Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
В. И. Гуляев.   Древние цивилизации Америки

Никарагуа в XVI веке

Ко времени испанского завоевания тихоокеанское побережье Никарагуа и полуостров Никойя в Коста-Рике населяли индейцы чоротега и никарао. Чоротегские языки, принадлежавшие к более крупной группе Отоманге (родственной сапотекам и миштекам на юге Мексики), были распространены в районе залива Фонсека, в департаментах Леон, Манагуа, Гранада, Масайя и т. д. Перешеек Ривас и острова озера Никарагуа были заняты науаязычными (родственными по языку ацтекам) никарао. Однако и чоротега, и никарао подчеркивали, что они — сравнительно недавние пришельцы в этих местах и прибыли сюда со своей родины в Южной Мексике примерно за 200–300 лет до конкисты. Обширный набор черт и навыков культуры, явно родственной блестящим культурам доколумбовой Мезоамерики, заставляет нас со всей серьезностью относиться к версии о сравнительно позднем появлении групп чоротега и никарао на тихоокеанском побережье Никарагуа. Правда, если быть сугубо точным, то за 200–300 лет до конкисты в эту область пришли именно никарао, а чоротега завершили свои странствия на несколько столетий раньше.

Во всяком случае, эти северные пришельцы вытеснили более древнее население с тихоокеанского побережья в центральные и восточные области, не столь благоприятные для жизни и земледелия. Ученые предполагают, что эти более древние обитатели Никарагуа принадлежат к языковой группе чибча, основной центр которой находился в Колумбии, на северо-западе Южной Америки. К их числу относятся индейские племена рама, ульва, мискито, матагальпа, коробиси, жившие в XVI веке в горах и на лесистом атлантическом побережье Никарагуа. В целом они заметно уступали по общему уровню социально-экономического и культурного развития своим соседям на западе — чоротега и никарао. Таким образом, запад и восток страны издавна резко отличались друг от друга не только по природно-климатическим условиям, но и по языку и культуре. Если на тихоокеанском побережье за много столетий до конкисты обосновались пришлые группы северного (преимущественно мексиканского) происхождения, то центр и Атлантическое побережье населяли племена, родственные южноамериканским чибча.

Индейцы никарао — одно из самых могущественных местных племен в момент конкисты — занимали перешеек Ривас — узкую полоску земли между озером Никарагуа и Тихим океаном и острова Ометепе и Сапатеро на озере Никарагуа. «Столицей» или, вернее, главным поселением никарао была Куахкаполька, вблизи современного никарагуанского городка Ривас. «Никарагуа, — сообщает летописец XVI века Фернандо Овьедо, — это большое царство, состоящее из многих и добрых провинций, в которых говорят на четырех или пяти различных языках… Главным языком считается тот, который называется Никарагуа, и он одинаков с тем, что имеется в Мексике или в Новой Испании. Другой используемый здесь язык — чоротега, а третий — чондаль. Что касается плодородия этой страны, ее здорового и мягкого климата, ее прекрасных вод и рыбных богатств, ее многочисленной дичи, то во всех Индиях (имеется в виду Америка. — В.Г.) не найдется ничего подобного, что могло бы превзойти ее…».



По описаниям очевидцев — испанских солдат, чиновников и монахов, — побывавших в Никарагуа в XVI веке, можно довольно полно представить себе хозяйство, быт, жилища, одежду, ритуалы и празднества, внешний вид, религиозные верования и весь жизненный цикл индейцев никарао и чоротега. «Мужчины носили туники без рукавов из тонкой хлопчатобумажной ткани с цветными узорами и тонкие пояса из белого хлопка, шириной в ладонь человека, которые они многократно обертывали вокруг туловища, от груди до бедер, оставляя конец пояса висеть между ног и прикрывать срамные места… Женщины были одеты в юбки из той же ткани, длина которых доходила лишь до коленей…» (Овьедо). И мужчины и женщины отпускали длинные волосы и сооружали из них с помощью гребней и различных клейких веществ причудливые высокие прически. Мочки ушей, перегородка носа и нижняя губа протыкались и в них вставляли украшения из камня, кости и золота. Лицо и туловище часто покрывались татуировкой или расписывались красками. Череп с детства искусственно деформировался.

Яркую картину того великолепия и роскоши, которые окружали наиболее могущественных вождей никарао, рисует нам тот же летописец Овьедо, при описании визита касика Дириайена в лагерь Хиля Гонсалеса Давилы в 1522 году: «Он привел с собой пятьсот мужчин, и каждый из них держал в руках по индейке; за ними были помещены десять малых флагов на шестах, все из белой ткани; а позади этих флагов находилось 17 женщин, почти сплошь покрытых бляхами из золота и 200 или более топориков из низкопробного золота; это золото стоило не менее 18 000 песо…»

По общему уровню развития никарао и чоротега так и не поднялись до порога государственности и цивилизации. По мнению ученых, у них существовала какая-то форма «вождества» — последняя ступень первобытнообщинного строя. «В этой провинции Награндо, где находится город Леон, — говорит Овьедо, — имеется множество людей, как и в других провинциях этого царства. И многие из них не управляются касиками (вождями — В.Г.) или единым владыкой, а управляются общинным способом определенным числом выбранных народом старейшин. А те избирают военачальника для руководства вопросами войны, и когда тот умирает или гибнет в сражении, выбирают нового. Иногда же этих военачальников убивают, если случится так, что они не подчинятся своей республике».



И далее тот же летописец сообщает: «И эти люди из Никарагуа имеют многие обряды, похожие на мексиканские, точно так же как и язык, на котором они говорят. Люди языка чоротега, которые являются врагами первых, имеют такие же храмы, но их язык, обряды, церемонии и обычаи другие, отличающиеся по форме…»

Чоротегская языковая семья имеет довольно широкое распространение. В целом можно выделить две большие группы: одна — в Северо-Западной Коста-Рике, Западном Никарагуа и Южном Гондурасе; и другая — в Южной Мексике (штаты Герреро, Оахака и Чьяпас). Имеются смутные сообщения испанских летописцев (Торкемада и др.) о вторжении в Никарагуа военных отрядов ацтеков в самом начале XVI века. Будучи разбитыми в первом сражении, ацтеки якобы все же сумели захватить страну с помощью той самой хитрости, какую ранее использовали никарао против прежних обитателей этой земли (они попросили дать им для более быстрого отступления как можно больше крепких мужчин в качестве носильщиков, и когда те прибыли в лагерь ацтеков без оружия, их безжалостно и вероломно перебили). По слухам, в качестве дани ко двору ацтекского «императора» Монтесумы II отсюда посылали золото, красивые перья тропических птиц и нефрит. Однако большинство специалистов сомневается в достоверности данной истории и отрицает столь дальнее проникновение ацтеков на юг.

Другими важными населенными пунктами были Текоатега, Тотоака, Теока, Мистега, Папагайо, Очомого и Ошморио. Имя их касика (вождя) Никерагуа послужило основой для современного названия страны — Никарагуа.

Довольно смутные легенды о многолетних странствиях никарао из Южной Мексики (Соконуско) в Центральную Америку, которые дошли до нас в изложении испанского летописца Хуана де Торкемады, позволяют понять лишь одно: продвижение никарао на юг, вдоль тихоокеанского побережья было довольно медленным и осуществлялось при ожесточенном сопротивлении местных жителей. Текст старой хроники недвусмысленно говорит о том, что для окончательного расселения в западных районах Никарагуа пришельцам пришлось и коварством, и силой оружия терроризировать прежнее население страны и изгонять его дальше к востоку — в горы и леса, малопригодные для продуктивного земледелия и жизни человека: «Наконец, они (никарао. — В.Г.), — пишет Торкемада, — достигли „Никарагуа“, где местные жители приняли их весьма гостеприимно. Некоторое время спустя пришельцы попросили у них множество носильщиков, чтобы помочь переносить им вещи. Хозяева охотно согласились исполнить эту просьбу, поскольку они уже устали от постоя и содержания столь многочисленных чужеземцев. Однако науа (никарао. — В.Г.) перебили всех несчастных носильщиков, когда те спали, и в решающей битве разгромили своих прежних хозяев. И когда там поселились науа, прежние обитатели этих мест бежали в Никойю».

Основную массу населения западного Никарагуа составляли в начале XVI века индейцы языковой группы чоротега-манге. Согласно свидетельства испанских авторов, чоротега делились на несколько отдельных, живших в разных районах и говоривших на разных диалектах племен. Много споров и путаницы среди ученых вызывал до недавнего времени факт некоторого сходства в написании и звучании слов «чоротега» и «чолольтека» (т. е. житель города Чолулы в Центральной Мексике), который вроде бы лишний раз подтверждал пришлый, северный характер этих людей. Однако следует помнить, что происхождение почти всех названий этнических групп местных индейцев восходит ко временам первой испанской экспедиции во главе с Хилем Гонсалесом Давилой (1522–1523 гг.). В большинстве случаев имя встреченного вождя (касика) служило испанцам достаточным основанием для того, чтобы точно так же назвать и поселок, где жил вождь, и племя, которым он управлял.

Ближайшие родственные (по языку чоротега) группы живут далеко на севере, в мексиканских штатах Герреро, Оахака и Чьяпас. Среди важнейших селений чоротега-манге можно назвать Сальтеаба, Масайя, Момбачо, Манагуа, Типитаба, Дириомо, Дириамба Никиномо, Масатепе, Нандаимо, Субтиаба и т. д. Нетрудно заметить, что многие из этих названий (включая и столицу страны — город Манагуа) сохранились на географической карте до сих пор.

Индейцы тихоокеанского побережья Никарагуа в доиспанские времена были прежде всего земледельцы. Они выращивали маис (кукурузу), фасоль, тыкву, сладкую маниоку, перец, картофель-батат, какао, табак, хлопок и различные виды фруктов. Обработка земли производилась следующим образом. В лесу выбирался участок для расчистки и посева. Кустарники на нем вырубались каменными топорами, а большие деревья надрубали и обдирали с них кору, чтобы те быстрее высыхали. Незадолго до сева, перед началом сезона дождей, всю эту порядком засохшую растительность сжигали. Корнеплоды (маниока, батат) сажали в виде ростков в специальные миниатюрные холмики рыхлой, удобренной пеплом земли. Зерновые растения, типа маиса, сеяли иным способом. С помощью заостренной палки-копалки сеятель делал в почве небольшое отверстие и бросал в него несколько зерен, засыпал затем ямку землей. После двух-трех урожаев земля истощалась и возделываемый участок оставляли под паром как минимум на 5–6 лет.

За исключением некоторых племен Атлантического побережья (оумо, мискито, ульпа и др.), которые вели полукочевой образ жизни и были охотниками, рыболовами и собирателями, большинство доиспанского населения Никарагуа жило оседло в постоянных деревушках и селениях. Политическая организация у местных индейцев развилась не выше уровня небольших племенных союзов, когда под эгидой одного касика объединялось несколько сельских общин. Не было здесь и монументальной каменной архитектуры, сопоставимой с пирамидами и храмами ацтеков, майя, сапотеков и других цивилизованных народов Мезоамерики.

Испанцы встретили на территории Никарагуа лишь легкие постройки из дерева, листьев и тростника, стоящие на платформах из глины и земли. Наиболее крупными сооружениями этого типа были святилища богов и жилища вождей.

Одежду местные жители изготовляли из хлопка и растительных волокон. Очень распространен был обычай покрывать лицо и тело сложной татуировкой и краской. Широко использовались различные украшения — бусы, серьги, подвески, браслеты и т. д., сделанные из полудрагоценных камней (нефрит, серпентин, агат) и золота.

При изготовлении орудий труда и оружия индейцы употребляли дерево, кость, камень и раковины, тогда как металл (золото и «тумбага» — сплав золота и меди, близкий по качеству к бронзе) шел лишь для производства украшений и предметов культа. Большого искусства достигли в доиспанский период и местные гончары: керамика древних никарагуанцев была разнообразной по форме и украшалась вычурной многоцветной росписью. В крупных селениях имелись рынки, где торговали продуктами земледелия и ремесла, разными привозными вещами. В качестве эквивалента денег употреблялись бобы какао.



Пленников, захваченных на войне, обращали в рабов или же приносили в жертву богам. При этом имело место ритуальное людоедство. В никарагуанских храмах и святилищах стояли изваяния многочисленных божеств из дерева, камня и металла, которым регулярно приносились щедрые дары. Одной из самых высших форм поклонения богам считалось человеческое жертвоприношение с вырыванием сердца. Обряды и культы индейцев никарао напоминают в целом ацтекские, хотя они и не были столь пышными и кровавыми, как у воинственных обитателей Теночтитлана.

Археологическое изучение Никарагуа началось лишь во второй половине XIX века. И первым, кто приложил руку к поискам и описанию местных древностей, был дипломат из США Эфраим Джордж Сквайр.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Уорвик Брэй.
Ацтеки. Быт, религия, культура

В. И. Гуляев.
Древние цивилизации Америки

Ральф Уитлок.
Майя. Быт, религия, культура

Энн Кенделл.
Инки. Быт, религия, культура

Джеффри Бушнелл.
Перу. От ранних охотников до империи инков
e-mail: historylib@yandex.ru
X