Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
В. П. Яйленко.   Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

§ 1. Текст надписи и его реконструкция

Декрет иссейцев, трактующий вопросы раздела земли колонистами, к сожалению, дошел до нас в сильно фрагментированном виде. Основные фрагменты стелы, в том числе и фрагмент А, содержащий текст декрета, были найдены в 1877 г. среди развалин средневековой церкви села Лумбарда, находящегося на крайней восточной оконечности о. Корцула (древняя Черная Керкира)1. Метрополия отправленной сюда колонии — город Исса, народное собрание которой приняло этот документ, — расположена на одноименном острове (ныне о. Вис), лежащем примерно в 80 км к западу. В настоящее время эта надпись хранится в Археологическом музее Загреба. По характеру письма и формам букв декрет относится к III в. до н. э.

В верхней части стелы находится текст декрета, нит№ приводятся имена иссеёских колонистов, расположенные в три колонки, в соответствии с тремя дорийскими филами. Около трети декрета — на его правой стороне — утрачено. Дополнения текста, сделанные И. Бруншмидом2, принял В. Диттенбергер (Syll.2, № 933), который вместе с тем внес ряд своих значительных добавлений. Эти дополнения были критически переработаны А. Вильхельмом3; его восстановления почти полностью принял Ф. Хиллер фон Гертринген (Syll.3, № 141). Последующие исследования несколько уточнили отдельные пункты чтения надписи. С учетом этих и наших добавлений, которые обосновываются ниже, текст основной части этого документа гласит4:



Перевод:
«Счастливой судьбы! При гиеромнемоне Праксидаме, в месяце Маханее, договор ойкистов иссейцев, и Пилла, и его сына Даза. Они составили следующие предписания, и народ постановил: (§1.) Первым переселенцам, занявшим местность и обстроившим город стенами, получить в качестве привилегии в городе, внутри уже возведенных стен, каждому по одному ойкопедону, (опять-таки) в качестве привилегии — с приусадебном участком, а не стен им же получить еще по ойкопедону и в хоро в качестве привилегии — основной надел в три плетра из наилучшей земли, а из прочей — те (же) доли. (§ 2.) Записать о клерах, сколько и где каждый получил по жребию. (§ 3.) Пусть всегда у каждого из них и из их потомков будет по полтора плетра земли. (§ 4.) Присоединяющимся переселенцам получить в городе по одному ойкопедону и из неразделенной земли — по четыре с половиной плетра. (§ 5.) Власти пусть поклянутся, что никогда ни город, ни хору никоим образом не подвергнут переделу. (§ 6.) Если же архонт замыслит что-либо против установленного или гражданин поддержит это, то пусть он будет вне закона, а имущество конфисковано в пользу государства; убивший же его пусть останется безнаказанным... (§7.) Если народу будет угодно ... Следующие лица заняли местность и обнесли город стенами:

Диманы Гиллеи Памфилы».

Далее следуют, имена колонистов, расположенные в три колонки соответственно трем дорийским филам.

Удачное дополнение Бруншмида в стк. 3, основанное на аналогичной формулировке стк. 17, позволяет предполагать с учетом изгиба облома, что в лакуне стйк. 2—8 не хватает примерно по 17 букв, в сткк. 1 и 9—18, в сткк. 10 и 11—19, в сткк. 12-30 букв. Надпись вырезана довольно убористо, поэтому при дополнении. строк следует придерживаться указанного расчетного количества букв, соответствующего к тому же очень вероятным дополнениям к сткк. 8—11.

Восстановленное Вильхельмом [οίκισ]ταν и οιχισταί в сткк. 1—2 более предпочтительно, нежели [Xoyiajxav Бруншмида и σφέθεντο ποτ'άλλάλους] Диттенбергера, поскольку внутреннее устройство колонии, и прежде всего раздел земли, было основной функцией ойкистов. Так, в близкой по времени иссейскому декрету надписи второй половины III в. до н. э. из Терма об устройстве колонии на Саме упоминаются άρχιοικισταί, как будто производившие распределение земли и домов11.

Сохранившееся в стк. 2 συν[- -] указывает на коллегиальный характер действий ойкистов иссейцев, Пилла и Даза, которые, стало быть, совместно выработали условия распределения земли12. Можно с уверенностью полагать вместе с первыми исследователями иссейского декрета (ср. Syll.3, №141, коммент. 3), что Пилл и Даз были местными далматскими династами, в сфере влияния которых находилась Черная Керкира (или часть ее)13. Дополнение οί οίκισταί в стк. 2 предполагает, по интересной мысли Л. Маргетича, что Пилл и Даз входили в число ойкистов14. Иллирийцы в данном случае, видимо, были заинтересованы в основании на их земле греческой колонии, с которой они могли бы установить соответствующие экономические связи. Ввиду этого далматские царьки предоставили иссейцам часть своих владений для поселения. Более того, иллирийцы имели право присоединиться к жителям нового города, получить в нем участок под дом и надел в хоре — именно такой смысл, как кажется, содержит § 4 декрета, открывавший колонию как для эллинов, так и для местного населения.

При таком толковании этой статьи декрета становится понятным участие туземных вождей в составлении закона, цель которого состояла в определении прав двух категорий колонистов — первых и присоединившихся. Далматские вожди, предоставив грекам землю для поселения в своих владениях, очевидно, выговорили за это для своих подданных право присоединиться к колонистам (видимо, при этом прежде всего подразумевались интересы населения той местности, где основывался греческий город); именно поэтому Пилл и Даз участвовали в выработке закона о разделе земли между колонистами, представляя интересы туземного населения, составлявшего часть второго контингента колонистов. Такое понимание § 4 подтверждается фактом постепенного увеличения в дальнейшем иллирийского населения в греческих полисах Адриатики15. Таким образом, одним из каналов проникновения иллирийских элементов в греческие города могло быть включение местного населения, на земле которого основывалась колония, в число ее граждан15а.

Декрет четко определяет права и преимущества первых колонистов, основателей города. Предикативное определение έξαίρετον, встречающееся в § 1 три раза, указывает, что именно первые колонисты получают в качестве преимущества: ойкопедон внутри городских стен (стк. 4), дополнительный участок при нем (μέρος — стк. 5), наконец, «основной» надел в 3 плетра в хоре плюс еще некие «доли» там же (сткк. 6—7). Это έξαίρετον (сткк. 3 и 5) определяет восстановление формы единственного числа (стк. 4)— οίχόπΙεδον], т. е. первые колонисты получали по ойкопедону с приусадебным участком внутри городских стен (τας τετειχισμένας).

С другой стороны, как указал Г. Клаффенбах, выражение τας δέ в стк. 5 подразумевает не τας πολιός, т. е. территорию вне города, как полагали Диттенбергер и Вильхельм, а τας τβτειχισμένας. Таким образом, § 1 предписывал получить, во-первых, ойкопедон с приусадебным участком внутри стен и, во-вторых, ойкопедон или участок вне стен (на разделительный характер предписания указывает союз δέ)16. В связи с этим Клаффенбах восстанавливал в стк. 5 τας δέ ε[ξω άλλο μέρος λαβείν αύ]|τούς «вне стен им же получить другой участок под сад», полагая, что о двух ойкопедонах речь вряд ли могла идти17.

Нам представляется, однако, что наделение двумя садовыми участками более проблематично, нежели выделение двух ойкопедонов. В гипотезе Клаффенбаха, во-первых, вызывает сомнение «целевое» назначение только распределяемых, еще не культивированных земельных угодий среди граждан основанной колонии под сад (или виноградник, как полагал Вильхельм, дополняя стк. 6). «Целевая» культивация, в частности насаждение садовых культур, широко практиковалась в отношении полисной земельной собственности; что же касается частновладельческих угодий, тем более в только что основанной колонии, то подобная регламентация, подавляющая хозяйственную инициативу индивидуума, вряд ли вероятна18. Во-вторых, подобное дополнение оставляет совершенно необъяснимым следующее обстоятельство, почему-то ускользавшее от внимания исследователей. Согласно декрету, первым колонистам ойкопедон дается в качестве преимущества перед присоединяющимися колонистами, на что указывает в стк. 3 предикативное определение έξαίρετον — «особо», «как привилегия перед дополнительными переселенцами». [Дело отнюдь не в том, что этот ойкопедон на городской территории выделялся с приусадебным участком — это особо оговорено и отмечено другим έξαίρετον — при выражении (λαβείν) σον τακ μέρει в стк. 5.] Но если первые колонисты получали ойкопедон в городе в качестве преимущества, то дополнительные колонисты либо получали его вне города, либо в пределах городских стен, но меньших размеров, т. е. сткк. 9—10 следовало бы дополнять чем-то вроде τά [οικόπεδα εςο> πολιός και τα]ς αδιαιρέτου κτλ. или τά[ν ήμ ίσε ι αν οικοπέδου και τα]ς κτλ.

Однако предоставление ойкопедонов присоединявшимся колонистам как за пределами городской стены19, так и меньших размеров20 пока что остается в сфере проблематичных предположений, поэтому более вероятным представляется заключение о том, что дополнительные колонисты получали по ойкопедону в городе, а первые переселенцы — по два ойкопедона, один из которых был расположен в пределах городской стены, а другой — вне ее. Исходя из этого, в стк. 5 можно дополнить: τας δέ έ[ξω άλλο οίκόπεδον αόΙΙτονς.

Наделение первых колонистов двумя ойкоиедонами имеет свой raison d'etre; во всяком случае, наличие ойкопедонов на клерах в хоре засвидетельствовано как археологическими, так и письменными источниками. Ойкопедон как строительный участок при выделяемом наделе может быть усмотрен в проксении из Гортигш: проксену предоставляются Fotxt'av έν AFXovt ένδός πύργο και Foιroπεδον έκσοΤ, γαν, κτλ., т. е. дом в укрепленной части Авлона, а вне ее — ойкопедои, земельный участок и пр.21 В декрете из Додоны неизвестной корпорации (?) предоставляются [οίκον χ]α! τά έπίπολα άπαντα, άρουραν άγ Κόσσαη, λειμώνα έπ' Άθερίωι, αμπέλους παρ Κόται χ[αί] οίκόπεδον, т. е. дом со всей движимостью, пашня, луг и виноградники в разных местах хоры, а также ойкопедоп, видимо, при винограднике22. В данном случае, как и в ряде других надписей, текст не позволяет определенно установить, что подразумевается под ойкопедоном — строительный участок или возведенные постройки, но сам факт наличия ойкопедонов при земельных участках независимо от значения слова является терминологическим свидетельством наличия некогда строительного участка при наделе в хоре: слово, обозначавшее строительный участок, стало обозначением возведенных на нем построек23. Данный вывод находит подтверждение в «Законах»: Платон прямо рекомендует наделять колонистов двумя ойкопедонами24.

Усадьба па сельскохозяйственном наделе является практической необходимостью. Например, при размежевании хоры Херсонеса Таврического, проведенном на Гераклейском полуострове в III в. до п. э. и носившем единовременный характер, было образовано около 380 клеров площадью по 26,4 га, каждый из которых имел усадьбу25. Усадьбы состояли из нескольких хозяйственных и жилых помещений, двора и ограды общей площадью от 500 до 700 кв. м; встречаются и более крупные усадьбы площадью до 2000 кв. м26. В данном случае факт единовременного возникновения усадеб при клерах в результате размежевания земельных угодий полиса сам по себе может свидетельствовать о выделении клеров вместе с ойкопедонами. Во всяком случае, выделение клера с ойкопедоном безусловно имело место на Маячном полуострове, составлявшем хору так называемого «Страбонова» Херсонеса, который располагался тут же, на перешейке, отделявшем Маячный полуостров от Гераклейского. Вся площадь Маячного полуострова (около 360 га) была размежевана в IV в. до н. э. примерно на 80 клеров по 4,5 га каждый27. При всех клерах имелись усадьбы, часть которых служила капитальным жилищем. Наличие жилищно-хозяйственных комплексов при клерах, в данном случае не являвшихся необходимостью, поскольку городские жилища были расположены тут же, в непосредственной близости, определенно свидетельствует о практике выделения клеров вместе с ойкопедонами при размежевании.

Наделы иссейских колонистов были очень маленькими (в сравнении хотя бы с теми же херсонесскими), и это обстоятельство могло быть причиной льготного наделения первых колонистов дополнительным участком под усадьбу при клере.

Выражение τας δέ άλλας стк. 7 предполагает противопоставление другому виду земли, упоминавшемуся в лакуне стк. 7. Дополнение Вильхельма [τχς μέν άμπβλιτιδος|t как указывалось, представляется маловероятным, поскольку предполагает «целевой» или специфический вид земельных угодий. В лакуне стк. 6, на мой взгляд, следует искать обозначение вида земли более общего характера. Аналогичное выражение, соответствующее τας άρίστας нашей надписи, содержится в рассказе Диодора о разделе земли в Сиракузах при Дионисии Старшем, когда ближайшие сподвижники тирана в качестве привилегии получили лучшие земельные угодья — ή αρίστη (sc. γη)28. Β § 1 декрета также устанавливаются преимущества первых колонистов при разделе земли, поэтому в лакуне стк. 6 можно ожидать аналогичное определение земли, противопоставляемое τά άλλα следующей стк. 7. Следовательно, в стк. 6 возможно восстановление [λαβείν τας άρί- στας].

Земельные угодья античного полиса оценивались в за-висимости от качества почвы, характера окружающего рельефа (равнишюсти, близости источников) и по степени близости к городу. Такое заключение можно сделать из 14-й главы пятой книги «Законов» (745с—d), где Платон трактует вопросы, связанные с основанием города. Он отмечает, что сначала следует выбрать соответствующую местность; определив место акрополя, его следует окружить стеной. Начиная отсюда делят па 12 частей и самый город, и всю страну. «Эти двенадцать частей должны быть разными; те участки, где почва хорошая, будут меньше, а где плохая, — больше... Каждый из них (наделов — В. Я.) опять-таки делится пополам па два участка: близкий и дальний; из этих двух половин и составляется каждый надел. Участок, ближайший к городу, надо соединить в один надел с участком, расположенным на окраине; участок, который поближе к городу, — с таким, который не на самом краю, и так далее. При этом разделении на две части надо обращать внимание, как мы сейчас указали, на плохое или хорошее качество почвы, соответственно увеличивая или уменьшая участки» (пер. А. Н. Егунова).

Естественно думать, что под основной надел отводились лучшие земельные угодья. Поэтому, имея в виду выражение Платона άγαθης γης, возможно и другое восстановление лакуны стк. 6: [λαβείν τας άγα&ας γάς]. Вариант I λαβείν τας άρίστας γας] представляется более вероятным, поскольку в таком случае получается аналогичная пара противопоставлений: της Ьі χώρας τήν αρίστη ν—την δ άλλην у Диодора и τας χώρας. . . [τας άριστα; γας] — τας §έ άλλας в декрете. Вместе с тем очевидно, что Диодор обходился без слова «земля» в указанном противопоставлении: оно подразумевается само собой при τας χώρας. Следовательно, в декрете могло и не быть τας γ&ς в одной строке с τας χώρας.

Таким образом, § 1 декрета гласит: «Первым переселенцам, занявшим местность и обстроившим город стенами, получить в качестве привилегии в городе, внутри уже возведенных стен, каждому по одному ойкопедону, (опять-таки) в качество привилегии — с приусадебным участком, а вне стен им же получить еще по ойкопедону и в хоре в качестве привилегии — основной надел в три плетра из наилучшей земли, а из прочей — те же доли» (о значении выражения та μέρη см. ниже).

Дополнения Нильхельма [τον κλαρον και τά μέρη ?οπ]ει и Диттенбергера [καΐ τας χώρας δσον τε και] єі в лакуне сткк. 7—8 имеют свои сильные и слабые стороны. Восстановление Диттенбергера не содержит объекта, требуемого инфинитивом άναγραφημεν29, но хорошо объясняет сохранившиеся в начале стк. 8 буквы КІ в соответствии со смыслом фразы. Дополнение Вильхельма содержит этот объект, но δπει самому Вильхельму казалось сомнительным (перед первым ε стк. 8 скол проходит таким образом, что при наличии там π правый верхний край этой буквы был бы виден). Поэтому более предпочтительной представляется контаминация обоих добавлений, учитывающая их сильные стороны: [τους κλάροος δσον τε κ|αΙ] ei — «Записать о клерах, сколько и где каждый получил по жребию».
Дополнение Бруншмида в лакуне начала стк. 9 нуждается в небольшом уточнении, поскольку в ней вместе с сохранившимся неполностью конечным ν слова πέλεΟρον может уместиться не более трех букв; это определяет перенос [- - πέλεθ|ρο]ν.

В лакуне начала стк. 10 есть место от силы для четырех букв, оптимально — для трех, поэтому первую букву слова καί лучше оставить в предыдущей строке.

Прежде чем перейти к интерпретации содержания надписи, кратко охарактеризую ее язык. Иссейская надпись составлена на южнодорийском диалекте, свойственной также метрополии Иссы — Сиракузам30. Язык надписи представляет собой контаминацию ранних форм с фонетическими инновациями. В числе довольно архаичных черт можно отметить употребление του стк. 2 в значении притяжательного местоимения, как у Гомера; сохранение первоначального б (без йоты адскриптум) в 3 л. ед. числа конъюнктивного аориста — προϑη, συναγορήση (стк. 12). Интересен аористный инфинитив на -ειν (λαβείν), зафиксированный для дорики лишь в коринфском, родосском и мегарском говорах31; следовательно, колония сохранила характерный элемент языка метрополии Сиракуз — Коринфа. Наряду с этим некоторые формы свойственны как раннему, так и последующему времени: отсутствие ι в ύοΰ (встречается с VI в.); δαμόσια может быть рассмотрено как раннее дорийское явление (ассибиляция τ перед t), но не исключено также, что это результат влияния иопийско-аттической формы, т. е. один из элементов койне. Наконец, встречаются формы, обусловленные определенным влиянием койне: έτας, οικόπεδο ν с элидированной дигаммой32, которая сохранялась в дорике еще в эллини-стическую эпоху наряду с ионийско-аттичеекими πρώτος (вместо дор. πρατος) и τέσαρα (вместо дор. τέτορες). Таким образом, проявляющиеся в языке иссейской надписи следы влияния койне, сказавшегося прежде всего в формах числительных и других отдельных широкоупотребительных лексем, вполне согласуются с датировкой надписи III в. до н. э. по палеографическим признакам33.



1 Расположен у адратического побережья Югославии.
2 Brunsmid J. Die luschriftcn und Miinzen der griechischer Stadte Dalmaticns. — Abhandlungen der arch.-epigr. Seminares des Universitat Wien, 1898, 13, S. 2 f.
3 Wilhelm A. Neue Beitrage zur griechischen Inschriftenkunde. — Sb. Ak. Wien, 1913, 175, 1, S. 3 f.
4 Полный текст надписи с именами колонистов, а также дополнениями И. Бруншмида, В. Диттенбергера и В. Вильхельма см.: Listtar Р, Op. cit., 98—102. Четыре новых фрагмента из списка имен колонистов см.: Rendic-Mioeevic D. Nekoliko novih ulomaka grckog naipisa iz Lumbarde. — Vjesnik Aiheol. muzeja u Zagrebu, 1970, 4, s. 3 f.; Idem. Isejska iiaseobina u Lumbardi (KorCula) u svjetlu novih istrazivanja. — VAIID, I960, 08, labl. 24, 2.
5 Dittenberger W. Syll.2, N 933.
6 Wilhelm A. Op. cit., S. 16.
7 Brunsmid J. Op. cit., S. 7.
8 Klaffenbach G. Zur Siedlungsinschrift von Korkyra Melaina. — В кн.: Исследвания в чест на Д. Дечев. София, 1958, S. 219—220.
9 Maier F. G. Op. cit., I, S. 205.
10 Schwyzer, N 147.
11 IG, IX, р. 1, Г. 1, N 2.10. В. «Одиссее», отразившей раннюю пору греческой колонизации, архагст Навсифой возводит дома городскую стону и разделяет землю между колонистами (VI, 7—10). Ойкисту выведенной около 445 г. до п. э. афинской колонии Брей Демоклиду предписывается «в качестве автократора устроить колонию как можно лучшим способом», что подразумевало внутреннюю организацию поселения (№ 5.8—0). Ср. также: Plat., Epist., 11. О роли ойкиста см.: Graham A. J. Colony and Mother City, Ch. III.
12 На сколе стк. 2 сохранилась левая вертикальная гаста от то. Здесь можно вместе с Нильхельмом восстанавливать συν [έγραψαν] или συγ[έϑεντο] Диттенбергера
13 Имена династов — иллирийские. См.: Iiussu I. I. Illirii. Bucur., 1969, p. 203—204, 240.
14 Margetic L. Psefizma о osnivanju greko kolonije na otoku Koreuli. — Ziva antika, 1971, 1, s. 191—192.
15 Сошлюсь, к примеру, на ономастический материал надписей с Хвара. Д. Рендич Мпочевич также отмечает тенденцию к расширению иллирийского ономастикона в греческих надписях, с одной стороны, а с другой — указывает на его постепенную эллинизацию (Rendic-Miocenic D. Iliri u natpisoma grckih kolonija u Dalmatiji. -VAHD, 1950-1951, 53, s. 43, 56-57).
15а Ср.: Diod., XII, 9, 2; Etym. Magn., s. v. 'Aστυπαλαiα.
16 Klaffenbach G. Op. cit., S. 219-220.
17 Μέρος — это приусадебный участок под сад и огород. Подробней об этом см. ниже.
18 Ср. предписание локридского декрета о разделе земли, поощряющее всякую индивидуальную культивацию вообще: ho τι σε φυτεύεται, άσυλος εΐστο (As 3.6—7).
19 Некоторые данные по этому интересному вопросу как будто имеются в отношении Олинфа и других городов, но вопрос этот требует специальной разработки.
20 Ср.: το οικοπέδου το ήμισυ — 1G, XII, 5, ΛΪ 272. 63 (здесь под ойкопедоном подразумевается двор с его хозяйственными постройками).
21 Schwyzer, N176 (бустрофедон).
22 SGDI, 1899, 2, N 1365.
23 Ср.: IG, II—III2, Λ& 1594 B.52 [οίχο]πέδα τό χωρίο; № 1598 Α. 12: χωρίον at οίκόπεδον; Syll.8, Xt 302: οικόπεδα при невозделанной земле, отданной для культивации. В «Аттических стелах» упоминаются земельный и строительный участки около святилища Аполлона: χαρί(αν π|αρχτό IIuft[iov|ѵас. [ο]ίκό[πε]αον [έ]λ6 [%]αί χέρ[ρον] παp|a το Π]ύϑιον (ML, Да 79.99—101). Большой материал об ойкопедонах в хоре содержат папирусные документы; обсуждение его и ли те ρ а ту ρ ν см.: Pritchett W, К. The Attic Stelai, II. — Hesperia, 1956, 25 p. 265.
24 Plat., Legg., 745c, 775o; ср.: ArisL, Pol., II, 3, 8. По-видимому, Платов имеет в виду не только городскую территорию, но и хору: τήν (sc. οιψ ι ν) των εσχάτων— Legg., 745с ср. с окраинными участками хоры — Lcgg., 745с.
25 Стржелецкий С. Ф. Клеры Херсонеса Таврического. — Херсонесский сборник. Симферополь, 1961, вып. 4, с. 51—52.
26 Блаватский В. Д. Земледелие в античпмх государствах Северного Причерноморья. М., 1953, с. 117—123; Стржелецкий С. Ф. Указ. соч., с. 87 сл.
27 Стржелецкий С. Ф. Указ. соч., с. 29—32.
28 Diod XIV, 7, 4: Дионисий в 404 г., «отобрав лучшую землю, одарил друзей и ближайших сторонников, а прочую распределил поровну среди наемников и граждан» (της δέ χώρας τήν αρίστη ν έξελόμενος έδοιρήσατο τοίς τε φίλοι ς και τοϊς έϑ' ηγεμονίας τεταγμένοις, τήν δ' άλλην έμέρισεν έπ' ισης ξένω τε ϑαϊ πολίτη). Данную параллель впервые привел Вильхельм.
29 По той же причине малоприемлемо восстановление Л. Маргетича [δσον te хаі αύν τ&ι με]ρβι (Μarget ίό L. Op. cit., s 203).
30 Исса была основана Дионисием Старшим в 390—380 гг. (Novak G. Hvar. Zagreb, 4960, s. 28; HE, Hbbd. 25, Sp. 733).
31 Buck, p. 122.
32 Аналогичное явление наблюдается также в Геракленских таблицах, где тема Foix - утратила дигамму при почти полном сохранении се в языке этого памятника. Ср.: Uguzzoni A, Ghinatti F. Lo tavole grcche di Eraclea. Нота, 1908, p. 38.
33 Сначала В. Диттенбергер вслед за Э. Мсйсром относил надпись ко времени около 385 г. (Syll 2, N 141). И. Бруншмид, Ф. Майор и Д. Ронднч-Миочевич также датировали ее началом IV п. Г. Новак и А. Грэйом осторожно датировали се IV в. (NovakG. Hvar, s. 30; Graham А. J. Colony and Mother City, p. 43), a Н. Лисичар — второй половиной IV и. (Op. cit., s. 108). Однако в последнее время Д. Рендич-Миочович и Дж. Вудхед понизили датировку надписи до III в., что действительно соответствует шрифту надписи (RendU-Miolevit D. Iscjska naseobina. . ., s. 135; Waodhead A. G. The «Adriatic Empire», p. 509).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Юлий Цезарь.
Записки о галльской войне

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X