Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Уильям Тейлор.   Микенцы. Подданные царя Миноса

Глава 2. Керамика и хронология

Сегодня легко определить датировку событий, скажем, благодаря календарю, который существует последние несколько веков. Но чем дальше мы отступаем назад во времени, тем больше возникает трудностей и, соответственно, возрастает неуверенность в датировке событий.

В классические времена использовались различные системы, дававшие разную степень точности. Но если мы отправляемся дальше, во времена великих приречных цивилизаций Египта и Месопотамии, то столкиваемся с большими трудностями. Точные даты многих важных событий, такие, как первая Олимпиада или основание Рима, от которых можно вести отсчет, отсутствуют. Обычно события фиксировались по приуроченности ко времени царствования того или иного правителя. Так поступали, например, в Древнем Китае.

Потом уже были составлены таблицы царствования различных династий и определена протяженность их правления, но далеко не всегда им соответствовали реальные события, а в ряде случаев происходили и наложения нескольких дат. В распоряжение ученых попадали путаные и иногда даже хаотичные системы датировок, поэтому решили считать, что если событие происходит ранее 2000 г. до н. э. в Египте или Вавилоне, то допускается погрешность в десять – двадцать лет.

Любые события, происходившие между 2000-м и 3000 гг. до н. э., еще менее поддаются точной датировке. При любом методе для этого периода считается допустимой погрешность даже в триста лет. Система радиоуглеродной датировки, которой обычно пользуются археологи, для подобных случаев малопригодна, поскольку с ее помощью можно определить примерный возраст только отдельных находок. Кроме того, для указанных периодов она поможет установить дату с точностью плюс-минус сто пятьдесят лет. Тем не менее для Древнего Египта и Вавилона ученые выстроили систему общепринятых датировок.

Как же можно разработать систему датировки цивилизации, скажем, такой, как Микены, когда не сохранилось ни письменных отчетов о событиях, происшедших во время правления какого-либо царя, ни хроник, освещающих период его правления? Единственный способ – опираться на существующие хронологии. Если установлено, что данная цивилизация имела контакты с Египтом и Вавилоном, то по упоминаниям о датированных событиях можно выстроить относительно надежную систему хронологии.

Если взять Микены, то подобные контакты существовали, но, к несчастью, их было очень мало. Только в редких случаях можно с известной степенью точности датировать события, причем и тогда сохраняется погрешность в двадцать – тридцать лет. Однако датировка посредством подобных контактов не может иметь значения, если не установлен сам ход развития микенской цивилизации. Подобная датировка может быть проведена только в том случае, если выделяется ее начало, середина, конец и даже намечена дальнейшая эволюция внутри каждого из трех этапов.

Последовательность развития можно установить по сохранившимся постройкам и могилам и по множеству разнообразных артефактов из металла, слоновой кости, драгоценностей и керамики. Во всех этих изделиях можно проследить определенную эволюцию в том или ином направлении. Установление подобной последовательности, как в плане прогрессии, так и в виде регрессии, может стать основой для построения «относительной хронологии». Конечно, это будет достаточно шаткая структура, допускающая различные интерпретации, если ее постоянно не проверять и не корректировать по свидетельствам, полученным в ходе археологических раскопок.

Откровенно говоря, изменения в конструкции здания отражаются при возведении построек на старых руинах. По этапам строительства зданий, распознаваемым в ходе конкретных раскопок, можно установить определенные периоды, помогающие выявить хронологические соотношения между предметами, находимыми в различных слоях. Естественно, предметы, расположенные в более глубоко залегающих слоях, являются и более ранними по времени. Похожие отношения между ранними и поздними артефактами можно также продемонстрировать в ходе раскопок захоронений.

Самым ценным индикатором течения времени являются черепки. Эти непритязательные свидетели прошлого встречаются повсеместно и являются свидетелями развития отрасли хозяйства, ставшей одной из основных составляющих повседневной жизни.

Керамика – практически единственное создание рук человеческих, обладающее способностью останавливать время. Для выполнения своих функций глина подвергается высокотемпературной обработке в печах, после которой становится практически неразрушимой. Более чем любые другие предметы, дошедшие из прошлого, керамика претерпевает изменения в стиле, особенно в том, что касается способов ее отделки.

Поскольку керамические изделия всегда были достаточно хрупкими, их постоянно разбивали. Следовательно, черепки часто относятся к тому же времени, что и целые изделия. Далеко не всегда место обнаружения можно связать со временем создания целой вазы или предметов, обладавших особой ценностью, например драгоценностей, поскольку их часто передавали по наследству. Нельзя провести точную датировку по инструментам и оружию, потому что они мало менялись по отделке на протяжении десятилетий.

Прежде чем мы воспользуемся для руководства хронологией, установленной для Египта и Вавилона, необходимо навести некоторый порядок в микенском керамическом хозяйстве. В начале микенской эры можно выявить определенные изменения в стиле керамики, что позволяет отличить керамику данного периода от предшествующей, известной как керамика среднего элладского периода. Аналогично конец эры определяется как введение индивидуального типа керамики, называемого протогеометрическим.

Употребление всех названных выше терминов нуждается в некотором объяснении. Поскольку не существует точной хронологии для любой территории в Европе до классического периода, следует разработать систему относительной хронологии и таким образом основываться на наблюдениях, полученных в ходе изучения использования некоторых основных материалов, традиционно применявшихся человечеством на протяжении его истории, таких, как камень, бронза или железо.

Хотя эту систему и нельзя считать полностью удовлетворительной, она была отработана во многих исследованиях. Греческий каменный век (неолит) косвенно соотносится с нами. Бронзовый век можно разделить на три периода, основывающиеся на трех явно выраженных стилях керамики. Чтобы отличить бронзовый век полуостровной Греции, или Эллады, как называли греки себя, от бронзового века в других областях, его называли эллинским.

Он включает три этапа развития: ранний, средний и поздний элладский (впоследствии мы будем использовать сокращения – РЭ, СЭ и ПЭ). Мы имеем дело с поздним элладским (поздним бронзовым, или микенским) периодом.

Классический период является частью железного века, за ним следует геометрический период (в названии отражен стиль керамики, использовавшийся для ее определения). Начало железного века обычно идентифицируют с протогеометрическим периодом, хотя на самом деле в конце бронзового века железо практически не использовалось.

Поздний элладский период представлен множеством находок, количество которых превышает то, что относится к предшествующим периодам.

Легко установить различные стили керамики, благодаря чему оказывается возможным разделить период на три подпериода, известные как ПЭ-I, II, III (или микенский I, II, III). Последний подпериод более обилен по материалу, чем два предыдущих, и позволяет провести еще более мелкое деление на ПЭ-IIIА, IIIВ и IIIC.

Похожая система установления хронологии применяется в отношении территорий, граничащих с материком с юга и востока, таких, как Крит и Кикладские острова. Их культура бронзового века обычно именуется минойской (название образовано от имени Миноса, их легендарного правителя) и кикладской. Они делятся на три периода, которые более или менее соответствуют по времени тем, что происходили на греческом материке, и поздний минойский бронзовый век делится на поздний минойский I, II и III (ΠM-I, II и III) и субпериоды, которые очень близко соответствуют по времени ПЭ-I, II и III.

Чтобы понять развитие стилей в микенской керамике, необходимо знать, что ей предшествовало и откуда она произошла, скажем, иметь представление о керамике, бытовавшей во время последней стадии среднего элладского периода.

Один класс ваз этого периода известен как матовые расписные изделия. Роспись матовой черной краской наносилась по светлой основе, орнаменты преимущественно геометрические. К концу ПЭ-I матовая роспись была заменена красной или черной блестящей краской. Соответственно изменилась и ее стилистика, рисунок стал более динамичным, в нем появились натуралистические элементы. Перемены в стиле можно отчетливо проследить на Крите. В основном формы ваз совпадают со среднеэлладской традицией, но имеется и нечто новое – впервые к глиняным добавились изделия из алебастра.

В соответствии с египетскими аналогами эти вазы стали именовать мешкообразными. Микенский вариант представляет собой приземистый и более элегантный сосуд, изготовленный из глины, возможно, он происходит от аскоса – приземистого одноручного кувшина, распространенного в средний элладский период.

Микенские изделия из алебастра экспортировались в Египет и Сирию. Следовательно, подобные вазы, обнаруженные в этих странах, предоставляют важнейший материал для датировки. Ниже мы рассмотрим его подробнее. На Крите данный тип сосудов никогда не был популярен, за исключением ограниченной территории, прилегающей к Кноссу.

Еще одна ваза, привезенная в Египет, также имеет точно датируемый контекст в виде двух сосудов из Вафейо. Это два золотых кубка со сценами поединков с быками, найденные в захоронении близ деревни, расположенной к югу от Спарты, на южном Пелопоннесе.

Терракотовые аналоги данной чаши бытовали на Крите в течение длительного времени еще со среднеминойского времени (то есть с 2000 г. до н. э.). В Греции похожие изделия начинают появляться к концу среднего элладского периода (в XVII – XVI вв.), практически одновременно с металлическими. Чаша из Вафейо – один из распространенных типов ваз, употреблявшихся во время ПЭ-I и II.

Критские образцы сильно повлияли на микенскую керамику второго позднеэлладского периода. Прежде всего назовем огромные вазы дворцового стиля, характерные для второго расцвета позднеминойской керамики. Это время даже называют «великим веком дворцового стиля» из-за больших помпезных кувшинов для припасов, отличавшихся витиеватым, но более свободным и выразительным стилем, чем греческие аналоги. Такие вазы обнаружены преимущественно в кносском дворце Миноса, построенном в ПЭ-II.

Хотя эти кувшины и появились в Кноссе, они были не менее популярны в материковой Греции и там же производились. Греция многому научилась у Крита, и уже в этот период местные мастера не только копировали привозные образцы, но и отличались собственным стилем, основываясь на приобретенном опыте.


Рис. 9. Чаша из Эфиры (по Уэйсу и Штуббингу)


Примером может служить эфирский стиль, появившийся как подражание популярным минойским мотивам. На обеих сторонах вазы, которая обычно использовалась как килик, нарисован растительный орнамент, напоминавший стилизованные цветы с критских изделий.

Эфирский стиль получил название от Эфиры – легендарного города, основанного Сизифом Коринфским. Впервые относящиеся к этому стилю вазы были найдены на предполагаемом местоположении данного города. Унаследовав от своих предков эту форму кубка, микенцы сохраняли ее на протяжении всей своей истории.

Несмотря на происходившие со временем изменения, общая основа сосуда оставалась неизменной, в частности сохранялась тонкая стеблеподобная ножка. На ранних стадиях эфирские кубки действительно напоминают первоисточники из среднего элладского периода – глубокие кубки с очень коротким корпусом на тонкой подставке.

В последующие периоды соотношение между самим сосудом и ручкой стало меняться, ручки стали меньше, а высота ножки увеличилась, в конце концов, тонкий стержень стал очень высоким и иногда намного превышает саму чашу. Этапы развития данного типа во многом сходны с теми же превращениями, что произошли с бокалом для шампанского. Отсюда происходит и название «килик», напоминающее об изысканной и элегантной вазе классического периода.

В последующий период (ПЭ-III) в орнаментике отчетливо проявляется тенденция к порядку и симметрии. Снова возвращается старая традиция среднего элладского периода. Снова начинает использоваться геометрический орнамент, иностранное влияние проявляется в абстрактной форме. Так рождаются настоящие микенские ритм и стиль, которые получают широкое распространение и становятся образцами для подражания в искусстве всего античного мира.

Формы керамики были во многом заимствованы из проверенного, достаточно солидного запаса, накопившегося в течение среднего элладского периода. Но самые элегантные формы и новые стили ваз были переняты у критских мастеров, например U-образные сосуды, разнообразно и в то же время характерно трансформированные микенскими мастерами.

Образцы ваз этого типа импортировали как во время второго, так и в третьем позднеэлладском периоде, и они наиболее распространены среди микенских находок. Похоже, главным их преимуществом была возможность аккуратно разливать жидкость, пользуясь узким носиком.

Кувшины, изготовлявшиеся из крупнозернистой глины, были и большого размера, предназначавшиеся для хранения оливкового масла, и маленькие, использовавшиеся для хранения парфюмерии и ароматических притираний. Обычно их покрывали яркой и даже безвкусной раскраской.

Все изделия, создававшиеся на протяжении ПЭ-III, отличались высоким качеством. Глину для них тщательно отбирали, растирали в порошок и очищали от камней. При обжиге она приобретала такую твердость, что звенела при постукивании. Иногда перед обжигом внутри горшок покрывали дополнительным слоем мягкой глины, что обеспечивало его герметичность. Обычно после обжига глина приобретала легкий глянец, напоминая буйволовую кожу. По нему наносили контрастный рисунок красной, коричневой или черной краской.


Рис. 10. Микенская керамика а – d, f – ПЭ-IIIА; е, g – j – ПЭ-IIIВ (по Уэйсу и Штуббингу)


Почти незаметно ПЭ-IIIА переходит в ПЭ-IIIВ. Различие между двумя стадиями данного периода почти незаметно. Но именно в период IIIB сформировались особенности микенского стиля, практически не менявшиеся до конца раннеэлладского периода.

Гончарное искусство было доведено до совершенства, налаживается массовое производство керамики, и она предназначается уже не только для местного употребления, но и для экспорта в восточную и центральную части Средиземного моря. Количество дошедших до нашего времени ваз того периода исчисляется буквально тысячами.

Среди них встречаются U-образные кувшины с двумя и тремя ручками, алабастры (как круглой, так и заостренной формы), небольшие кувшины, большие чаши (по аналогии с позднеклассическим типом называемые кратерами), небольшие кубки, килики, чаши.

Они обычно украшены росписью, состоящей из повторяющихся стилизованных мотивов, которая располагалась в верхней части или вокруг ручки на закрытых сосудах. Сверху и снизу роспись ограничивали одной или несколькими темными полосами. Такое расположение вспомогательного орнамента широко использовалось для украшения всех видов микенских керамических изделий.

На открытых сосудах роспись обычно размещается в верхней части. На некоторых киликах рисунок имеет продольное расположение. Обычно на задней и передней частях сосуда повторяется один и тот же мотив, разработанный с большим искусством и мастерством. По названию места, где впервые нашли такие сосуды, их стиль наименовали зигурским.

В конце периода IIIB килики, как правило, не расписывали. В то же самое время в Микенах становится популярен так называемый глубокий кубок, появившийся в конце ПЭ-ША.

Обычно встречаются два типа росписи. Один, очень скромный, состоит из простого геометрического мотива, размещенного вокруг центральной части кубка. Другой – это панельный стиль, при котором роспись охватывает обе стороны сосуда между ручками, отделенными полосами, или метопами. Узор также в основном геометрический.

Глубокие чаши с росписью в панельном стиле редко встречаются в Пилосе. В Микенах их чаще обнаруживают при раскопках поселений, нежели в захоронениях. Кроме множества расписных ваз, в Пилосе в еще большем количестве встречаются нераскрашенные вазы или расписанные прямыми горизонтальными полосками. Подобным образом поступали с амфорами, гидриями (сосудами для воды) и кувшинами.

Один тип вазы на Крите был особенно распространен и встречается здесь чаще, чем где-либо еще. Ранние образцы относятся к ПЭ-ША. Это кратер, наружная поверхность которого расписана сюжетными сценками, носящими стилизованный характер. В основном преобладают изображения колесниц, предназначенных для скачек или войны.

Среди других популярных сюжетов сражающиеся быки, парочки оленей или птиц и другие более формализованные сцены. В изображении противоборствующих животных просматривается явное влияние Восточного Средиземноморья, очевидно, данные сосуды были вывезены из стран, расположенных близ Кипра, например из Сирии или Палестины. Еще один тип сосуда, также распространенный на Кипре, – фляжка пилигрима. Полагают, ее форма происходит из Ближнего Востока.


Рис. 11. Нерасписанная амфора


Рис. 12. ПЭ-IIIB кратер (сосуд с широким горлом) из Кипра (по Уэйсу и Штуббингу)


Первоначально микенская керамика периода IIIС была представлена двумя различными типами отделки, так называемым сплошным стилем и стилем Гранари, но встречается и роспись промежуточного типа, особенности которой невозможно выявить достаточно четко. В связи с находками в микенском дворце, относящимися к периоду ПЭ-IIIС, сплошной стиль получил наименование дворцового. Главная его особенность – полное покрытие росписью всей поверхности изделия, причем ее расположение точно соответствует расположению ручек и носика.

Название «стиль Гранари» происходит от места обнаружения большого количества горшков с одинаковым узором и употребляется, чтобы обозначить отличие сделанных там находок от дворцовых. Во многом он противоположен сплошному. Предметы почти не украшены росписью. Использованы простейшие мотивы, часто орнамент ограничивается одной или двумя волнистыми линиями.


Рис. 13. Фляжка странника (по Штуббингу)


Большая часть вазы покрашена одним цветом, обычно черным или коричневым, в середине оставляли горизонтальную полосу, которую иногда заполняли каким-нибудь простым геометрическим мотивом. Ниже мы рассмотрим происхождение протогеометрической росписи на керамике.


Рис. 14. ПЭ-IIС кубок в «близком» стиле (по Уэйсу и Штуббингу)


Кратеры и глубокие чаши часто встречаются среди находок конца третьего периода, они разрисованы по методике обоих вышеназванных стилей. Самый известный кратер, относящийся к этому периоду, называется «Ваза воинов». К концу периода качество росписи ухудшилось, можно только отметить, что как краска стал использоваться металлический глянец.

Во время этого периода (ПЭ-IIIС) приобрели большую отчетливость местные особенности, едва заметные ранее. В этой связи следует специально отметить тип сосудов критского происхождения, изготовлявшихся на острове Родос.


Рис. 15. Фрагмент росписи узкогорлого кувшина в «близком» стиле из Таранто и восстановленный рисунок


Одним из самых популярных мотивов позднего минойского искусства было изображение осьминога. Известно множество стилизованных изображений этого обитателя глубин, но именно на Родосе нашли самые совершенные образцы.

Стилизованное изображение осьминога выглядит достаточно устрашающе, но все свободное пространство поверхности вазы заполнено его раскинувшимися щупальцами, они расположены настолько умело, что можно говорить о глубоком освоении мастером приемов сплошного стиля. Как и вазы с колесницами, эти сосуды имели широкое распространение (осьминог встречается исключительно на данном типе сосудов). Они обнаружены не только в континентальной Греции, но и в Южной Италии.

Еще один тип изделий, изготавливавшихся на Родосе, также экспортировался в Южную Италию. Это сосуд из грубой глины на трех ножках, заканчивавшихся завитками. Его поверхность покрыта рядами отверстий, из-за чего исследователи считают, что он использовался в качестве курильницы для благовоний. Курильницы широко представлены в микенских находках, но там у них прямые ножки. Только на родосских изделиях ножки имеют специальное завершение в виде завитка.

Из этого краткого обзора видно, что история развития основных стилей микенской керамики позволяет выстроить их относительную хронологию и в некоторых точках можно соотнести ее с полной хронологией, установленной для Египта и Месопотамии.

Прежде всего следует отметить начало микенской эры, или, если пользоваться обозначениями керамических стилей, период перехода от среднеэлладского к позднеэлладскому периоду (от СЭ к ПЭ-I). Здесь мы должны опираться на существовавшие в то время экономические связи между минойским Критом и Египтом.

Появление на Крите пьедесталов статуй и других предметов из Египта периода гиксосов коррелирует с керамикой третьего среднеминойского типа, что соответствует концу среднеэлладского периода. Влияние гиксосов в Египте закончилось с началом царствования XVIII династии Ахмоса I примерно в 1570 г. до н. э. Следовательно, эту дату можно считать концом среднеэлладского периода (СЭ).


Рис. 16. Сосуд для курений с Родоса


В гробницах Усер-Амена и Рекмера, которые были похоронены во время правления Тутмоса III из XVIII династии, есть изображения, на которых «люди из Кефтии» (так египтяне называли Крит), преподносят дары фараону. В преподносимых ими предметах легко узнать металлические прототипы глиняных ваз, которые были изготовлены в Кноссе и Микенах во второй половине позднеэлладского периода, но не встречаются позже. Таким образом, правомерно датировать изготовление данной керамики первой половиной XV в. до н. э. Следовательно, I позднеминойский и поздний элладский стили керамики появились в начале XV в., точнее, где-то около 1570 г. до н. э. Закономерно, что обычно началом вышеуказанных периодов большинство ученых считают 1550 г.

С помощью сведений, полученных из Египта, можно определить и хронологию позднеэлладского ША стиля керамики. Фараон-«еретик» Аменхотеп IV перенес свою резиденцию из Фив – столицы периода XVIII династии – в поселение, находившееся ниже по течению Нила, на месте которого располагается современная деревня Тель-эль-Амарна. Там он построил новый город и для его украшения собрал художников из всех земель.

Но его правление продолжалось недолго, после смерти Аменхотепа IV его имя предали забвению, а столицу покинули. Она просуществовала не более десяти лет (с 1360-го по 1350 г. до н. э.), но во время этого периода туда поступило некоторое количество микенской керамики, выполненной в раннеэлладском стиле IIIA. Ясно, что все это произошло не позднее, чем в 1350 г.

В гораздо меньших количествах раннеэлладская керамика стиля IIIA была найдена в Кветне на Верхнем Оронте (Ливан). Поселение уничтожили хетты в 1375 г. до н. э. Следовательно, керамика указанного стиля изготавливалась и экспортировалась до этой даты. После уничтожения кносской цивилизации позднеминойский керамический стиль IIIВ уступил место стилю IIIА, сходному с раннегреческим стилем IIIА. Поскольку разрушение Кносса произошло в 1350 г. до н. э., смену стилей обычно датируют 1400 г. до н. э., хотя и признают приблизительность этих дат.

Смену данных стилей можно датировать и с помощью египетских находок. В поселении Куроб, находившемся в файюмском оазисе, была найдена керамика с синтезом элементов двух названных стилей. Она может быть соотнесена с египетскими предметами, которые были в обиходе незадолго до того, как Рамзес II вступил на трон в 1290 г. до н. э. Следовательно, появление стиля IIIВ можно отнести к 1300 г. до н. э.

Конец периода его бытования установить сложнее, поскольку традиционный стиль IIIВ в некоторых областях продолжал существовать дольше, чем в других. В частности, стиль IIIВ заметно повлиял на филистимские изделия. Известно, что филистимляне акклиматизировались в Палестине в самом начале XII в., поэтому 1200 г. принимается как конец IIIВ.

Раскопки показывают, что падение Трои приходится на время существования стиля IIIВ, поскольку данную керамику продолжали ввозить и после разрушения города. Греческий историк Эратосфен определяет год падения Трои как 1183 до н. э. (по современному летосчислению), но его подсчеты основаны на хронологических списках спартанских царей и на традиции, а потому небезупречны. По результатам раскопок большинство ученых склоняются к иной дате, считая, что это произошло около 1250 г. до н. э. Данная проблема будет детально рассмотрена в последней главе.

По поводу конца микенской эры существует еще больше сомнений. Но это был период упадка, начало Средних веков, и, естественно, о нем сохранилась минимальная информация.



Начало протогеометрического периода приблизительно датируется периодом между 1050-м и 1000 гг. до н. э. Определение более точной даты основано на интерпретации источников, не входящих в сферу нашего анализа. Между концом периода IIIВ и появлением протогеометрического стиля существует «ничейная полоса» продолжительностью не менее пятидесяти лет, когда в керамике соединяются особенности обоих стилей, – она называется субмикенской.

На основе всего сказанного конец бытования стиля IIIВ и завершение микенской эры устанавливается между 1100-м и 1050 гг. до н. э. Результаты наших изысканий в округленных цифрах представлены в таблице на странице 70. Чтобы добиться максимальной полноты, в нее включены предшествующий и следующий за микенским периоды.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

Сергей Утченко.
Юлий Цезарь

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X