорами, которые нашли отражение в киренской ктисис-саге и которые в передаче Менекла трансформировались в междоусобную борьбу двух политических партий. Однако о характере этих раздоров, если только они имели место, можно строить лишь предположения; не исключено, что они могли быть связаны с набором колонистов. Геродот утверждает, что набор колонистов производился при помощи жребия (IV, 153), в то время как декрет ферян предоставляет на усмотрение каждого отдельного дома решение вопроса о том, какому именно из сыновей отправляться в колонию (сткк. 28—29).

Как бы ни решать этот вопрос, данные декрета ферян о наборе колонистов из всех семей определенно свидетельствуют против версии Менекла; колонизация Кирены была вызвана не гражданскими междоусобицами, а голодом, постигшим небольшой остров.

Колонизация Кирены, безусловно, носила аграрный характер. Ферские колонисты, поселившиеся сначала на острове ТГлатее (совр. Бомба), через некоторое время перешли на материк7. Однако выбранная ими местность, видимо, не отличалась плодородием и еще через шесть лет колонисты продвинулись к западу вдоль побережья, где и основали город Кирену. Слова ливийцев, приведших их: «Здесь, эллины, вам надлежит поселиться, ибо небо тут отверсто» — являются метафорическим указанием на обилие дождей в этой местности8.

В постановлениях об отправлении колонии, древнейшим образцом которых является декрет ферян, обычно содержатся основные принципы социально-политического устройства будущего полиса. Согласно декрету, новый полис должен представлять собой монархию: Батт был назначен царем, а колонисты составляли его окружение. Эти строки (сткк. 26—27: άρχαγέταν.. . πλέν), безусловно, аутентичны VII в.: они обрисовывают тип государства, близкий удельным раннегреческим басилевийям, а предначертанная Батту роль архагета созвучна образу гомеровского Навсифоя, устроителя города феаков: «Поднял феаков тогда и увел Навсифой боговидный в Схерию, вдаль от людей, в труде свою жизнь проводящих. Там од город стенами обвел, построил жилища, Храмы воздвигнул богам и поля поделил между граждан»9.

Употребленный в надписи термин «архагет» соответствует архаической поре, в то время как V и последующим векам более свойствен термин «ойкист». Архагеты и ойкисты VIII—IV вв. до н. э. обязательно принадлежали к знатному роду, в чем следует видеть традицию, перешедшую из героической эпохи и корнями своими уходящую в первобытность, когда миграциями племен руководили вожди.

Колонисты, в основном состоявшие из молодежи, именовались «спутниками» архагета и царя10. Сам Батт также был довольно молод11.

Согласно декрету, в состав колонистов могли быть включены только свободные. Это предписание также можно рассматривать как аутентичное VII в. — понятие «свободный человек», не известное Гомеру, впервые встречается у Алкея: άνδρες ελεύθεροι Ιαλων έοντες έκ τοκήων «свободные мужи, происходящие от славных предков»12.

Свидетельство декрета об обязательном свободном состоянии колонистов (сткк. 29—30) чрезвычайно важно. Оно помогает вскрыть механизм социальной стратификации населения в колонии. Согласно распространенной практике первые колонисты и их потомки обладали полными гражданскими правами и владели лучшими землями полиса. Переселенцы, прибывавшие впоследствии, получали гражданские права (они не имели доступа к магистратурам) и наделялись участками из незанятой земли13. Поскольку это распространенное явление засвидетельствовано на Фере14, можно предполагать, что оно имело место и при основании Кирены. Действительно, события дальнейшей истории колонии подтверждают это предположение.

Геродот сообщает, что в течение более 50 лет, прошедших со времени основания, «населявших страну киренян было столько же, сколько человек с самого начала выселилось в колонию» с Феры (IV, 159, 1). При третьем царе, Батте Счастливом, в Кирену хлынул поток переселенцев из всей Эллады, после чего последовала вспышка гражданских междоусобиц. Эти раздоры в конце концов завершились тем, что по повелению оракула киреняне пригласили к себе умиротворителя из аркадской Мантинеи. Демонакт, исследовав причины неурядиц, разделил население Кирены на три филы: феряне и периэки составили одну филу, пелопоннесцы и критяне — другую, а все остальные островитяне — третью15. Это мероприятие Демонакта было наиболее существенным актом государственного строительства: разрозненные до того группы переселенцев из разных уголков Эллады были объединены в триединую полисную систему16. При этом обращает на себя внимание тот факт, что феряне были выделены в особую филу. Общая консолидация киренского населения при сохранении формальной обособленности ферян указывает на то, что смысл борьбы, происходившей в Кирене, заключался в стремлении массы дополнительных переселенцев обрести одинаковые с потомками первых колонистов гражданские права, на что прямо указывает и Аристотель17. В конце концов они достигли своей цели: все политические прерогативы были переданы народному собранию18. Следовательно, фактическая ликвидация монархии, по всей видимости, сопровождалась отменой преимущественных прав потомков первых колонистов.

Означает ли свидетельство декрета ферян о наборе колонистов из числа свободных, что остальное население не принимало участия в колонизации Кирены? По-видимому нет, поскольку этот небольшой остров (81 кв. км) был перенаселен, а несвободные, как указывалось, составляли большинство его паселения19. Переселенцы из этой массы, на мой взгляд, и составили сословие периэков, которых Демонакт объединил в одну филу с феряпами20. Очевидно, что распределение киренян по филам осуществлялось в соответствии с территориальным принципом. Поэтому, если бы пернэки были переселенцами из различных частей Эллады, то Демонакт включил бы их во вторую или третью филу. Следовательно, сам факт объединения периэков в одну филу с ферянами указывает на их ферское происхождение.

Таким образом, население, принимавшее участие в колонизации Кирены, разделялось на три категории: свободные первые переселенцы, свободные дополнительные колонисты21 и всякого рода несвободные переселенцы. Эти категории колонистов составляли соответственно три сословия в киренском обществе: полноправных свободных, неполноправных свободных граждан (эпойки) и зависимых периэков. Социальная стратификация колонии обычно повторяла общественное устройство своей метрополии, однако процесс формирования общества в ней имел свои особенности. Так, уходя в колонию, свободные неполноправные, если они были дополнительными переселенцами, сохраняли свое политическое состояние, но более прочная экономическая база на новом месте жительства, побуждая их к политической борьбе, как в Кирене, могла способствовать изменению их социального статута. В целом социальная динамика в колониях отличалась большей активностью, нежели в их метрополиях, что и было одним из факторов окончательного оформления нового полиса и его ускоренного экономического подъема.

Наконец, в связи с вопросом о составе переселенческой массы следует затронуть еще один момент. Согласно декрету ферян, колонисты отправлялись в Кирену «на равных и одинаковых основаниях» (сткк. 27—28). Вопрос об аутентичности этой формулы VII в. сложен. Она зафиксирована лишь с середины V в., но в памятнике, отражающем архаическую традицию (гортинские законы)22. Таким образом, идея равенства колонистов между собой в общем может восходить к подлиннику VII в.23 Эта идея могла перейти в общество VII в. из героической эпохи, преломившись сквозь призму полисной идеологии; ср. гомеровское ίσόμορον και όμη πεπρωμένον αϊση — «равного с ним и в правах и судьбой одаренного равной»24. Раздел имущества производился при помощи жребия, что также указывает па существование в архаическую эпоху идеи равенства, генетически связанной с первобытными представлениями.

Итак, проведенный во втором разделе данной главы текстуальный анализ «клятвы основателей» позволил определить сткк. 25—30 и 37—40 как текст, аутентичный со стороны формы документу VII в. Исторический анализ, проведенный в третьем разделе, показал аутентичность текста сткк. 25—30 документу VII в. также и со стороны содержания25. Поскольку аутентичность и формы и содержания очевидны, указанные строки «клятвы основателей» определенно могут рассматриваться как слегка трансформированный текст подлинного декрета VII в , принятого ферянами в связи с отправлением колонии в Ливию.



1 Hdt., IV, 151, 1.
2 См.: Stb., VI, 257 (пер. Г. Стратановского). Относительно принадлежности этого отрывка Тимею см.: Sib-, VI, 260. Об этом же эпизоде сообщает Аристотель (fr. 611, 55 Rose). Ср. также: Hdt., I, 94 — ver sacrum у лидийцев; Plut., Моr., 298—299а — у критян.
3 Ср.: PluL, Мог., 294 е: из двух братьев локров один отправляется в колонию. См. об :>том обычае: Eisenhut W. Ver sacrum. — RЕ, VIII, A 1, 1955, Sp. 911 f.
4 Pind., Pyth., IV, 10.
5 Menecles, fr. 6 Jacoby (FGH, III A, 270. Leiden, 1940, p. S3). Текст последней фразы испорчен: «за возвращение на родину» добавляю но смыслу предыдущей фразы. Ср. также: Scholia vetera in Pindari carmina/ Ed. A. B. Drachmann. Leipzig, 1910, 2, ad. 1. c, 7.
6 Это сообщение Аристотеля (Pol., IV, 3, 8) относится не только к современному ему ферскому строю, но и к более ранним временам, ибо сохранение власти потомственной аристократией, разумеется, предполагает ее господство в предшествующие времена.
7 Hdt., IV, 156, 5; 157, 3.
8 Hdt, IV, 158, 3.
9 Od., VI, 7—10. Пер. В. В. Вересаева.
10 Сами названия племенных вождей указывают на их функции предводителей: ст.-слав, вождь, лит. vadas — «вождь», лик. xfltawata — «предводитель», др.-верхненем. herizogo — «ведущий отряд», «герцог». Древнегреческое αρχηγέτης в семантическом плане претерпело эволюцию от «вождя племени» до «предводителя колонистов», сохранив оба значения в историческую эпоху.
11 Молодежь принимала широкое участие в колонизационном движении. Так, по сообщению Юстина (XVIII, 4, 2), Утика была основана присланной из Тира молодежью. Гринн говорит Пифии, что он уже стар и не может отправиться в колонию, указывая при этом на молодого Батта (Hdt., IV, 150, 3). Ср.: Hdt., IV, 153; Paus., VIII, 3, 5; Plut., Мог. 298 f - 299 а.
12 Он царствовал около 40 лет, следовательно, можно думать, что при отправлении в колонию ему было лет 20—30.
13 Fr. 45 Snoll.
14 ArisU, Pol. IV, 3, 8. Polyb., XII, 5, 6; Asheri D. Supplement coloniari, p. 78 f.
15 См. выше.
16 Hdt., IV, 161, 3.
17 Ср.: ArisL, Pol. V, 2, 10: разноплеменность населения вызывает раздоры в среде граждан до тех нор, пока не будет устроено согласное бытие.
18 Pol., V, 2., 9; Diod., XIV, 34.
19 Hdt., IV, 161, 3.
20 Arist., Pol., IV, 3, 8.
21 Бузольт, Ларсен, Джоуяз, Шэфер считали периэков туземным зависимым населением (см. литературу: Ckamoux F. Op. cit., p. 221). Это мнение основано на том, что в другом месте Геродот прямо говорит о ливийцах-периэках (IV, 159, 4). Однако, как мне представляется, этот термин употреблен Геродотом в различном смысле. В одном случае (IV, 159, 4), говоря об обидах, чинимых греками окрестному туземному населению, Геродот употребляет слово περίοικοι при Λίβυες в его обычном значении — «живущие вокруг» ливийцы. В другом же случае (IV, 161, 3) περίοιχοι следует рассматривать как terminus technicus, поскольку речь идет о государственных учреждениях, введенных Демонактом. Именно из этого вытекает специальное значение этого термина: нериэки как социально-политический слой эллинского населения Кирены. Шаму справедливо подверг критике точку зрения вышеупомянутых исследователей, указав, что широкое включение туземного населения в состав греческого полиса само по себе является «невероятным фактом» (Chamoux F. Op. cit., p. 222). Ввиду этого он пришел к выводу о том, что и в Кирене нериэки были эллинским зависимым населением хоры.
22 Например, в «Линдийской хронике» (сткк. В 109—117, ed. Blinckenberg) утверждается, что линдийцы основали Кирену вместе с Ваттом.
23 Schwyzer, № 175. 2—3. В связи с колонистами эту формулу приводит Фукидид (I, 27, 1; 145).
24 Ср.: Graham А. J. The Authenticity..., p. 108.
25 П., XV, 208—209. Ср. также: Od., XI, 304. Об идее равенства в гомеровском эпосе см.: Вогеску В, Survivals of some Tribal Ideas in Classical Greek. Pr., 1965, p. 14, 22 f.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Сергей Утченко.
Юлий Цезарь

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены
e-mail: historylib@yandex.ru
X