Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
В. И. Гуляев.   Древние цивилизации Америки

ВВЕДЕНИЕ

Особая культурно-географическая область — Мезоамерика — была впервые выделена в 1943 году мексиканским учёным Паулем Кирхоффом на основе ряда общих черт культуры и с тех пор прочно заняла своё место в работах американистов. Однако вопрос о точных границах Мезоамерики и времени её появления на исторической сцене до сих пор остаётся предметом острых дискуссий.

По мнению большинства учёных, Мезоамерика — это северный район зоны высоких цивилизаций Нового Света в доколумбову эпоху. Территориально Мезоамерика включает в себя Центральную и Южную Мексику, Гватемалу, Белиз, западные области Сальвадора и Гондурас. В конце I тысячелетия до н. э. здесь появились первые государства, что сразу же выдвинуло местных индейцев в число наиболее развитых народов Нового Света.

На протяжении более чем полутора тысяч лет, которые отделяют появление индейских цивилизаций от испанского завоевания (XVI в.), границы Мезоамерики претерпевали значительные изменения. В I тысячелетие н. э. в зону высоких мезоамериканских культур не входили Западная и Северо-Западная Мексика. Северная граница цивилизации проходила тогда по реке Лерма и практически совпадала с северными рубежами культуры Теотихуакана. Южные пределы Мезоамерики были одновременно и южной границей цивилизации древних майя: она проходила по реке Улуа в Западном Гондурасе и реке Лемпа в Западном Сальвадоре.

На очерченной выше территории в I–IX веках н. э. существовало много крупных и мелких археологических культур. Однако недостаточность опубликованного материала и плохая изученность некоторых из этих культур (например, тотонаков и уастеков) заставили автора сосредоточить основное внимание только на двух важнейших цивилизациях упомянутой эпохи — теотихуанской и майяской.

В конце I тысячелетия н. э. они гибнут или приходят в упадок в силу не совсем понятных пока причин (внутренние социальные потрясения, крах земледельческого хозяйства, иноземное нашествие, постоянные войны с соседями и т. д.). Но, видимо, основная причина гибели старых центров высокоразвитых культур заключается в крупных перемещениях различных племён и народов в общем направлении с севера на юг и образование новых могущественных государств и империй (тольтеки, ацтеки и др.).

Мезоамерике, как единой культурно-географической области (северный район зоны высоких цивилизаций Нового Света), противостоял пёстрый мир окружающих варварских племён, находившихся на самых разных уровнях развития. Одни из них (в Западной и Северной Мексике) сумели создать после X века н. э. собственные цивилизации и вошли, таким образом, в состав Мезоамерики, несколько расширив её границы (например, тараски). Другие так и остались вплоть до прихода европейцев на стадии примитивного земледельческого или охотничье-собирательского хозяйства.

Взаимоотношения мезоамериканских государств, особенно пограничных, с беспокойной варварской периферией всегда были сложными и нестабильными: длительные периоды относительно мирной жизни сменялись вдруг кровопролитными войнами и крупными перемещениями этнических групп. Причём далеко не всегда победа оставалась за более развитой стороной — то есть за мезоамериканцами. Так, есть все основания предполагать, что именно вторжение северных «варваров» в VII–VIII веках н. э. положило конец многовековому процветанию гигантского города Теотихуакана на северо-востоке долины Мехико. Город был ограблен, сожжён и уже не смог вновь восстать из руин. А в Мезоамерике появились новые центры влияния и силы.

Испанские конкистадоры застали в XVI веке на территории Мезоамерики две крупных индейских цивилизации: ацтекскую — наиболее могущественную из всех (в её состав входили долина Мехико и современные мексиканские штаты Морелос, Идальго, Пуэбла и др.) и майяскую (горная Гватемала и полуостров Юкатан в Мексике). Последняя, после краха Майяпанской лиги и сменившего её единого государства во главе с династией Кокомов (XV в.), распалась на ряд мелких государств («провинций»), постоянно воевавших друг с другом с целью захвата добычи и рабов.

Создатели мезоамериканских цивилизаций обладали целым набором общих характерных черт. И среди них можно назвать: иероглифическая (у майя) и рисуночная (пиктографическая) письменность (у ацтеков и других народов); книги из бумаги (сделанной из фикуса) и пергамента (из оленьей кожи), складывавшиеся как ширма; своеобразные географические карты; сложный календарь, основанный на сочетании 260-дневного «ритуального» года с годом солнечным из 365 дней; ритуальная игра («тлачтли») с каучуковым мячом на специальных прямоугольных площадках; «война цветов» — специальные «договорные» военные кампании с целью захвата пленных для принесения в жертву богам; крупномасштабные человеческие жертвоприношения (у разных народов и в разные периоды их истории); курение табака; сложный пантеон богов, как правило, включавший в себя божество дождя (Тлалока, Чака) и культурного героя — бога ветра и знаний по имени Кецалькоатль (Кукулькан) — «Пернатый Змей», бог огня и земных недр (Уеуетеотль) и др.; ступенчатые пирамиды («теокалли») из сырцовых кирпичей (адобов) и камня, с плоской вершиной, на которой стояли храмы и святилища.

Столь же специфичными для жителей Мезоамерики были набор основных сельскохозяйственных растений и способы приготовления пищи. Основу их питания составляла триада — кукуруза (маис), фасоль и тыква. Из кукурузы делали плоские лепёшки-«тортильяс» и пекли их на плоских глиняных сковородках «камалес». Муку из кукурузных зёрен получали путём растирания круглым каменным валиком («манос») на плоской или вогнутой (седлообразной) каменной же плите («метатес»).

Как далеко вглубь времён можно проследить этот специфический уклад жизни? Как считают многие учёные, Мезоамерика, как особая область аборигенных культур Нового Света, в общих своих чертах сформировалась с утверждением в регионе первых осёдлых земледельческих обществ где-то к 2000–1500 годам до н. э. Вместе с тем следует учитывать, что вряд ли все названные выше черты появились сразу, вместе с первыми посевами кукурузы и первыми постоянными селениями. Древние культуры развивались, в отличие от современных, очень медленно и неравномерно, даже в пределах единой культуро-графической области.

Экономической основой зарождавшихся мезоамериканских цивилизаций явилось высокоразвитое продуктивное земледелие, как экстенсивное (подсечно-огневое, или система «мильпа»), так и интенсивное (ирригационное и «гидравлическое», например, система «чинампа» в долине Мехико). Другое объяснение будет здесь маловероятным. Ведь общеизвестно, что по уровню развития своей технологии цивилизованные народы Мезоамерики ближе всего стоят к неолитическим племенам Евразии в Старом Свете. У мезоамериканцев не было многих важнейших достижений древности: домашних животных, колесных повозок, гончарного круга, металлообработки (в Мезоамерике — до IX–X вв. н. э.) и плуга. Вся гигантская программа строительных и архитектурных работ, монументальные каменные статуи и рельефы, изящные предметы мелкой пластики из полудрагоценных минералов типа нефрита были выполнены исключительно руками человека и с помощью орудий из камня, дерева и кости. Основными видами сырья для производства разного рода инструментов и оружия служили кремень и обсидиан (вулканическое стекло).

И хотя Мезоамерика, как культурно-географическая область, стала вырисовываться из глубины веков лишь где-то во II тысячелетии до н. э., вместе с появлением оседлых земледельческих общин, история развития культуры на её территории имеет куда более солидный возраст.

Учёные сейчас выделяют здесь следующие крупные эпохи, или периоды:

1. Палеоиндейская эпоха (25 000–7000 лет до н. э.): время господства охотничье-собирательского хозяйства;

2. Архаическая или докерамическая эпоха (7000–2000 лет до н. э.): собирательско-охотничье хозяйство с зачатками примитивного земледелия;

3. Доклассическая (или раннеземледельческая) эпоха (2000 гг. до н. э. — рубеж н. э.);

4. Эпоха классических цивилизаций Мезоамерики (I–IX вв. н. э.);

5. Эпоха постклассических цивилизаций (X–XVI вв.).

Абсолютная хронология мезоамериканских древностей строится на сведениях этнографических источников X–XVI веков для постклассической эпохи и на календаре майя («Длинный Счёт», III–IX вв. н. э.) и датах радиоуглеродного анализа для эпохи классической.

Особого внимания заслуживает и сложная экологическая среда Мезоамерики. Эта территория отличается большим разнообразием природно-климатических условий. В целом её можно разделить на три большие области: западную, центральную и восточную.

Западная область — Тихоокеанское побережье — сравнительно узкая полоса между горами и океаном, с засушливым климатом и умеренным количеством осадков. Местные плодородные почвы при надлежащем уходе и наличии необходимой влаги давали высокие урожаи важнейших сельскохозяйственных культур и прежде всего кукурузы, фасоли и тыквы.

Центральная область — цепи высоких горных хребтов (Сьерра Мадре Оксиденталь, Сьерра Мадре Ориенталь, Сьерра Мадре дель Сур), идущих в общем направлении с северо-запада на юго-восток и пересечённые многочисленными речными долинами (важнейшие из них — долина Мехико и долина Оахака) и каменистыми плоскогорьями. Это — зона активной вулканической деятельности, где как в древности, так и в наши дни просыпающиеся время от времени огнедышащие вулканы вносят свои коррективы в жизнь местного населения. Вот как описывает особенности здешней природы отечественный учёный В. М. Полевой: «Полные удушающих испарений джунгли, выжженные солнцем каменистые нагорья, где днём палит зной, а ночью замерзает вода, грозные вулканы, покрытые снегами, заливающие иногда долины раскалённой лавой, частые разрушительные землетрясения, хищные звери и ядовитые змеи — такова была среда, в которой существовали древние племена и народы Мексики».

Восточная область — довольно широкая полоса влажных низменностей, покрытых болотами, саванами и вечнозеленым тропическим лесом (сельвой).

Климат большей части Мезоамерики тропический, но температура и количество осадков (а с ними — растительность и животный мир) земетно меняются в зависимости от высоты данной местности над уровнем моря. И если у подножья горных хребтов и на дне глубоких долин мы встречаем чисто тропическую пышную флору и весьма разнообразную фауну, то на высотах от 900 до 2000 метров идут дубовые и сосновые леса, ещё выше — альпийские луга из низких травянистых растений и кустарников, а на конусах наиболее высоких вулканических пиков лежат вечные льды и снега.

Это необычайное разнообразие природно-климатических условий древние мезоамериканцы всегда умели использовать с максимальной пользой для себя.

Именно в горных районах Мезоамерики и зародились ещё в незапамятные времена первые зачатки земледелия. Неисчерпаемые биоресурсы Тихого и Атлантического океанов надёжно обеспечивали пищей (рыболовство, сбор моллюсков и съедобных водорослей) обитавшие на побережье группы населения задолго до появления стабильного земледельческого хозяйства.

Таков был экологический фон, на котором возникли и развивались древние культуры Мезоамерики.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джеффри Бушнелл.
Перу. От ранних охотников до империи инков

Майкл Ко.
Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Джон Мэнчип Уайт.
Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура

Энн Кенделл.
Инки. Быт, религия, культура

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы
e-mail: historylib@yandex.ru
X