Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. П. Яйленко.   Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

§ 4. Отправление эпойков в Адриатику, 325/4 г. (№ 14)

Обратимся теперь к декрету об отправке колониальной экспедиции в Адриатику. Несмотря на свои внушительные размеры, надпись, к сожалению, содержит очень немного сведений об афинских опойках. В сущности здесь трактуются лишь вопросы, связанные со снаряжением флотилии. Этот документ аналогичен декретам об отправлении военных экспедиций на Мелос1 и к Македонии2.

Надпись представляет собой отчетный документ (traditio) эиимелетов афинских гаваней, в который включено постановление народного собрания об ускорении снаряжения военно-морской экспедиции в Адриатику (сткк. 165— 271). В предыдущих строках надписи следует стереотипное перечисление кораблей и их снаряжения, подготовленных триерархами для экспедиции. Каждый параграф заканчивается фразой о том, что ойкист Мильтиад получил тот корабль, о котором идет речь.

Надпись состоит из одиппадцати фрагментов большой стельт, найденных в Пирсе (ныне — в Эпиграфическом музее). Восстановления текста сделаны в основном Беком и Келером.

Текст приводится по сборнику Тода (№ 200 сткк. 217—232, переведены же сткк. 158—271)3.



Перевод:
...Эту триаконтеру и снаряжение принял Мильтиад из дема Лакиады, ойкист, согласно постановлению народа, которое предложил Кефисофонт холаргеец.

Псефизма, согласно которой Мильтиад принял триеры, тетреры, триаконтеры и снаряжение. Кефисофонт, сын Люсифонта, холаргеец, предложил. Доброй судьбы афинскому народу. Для того, чтобы самым быстрым образом выполнить решение народного собрания о колонии в Адриатику, народ предписал начальникам верфей передать триерархам корабли и снаряжение согласно своему постановлению. Лицам, назначенным триерархами, подводить корабли к молу до последнего дня первой декады месяца Мунихиона и держать (их) готовыми к отплытию. Того, кто первым подготовит (корабль), пусть народ увенчает золотым венком достоинством в 500 драхм, второго — в 300 и третьего — в 200 драхм, и пусть вестник буле объявит на празднике Таргелий имена увенчанных, а аподекты выдадут деньги на венки. (Сделать это) для того, чтобы очевидным было честолюбивое рвение трперархов перед народом. Далее, для разбора споров пусть фесмофеты изберут двести одного присяжного заседателя под начало стратега, ведающего симмориями, избранного во второй и пятый дни месяца Мунихиона. Оплату им пусть выдают казначеи Афины согласно закону. Для того, чтобы народ во всякое время контролировал собственную торговлю и доставку хлеба, а также после устройства собственного порта осуществлял сторожевой надзор лад тирренцами, чтобы ойкист Мильтиад и эпойки имели возможность пользоваться собственной флотилией, а плывущие по морю эллины и варвары сами вплывали в афинский порт, и свои корабли и все прочее имея в надежном укрытии, зная, что...4

Если же кто-либо, будь то архонт или частное лицо, не исполнит того, что каждому из них предписано настоящим постановлением, пусть будет оштрафован на десять тысяч драхм, отчисляемых в сокровищницу Афины. Евтин и его помощники в случае необходимости пусть предъявляют им обвинение; в противном случае они сами будут оштрафованы. Совет пятисот пусть позаботится об отправлении флотилии, наказывая по закону триерахов, не выполняющих свои обязанности. Пританам постоянно проводить у мола заседание совета насчет отправления флотилии до тех пор, пока не отправится. Пусть народ выберет из всех афинян десять уполномоченных, ответственных за отправление флота. Избранным лицам заботиться об отправке флотилии таким образом, как предписано советом. Пусть буле и пританы, осуществляющие попечение о флотилии, будут увенчаны от имени народа золотым венком достоинством в тысячу драхм. Если же у лиц, ведающих отправлением флотилии, возникнет необходимость принять дополнительные к этой псефизме предписания, пусть буле будет правомочно вынести соответствующие решения, не отменяя ничего из принятых народом постановлений. Быть всему этому в целях охраны страны».

Отправление военно-морской экспедиции в Адриатику имело своей целью обеспечение охраны торгового пути, по которому оттуда даставлялся хлеб в Афины (сткк. 219— 223). В связи с этим предполагалось устройство колонии (апойкии — сткк. 176—177) с прилегающим к ней портом (сткк. 220—222), где могли бы останавливаться корабли греков и варваров (сткк. 226—232). Колонисты должны были охранять торговые корабли от набегов тирренских пиратов (сткк. 220—226).

Выражение έ μπορ ι α οικεία (сткк. 219) нуждается в разъяснении. Большое значение имеет правильная постановка ударений, поскольку возможны варианты: εμπορία οικεία — «торговля» (Днттенбергер) или έμπόρια οικεία — «фактории» (Бек)5. Трактовка Диттепбергера предпочтительней, поскольку далее упоминается только один порт (стк. 220). Широкое по значению οικεία при έμπορία определенно может означать лишь «собственную торговлю»6. Сооружаемый при колонии порт также рассматривался афинянами как «собственный» (сткк. 220—222). Он должен был служить интересам афинской торговли в Адриатике, и в первую очередь обеспечивать доставку хлеба в Афины (стк. 220). Этот факт явственно обнаруживает чрезвычайно тесную связь Афин с колонией, которая, собственно, и основывалась как промежуточный торговый пункт. Колония эпойков в Адриатике в сущности мыслилась как придаток афинской державы.

Вопрос о локализации отправляемой колонии, на мой взгляд, следует связывать с данными районирования находок предметов афинского производства в Адриатике. Как показывает распространение этих изделий, афинская торговля концентрировалась в районе Адрии и Спины — торговых центров хлебодарной долины реки По. Импорт предметов аттического производства здесь весьма интенсивен и приходится на VI—IV вв.7 Устройство «собственной гавани» (сткк. 220—221) давало возможность афинским купцам интенсифицировать свою деятельность. Учитывая эти обстоятельства, можно думать, что предполагаемое место поселения эпойков находилось где-то в районе устья реки По8.

Отправлявшиеся сюда колонисты не присоединялись к населению какого-либо уже существовавшего полиса, как полагал Тод, имея в виду обычное значение термина έποικοι («присоединяющиеся колонисты»)9. Эти эпойки основывали собственное поселение — апойкию (стк. 177)10. Аналогичным образом в 431 г. афиняне выслали эпойков на лишенную своего прежнего населения Эгину11. Эти факты еще раз показывают, что в афинской официальной терминологии эпойки рассматривались не только как «дополнительные переселенцы», но и как контингент колонистов, сформированный из состава воинов действующей армии (Брея) или гражданского населения (Девять Путей12, Эгина13), которые поселялись на стратегически важных для Афинского государства пунктах и обязывались нести военную службу. Сторожевые функции, предписанные эпойкам, отправлявшимся в Адриатику, свидетельствуют о том, что они являлись солдатами. Заключительная фаза псефизмы (сткк. 270—271) также говорит о том, что эпойки были солдатами14.

К сожалению, эта надпись не предоставляет каких-либо определенных данных для решения вопроса о гражданстве эпойков. Дело объясняется тем, что это не декрет об отправлении эпойков, а постановление об ускорении выполнения принятого раньше решения народного собрания (сткк. 173—177). Поскольку образовываемая этими воинами колония была апойкией, можно лишь предполагать, что они обретали права нового гражданства. Во всяком случае, основываемое эпойками поселение мыслится как постоянное (сткк. 218—219; ср. 226—232). Думать же, что предполагалась смена состава этого контингента солдат но типу гарнизонов, никаких оснований нет.

Отправляемая колония как апойкия имела своего ойкиста — Мильтиада, происходившего из знатного рода Филаидов, к которому принадлежали основатель Херсонеса Мильтиад Старший и его знаменитый племянник, победитель при Марафоне и завоеватель Лемноса. Интересно, что в IV в. афиняне высылали ойкистов к клерухам на Херсонесе15. Этот факт, видимо, не только свидетельствует о некотором стирании различий между апойкиями и клерухиями в IV в., но и подчеркивает роль ойкистов как устроителей поселений, каковые были необходимы и при образовании клерухий.

Афиняне придавали большое значение отправляемой экспедиции. Около этого времени доставка хлеба в Афины была сопряжена с большими затруднениями: македонский флот блокировал доставку понтийского хлеба16; недоступен был и египетский рынок. Хлеб шел в Афины главным образом из Кирены17, Сицилии и Италии. Принятый народным собранием декрет определил точный срок завершения подготовки к экспедиции. Для ускорения работ был принят ряд мер, стимулировавших быстрейшее снаряжение флотилии (сткк. 190—204, 258—263). Совет должен был постоянно заседать около мола, решая на месте вопросы, связанные со снаряжением экспедиции (сткк. 247—251).

Судьба колонии нам неизвестна. Либо она была недолговечна, поскольку после IV в. торговая активность афинян в Адриатике идет на убыль, либо, как полагал А. Джитти, она вообще не была выведена вследствие неблагоприятных внешнеполитических обстоятельств18.



1 416 г. (Tod, № 76).
2 IG, I2, N 105.
3 Об этой надписи см. обстоятельную статью: Жебелев С А. Афинская колония на Адриатике, с. 59—65. В ней освещен ряд опущенных здесь моментов.
4 Далее следует лакуна неопределенных размеров.
5 Tod, 2, p. 285. Соответственно также σιτοπομπία и σιτοπομπια.
6 LSJ, s. v. οικείος, III. Так же переводил это выражение и С. А. Жебелев.
7 Vallet G. Alhenes et radriatique. — Melanges d'EcoIe frangaise de Rome, 1950, 62, p. 33 sq.
8 Так предполагал и Келер; иначе — Бек (см.: Tod, 2, р. 288). Предложенная С. А. Жебелевым (Афинская колония на Адриатике, с. 63—04) локализация колонии па Далматинском побережье маловероятна, поскольку этот район отнюдь не обилен хлебом.
9 Tod, 2, р. 287.
10 Это единственно возможное восстановление сохранившихся букв -χιας, поскольку термин εποίχια афинским источникам не свойствен.
11 Thuc, II, 27, 1.
12 Ibid., IV, 102, 2; I, 100, 3.
13 Ibid., II, 27, 1.
14 Ср. аналогичное της χϖρας φυλαχη в декрете Фемистокла (ML, № 23.43-44) и Хеn., Hell., III, 1, 32, также имеющие в виду войско.
15 Jones A. H. М. Op. cit., р. 170; Bleckmann F. Griechischo Inschriften zur gricchischen Staatcnkunde. Bonn, 1913, N 23, 133.
16 Dem., XVII, 20.
17 SEG, IX, 1, № 2: из Кирены отправлено в Аттику в общей сложности 100 тыс. медимнов хлеба (330—326 гг.).
18 Gittl А. La colonia ateniese in Adriatico del 325/4 A. С — PP, 1954, 9, p. 16-24.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

А. Ф. Лосев.
Гомер
e-mail: historylib@yandex.ru
X