Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Уильям Тейлор.   Микенцы. Подданные царя Миноса

Глава 7. Подъем и падение микен

Археологические находки позволяют наметить общее направление развития и падения великой цивилизации, но не всегда раскрывают его конкретные детали. Основными источниками для них сегодня являются гомеровский эпос и множество легенд, зафиксированных поздними авторами. Однако на самом деле их скорее можно использовать для иллюстрации сухих научных отчетов, чем как достоверный источник.

Герои и события, о которых рассказывается в легендах, далеко не всегда соотносятся с археологическими данными. Любая историческая реконструкция подобного рода является приблизительной, а во многих случаях допускает несколько точек зрения.

На основании гомеровского эпоса и легенд можно говорить о двух героических периодах. В широком смысле ранний цикл может быть определен как начало, а второй – как конец позднеэлладского периода, но, как обычно, существуют и исключения из общего правила.

Находки из скальных могил XVI в. до н. э., то есть того времени, когда микенцы впервые появились на исторической сцене, показывают, что уже к тому времени у них была богатая и разнообразная культура. Об этом же свидетельствуют их разнообразные контакты с внешним миром: янтарь, поступавший с севера, обсидиан, возможно, из Липари, слоновая кость из Сирии, золото из Египта.

Не зафиксированный документально импорт явно влиял на художественные сокровища, найденные в гробницах. О критском влиянии можно судить по находкам из могильного круга А, более ранний по времени могильный круг В содержит гораздо больше среднеэлладской керамики.

Ни одну из сохранившихся конструкций главной микенской крепости нельзя достоверно датировать данным периодом. Многократные перестройки дворца полностью стерли следы ранних строений. Традиционно основателем города называют Персея, он скорее относится к мифологическим персонажам, чем к героям из легенд. Павсаний пишет, что «еще греки знали, что основателем Микен был Персей». Но сказанное вовсе не означает, что именно он построил циклопические каменные стены, которые относятся к позднеэлладскому периоду.

Находки позднеэлладской керамики в Кардице и толосе в Корифасионе позволяют предположить, что Иолк и Пилос были двумя центрами микенского государства, процветавшими уже в раннеэлладский период. Согласно греческому мифу, между ними существовала некоторая связь.

В легенде говорится, что Пелий и Эсон были братьями-близнецами из Иолка. Они поссорились, и Эсону пришлось уехать в Мессению, где он основал династию. Его знаменитый сын Нестор был одним из героев Троянской войны. Там у него родился сын Ясон, который отплыл на «Арго» в поисках золотого руна.

Возможно, основой легенды стал рассказ о реальной экспедиции на Черное море, но, к сожалению, нет никаких археологических данных, которые это подтверждали бы. Правда, известно, что в то время или немного ранее микенцы уже совершали достаточно далекие путешествия. Скоре всего, на запад они продвинулись раньше, чем на восток. Об этом свидетельствуют находки среднеэлладских ваз на Липарских островах, тогда как в Трое и Милете находят только позднеэлладскую керамику. В это время появились микенские поселения на Родосе, через которые велась торговля с Левантом и Египтом.

Основным препятствием на пути микенцев в Египет было могущественное критское царство Миноса. Длительная борьба с ним и постоянное соперничество внутри микенского государства (в которое входили в то время Микены, Пилос, Иолк и, возможно, Фивы и Орхомен) помешали установлению господства Микен над всем Средиземноморьем.

Начало длительного периода гегемонии Микен, похоже, совпадает с разрушением Кносса в первой половине XIV в. Точная дата катастрофы неизвестна, но некоторые ученые на основании археологических данных полагают, что еще до разрушения в Кноссе уже установилось влияние Микен или подчинявшегося им предводителя наемников.

Основой для данного предположения являются сведения военного характера, встречающиеся на табличках. Но сама их датировка оспаривается некоторыми учеными. Существуют и другие свидетельства, которые, так же как и таблички, поддерживают выдвинутую теорию. Только в Кноссе и в восточной части Кипра обнаружены кувшины, относящиеся к дворцовому стилю. Именно данные сосуды в огромном количестве встречаются во многих поселениях на греческом материке и хорошо известны специалистам.

Несколько гробниц данного периода практически без изменений воспроизводят план микенской комнатной гробницы, на основании их содержимого ученые обозначили их как «могилы воинов». Подобные погребения чужды микенской традиции.

Кроме того, в данных могилах обнаружены не только вазы, но и алабастры, широко распространенные в материковой Греции. На Крите подобные сосуды никогда не были в ходу.

Наконец, толос, раскопанный вблизи Кносса, по планировке и стилю росписей представляет собой конструкцию явно микенского происхождения. Подобные сооружения резко отличаются от ранних сводчатых гробниц, встречающихся в южной части Крита.

Греческое влияние, доминировавшее на Крите в конце XV в., проявилось в создании соответствующих погребальных сооружений и использовании определенных типов сосудов, но, в свою очередь, восприняло черты существовавшей там более древней и развитой минойской культуры. Можно сказать, что греки получали больше, чем отдавали. От жителей Крита они переняли письменность и связанные с ней преимущества, в частности эффективную, хотя и достаточно громоздкую бюрократическую организацию. Именно на основе минойского линейного письма А развилось микенское линейное письмо В.

Не важно, был ли наследственным или завоеванным почетный титул Миноя, но он обладал властью, с которой считался античный мир. Именно в этот период, вероятно, состоялась имевшая разрушительные последствия экспедиция Миноса на Сицилию. Несомненно, на такое предприятие мог решиться только неутомимый, амбициозный и склонный к авантюрам грек. Согласно легенде, Минос отправился, чтобы вернуть Дедала, создателя лабиринта в Кноссе, который нашел убежище при дворе царя Кокалоса в Южной Сицилии и там выполнил множество важных инженерных работ для своего нового хозяина. Возможно, его судьба похожа на судьбу Леонардо да Винчи, чьи работы также не были оценены по достоинству современниками.

Минос погиб, так и не завоевав Сицилию, выжившие в неудачной экспедиции переправились на «пятку» Апеннинского полуострова, основали поселение и постепенно колонизировали Апулию. Легенда подтверждается археологическими находками XVI и XV вв., а чуть позже, в XIV в., явное микенское влияние прослеживается и на Сицилии, где появляются те же черты родосской культуры, что и на юге Италии.

Кроме того, не следует забывать об известном эпизоде из легенды о Тесее и Минотавре, указывающем на то, что в течение некоторого времени Афины платили дань Кноссу. Возможно, это подтверждается и недавними раскопками на острове Кеос, находящемся вблизи побережья Аттики, где было найдено множество ваз, относящихся к началу позднеэлладского периода.

Согласно легенде, можно предположить, что Афины вышли из-под микенского владычества. Вполне вероятно, что афинские власти использовали возможность, появившуюся после неудачного похода на Сицилию, что и стало началом движения, которое в конце концов привело к концу ненавистного микенского владычества.

В классический период греческие города постоянно соперничали друг с другом и, наверное, вели войны и в более ранние времена. Нам известно только, что в XIV в. греки в Кноссе уступили превосходящей их силе и что после этого там можно говорить о начале микенского влияния, хотя предшествующая культура имеет отчетливые минойские признаки.

В качестве примера существовавшего противоречия между греками в доисторические времена можно вспомнить о знаменитой войне семи городов против Фив, ставшей сюжетом знаменитой трагедии. Эта неудачная экспедиция, в которой пали сыновья Эдипа, была организована в основном городами Арголиды.

В новой экспедиции, где участвовали Эпигоны, удалось преодолеть сопротивление, и Фивы были уничтожены. Как гласит предание, в то же самое время пала и Троя. Однако археологические свидетельства это не подтверждают.

Поскольку на развалинах старых Фив был построен современный город, едва ли возможно провести полномасштабные раскопки, но, скорее всего, дворец был разрушен в начале XIV в. до н. э. Однако после этого город могли заселить снова, поскольку вокруг существует множество гробниц позднего микенского периода.

Разрушение Кносса можно приблизительно отнести к 1400 г. до н. э., хотя на основании керамических находок было бы точнее определить эту дату на тридцать или даже пятьдесят лет позже. Но какова бы ни была точная дата, она отмечает начало периода расцвета микенской цивилизации.

В это время греческие товары распространялись по всему Средиземноморью, по крайней мере до острова Искья на западе. Ясно, что Киклады, и особенно Мелос, испытали влияние микенской цивилизации. Торговля с Египтом достигла своей кульминации во время короткого периода правления Эхнатона.

Появились торговые поселения на Кипре, через которые стала развиваться торговля с Левантом. Остров Родос, колонизированный еще в предыдущем столетии, добивается автономии и основывает собственный торговый пункт неподалеку от Таранто.

В самих Микенах утверждается новая династия – Пелопиды. Полагают, что ее основатель Пелоп происходил из Малой Азии. В то время любой правитель, признававший власть Микен, мог воспылать стремлением к власти и основать собственное государство, подобно известному Вильгельму Завоевателю. Чтобы добиться первенства, лучше всего было захватить власть в Микенах, которые были «первым городом среди равных», одним из наиболее могущественных микенских государств-городов, что и подтверждается археологическими свидетельствами.

Но как раз к этому времени относятся исторические свидетельства, подтверждающие скудную информацию археологов. В анналах хеттских императоров, относящихся к XIV и XIII вв., упоминается королевство Ахиава, которое большинство ученых отождествляют с Ахайей.

Во времена Гомера греки чаще всего именовали себя ахейцами, скорее всего, и в микенские времена они поступали точно так же. В хеттских источниках данный термин употребляется скорее применительно к странам, чем к людям. В отношении Ахиавы очевидно, что они так называли властителей моря.

Самым значительным документом считается объемное, хотя в целом и противоречивое, письмо, адресованное хеттским императором правителю Ахиавы, который в то время, похоже, находился где-то поблизости. Некоторые ученые предположили, что Ахиавой вполне мог быть Родос, одно из наиболее могущественных микенских государств-городов, как мы уже показали выше.

Но нет никакого сомнения, что реальную власть сохраняли за собой Микены, о чем свидетельствуют и памятники в Арголиде, равных которым нет в Греции. Обладавшие влиянием на земле, но не на суше, хетты имели слабое представление о той территории, которая составляла владения ахейцев (греков), или о том, где находилась центральная власть.

Контакты ограничивались зоной пограничья между двумя территориями. В те времена, о которых идет речь, в настоящем издании таковым считалась Миллаванда (или Милатава). Ученые предполагают, что под этим названием подразумевается Милет. Гораздо сложнее определить границы микенских владений.

Из упомянутого послания следует, что Милет и прилегающая к нему территория, бывшие частью микенских владений, в то время оказались оккупированы хеттами. Вполне естественно, что демаркационная линия между двумя державами была достаточно зыбкой.

Уже отмечалось, что Микены в течение длительного времени поддерживали торговые отношения с Милетом и позже даже основали там колонию. Имелись также торговые контакты с Мерсином и Казанли в Киликии и с поселением, находившимся в Рас-Шамре. Все эти поселения, за исключением последнего из упомянутых, находились внутри границ хеттского государства, да и поселение Рас-Шамра было неподалеку от границы.

Следовательно, оба государства тесно соприкасались между собой, но, как можно установить на основе хеттских архивов, отношения между ними в целом оставались дружественными, все признавали существовавшие границы: одни властвовали на земле, другие держали контроль над морем.

В канун Троянской войны под властью Микен находилось все Центральное и Восточное Средиземноморье, но, судя по археологическим находкам, оно уже не было таким сильным, как раньше. Примерно в середине XIII в. столица пострадала от внезапного вторжения, в результате которого были уничтожены строения за пределами цитадели, причем их так и не отстроили вновь. Возможно, пострадала и сама крепость. В любом случае после этого надстроили крепостные стены и соорудили подземный резервуар для воды.

Возможно, это нападение связано с гражданской войной, возникшей из-за соперничества между сыновьями Пелопа Атреем и Фиестом, претендовавшими на микенский трон. Во всяком случае, оно стало первым в серии нападений, которым время от времени подвергались все крупные крепости, находившиеся в материковой части Греции.

Похоже, в это время многие из них были вновь укреплены, немного позже, к концу позднеэлладского периода, была построена массивная стена на коринфском перешейке, чтобы отражать неожиданные нападения с севера. Части этой стены сохранились до наших дней в его юго-восточной части.

Неясно, предшествовали данные события на материке амбициозной экспедиции против Трои или произошли позже, неизвестна и действительная причина войны, поскольку похищение Елены правителем Трои было использовано только как предлог.

Несколько веков Троя наслаждалась относительным покоем. У ее богатства могли быть разные источники. Значительную часть составляли доходы от торговли, но ее связи были исключительно с западом. Несмотря на то что Троя находилась на самой границе огромной империи хеттов, интенсивного импорта оттуда не зафиксировано.

Однако город процветал не только от прибыльной торговли. В отличие от окруженных горами Микен в окрестностях Трои (как и во всей Троаде) лежали плодородные долины и обширные равнины. Троянцы были не только обеспечены пищей, но и могли ее экспортировать.

Из поэм Гомера можно сделать вывод, что страна была известна своими лошадьми. Кроме того, в Трое бурно развивалось прядильное и, вероятно, текстильное производство. Количество обнаруженных там веретен и прясл значительно превышает аналогичные находки в других местах. Следовательно, можно считать, что в торговле тканями город был серьезным конкурентом Микен.

Возможно, показалось уместным напасть на город примерно в 1300 г. (конец Трои-VI), когда город пострадал от разрушительного землетрясения, от последствий которого он оправился далеко не сразу. Некоторые ученые соотносят эту катастрофу с падением гомеровской Трои, хотя нет никаких свидетельств разрушения города от пожара. Все это домысел.

Поскольку соперничество стало значительным, Греция выступила с большим войском, возглавил его Агамемнон, «властитель мужей», как описывает его поэт. Последовавшее за ним войско состояло из правителей и их сыновей, перечисленных в перечне кораблей (см. с. 49). Война затянулась, многие герои пали, а те, кто вернулся на родину, подверглись по дороге множеству несчастий. Похоже, это была пиррова победа[5].

Что касается точной даты падения Трои-VIIA, то одни ученые считают, что это произошло не ранее 1260 г. до н. э., другие предпочтут согласиться с Эратосфеном, который приводит 1184 г. до н. э. (несомненно, эта дата имеет какой-то сакральный смысл).

По археологическим данным, это случилось в последней трети позднеэлладского периода, поскольку вазы, относящиеся к данному стилю, по-прежнему экспортировались, когда город был восстановлен после ужасных разрушений. Однако именно в это время были разрушены многие укрепленные города материковой части: Микены, Тиринф, Мидия, Пилос. Другие, как, например, Гла, Зигурис, Проимна, Бербати, Каракос, в то же самое время были покинуты жителями.

Столь масштабная экспедиция, как поход против Трои, явно не могла бы состояться после этих разрушений. Поэтому она должна была произойти за несколько десятилетий до этих событий, как говорит Гомер и другие поздние авторы. Благодаря «Одиссее» мы можем проследить судьбу многих героев, переживших Троянскую войну. Агамемнон вернулся в Микены и был предательски убит Клитемнестрой с помощью Эгисфа, своего двоюродного брата, который в течение восьми лет правил, заняв его место.

После смерти отца Орест, сын Агамемнона, отомстил за его смерть и вернул трон. Нестор вернулся в Пилос, согласно легенде, после него правили его сын и внук. Все это подтверждается анализом керамики, которая постоянно производилась в Пилосе до его окончательного разрушения. Если она вышла из употребления примерно в 1200 г. до н. э. в Пилосе, то закат гомеровской Трои мог состояться на несколько десятилетий раньше. Если согласиться с датировкой Эратосфена, то придется признать, что Троя была завоевана не греками.

Но хотя позднеэлладская керамика в некоторых районах могла производиться более длительное время, все же невозможно согласиться с датировкой разрушения Трои – 1184 г. до н. э. С этой датой не согласуются события, происходившие в Восточном Средиземноморье, подтверждаемые как керамикой, так и египетскими записями.

Примерно в 1225 г. до н. э. в египетских анналах появляются упоминания о «людях моря», угрожавших дельте Нила с востока. Их разбил фараон Мернептах, сменивший Рамзеса П. В анналах перечислены имена людей, участвовавших в войне, среди них некоторые ученые различают данайцев и ахейцев, то есть те названия, которые использовал Гомер для обозначения греков.

Однако подобная интерпретация вызывает некоторые филологические сложности. Если все обстоит именно так, то «люди моря» снова пришли примерно через тридцать – сорок лет с гораздо большими военными силами и на этот раз напали на Египет с востока. Следы их мародерства можно проследить вдоль южного побережья Малой Азии и прибрежной части Леванта.

Возможно, именно в это же время ими был разрушен Кипр. Алалах (Тель-Атшана) и Рас-Шамра, расположенные в Северной Сирии, также стали жертвами агрессоров, о чем свидетельствует микенская керамика, находимая среди руин. И снова на границах Египта их нападение было отражено войсками под командованием Рамзеса III в 1191 г. до н. э. (или в 1186 г. согласно другим данным). Если мы полагаемся на египетскую датировку, то должны принимать ее с приблизительностью в десять лет.

Среди побежденных ими народов были пелесеты (филистинцы), которые впоследствии поселились в Палестине. Вскоре после того как они устроились на новом месте, появляется филистинская керамика, во многом напоминавшая изделия микенского стиля, производившиеся на Кипре после появления там «людей моря».

Данные находки позволяют определить дату разрушения Микен. Микенская керамика могла попасть в Палестину через Кипр только до того, как город был разрушен и торговля прекратилась. Признавая, что «люди моря» появились в Палестине вскоре после 1191 г. и им понадобилось несколько десятилетий для налаживания нормальной жизни, следует определить дату падения Трои как 1260 – 1250 гг.

Археологические находки являются единственным неоспоримым свидетельством, дошедшим до нас от того достаточно нестабильного времени. Движимые голодом, племена легко покидали родные места. Видимо, и в случае с «людьми моря» мы имеем дело с массовой миграцией. Они ушли, захватив с собой семьи и имущество, о чем свидетельствуют изображения на египетских памятниках.

Они прошли через распадавшуюся хеттскую империю до границ Египта. Однако Египет был способен противостоять захватчикам, следовательно, теперь наступил черед микенцев. Они всегда считали, что главная опасность грозит с суши, а не с моря. В конце концов, море было частью их жизни, ведь и Киклады, и Додеканезы были в стороне от происходивших на материке потрясений.

Действительно, в то время еще продолжалась торговля между Родосом и далеким Таранто, экспорт товаров в Аттику и западную Анатолию (Турцию).

Первым признаком появления угрозы именно с севера является миграция греческого племени дорийцев, которые пришли с севера и расселились по Пелопоннесу в течение двух поколений, выросших после падения Трои. В античных источниках данные события описываются как возвращение Гераклидов. Гилл, сын Геракла, сверг Эврисфея, последнего из персеидских правителей Микен. Именно последний возложил на Геракла выполнение двенадцати подвигов.

Позже и Гилл был убит во время сражения между Гераклидами и армией Пелопоннеса, которую возглавлял Атрей, сын Пелопа, воцарившийся на троне отца в Микенах. Гераклиды были изгнаны из страны, и дельфийский оракул запретил им возвращаться в ближайшие восемьдесят лет.

В легендах говорится о постепенном продвижении дорийцев по полуострову. Впервые они были остановлены в Истме, вероятно, той самой циклопической стеной, о которой говорилось выше. Но возможно и иное – стену построили для защиты от нападения. От дорийцев не осталось никаких реальных следов: ни керамики, ни драгоценностей, ни оружия, ни погребальных обычаев, которые можно было бы им приписать. Некоторые исследователи даже сомневаются в их существовании, но до наших дней в Греции сохранился дорийский диалект, подтверждающий, что они действительно были.

Культура дорийцев, хотя и не подтвержденная материально, представляет собой упрощенный вариант микенской. Вероятнее всего, это было кочевое племя. Безусловный успех их вылазок, если их действительно следует приписать дорийцам, возможно, обуславливался поддержкой недовольной и амбициозной родовой знати, поскольку циклопические укрепления могли пасть или в результате осады, или предательства.

Единственным городом, который смог выстоять в столь неблагоприятных обстоятельствах, были Афины. Жители города гордились тем, что остались единственными представителями автохтонного населения полуострова, выдержавшими все нашествия захватчиков. Похоже, в этом нас убеждают и археологические данные. Археологи не обнаружили следов разрушения Акрополя, но поселения, окружавшие холм, пострадали. Судя по находкам, их начали восстанавливать в начале XIII в. (после 1200 г. до н. э.). Тогда же отмечается движение людей на восточное побережье Аттики.

Население Пелопоннеса пришло в движение. Некоторые отправились за море, чтобы добром или силой начать новую жизнь на Кипре, другие отправились дальше, на побережье Малой Азии. В легендах говорится, что после Троянской войны Амфилохий поселился в Киликии. Расположенную на северном побережье Пелопоннеса Ахайю заняли пришельцы, о чем свидетельствует позднеэлладская керамика, обнаруженная нами в гробницах. После захвата Пилоса, который, возможно, пострадал как от нападения с моря, так и с земли, многие жители Мессении укрылись на соседних Ионических островах и частично в Кефалонии.

На всех названных территориях, как на восточном, так и на западном Пелопоннесе, производилась керамика исключительно в позднеэлладском стиле (XII в.). Похоже, источником этого нового «близкого» стиля были Микены. Из всех крупных крепостей, находившихся на Пелопоннесе, только Микены были вновь заселены, хотя и меньшим числом жителей. Со временем, когда при новых правителях им удалось преодолеть последствия нападений, Микены вновь вернули себе положение культурного и торгового центра.

Прежняя чистота микенского стиля была утрачена, лишь со временем все вернулось на круги своя. О восстановлении прежних приемов свидетельствует появление двух местных разновидностей керамики, особенно четко заметных в Ахайе и Кефалонии. В других районах, например в Арголиде, много поселений было заброшено, отчего уровень изделий ухудшился. От данного периода не сохранилось табличек с линейным письмом В. Похоже, старая система записей и контроля уступила место более примитивным формам организации производства.

Находки показывают, как постепенно ухудшались качество и отделка керамики. К концу позднеэлладского периода простой и грубый гранарский стиль вытеснил микенскую традицию. Этот стиль был особо распространен на Кипре после того, как остров пережил второе и главное разрушение не позже 1100 г. до н. э. Это позволяет предположить, что нападение совершили с греческого материка и за ним последовало немедленное заселение территории, поскольку именно с данного времени на острове появились камерные могилы микенского типа.

Беспорядки и непокой снова вернулись в микенский мир. Сохранилось много покинутых в это время кладбищ. Погребения в гробницах заменили камерные гробницы в Аттике, Арголиде и Беотии. Преобладание единичных или двойных захоронений является следствием изменения этнического состава населения.

Трудно проследить происхождение погребений в гробницах, хотя эта традиция уходит корнями в среднеэлладские времена, но найденные в гробницах предметы и керамика уже не соответствуют микенским традициям.

Исчезают повсеместно распространенные микенские фигурки, длинные бронзовые булавки становятся более изысканными, появляются изящные фибулы (заколки для плащей). Всем этим переменам предшествовали катастрофы, которые ознаменовали закат микенской цивилизации. Но теперь было гораздо меньше разрушений, поскольку уже практически нечего было разрушать.

На севере был полностью разрушен Иолк, столица Фессалии, затем разорен и сожжен дотла Милет и, наконец, разрушены Микены, находившиеся в центре Пелопоннеса. Все эти события произошли около 1100 г. до н. э.

Позднеэлладский период завершился. Микенам больше не удалось вернуть политическое господство после нападений, происшедших в конце XIII в. Громоздкая административная система рухнула, питавшая ее система торговых связей была нарушена, и система хозяйства пришла в упадок. В истории античного мира начинался темный период.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

А. Ф. Лосев.
Гомер

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

А. С. Шофман.
История античной Македонии
e-mail: historylib@yandex.ru
X