Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. П. Яйленко.   Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

2. Принятие полисом эпойков и раздел земли

Название города, принявшего этот закон о земле, нам неизвестно; вероятно, это был ІІавпакт или какой-нибудь другой полис Локриды42. Согласно данным надписи, в городе функционировали народное собрание, совет старейшин и совет апоклетов (сткк. 10—11); из магистратов упоминаются демиурги и архос (стк. 21 и текст В). Полис имел довольно развитое, хотя и сохраняющее еще архаические черты, законодательство, о чем можно судить не только по его наследственному праву (сткк. 3—6), но и по уголовному, вышедшему за пределы примитивного обычного права (сткк. 11—14). Полис, по всей видимости, имел олигархическое устройство, подтверждение чему можно видеть прежде всего в выборе совета 101 (стк. 8). Моральный аспект, который видели в выражении άριστίνδχ ν Эмар и Лepa43, вполне уместен в контексте архаической эпохи (ср. декрет об эпойках в ІІавпакте, стк. 35); вместе с тем совет 101 может соответствовать выборному совету из 100 граждан в Опупте и Навпакте, исполняющему временные функции (там же, стк. 13).

В какой-то момент своей истории полис издал закон о земле. Как уже упоминалось, по мнению Виламовица, исследуемая надпись содержит лишь заключительную часть этого закона, основной текст которого был вырезан па другой, примыкавшей, но утерянной ныне бронзовой табличке44. Эту точку зрения развил Ашери, который считал, что дошедший до нас текст открывается заключительной фразой основного содержания декрета, за которой следуют две второстепенные клаузулы (сткк. 3—7), составляющие переход к статье об утверждении закона (сткк. 7—16)45. По мнению Ватэна, было издано три закона: один из них, не сохранившийся, регулировал систему раздела земель; второй, дошедший до нас (сткк. 1— 16), регулировал последствия проведенного раздела земли; третий представляет собой поправки (сткк. 16—21) к первому закону, которые изменили формы раздела земли46.

На мой взгляд, эти гипотезы излишне усложняют вопрос о характере документа. Выражение τεδμός όδε, как было показано выше, определенно имеет в виду последующий текст закона. Этот закон не обязательно должен содержать подробности проведенного раздела земли, отсутствие которых привело Виламовица к указанному заключению. Его цель состоит в ином — в закреплении проведенного раздела земли. Закон включает ряд статей, содержание которых сводится к следующему: 1) утверждается действенность проведенного раздела земли (преамбула, сткк. 1—3); 2) результаты раздела закрепляются на будущее время посредством устанавливаемой системы наследования участков (сткк. 3—6); 3) поощряется культивация «мертвой» земли (сткк. 6—7); 4) устанавливается нерушимость проведенного раздела земли, причем предусматривается случай, при котором вопрос о нем может быть поставлен вновь (сткк. 7—14); 5) закон освящается авторитетом Аполлона ІІифийского, являющегося блюстителем незыблемости данных предписаний (сткк. 14—16).

Перечисленные статьи достаточно ясно показывают разнообразие, целенаправленность и логическую последовательность содержания закона, определенно свидетельствующие о его цельности как документа. Однако содержание закона указанными статьями не исчерпывается: предписание о разделе земли поровну между колонистами и исконным населением города (сткк. 16, 18), как мне представляется, также принадлежит к основному содержанию закона, поскольку оно непосредственно продолжает его текст в сткк. 1647.

На мой взгляд, ход и смысл событий, связанных с изданием закона о земле, таков. Некогда полис в силу каких-то причин провел раздел земли, который был закреплен дошедшим до пас законом. Проведенный раздел, характер которого неясен, был объявлен нерушимым, однако оговаривалось, что он может быть проведен вновь в том случае, если неблагоприятное военное положение заставит полис принять дополнительный контингент эпойков (сткк. 7—14). По прошествии какого-то времени обстоятельства, связанные с военной ситуацией (ср., сткк. 7, 9), привели к приему эпойков в число граждан полиса. В качестве основания для раздела земли, проведение которого было возможно лишь в этом случае, с изданного ранее закона была снята копия; именно таким образом, мне представляется, может быть объяснен тот факт, что и текст закона, и предписание о наделении вновь прибывших эпойков лощинными участками (сткк. 20—21) сделаны одним и тем же резчиком. Следовательно, исследуемая надпись, видимо, представляет собой копию с изданного ранее закона, которая была снята ad hoc, по случаю приема эпойков в число граждан города и наделения их землей. Впрочем, эта гипотеза отпадает, если предположить, что издание закона и прием эпойков были проведены на протяжении небольшого отрезка времени (т. е. сткк. 20—21 могли быть добавлены тем же мастером, который вырезал и основной текст).

Смысл проведенного полисом раздела заключался в том, что каждому гражданину выделялся участок (скорее ряд участков) земли, которая представляла собой частью культивированные, частью некультивированные угодья. Пользование этими участками закреплялось на будущее за каждым гражданином посредством наследственного права.

Данные надписи явно свидетельствуют о том, что принятие эпойков не влекло за собой передела всей хоры полиса, как предполагал Паппадакис. Лощинные участки, которые разделялись пополам между горожанами и колонистами (сткк. 16, 18—19), могли быть новой территорией, присоединенной при помощи эпойков, но скорее всего в ней следует видеть свободную часть хоры полиса. Интересно отметить, что закон предусматривал раздел земель, указанных в сткк. 2—3, однако фактически разделу подвергся другой массив земельных угодий. Можно определенно утверждать, что лощинные участки по своим естественным качествам не представляли собой первосортных угодий, в то время как равнинные земли (πλά| стк. 2), составлявшие основной фонд сельскохозяйственной хоры полиса, были (согласно общему землеведению) наиболее благоприятными для культивации48. Видимо, в связи с этим полис разрешил продавать лощинные участки (сткк. 20—21). Это предписание, очевидно, имеет в виду не столько эпойков, сколько население города, которое, помимо лощинных участков, имело наделы на равнине. В олигархических государствах, каким, по всей видимости, был и наш полис, власти принимали все меры к сохранению «основного» земельного надела49, то время как остальные, благоприобретенные участки могли продаваться.

Наделение эпойков участками не из основного земельного фонда полиса свидетельствует о том, что их рассматривали как «второсортных» граждан, и этот факт имеет многочисленные параллели. Так, в Фуриях эпойки получали наделы в дальних районах хоры50. На Черной Керкире они получали меньшиие наделы из «неподеленной» земли (№ 4. 9—10), при этом они не имели «основного» надела, вследствие чего доступ к высшим магистратурам был для них закрыт51. Неравноправность положения эпойков была имманентным, довольно широко распространенным явлением эллинской колонизационной практики, что следует из многих известных нам фактов52. Судя по всем данным, положение эпойков, упоминаемых в исследуемой надписи, не было исключением из общего правила.

Эпойки как категория колонистов впервые в греческих источниках упоминаются в этой надписи. Прежде всего обращает на себя внимание бесспорная связь ввода эпойков с состоянием военных дел полиса: необходимым условием принятия в число новых граждан является боеспособность колонистов (стк. 9). Данные надписи свидетельствуют о том, что эпойки главным образом и прежде всего были необходимы полису как военная сила.

Суммируя результаты проведенного анализа, отмечу следующие основные моменты. Присоединяющиеся эпойки получают наделы на второсортных землях полиса, причем половина массива предоставляется в распоряжение старого населения города, которое имеет возможность продавать эти благоприобретенные участки новым гражданам. Смысл проведенного полисом раздела земли и последующего законодательства заключается в закреплении полученных по разделу земельных угодий за определенным числом граждан. Эти земли включали «мертвые» угодья, и закон поощрял частную инициативу граждан в отношении их культивации. Установленная законом система наследования участков закрепляла результаты раздела земли на будущее. Статус эпойков отличался в ряде существенных пунктов от статуса полноправного исконного гражданства полиса.




42 Упоминание в надписи храма Аполлона (стк. 14) может указывать на ее связь с Навпактом, где находился Аполлонном (Thuc., III, 91, 1). Другим вероятным местом происхождения может быть Гила, один из городов Западной Локриды, упоминаемый Гесихием (см.: Buck, р. 256). Остальные локализации менее вероятны: Псориани в Этолии, неподалеку от западнолокридской границы (Lerat L. Les Locriens dolOuest. P., 1952,2, p. 10). Полис, город, расположенный к востоку от Амфиссы (Chatzes. Αρχαιολογική έφημερίς, 1927—1928, σ. 181 сл. Цит. по: LSAG, р. 105).
43 Lerat L. Op. cit., 2, p. 123—124. Лера вообще отрицает наличие олигархического устройства в локридских городах, полагая, что там были аристократии.
44 Wilamowitz U. Op. cit., S. 9, 11.
45 Askeri D, Distribuzione di tcrre, p. 314f.
46 Vatin С Op. cit., p. 5.
47 Текст закона но обязательно заключается формулой проклятия, он может продолжаться и вслед за ней; ср., например, тот же декрет об эпойках в Навпакте, сткк. 38 cл. С другой стороны, следует отметить, что сткк. 20—21, но входящие в текст разбираемого закона, соответственным образом начинаются с новой строки.
48 Ср.: Филиппам А. Средиземноморье. Мм 1911, с. 162. Наглядную разницу между равнинными и лощинными участками в Занадпой Локриде можно видеть но фотографиям, приложенным к работе Лора: т. 1, табл. 9 (2, 4) ср. с табл. 22 (1).
49 Arist., Pol., VI, 2, 5.
50 Diod., XII, 11, 1.
51 См. ниже.
52 Помимо приведенных выше фактов, ср. также: Arist., Pol., V, 2, 10. Подробное см.: Asheri D. Supplement! coloniari, p. 77 f.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.
Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Поль Фор.
Александр Македонский

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X