Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Татьяна Блаватская.   Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Поселения эпохи ранней бронзы

Период с XXV по XX вв. был ознаменован большими событиями в Восточном Средиземноморье. На юге небывалого расцвета достиг Египет Древнего царства. Мелкие царства сирийского побережья к концу III тысячелетия подпадали под египетское влияние. В Малой Азии складывалось государство хеттов. Островной мир Эгейского моря в изучаемое время создал яркую локальную культуру, получившую наименование Кикладской. На Лемносе13) развивается ранняя городская культура, о чем свидетельствуют остатки поселений Полиохни-III и Полиохни-IV, датируемые 2500—2300 гг. Город Полиохни-IV, превосходящий вдвое Трою-II, был обнесен мощной оборонительной стеной, внутри которой стояли дома различных размеров. Здания с мегаронами, внутренними дворами и многочисленными жилыми комнатами и кладовыми свидетельствуют о далеко зашедшей имущественной дифференциации населения. О том же говорит и клад золотых изделий. Общий характер Полиохни-IV, погибшего от землетрясения около 2300 г. до н. э., допускает предположение, что в нем уже складывались те отношения, которые в дальнейшем приводили к возникновению государства. Еще дальше ушел в своем развитии Крит, где отделение ремесла от земледелия, рост индивидуальной собственности и другие явления в социальной жизни завершились возвышением небольших царств с дворцами в Кноссе, Маллии и Фесте.14) [35]

Жители прибрежных областей Греции, находившиеся в более благоприятных условиях, в XXIII—XIX вв. уже вступили на путь распада родоплеменных отношений. Свидетельства этому доставляют несколько центров раннеэлладской культуры в Средней и Южной Греции.

Поселение Лерна на берегу Арголидского залива является пока уникальным памятником того времени. Сильная крепость Лерна-III с двойным кольцом стен, башнями и воротами15) заключала пространное жилище правителя — «Дом черепиц»,16) — имевшее площадь около 12*25 м (см. схему 1). Строительная деятельность лернейских владык восходит к более раннему времени, так как под «Домом черепиц» обнаружено здание BG, также имевшее ширину 12 м. Уровень развития производства в Лерне допускает предположение, что там появлялось уже раннегосударственное образование, в котором полномочия племенного вождя перерождались в царскую власть, а развитие строительной техники и медно-бронзовой металлургии убедительно свидетельствует об отделении ремесла от земледелия. То обстоятельство, что в Лерне-IV впервые на территории Эллады появляется медленно вращающийся гончарный круг,17) лишь дополняет уже ясную картину: крепость в Лерне свидетельствует о движении населения Эллады от родовых установлений к классовому обществу. Известия о существовании укреплений того же времени в Рафине и Аскетарионе показывают, что и в прибрежных землях Аттики происходил подобный исторический процесс.

Но особенно важны раскопки на западном побережье Аттики — в Агиос-Космасе. Там открыты два последовательно сменившихся поселения — Агиос-Космас-I (ок. 2300—2100 гг. до н. э.) и Агиос-Космас-II (ок. 2100—1900 гг.), которые относятся к интересующей нас эпохе.

От поселения Агиос-Космас-I осталось довольно мало, наиболее характерная его черта — наличие многочисленных бофров (ям), служивших, как правильно отметил Милонас, для хранения зерна.18) Вырубка в скале таких больших хранилищ показывает, что население Агиос-Космаса-I, как и жители других поселений материковой Эллады того времени (бофры найдены в Орхомене, Евтресисе, Кораку, Гонии, Зигуриесе, Асине и Лерне), имели достаточное количество зерна, чтобы создавать его большие запасы.

Около 2100—1900 гг. земледельческое поселение в Агиос-Космасе достигает большого расцвета.19) Жители его обитали в изолированных домах, составляющих группы строений со смежными глухими стенами. Такой блок представлял собой почти прямоугольный квартал, отделенный неширокими мощеными улицами от других. Однако встречаются и совсем изолированные дома. Характер раскопанных в слое Агиос-Космас-II домов говорит о том, что это было жилье отдельной довольно большой семьи; площадь некоторых домов достигает 100 кв.м. Строение состояло обычно из двух-четырех комнат и имело внутренний дворик.

Рассматривая инвентарь и утварь обитателей, можно отметить, что имущественная дифференциация здесь проявляется еще не очень резко, масса селян жила в основном в сходных условиях. Однако признаки начавшегося [36] расслоения уже есть. Пространный и стоявший изолированно дом, который Милонас считает жилищем должностного лица,20) видимо, принадлежал более зажиточному земледельцу. Обитатели дома имели вещи, привезенные в деревню, возможно, с Крита, — серпентиновую печать и стеатитовый амулет в виде ноги. Эти скудные данные показывают, что достатки разных домовладельцев в изучаемой деревне были неодинаковы.

Погребальные обычаи жителей Агиос-Космас-II особенно интересны тем, что именно здесь мы находим еще более ясное указание на обособление хозяйства одной семьи. Как отмечает Милонас, каждая могила имела вокруг небольшой участок земли и эта резервированная территория была отмечена каменной границей.21) Поскольку могилы обычно представляли собой семейные усыпальницы,22) то вполне закономерно сделать вывод: на рубеже III и II тысячелетий обитатели деревни Агиос-Космас-II уже имели установившуюся практику, когда одна семья пользовалась отдельным земельным участком. Мы употребляем термин «пользование», так как в то время земля составляла собственность всей общины. Единое, нерасчлененное родовое кладбище уже не отвечало представлениям деревенских жителей того времени. Можно предполагать, что эти изменения в их идеологии находятся в некоторой связи с изменением форм пользования общинной земельной собственностью.

Значительные размеры жилищ в Агиос-Космасе-II позволяют заключить, что обитавшие в них семьи являлись большими патриархальными семьями. О том же говорит и количество орудий труда одной группы, которые найдены почти в каждом доме. Это зернотерки, на которых женщины изготовляли муку. Они обнаружены и в могилах, и в домах. В доме F найдено пять целых зернотерок и три обломка, в доме H — три целых, в доме E — четыре целых и несколько обломков. Эти цифры показывают, что в каждом доме ко времени гибели деревни на зернотерках работали три-четыре женщины: число, соответствующее именно большой семье.

Интересные сведения можно почерпнуть из раскопок более позднего поселения в районе Рафины, на восточном берегу Аттики, датируемого последним периодом раннеэлладской эпохи. Раскопки данного поселения начали в 1952 г. И. Пападеметриу и Д. Феохарес; в 1953—1954 гг. последний вел работы один.23) В Рафине (или, вернее, возле нее, так как холм Аскетарион находится в 2 км по берегу к югу от современной Рафины) найдено некоторое количество керамики, относящейся еще к РЭ I времени, что указывает на появление здесь человека в первой половине III тысячелетия.

В конце III тысячелетия поселение в Рафине имело уже городское вид: оно было защищено оборонительной стеной (к 1955 г. раскрыто около 30 м этой стены), имевшей каменный цоколь шириной до 2,5 м, на который были положены сырцовые кирпичи. В некоторых местах жилые дома подходили вплотную к оборонительной стене (раскопки 1953 г.). План домов в Рафине весьма сходен с планом мегарона. Дома состоят из трех помещений: первое, являвшееся, видимо, открытым портиком, из которого вход вел в среднюю, самую большую комнату, за которой располагалось третье помещение. О длительности обитания в этих домах свидетельствует то, что в доме, раскопанном в 1953 г., вскрыто пять наслоений [38] пола, а сам дом имел два строительных периода. В Рафине, как и в Агиос-Космасе, жители обращали большое внимание на благоустройство своего поселения; раскрытая дорога шириной до 1,2 м была замощена камнем.

Столь высокий уровень развития обитателей Рафины в конце III тысячелетия несомненно был следствием их значительного экономического благосостояния. Действительно, раскопки 1952 г. показали, что в рассматриваемое время Рафина обладала крупным бронзолитейным производством, являясь самым ранним металлургическим центром на территории Европы. О размерах производства можно судить на основании того, что в результате раскопок 1952 г. открыты две рядом находящиеся мастерские бронзового литья. Примечательно, что один из горнов был высечен в скале — видимо, мастера стремились достичь наибольшей жароустойчивости.

В мастерских в Рафине были найдены три глиняных литика для литья бронзы, кусок литейной формы из глины и две бронзовые булавки. Наличие такого производства позволяет поставить вопрос о том, что данное поселение Аттики может рассматриваться как поселение городского типа. Конечно, это еще очень молодой город, но тем не менее он является средоточием ремесла, обитатели Рафины имели тесный контакт с населением островов Эгейского моря, привозя оттуда глиняные и каменные сосуды и фигурки. Несомненно, эта торговля основывалась на обмене ремесленными изделиями рафинских металлургов, возможно снабжавших бронзовыми изделиями острова Эллады.

В упоминавшемся выше поселении Агиос-Космас встречены многочисленные вещи привозного происхождения; амулеты в форме ног — с Крита или из Египта, кикладские «сковороды», костяные трубочки, мраморные кикладские скульптуры, каменные плитки для растирания красок — с островов. Все эти предметы указывают на существование постоянной морской торговли, которую вели жители побережий Аттики во второй половине III тысячелетия.

Отделение ремесла от земледелия24) и довольно оживленная торговля должны были способствовать появлению имущественного неравенства. Одним из признаков его служит употребление личных печатей минойского и местного происхождения, засвидетельствованное находкой печатен в Агиос-Космасе. Слабая изученность некрополей этого времени25) не позволяет судить более определенно, и потому подробное рассмотрение вопроса следует пока отложить. Несомненно, однако, что тесное общение с Кикладами и с Критом должно содействовать намечающемуся процессу экономической дифференциации. Возможно, что родовые общины, обитавшие в Агиос-Космасе и Рафине, приближались по своему уровню к прибрежному населению Арголиды.

Столь бросающаяся в глаза интенсивность развития родовых общин Эллады, имевших возможность общаться с более передовыми обществами Крита и Киклад, делает весьма правдоподобным предположение, что эту интенсивность можно объяснить некоторым воздействием более развитых соседей. По-видимому, эти влияния захватывали преимущественно береговую полосу Аттики, не проникая далеко в глубь страны. Косвенным доказательством [39] служат малочисленность поселков эпохи ранней бронзы внутри Аттики.

Интересно проследить жизнь Афин в III тысячелетии, но известный в настоящее время материал еще весьма скуден. Необходимо отметить, что на территории Акрополя и в некотором отдалении от него в эпоху ранней бронзы существовали небольшие поселения. В другом важном пункте — в Элевсине — найдено очень мало остатков III тысячелетия. Небольшие поселения возникли в это время на скалах над морем в современном Форике, в Сунионе, в Афидне на севере Аттики, в центре страны — в Спате.26)

История Аттики не укладывается полностью в схему, начертанную на основании смены керамических стилей, однако некоторое соответствие сказывается при рассмотрении истории Аттики в начале II тысячелетия. Согласно принятой ныне хронологии, на 2000—1600-е годы приходится среднеэлладский период, т. е. эпоха средней бронзы. Начальная дата, т. е. рубеж III и II тысячелетий, действительно является значительной вехой в жизни обитателей Аттики, так как в это время прекратили свое существование наиболее крупные центры предшествующего периода, например Рафина и Агиос-Космас. Видимо, и здесь, как во многих поселениях Пелопоннеса, в конце III тысячелетия произошла смена населения, вызванная, нужно думать, передвижениями внутри массива племен, населявших юг Балканского полуострова.

Число поселений, судя по доступным нам данным, заметно уменьшилось по сравнению с предыдущими столетиями. Оживление начинается лишь с конца или с поздней фазы среднеэлладского периода, т. е. с начала XVII в. Данное предположение подсказано тем, что обычно культурные напластования среднеэлладского времени или слабы и бледны, или относятся уже к последним столетиям изучаемой эпохи.27)

Важны сведения из западных областей Эллады. Поселение Дорион находилось на севере области, почти в 20 км от западного побережья Мессении. Оно располагалось на плоской вершине холма (наибольшая высота — 280 м над уровнем моря), окруженного плодородной равниной, изобилующей источниками. Благоприятные условия для земледелия создавали прочную основу для быстрого экономического и социального развития этой общины. Ее наивысший подъем приходится на время существования четвертого по счету поселения (Дорион-IV), относящегося к XIX—XVIII вв. (СЭ II период).

Поселение Дорион-IV было обнесено оборонительной стеной толщиной от 1,60 до 3,55 м и длиной по периметру 420 м.28) Ее внешний и внутренний панцири сложены из более крупных блоков; пространство между панцирями заполнено ломаным бутовым камнем. В стене пять ворот, причем некоторые имеют хорошо продуманную систему защиты.

Наибольшая длина городища — 138,8 м, наибольшая ширина — 82,4 м. Здесь открыто 320 помещений (см. схему 2), из которых подавляющая масса (не менее 80% всех построек) была сооружена одновременно с возведением оборонительной стены. Территория города делилась на три части: 1) верхняя центральная терраса, на которой стояли постройки [40] A1 — A60,29) отделялась от других внутренней подпорной стеной, 2) длинная вереница построек в один-два ряда, тянущаяся вдоль оборонительной стены, 3) три довольно значительных открытых места, служивших, по-видимому, городскими площадями и местом, куда пригоняли скот.30)

План Дориона-IV вызывает аналогии: это глиняная модель дома с о-ва Мелос с открытым внутренним двором и с идущими по периметру внешних стен круглыми помещениями. Она датируется приблизительно 2000 г. до н. э.31) И план любого из трех ахейских дворцов — Пилосского, Микенского или Тиринфского. Всюду повторяется тема открытого пространства, окруженного со всех сторон сплошной цепью помещений. Валмин считает Дорион-IV городом, в планировке которого ясно сказывается воля и желание его правителя.32) Однако нам кажется, что расположение построек Дориона-IV было определено издавна установившейся ахейской строительной традицией, одинаковой и для небольшого дома и для общинного поселка.

На верхней террасе Дориона-IV, рядом с более крупным домом, видимо жилищем главы общины, расположены мастерские, составляющие целый ремесленный квартал. Примыкающие к оборонительной стене постройки — довольно скромные жилые дома, склады и простые навесы. В системе тесного и экономного расположения всех этих подстепных зданий чувствуется специальный расчет, тщательный учет затрачиваемых усилий и средств. Особенно интересны западные пристенные амбары,33) состоящие из 15-20 весьма сходных помещений, солидные стены которых (толщина большинства — 0,60 м) сложены из хорошо подобранных или обработанных камней. В каждой кладовой стояли большие пифосы, накрытые каменными крышками, — важная предосторожность для защиты хранимого зерна от грызунов. Доступ в центральную верхнюю террасу городища, отделенную от более низкой территории подпорной стеной, шел через ворота или проходы, которых было пять. Здесь в южной самой высокой части холма находился комплекс объединенных единым планом пяти помещений,34) составлявших дом, площадь которого в свету была около 130 кв. м. В самой большой его комнате А1 открыт монументальный очаг, сложенный из двух массивных плоских каменных плит, по краям которых идет невысокая каменная обкладка. Валмин полагает, что это культовый очаг, а вся комната была чем-то вроде святилища. Как можно заметить, в более поздней ахейской жилой архитектуре обширная комната с большим очагом была обязательным элементом и крупных дворцовых сооружений, и более мелких домов. Поэтому комнату А1 (см. схему 2) следует, как нам кажется, рассматривать как главное жилое и вместе с тем культовое помещение, соответствующее залу с очагом в позднейших ахейских дворцах.

Постройка большого дома обнаруживает довольно высокое архитектурное мастерство его зодчих — почти прямые стены образуют прямоугольные помещения.35)

Северная часть верхней террасы была занята жилыми и служебными постройками. [42]

В помещениях, датируемых среднеэлладским II периодом, найдено много зернотерок, пряслиц, каменных и бронзовых орудий. Численность этих находок показывает, что в этом квартале жили и работали ремесленники.36)

Дорион-IV — первый полностью и тщательно раскопанный ахейский протогород, т. е. поселение городского типа, которое являлось административным и ремесленным центром для окружающей территории. В нем уже заметны черты, присущие ахейским городам второй половины II тысячелетия: выделение дома правителя, хранение на акрополе больших ценностей в кладовых, возведение мощной оборонительной стены вокруг верхнего города. Но в Дорионе-IV вместе с правителем на акрополе живет большое количество простого народа, дом и утварь вождя ненамного отличаются от жилищ остальных обитателей акрополя. Видимо, правитель этого времени представлял собой главу племени, руководителя хозяйственной жизни общины. Этот «лучший из мужей», избираемый общиной за военную доблесть (иными словами, за более высокую военную квалификацию) и умение оберегать интересы племени, еще сохраняет много общего со своим народом.

Употребление гончарного круга показывает, что населявшая Дорион-IV община уже прошла период отделения ремесла от земледелия, но ремесленники, судя по концентрации мастерских на акрополе, находились еще под контролем общинных властей. В этот период они действительно были демиургами, т. е. работавшими на народ, людьми, знающими такие тайны ремесла, которые недоступны простому общиннику. Сооружение такого комплекса требовало мобилизации большого числа рабочих рук. Этими строителями, но всей вероятности, были сами члены общины, избравшей холм своим местожительством. Однако вполне возможно, что на помощь были привлечены обитатели мелких поселков, разбросанных по всей прилегающей территории.37) Взаимопомощь членов одного и того же племени вполне оправдывалась: в случае войны выстроенная совместными усилиями твердыня могла защитить многих окрестных жителей. Сохранение традиций общинного единства засвидетельствовано другим мессенским памятником XIX или XVIII в. Это коллективное захоронение воинов в кургане Агиос Иоаннос Папулиа.38) Большой, слегка удлиненный курган диаметром 14 м был окружен кладкой из тесаных плит, достигающей 2 м. В нем обнаружено 18 погребений, причем часть захоронений была в пифосах. Данные городища Дорион-IV позволяют проследить, как в ахейском обществе происходило разделение народа на богатых и бедных, на «лучших», которые используют свой авторитет для обогащения, и простой народ, который работает на себя и на знать, видя в ней часть древней родовой общины.39) Очень скоро это привело к глубоким различиям между знатью и простыми общинниками. Но эта следующая ступень в Дорионе отсутствует, сведения о ней дают другие области Эллады. [43]

В юго-западной части Мессении к началу XVI в. большого могущества достигли правители Пилоса, расположенного в бухте, очень удобной для стоянки кораблей. О значении пилосской династии можно судить по остаткам погребений, открытых к югу от деревни Корифасион в круглой купольной гробнице (фолосе) в непосредственной близости к Пилосу. Этот самый ранний ахейский фолос был раскопан в 1925 г. К. Куруниотисом.40)

Погребальное сооружение состояло из вырубленного в материке дромоса и круглой камеры, сложенной из мелких плоских необработанных камней. Диаметр камеры — около 6 м, вероятно, приблизительно такой же была и ее высота. Дверной проем высотой 2,75 м, шириной 1,95 м и глубиной около 1,50 м был перекрыт сверху большими необработанными притолочными плитами, стены его выложены из мелкого рваного камня. Вход в камеру был заложен кладкой.

Так как в гробнице уже побывали грабители, то захоронения в ней были смещены и обломки костей разбросаны но всей камере. Над полом залегал слой темной земли толщиной около метра, который Куруниотис принял за след от погребальных костров.

От погребального инвентаря осталось очень мало — мелкие фрагменты серебряных сосудов, большой пиксиды из египетского фаянса и обломки [44] нескольких глиняных сосудов — как лепных, так и сделанных на гончарном круге. Их формы характерны, как определил Блеген, для керамики среднеэлладского II периода и для позднеэлладского I периода.41) Лепные сосуды относятся к разряду керамики с матовой росписью и, по-видимому, составляют остаток инвентаря самого раннего захоронения.

Сделанные на гончарном круге вазы относятся к более позднему времени. Таким образом, судя по керамике из фолоса Корифасиона, можно предположить, что в этой камере было несколько погребений в течение XVI столетия. Остатки привезенного из Египта сосуда говорят о том, что царская семья, хоронившая в этой гробнице своих покойников, имела довольно обширные морские связи.

Круглая купольная гробница является, как отметил Блеген, признаком того, что обитатели континентальной Греции были знакомы с конструкцией подземных фолосов еще в конце периода средней бронзы, т. е. в самом начале XVI в. Как нам кажется, Блеген убедительно доказывает, что последовательность среднего и позднего элладских периодов в Западной Мессении такая же, как и в восточной части Пелопоннеса. Поэтому нет оснований предполагать бытование матово-расписной керамики в Пилосе после начала позднеэлладского времени.42) Добавим, что открытие осенью 1956 г. мирсинохорийского фолоса, возведенного к востоку от Пилоса около 1500 г. до н. э., прямо подтверждает осторожное предположение Блегена. Очевидно, пилосские династы уже в XVI в. возводили фолосы, тогда как в остальных областях Греции еще господствовала старая конструкция в виде прямоугольной грунтовой могилы различной глубины.

Сооружение совершенно необычной и весьма индивидуальной гробницы для покойников из семьи анактов свидетельствует, что «владыки мужей» в Пилосе уже не только считали себя возвышающимися над остальным народом, но активно искали средства для подтверждения и закрепления этого превосходства. Изобретение фолоса в самом начале XVI в. отражает те большие изменения в общественном сознании населения Мессении, которые происходили в предшествующее время. Фолос служил одним из внешних средств, которыми господствующая группа подчеркивала прочность своего главенства.

Столь раннее появление фолоса в Западной Мессении весьма важно и для решения вопроса о происхождении этого вида сооружения. Дискуссия об истоках фолосной конструкции тянется уже давно.43) Первоначально господствовало мнение о возникновении круглой купольной гробницы по образцу критских фолосов, однако все три упомянутые гробницы на Крите относятся к более позднему времени. Круглые гробницы, строившиеся на Крите, на равнине Мессары, еще в III тысячелетии, не могут быть привлечены, так как они имели или плоское перекрытие, или крышу из тростника.44) Поэтому все больше утверждается мнение, что фолос является созданием материковых ахеян, выработавших эту конструкцию без каких-либо внешних влияний.45) Эта точка зрения более правдоподобна: фолос по своей идее является каменным курганом, т. е. наследником простейшего земляного сооружения, возводившегося над могилами вождей еще в эпоху господства родового строя. Курганы насыпались ахеянами [45] в течение всего додорийского времени,46) и сами фолосы были покрыты всегда небольшой курганной насыпью, закрывавшей верх купола.

Если обратиться к другим областям Греции, то окажется, что там формирование классового общества происходило местами столь же интенсивно, как и в Мессении, местами гораздо более медленными темпами (Эпир, Акарнания).

В Фессалии типичность среднеэлладского облика Лианоклади-III заставляет предположить, что ахейские поселения первой половины II тысячелетия были здесь гораздо многочисленнее, чем это сейчас известно.

Между 1900—1600 гг. до н. э. в Лианоклади существовало поселение,47) одно из строений которого раскрыто полностью и является простейшим типом мегаронного дома, отвечавшего требованиям крестьянского хозяйства. Здание делилось на две части. В жилой комнате на продольной оси расположен круглый очаг, в кладовой стояли шесть больших пифосов с шарообразным туловом и специальной ножкой для укрепления сосуда в земле. Эти лепные сосуды довольно грубы по качеству, тогда как многочисленная группа обломков также лепной, но расписной керамики отличается лучшими очертаниями и разнообразием геометрического орнамента. Наряду с упомянутой керамикой (встречено большое количество серой среднеэлладской посуды, изготовленной на гончарном круге; часть ваз имеет лощеную поверхность. Многочисленность обиходной посуды вместе со значительными размерами дома (площадь в свету достигает 72 кв. м) наводит на мысль, что дом в Лианоклади-III является образцом зажиточного крестьянского дома Южной Фессалии в XVIII—XVII вв. до н. э. Несколько позднее сооружение сгорело, и над ним еще в XVI в. были устроены захоронения.

Таким образом, в конце III — начале II тысячелетия племенной мир Греции переживал период, глубоких внутренних изменений.

Это было время гибели институтов родоплеменного строя, выразившейся прежде всего в обособлении племенной знати.

Необходимо ясно представлять те условия, в которых происходило это выделение. Основную массу населения составляли земледельцы, живущие чрезвычайно примитивно и вместе с тем консервативно. Весь строй сельской жизни благоприятствовал косному сохранению исконных, прадедовских норм и обычаев, что затушевывало проявление экономического неравенства среди крестьянской массы. Еще большую роль играло то обстоятельство, что в среде сельского населения накопление богатства выражалось сначала лишь в количественном возрастании тех же самых ценностей, которыми владели менее зажиточные и даже бедные общинники. Обладание большим количеством зерна, скота, кож, особенно орудий труда и пахотной земли выделяло зажиточную семью. В этом сказалась специфика сельской жизни далекой древности, сущность которой состояла в повторении человеком одних и тех же трудовых процессов на своем участке земли. Крестьянину нужны были орудия и домашняя утварь добротного качества, умение изготовлять которые передавалось от одного поколения к другому в течение многих столетий.

Зажиточный земледелец на первых порах употреблял свое богатство на приобретение хозяйственного инвентаря, не отличавшегося качественно от таких же предметов в хозяйстве бедного крестьянина. [46]

Должно было пройти очень много времени, прежде чем в ахейском обществе с его натуральным хозяйством не только выработалась привычка господствующей группы подчеркивать свое превосходство употреблением редких вещей, но и возникли материальные условия для этого. Понадобилось время, чтобы ремесленное производство приспособилось к новым требованиям части потребителей и стало выпускать не только обычные свои изделия, но и особую категорию, предназначенную для богачей. Поэтому так трудно уловить по археологическим источникам следы экономического и социального расслоения внутри ахеян в XXVIII—XVIII вв. Понять этот процесс помогает эпос, в котором богатство исчислялось прежде всего скотом. Скот и лишь потом количество пахотной земли определяют социальный вес ахеянина в Илиаде, т. е. даже в воззрениях XII в. до н. э. Лишь имущество басилеев включает, кроме этих основных компонентов богато устроенные дома, драгоценную утварь, ткани, искусных рабынь и т. д. Примитивная форма богатства — скот — в первые столетия II тысячелетия имела исключительно всеобъемлющий характер. Поэтому трудно проследить всю начальную фазу развития неравенства внутри ахейского общества.

Все сказанное позволяет утверждать, что выделение микенских владык около середины XVII в. следует считать сигналом того, что процесс экономического и социального расслоения всего ахейского общества зашел уже довольно далеко. Длительное количественное накопление больших материальных ценностей привело к качественному изменению их формы: часть богатств стали превращать в предметы роскоши, т. е. в вещи, специально подчеркивавшие господство басилеев и поэтому ставшие как бы неотъемлемыми атрибутами их власти. Изложенные соображения позволяют утверждать, что рост могущества микенской династии в XVII—XVI вв. не представлял необычайного, изолированного явления в истории ахейской Греции, как полагали ранее. Изучение данных о микенских династах поможет понять некоторые общие черты исторического процесса той эпохи, охватившего всю Грецию.


13) L. Bernabo Brea, Scavi a Poliochni, — FA, vol. XI, 1955, 2122; E. Vanderpool, Newsletter from Greece, — AJA, vol. 58, 1954, pp. 238-240.

14) Evance, Palace of Minos; Дж. Пендлбери, Археология Крита, М., 1950, стр. 60-95.

15) J. L. Caskey, Excavations at Lerna, 1957, — «Hesperia», vol. XXVII, 1958, pp. 132-136, fig. l, tabl, 33-34.

16) J. L. Caskey, Excavations al Lerna, 1955, — «Hesperia», vol. XXV, 1956, pp. 162-166, fig, 5; The Early Helladic period..., pp. 288-289.

17) J. L. Caskey, The Early Helladlc period..., p. 295, fig. 70, a-i.

18) Mylonas, Aghios Kosmos, pp. 16-20.

19) Кэскей оспаривает датировку Милонаса («Hesperia», vol. XXIX, 1960, p. 300) и считает, что конец Агиос-Космаса-II относится не к раннеэлладскому III, но к раннеэлладскому II периоду. Осторожность заставляет нас следовать хронологии Милонаса.

20) Mylonas, Aghios Kosmas, pp. 20-46.

21) Ibid., p. 66. Вот где прообраз круглых царских могильников В и А в Микенах.

22) Mylonas, Aghios Kosmas, pp. 117-120.

23) О работах Пададеметриу и Феохареса к концу 1955 г. известно лишь по кратким сообщениям в JHS, vol. LXXIII, 1953, р. 112; vol. LXXIV, 1954, р. 147; vol. LXXV, 1955, Suppl., p. 6.

24) Данных о земледелии пока очень мало. Но уже в это время жители Аттики культивировали и лозу, как показывают виноградные косточки, найденные в Агиос-Космасе.

25) Вскрытые в 1951 г. Г. Милонасом десять погребений в Агиос-Космасе представляли собой плитовые могилы, в которых покойники лежали в скорченном положении, а над ними ставились погребальные дары.

26) Все эти поселения бегло перечислены В. Вреде, который отмечает, что они расположены преимущественно на плоских холмах, окруженных плодородными полями или стоящих на краю таких полей (W. Wrede, Attika, Athen, 1934, рр. 6-7).

27) Даже в общей массе антропологического материала III—II тысячелетий изучаемое время в Аттике выделяется своей бедностью. И. Л. Ангел смог привлечь для среднеэлладского времени лишь четыре черепа из Элевсина, опубликованных К. Курониотисом и Г. Милонасом в 1932 и 1933 гг. (J. L. Angel, Skeletal material from Attica,— «Hesperia», vol. XIV, 1945, pp. 279-363).

28) Valmin, Messenia expedition, pp. 16-23.

29) Обозначение помещений взято из нумерации Валмина.

30) Valmin, Messenia expedition, pp. 52-55.

31) С. Schuchhardt, Altеиrора, 2 Auf., Berlin — Leipzig, 1926, S. 83. Taf. XVI.

32) Valmin, Messenia expedition, p. 53. С ним соглашается и Доу (Dow, The Greeks..., p. 8).

33) Valmin, Messenia expedition, pp. 140-158.

34) Ibid., pp. 69-90. Возможно, что в этом доме было два входа.

35) Валмин называет это здание дворцовым, однако такое определение не оправдано ни размерами постройки, ни сохранившимся в ней инвентарем.

36) Доу упоминает в числе ремесленников, работавших на акрополе Дорион-IV, и кузнецов (Dow, The Greeks..., p. 8), однако, судя по следам обработки железа, кузнечные мастерские должно отнести к позднеэлладскому III периоду.

37) Валмин отмечает, что окрестности Дориона были густо заселены.

38) FA, vol. XII, 1956, 2217; ПАЕ, 1954, σσ. 311-316.

39) С. Доу рассматривает поселение Дорион-IV как город, где существовала центральная власть; по его мнению, город является в значительной части продолжением дворца, откуда «дворцовая бюрократия» управляла мастерскими, кладовыми и военной организацией населения (Dow, The Greeks..., p. 8). Эта концепция основывается на перенесении в глубь веков той картины, которая заметна в ахейской Греции XIV—XIII вв. до н. э. Но весь облик культуры Дориона-IV, дышащей во многом первобытнообщинной простотой (очень показательна бедность почти всех захоронений этого времени), опровергает эту характеристику Доу.

40) ПАЕ, 1925—1926, σσ. 140-141. С. W. Blegen, Art early tholos-tomb in Western Messenia, — «Hesperia», vol. XXIII, 1954, pp. 158-162.

41) Ibid., p. 162.

42) Ibid.

43) A. Evans, The shaft graves and beehive tombs of Mycenae and their interrelations, London, 1929.

44) Дж. Пендлбери, Археология Крита, стр. 79-80.

45) A. Furumark, The settlement at Jalysos and the Aegean history c. a. 1550—1400 B, C., — «Opuscula Archaeologica», Lund, vol. VI, 1950, p. 187; Wace, Mycenae, p. 18; Mylonas, Ancient Mycenae, pp. 99-100.

46) Павсаний упоминает несколько курганов, относимых греческой традицией ко II тысячелетию-до н. э. (например, Paus., II, 7, 2; VI, 21, 3; VIII, 16. 3; X, 4, 5). В эпосе постоянно говорится о возведении кургана над могилой павшего героя (Il,. XXIV, 799; Od. XII, 13-14).

47) A. J. B. Wace and M. S. Thompson, Prehistoric Thessaly, Combridge, 1912, pp. 171, 180-191, fig. 125-138.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

Сергей Утченко.
Юлий Цезарь
e-mail: historylib@yandex.ru
X