Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Уильям Тейлор.   Микенцы. Подданные царя Миноса

Глава 5. Повседневная жизнь и искусство

Обсуждая жилища знати и обычных людей, мы уделяли основное внимание их устройству и описанию, почти ничего не говоря о тех, кто жил в них. Впрочем, исследователи архитектуры редко затрагивают повседневную жизнь. При раскопках поселений обычно обнаруживают глиняные черепки, сосуды для хранения запасов и отдельные предметы, которые не представляли интереса для грабителей. Большинство дворцов и домов, которые попадают в поле зрения археологов, было уничтожено огнем, после чего все ценное в них разграбили. Остались только предметы, не замеченные грабителями или поврежденные и потому отброшенные ими в сторону.

Именно подобные находки и позволяют археологам прояснить назначение каждого здания, а иногда и отдельных помещений. Обычно от домов сохраняются только фундаменты, а в дворцах – комнаты общего назначения. В большинстве случаев при раскопках жилых помещений перемешиваются вещи, находившиеся внизу и упавшие с верхних этажей и не относящиеся к тем комнатам, в которых они были найдены.

Следовательно, наше представление о повседневной жизни микенцев складывается на основании изучения множества косвенных свидетельств: фресок, сценок на вазах, изделиях из металла и слоновой кости, а также глиняных табличках.

Археологические находки не позволяют судить об использовании изделий из дерева, например о находившейся в домах мебели, поскольку они достаточно быстро разрушались и, за редким исключением, не дошли до нас. Единственный предмет мебели, обнаруженный в микенском дворце, представляет собой резную каменную скамью. Однако подобные изделия были дороги и использовались только во дворцах или в домах богатых граждан.

Скамьи, аналогичные микенской, часто обнаруживают в помещениях, которые можно определить как комнаты для ожидания, вероятно, они соседствовали с комнатами для работы, которые занимала микенская «бюрократия». И в наши дни можно увидеть греков, сидящих на подобных скамьях и терпеливо ожидающих своей очереди в банках или в официальных учреждениях. В жилых помещениях деревянные скамьи использовались и в качестве сундуков, а также как основание для поставленных сверху полок, как показывает находка в одном из помещений дворца в Пилосе.

Существование кроватей и стульев предположили на основании того, что подобная мебель использовалась в микенском Крите, но решающим доказательством послужили упоминания этих предметов в табличках. На одной их них дан список предметов мебели: «Одна подставка для ног из черного дерева, выложенная фигурками людей и львов из слоновой кости... Одна кровать из пальмового дерева, выложенная изображениями человека, лошади и осьминога, вырезанными из слоновой кости».

Из этих описей можно сделать два поразительных вывода: подставка для ног была распространенным предметом мебели во дворце и часто ее украшали изысканным орнаментом. Описанные выше инкрустации позволяют объяснить происхождение множества закопченных кусочков слоновой кости, обнаруженных при раскопках сгоревшего дворца. Весьма вероятно, что они являются частями утраченного орнамента, украшавшего предметы мебели, а также шкатулки. На это указывает и отделка деревянного ларца из скальной гробницы V, который украшен костяными накладками с изображениями животных. Еще одно изображение похожей шкатулки в руках женщины можно увидеть на фреске из Тиринфа.

Видимо, и пластинки из слоновой кости, найденные в Доме доспехов и Доме сфинкса в Микенах, могли украшать как мебель, так и шкатулки. Разнообразные декоративные элементы, такие, как розетки, листья, лилии, раковины моллюсков, дельфины (все они время от времени повторяются в керамике), могли использоваться с той же целью. Возможно, миниатюрные колонки, часто встречающиеся в Доме сфинкса, были частью таких предметов мебели, как подставки для ног. Согласно записям в табличках, крышки столов делали из камня, слоновой кости или черного дерева, а затем украшали орнаментом из синей пасты, золота и слоновой кости.

Количество, разнообразие и высокое качество мебели не могло быть подтверждено результатами раскопок. Только находки в скальных гробницах и случайно уцелевших домах подтверждают описания, прочитанные в табличках. Понятно, что столь существенным расхождениям мы во многом обязаны грабителям.

Но все равно в нашем представлении об обстановке микенских домов есть огромные лакуны. Можно только предположить существование других предметов меблировки, не упомянутых в табличках. В частности, известно, что микенцы были искусными ткачами. Правда, они не обивали мебель, но наверняка использовали различные покрытия и выделанную кожу, поскольку в разных местах обнаружены остатки шкур, занавесов и ковровых покрытий.


Рис. 46. Инкрустация на слоновой кости. Розетка, лист, лилия, раковина и дельфин (предоставлены Беннетом)


Крайне мало известно о микенских моделях одежды. Фасоны платьев, которые носили женщины, диктовались положением их хозяйки в обществе, поэтому удивительно, что на протяжении всего микенского периода не отмечено никаких существенных перемен моды. Одежда богини из скальной могилы III (XVI в. до н. э.) мало отличается от того, во что одеты женщины, изображенные на более поздних микенских изделиях из слоновой кости, например: женская фигура на рукоятке, найденной в «Гробнице Клитемнестры» (XIII в. до н. э.).

Хорошая сохранность последнего образца позволяет рассмотреть все детали одежды: плотно прилегающий к груди лиф с короткими рукавами, юбку со множеством оборок и складок. На обеих женщинах шали превосходного качества, отороченные бахромой с кисточками. Волосы одной из дам распущены вдоль спины, локоны тщательно завиты и уложены. У ее компаньонки другая прическа: волосы заплетены в косу, уложенную вокруг головы наподобие ленты. Если предположить, что группа представляет портреты матери и дочери, то более простая прическа отличает представительницу более молодого поколения.

Костюмы женщин из правящего класса обычно украшались золотыми накладками в форме круга, монетами или розетками, края отделывались золотыми пластинками. Об этом свидетельствуют изображения на фресках. Множество золотых накладок обнаружено в гробницах, причем на каждой имеется по нескольку отверстий для пришивания к одежде.

Ювелирные украшения на упоминавшейся нами группе из слоновой кости точно соответствуют найденным в камерных гробницах. В то время бусы обычно делали из золота или цветного непрозрачного стекла, но в более ранний период их могли делать из драгоценных камней – аметиста, сердолика и янтаря.

Часто изысканный туалет дополнялся длинными бусами. Одновременно женщина могла надевать от двух до четырех разноцветных низок (рис. 64). Тяжелые и изысканные золотые серьги были в моде в период шахтных гробниц, но в XIV – XV вв. модницы предпочитали более легкие серьги в виде золотых розеток или полумесяца.

В скальных гробницах обнаружены очень выразительные вещи, огромные и, можно сказать, вычурные: золотые тиары, которые так нравились женщинам, золотые нагрудные украшения и широкие локтевые браслеты для мужчин. Трудно сказать, использовались ли они на самом деле. Возможно, данные предметы являлись частью погребального ритуала, как и роскошные украшения, встречающиеся в погребениях у египтян.

Повседневная одежда мужчин, по крайней мере та, которую носили в теплое время, представляла собой короткую юбку, немного напоминавшую шотландский килт. Ее изображения встречаются на многих произведениях микенского искусства. Изображенное на фресках официальное платье представляло собой простую тунику с короткими рукавами, зауженной талией и достаточно широким, но коротким подолом. Часто мужчины надевали узкие штаны. Любой, кто попытался бы пробраться сквозь толстые и колючие греческие кустарники, оценил бы преимущества подобной одежды.


Рис. 47. Пуговицы или бусины (по Фуремарку)


Изображенный на фреске из тронного зала в Пилосе бард одет в облегающий костюм, который доходит до лодыжек. Нижняя часть состоит из складок, иногда она делалась из оборок, причем полоски были различных цветов. Верхняя часть платья – тога – представляла собой прямоугольный кусок ткани, который набрасывали на плечи и обертывали вокруг тела. В соответствии с модой конец забрасывали за спину, и он свободно свисал наподобие короткой накидки (рис. 39).

Обязательных фасонов одежды и обуви не было, только жрецы должны были носить строго определенное платье и прическу. Мужчины носили длинные волосы, причем в соответствии с минойской модой у шеи оставляли по пряди. Большинство мужчин носили бороды, но над верхней губой волосы выщипывали или сбривали. Длина волос четко не регламентировалась, следили лишь за тем, чтобы они не падали на плечи.

Часто в гробницах находили глиняные или стеатитовые изделия конической или веретенообразной формы с продольным отверстием. Огромное количество найденных предметов в отдельных погребениях позволяет предположить, что их использовали как пуговицы. В качестве пуговиц использовали и позолоченные костяные плашки с высеченным рисунком. Они уникальны и должны рассматриваться как часть ритуального имущества погребенных.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Юлий Цезарь.
Записки о галльской войне

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X