Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
В. И. Гуляев.   Древние цивилизации Америки

Общее описание Теотихуакана

Легенды и предания ацтеков, пришедших в страну много веков спустя после гибели Теотихуакана, вряд ли могли составить сколько-нибудь прочную базу для воссоздания подлинной истории города. И только усилия археологов в течение последних десятилетий позволили нам перекинуть невидимый мост в ту эпоху, когда на туманном горизонте мексиканской истории рождалась первая местная цивилизация.

Если бы нам удалось с высоты птичьего полета посмотреть на Теотихуакан 20 веков назад, то перед нами открылась бы изумительная картина. На дне обширной и плодородной долины, замкнутой со всех сторон громадами горных хребтов, виднеются белые и желтые квадратики бесчисленных зданий. Они то сгруппированы вместе и образуют тесно застроенные улицы и кварталы, то, напротив, широко разбросаны по всей прилегающей местности. Точные границы древнего города до сих пор не установлены: по подсчетам некоторых ученых, его общая площадь достигала от 20 до 22 км2. Одна центральная часть, включающая все наиболее значительные архитектурные сооружения, имеет 2,5 км в длину и около 1 км в ширину.

С севера на юг весь Теотихуакан пересекает длинная и широкая улица — Калье де Лос Муэртос, или «Дорога Мертвых»2. На ее северном конце расположен гигантский массив Пирамиды Луны (высота — 42 м), сложенный из сырцового кирпича и облицованный камнем. По своей конструкции и внешнему виду она — точная копия Пирамиды Солнца. Последняя представляет собой пятиярусное сооружение с плоской вершиной, на которой стоял когда-то небольшой храм. Высота этого колосса составляет почти 64,5 м, длина сторон основания — 211, 207, 217 и 209 м, общий объем 993 тыс. м3. Подсчитано, что для строительства пирамиды потребовался труд не менее 20 тыс. человек в течение 20–30 лет.



Южный конец «Дороги Мертвых» упирается в обширный комплекс построек, возведенных на одной гигантской низкой платформе и объединенных под общим названием «Сьюдадела» (исп. — цитадель), хотя вряд ли этот изящный ансамбль святилищ и храмов имел в древности какое-либо оборонительное значение. Особенно выделяется среди них великолепный храм в честь бога Кецалькоатля — «Пернатого Змея», покровителя культуры и знаний, бога ветра и воздуха. Собственно говоря, само храмовое здание полностью разрушено, но зато прекрасно сохранилось его пирамидальное основание, состоящее из шести постепенно уменьшающихся каменных платформ, поставленных друг на друга. Фасад пирамиды богато украшен каменными скульптурами «Пернатого Змея» и бабочек (один из символов бога воды и дождя Тлалока). При этом зубы всех змеиных голов расписаны белой краской, а глаза бабочек имеют зрачки из дисков обсидиана. Храм был сооружен около 200 года н. э. и существовал, подвергаясь периодическим перестройкам, в течение нескольких столетий, вплоть до внезапной гибели Теотихуакана.

Согласно местным религиозным канонам закладка и освящение нового храма требовали особых жертвоприношений и даров. Их помещали обычно в специальные ямы-тайники, устраиваемые чаще всего под центральной лестницей здания. Одно из таких ритуальных приношений археологам удалось обнаружить и в храме Кецалькоатля. На дне ямы-тайника были свалены в одну кучу большие морские раковины, доставленные в город с Тихоокеанского побережья, статуэтки богов из драгоценного зеленого нефрита, кремневые и обсидиановые кинжалы и, наконец, человеческие зубы, фигурно подпиленные и инкрустированные кусочками полированного нефрита. Выяснилось, что зубы принадлежали не жителям Теотихуакана, а скорее всего их южным соседям — сапотекам или майя. Именно они уродовали зубы таким способом, следуя своей специфической моде. Не исключено, что теотихуаканцы, открывая новый храм, принесли в жертву своему великому богу несколько пленников-чужеземцев.

Там же, на центральном проспекте, носящем столь мрачное название — «Дорога Мертвых», недавно был обнаружен и целиком исследован дворцовый ансамбль — так называемый «Дворец Кецальпапалотля» («Дворец Кецаля-Бабочки»). Его фасад украшен резными каменными колоннами квадратной формы с изображением птицы кецаль (похожей, впрочем, больше на сову) и бабочек (символ бога Тлалока). С одной стороны, дворец поражает своей пышностью: длинные анфилады жилых комнат, залов, складских и подсобных помещений, сгруппированных вокруг открытых двориков, стены, сложенные из адобов, снаружи и изнутри покрытые тонким слоем белой блестящей штукатурки, а часто и красочными фресковыми росписями. С другой стороны, низкие и плоские крыши, полутемные комнаты, отсутствие окон — как-то мало отвечают нашим представлениям о жизни царей. Ясно, что дворцы первых мексиканских владык во многом уступали по своему убранству и архитектуре чертогам египетских фараонов и ассирийских царей. Но вместе с тем вряд ли в каком-либо другом древнем городе Старого Света, не считая, конечно, античных, можно встретить столь высокую степень благоустройства и продуманной заботы хозяев о месте своего обитания.

Правильная сеть улиц, пересекающихся под прямым углом с «Дорогой Мертвых», свидетельствует о том, что Теотихуакан застраивался по особому, тщательно продуманному плану. Мексиканский ученый Игнасио Маркина установил, что все постройки Теотихуакана ориентированы не по сторонам света, а по оси «Дороги Мертвых». Последняя же, в свою очередь, отклоняется примерно на 17° к западу от истинного севера. Точно так же ориентирована и Пирамида Солнца — самое древнее культовое сооружение города. Именно эта пирамида (в ее толще скрывалось более раннее здание пирамидального храма, а под ним — пещера с ныне высохшим источником) и явилась отправной точкой для последующего архитектурного строительства в зоне Теотихуакана. Любопытно, что такую же ориентировку имела и густая сеть каналов, окружавших когда-то город.



Улицы и площади этой великолепной столицы были вымощены твердым как камень известковым раствором. Под ними были проложены многочисленные каменные желоба и водостоки, отводившие дождевую воду в специальные бассейны или каналы. Примечательно, что мусор и всякого рода отбросы вывозились за пределы центральной части города на специальные свалки.

На широких открытых площадях перед храмами важнейших богов находились главные рынки города, куда стекались товары из самых отдаленных районов Мезоамерики. Высоко ценимые зеленые перья птицы кецаль из Гватемалы, бобы какао из Гондураса и Табаско, нефрит и раковины с берегов Атлантики и Тихого океана. Статуэтки-амулеты из таинственной страны ольмеков, затерявшейся в тропических лесах и болотах на побережье Мексиканского залива, обменивались здесь на изящные изделия теотихуаканских мастеров. Благодаря оживленной и выгодной торговле город быстро богател, рос и украшался новыми великолепными храмами и дворцами.

Вокруг центра тесно лепились друг к другу глинобитные жилища простых горожан, образующие отдельные городские кварталы с узкими улочками и глухими стенами домов. Все дома были одноэтажными, с плоскими крышами и без окон. Единственным источником воздуха и света служили двери, обязательно выходящие во внутренний открытый дворик. Среди руин этих скромных жилищ археологи находят обычно ту незамысловатую утварь, которая принадлежала когда-то простому люду: глиняную посуду, кремневые и обсидиановые инструменты, смешные статуэтки богов, вылепленные из глины или отлитые в виде терракоты в специальных формах, а также могилы, так как мертвых хоронили тут же, под полами комнат или во двориках.

В настоящее время археологи установили, что в Теотихуакане процветали такие виды ремесла, как изготовление керамики, отливка терракоты и массовая выработка изделий из обсидиана — прежде всего ножевидных пластин с острым режущим краем. Всего в зоне города найдено сейчас свыше 400 ремесленных мастерских, 300 из которых так или иначе связаны с обработкой обсидиана.

В промежутке между Пирамидой Луны и «Сьюдаделой» вдоль широкого проспекта со столь мрачным названием возвышается бесчисленное множество овальных холмов.

Раскопки последних 50–60 лет позволили составить некоторое представление о первоначальном облике древних знаний, скрытых внутри этих холмов. Все они получили условные названия, не отражающие в большинстве случаев действительного их назначения. Если двигаться с севера на юг (от Пирамиды Луны к «Сьюдаделе»), то мы встретим на своем пути такие широко известные ныне сооружения, как Храм Земледелия, Площадь с Колоннами, Группа Викинг, Храм Тлалока и др. «Сьюдадела» — огромное скопление платформ, пирамид и различных зданий — знаменита своим центральным храмом в честь бога Кецалькоатля и двумя дворцами — резиденциями правителей города.

Подлинно научное изучение Теотихуакана началось лишь в XIX веке. В 1864 году мексиканский инженер Р. Альмарас снял первый точный план города. В 1884–1886 годах Л. Батрес (инспектор по охране мексиканских древностей) произвел на территории города первые раскопки. В 1885 году здесь побывал известный французский путешественник и археолог Д. Шарнэ. Он исследовал один небольшой искусственный холм в центре города, обнаружив внутри остатки древней постройки. Много лет изучал руины Теотихуакана уже упоминавшийся чиновник Леопольдо Батрес — абсолютный профан в области полевой археологии. Апофеозом его работ стали грандиозные по тем временам раскопки и реставрация Пирамиды Солнца в 1905 году. Но в итоге эта величественная постройка лишилась своего пятого яруса. Сильно пострадал и Храм Земледелия. И тем не менее именно долина Мехико стала местом рождения мексиканской археологии, процесс становления которой особенно усилился с первого десятилетия XX века (работы под эгидой Интернациональной школы антропологии и истории).

Интересную работу по архитектуре Теотихуакана осуществил мексиканский архитектор Игнасио Маркина.

В 1932 году значительные по масштабам раскопки в зоне Теотихуакана вел шведский археолог С. Линне. Основным объектом его исследований стал большой комплекс жилых построек в Шолальпане — одном из периферийных районов города. В итоге был получен материал, освещающий самые различные стороны теотихуаканской культуры (погребения, множество обломков керамики, терракотовые статуэтки, каменные орудия труда и оружие, украшения и т. д.).



В 1933 г. мексиканские археологи Э. Ногера и X. Перес прозондировали внутреннюю часть Пирамиды Солнца, пробив в ее толще длинный туннель. В результате удалось установить, что, внутри пирамиды нет никаких следов более древних построек. И это свидетельствует, по мнению археологов, о том, что ее построили сразу, за один прием. Далее в больших сырцовых кирпичах (адобах), из которых состояло ядро пирамиды, было найдено много обломков архаической керамики и лепных глиняных статуэток. Их сходство с материалом позднеархаических памятников долины Мехико впервые заставило со всей остротой поставить вопрос о происхождении культуры Теотихуакана.

В 1934–1935 годах С. Линне исследовал еще один крупный жилой комплекс в Тламимилолпе, в 200 метрах к востоку от селения Сан-Франциско-Масапан, входившего в зону Теотихуакана. И вновь была получена обширная коллекция керамики, статуэток, украшений, каменных орудий и инструментов, относящихся к эпохе расцвета теотихуаканской цивилизации. Основываясь на итогах двух своих экспедиций, шведский археолог вскоре опубликовал обобщающую сводку по археологии города, где попытался решить некоторые общие проблемы этой культуры.



Наиболее важной обобщающей работой по Теотихуакану в конце 30-х годов XX века была статья Дж. К. Вавйяна (1938 г.), в которой впервые дается деление теотихуаканской культуры на отдельные этапы, обозначенные римскими цифрами от I до V. И охватывающие несколько столетий.

Опираясь на результаты раскопок своих предшественников (особенно Э. Ногеры и С. Линне), а также на собственные материалы из зоны города, он определил характерные черты керамики и статуэток для каждого из пяти этапов, поставил вопрос о происхождении цивилизации Теотихуакана и о причинах его гибели. Сопоставление археологических данных со сведениями письменных источников позволило ученому прийти к выводу, что гибель великого города связана с нашествием северных варварских племен (чичимеки). Но вместе с тем, Дж. К. Вайян совершил серьезную ошибку, отождествив цивилизацию Теотихуакана с тольтеками (X–XII вв.) и, соответственно, сильно «омолодив» ее истинный возраст.



В 1939 году мексиканский исследователь А. Касо частично раскопал большой архитектурный комплекс в центре города — «Сьюдаделу», в том числе и Храм Кецалькоатля. Найденные под полами и лестницей этого храма ритуальные приношения в виде нефритовых украшений и глиняных статуэток, морских раковин и культовых изделий из обсидиана представляют значительный интерес для изучения внешних связей города.

В 60-е—80-е годы широкие исследования в Теотихуакане и его окрестностях производили экспедиции археологов из Мексики (И. Берналь и др.) и США (Р. Миллон, У. Сандерс, К. Диксон и др.).


2Все названия в Теотихуакане носят вторичный или условный характер. Они даны либо ацтеками, либо современными исследователями города.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джон Мэнчип Уайт.
Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура

Джеффри Бушнелл.
Перу. От ранних охотников до империи инков

В. И. Гуляев.
Древние цивилизации Америки

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы

Уорвик Брэй.
Ацтеки. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X