Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Татьяна Блаватская.   Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Деревня

В XV—XIII вв. главной фигурой в общественном производстве ахейской Греции продолжает оставаться земледелец. Однако по мере развития классовых отношений социальное положение ахейского земледельца заметно менялось. В селах и деревнях Греции происходило формирование различных слоев сельского населения, сопровождавшееся исчезновением старых и появлением новых социально-правовых норм и законов. О всех этих процессах приходится судить лишь на основании археологических памятников, так как, насколько нам сейчас известно,1) ахейская деревня письменностью не пользовалась.

Исследуя материальную культуру деревни, мы видим, что и там произошли коренные изменения.

Еще в начале II тысячелетия во всех областях, исключая некоторые прибрежные пункты, наблюдается большее или меньшее единообразие, особенно ярко сказывающееся в погребальных обрядах. Каждый ахеянин того времени получал одинаковое жилище для своей загробной жизни — могилу, в нижней части которой сооружали ящик из плоских каменных плит, его земляное дно было усыпано мелкими камушками. Скорченные остовы, которые находят в этих ящиках, ничем не отличаются один от другого по инвентарю, что дает основания предполагать такое же равенство ахеян и в их повседневной жизни. Свидетельства могильных древностей [105] ахеян находят подтверждение и в однородности жилищ большинства членов общины, которое демонстрирует мессенское городище Дорион-IV (первые века II тысячелетия).

В XVII—XVI вв. в ахейском обществе произошли крупные социальные сдвиги, особенно ярко сказавшиеся в характере царских захоронений. В последующие три столетия социальная дифференциация была особенно заметна, о чем можно судить по дворцовым древностям из многих областей страны.

В массе сельского населения происходили тогда не менее важные изменения. К тому времени среди земледельцев Греции уже начинают появляться различные имущественные группы. Деление на богатых и бедных ставило общественные преграды между членами одного и того же рода. Внутри общины оформилась новая хозяйственная единица — семья, рост экономического значения которой ясно заметен благодаря инвентарю ахейских склепов. Этот вид усыпальниц, служивших одной семье в течение трех, а иногда и четырех столетий, с XVI—XV вв. вытеснял прежние одиночные погребения.

Превращение родовой общины в сельскую шло в ахейском обществе так же медленно, как и у других народов. И если пережитки родовых обычаев и установлений сохраняли какую-то силу в общественной жизни Эллады эпохи наивысшего расцвета рабовладельческих отношений (пусть преимущественно в сфере религиозных представлений),2) то в начальный период роста классового общества институты родового строя должны были еще долго сохранять не только формальную, но и какую-то реальную силу.

Отсутствие достаточного числа источников затрудняет последовательное изучение всех ступеней, которые проходила ахейская община на шути от родовой к сельской, заметны только некоторые наиболее яркие явления этого процесса.

Прежде всего следует отметить численный рост деревенских поселений в XV—XIII вв. Многие поселения возникают впервые, а жизнь в уже существовавших становится более интенсивной. Этот количественный сдвиг следует объяснить, по-видимому, главным образом новыми установлениями сельской общины. Теперь, когда родовые связи стали играть второстепенную роль, ничто не могло препятствовать выделению из перенаселенных деревень части жителей, основывавших новые поселки, вероятно, вблизи от старых. Поэтому Греция XV—XIII вв. представляет собой страну, покрытую густой сетью деревень и сел. Каждая долина со сколько-нибудь пригодной для обработки землей была освоена, и на вершине одного из ограничивавших ее холмов обязательно находилась деревня.

Рост числа селений был вызван также и демографическими явлениями, т. е. удлинением жизни каждого поколения,3) что в свою очередь приводило к быстрому увеличению населения. В условиях тогдашней техники это неизбежно требовало расширения используемой земли.

Наиболее полные представления об ахейском селе XV—XIII вв. дали раскопки одного из многочисленных пунктов того времени, расположенного [106] на южном побережье Коринфского залива, в километре к востоку от Лехея, гавани древнего Коринфа. На месте последнего также существовало поселение в XIII в., а может быть и много раньше.4) Присутствие ярких следов жизни ахеян в самом Коринфе позволяет предполагать, что главным центром всей этой области и во второй половине III тысячелетия был Коринф,5) а окружающие населенные пункты имели характер простых деревенских поселений.

Деревня, о которой идет речь, расположена на высоком плоском холме на мысе, возвышающемся на 35 м над уровнем моря. Место ахейского поселка теперь называется Кораку, и под этим наименованием он вошел в современную литературу. Исследовавший Кораку в 1915—1916 гг. Блеген высказал предположение, что здесь находилась гомеровская Эфира.6) Но предполагаемое отожествление вызывает возражения, так как в эпосе Эфира названа городом, которым правил получивший от Зевса власть Пройт. Поселение Кораку не обладает чертами, присущими ахейскому городу, к тому же размеры поселка (площадь его — не более 115*260 м или около 3 га) таковы, что в нем нет места для строения, напоминающего сколько-нибудь пространный царский дворец. Поэтому следует воздержаться от предложенного отождествления Кораку и Эфиры.7)

Отложения XIV—XIII вв. раскрыты Блегеном в центральной части холма Кораку. Здесь обнажена8) густая сеть фундаментов, возведенных из грубо обработанных камней на глине, в общей массе которых выделяются контуры пяти хорошо сохранившихся домов. Эти здания имеют приближающиеся к прямоугольным очертания с прямыми внешними и внутренними стенами из сырца.9) Все открытые здания отличаются размерами и деталями планировки, хотя в основе их лежит мегаронный тип жилья.

Три дома, с внутренней площадью от 50 до 80 кв. м, состоят из мегарона и одного-двух примыкающих помещений (дома L, M, H), тогда как дом P превосходит их и площадью (около 114 кв. м в свету, без восточной пристройки) и числом комнат. Возможно, что ранее упомянутые дома были жилищами сравнительно небольших семей. Напротив, в доме Р, где очаги стояли не только в мегароне, но и в двух внутренних комнатах, помещалась большая семья, возможно объединявшая одно-два поколения. В крестьянской семье число работников всегда влияет на благосостояние этого дома. Поэтому без колебаний владельцев дома P можно [107] отнести к числу зажиточных земледельцев, превосходивших богатством своих средних соседей из домов H, L и М.

Возможно, что в ахейской деревне имущественное неравенство жителей сказывалось на группировке их домов, так же как это иногда заметно в деревнях более поздних времен. Три менее зажиточных дома тесно примыкают один к другому (М и H — вплотную, между M и L идет проход шириной 2-2,75 м), западнее расположились жилища деревенских богачей.10) В этом квартале Блеген раскрыл остатки многократно перестраивавшегося здания К, мегарон которого обладал цементированным гладким полом. Далее расположено строение О, которое Блеген считает частью какого-то большого дома, его мегарон был украшен стенной росписью. Не менее значительное сооружение находилось к северу от дома P — от него сохранилось два элемента. Первый — массивная плита из конгломерата (0,87*1,74 м), в которой вырезан порожный проем длиной 1,48 м. Столь монументальная деталь11) могла принадлежать лишь весьма большому строению. Видимо, порог находился при входе в мегарон, перед которым был небольшой двор длиной 6,50 м. На продольной оси двора находится второй элемент дома «алтарь» из грубых камней диаметром 0,95 м, покрытый толстым слоем золы, в которой найдены обломки костей животных и керамики. По аналогии с внутренним двором тиринфского дворца Блеген называет упомянутое возвышение «алтарем», однако в Кораку это был и алтарь и очаг для приготовления пищи.

Описанные выше строения обнаружены на сравнительно небольшой площади: длина главного большого раскопа — около 80 м, ширина — не больше 25 м, так что можно с уверенностью говорить о тесной застройке деревни в XV—XIII вв. Отсутствие улиц или переулков наводит на мысль о небольших перевозках, которые производились в раскопанном конце деревни. Этот факт следует сопоставить с другим: в известных нам домах найдены12) только посуда и орудия домашних ремесел (ткачества, мукомольного дела) и совсем нет сельскохозяйственных орудий. Видимо, объяснение следует искать в сохранении общинных порядков, при которых часть сельскохозяйственных орудий, так же как часть запасов, хранилась в общественных амбарах, сосредоточенных в другой части деревни, к которой вели удобные дороги и подъезды. Возможно, что хранившиеся в домах ценности были унесены жителями, обратившимися в бегство перед дорянами.13)

Но все же в жилищах обособленных крестьян-домохозяев должны были бы сохраниться какие-то следы земледельческого производства в виде обломков орудий, остатков зерен или навоза. Таких находок в Кораку не оказалось, даже сами дома по своей планировке не приспособлены к хранению собранного с полей урожая или к содержанию скота, так как в них недостает клетей и хотя бы маленького дворика для животных. Развитие экономической жизни страны в рассматриваемое время заставляет предполагать, что какая-то часть сельскохозяйственных орудий, скота и продуктов находилась в руках каждого земледельца. Не имея веских доказательств, можно все же предположить, что ахейский земледелец держал свой скот в огороженных местах возле пастбища, а в садах и на пашнях возводились небольшие постройки, в которых хранили орудия [108] и семена. В эпосе при описании крупного земледельческого хозяйства14) говорится, что стада басилея пасутся в разных местах, иногда довольно далеких, причем в некоторых угодьях были даже выстроены жилые дома для пастухов, как, например, для свинопаса Евмея у Одиссея. Хотя богатство Одиссея превышало достояние 20 ахеян, все же его хозяйство было в основном однотипным с хозяйством богатого ахейского крестьянина.

Конечно, такое истолкование годится лишь для хозяйств владельцев больших домов, например дома P или почти совсем исчезнувшего «Дома большого порога». Что касается небогатого хозяина дома Н, то в нем можно видеть члена общины или с очень небольшим земельным наделом, или даже совсем лишенного своего участка и работающего за плату натурой у богатых односельчан.

Наличие различных группировок внутри ахейской деревни подтверждается не только раскопками Кораку, но и других пунктов. К сожалению, деревенские поселения исследованы еще недостаточно.

Пожалуй, наиболее яркие сведения можно почерпнуть в Зигуриесе,15) небольшом земледельческом поселении, раскинувшемся на низком холме посредине плодородной равнины, тянущейся от Микен к Коринфу. Поселок занимал не только вершину возвышенности, но распространялся и у ее подножия.

В изучаемое время поселение на холме Зигуриес переживало второй период подъема — после длительного застоя в XIX—XVI вв. Особенно интересные данные доставили раскопки большого здания В на восточном склоне холма,16) относимого исследовавшим его Блегеном к позднеэлладскому III периоду, причем скорее к его началу.

Это солидное сооружение стояло на склоне холма, который был подвергнут специальной подрезке, вынутый грунт был использован для подсыпки склона, так что восточная часть здания была возведена на искусственно созданной террасе. С течением времени терраса осыпалась но склону, и вместе с ней исчезла восточная часть дома В, тогда как западная сохранилась сравнительно хорошо под складкой склона. Раскрытые стены сооружения образуют прямоугольник площадью около 11,5*15 м. Толщина внутренних стен достигает 0,80 м, внешние были, по-видимому, еще толще. Дом В в Зигуриесе обнаруживает характерные черты ахейской архитектуры: сложенный из мелкого необработанного камня, он представляет в плане прямоугольное строение с прямыми линиями стен и тщательно выведенными углами.

От здания сохранилось только пять комнат, выходящих в коридор, тянущийся с юго-запада на северо-восток.

Лучше всего сохранилась комната 13 в северном углу здания, где стены высятся на 1,40 м. Продолговатая в плане комната (2,55*4,90 м) имеет только один вход в юго-восточной стене. Стены комнаты 13 были покрыты тонким слоем грубой штукатурки, без каких-либо следов росписи. На глинобитном полу помещения стояли непотревоженными большие сосуды и более мелкие, сложенные в стопы. Всего здесь было найдено более 500 простых глубоких горшков, около 75 мелких блюдец, 20 небольших кувшинов с тремя ручками, 3 больших псевдостомных сосуда и 10 той же формы, только более мелких, кувшины, миски, чаши и т. д.

Комната 12, примыкавшая к комнате 13, также служила кладовой для керамики. Здесь найдены целыми и фрагментированными около 70 расписных киликов на высокой ножке и около 300 киликов той же формы, [109] но без росписи. В западном углу комнаты стояли опрокинутыми вверх дном в два ряда пять больших кратеров.

Выход из комнаты 12 на юго-запад вел в новое помещение, совершенно несохранившееся,17) но из которого можно было попасть в комнату 30 площадью около 6,5 кв. м. От предыдущих она отличается тем, что в ней не было склада посуды и отсутствовала керамика. Самая интересная находка в этом помещении — глиняный треножник, на который, возможно, ставили горшки над огнем.

Рядом расположенная комната 33 (около 12 кв. м) имеет вход из комнаты 32, не сохранившейся, но, видимо, симметричной комнате 31.

Стены довольно просторной комнаты 33 были покрыты толстым слоем грубой штукатурки, тогда как пол обмазан светлой глиной. Вдоль южной стены этого помещения двумя рядами стояли опрокинутые вверх дном большие кратеры, большей частью разбитые. Всех сосудов было около двух десятков. Над этими сосудами найдена более мелкая разбитая посуда — кухонные горшки, миски, кувшины и т. д.

Следующее крайнее юго-западное помещение — комната 34 площадью 1,75*5 м — было все завалено большими камнями. Здесь лежала плита из известняка, которую Блеген считает остатком лестницы, ведущей на второй этаж.

Блеген, исходя из того, что все помещения дома В в Зигуриесе являются кладовыми, да еще и несколько углубленными в землю, полагает, что главные помещения дома находились на втором этаже. О наличии его свидетельствует огромная масса обожженных строительных остатков (сырца и камня), заполнявшая все нижние комнаты. Видимо, дом погиб от пожара, при котором верхний этаж обрушился.18) Большое количество сырцового кирпича (размером 0,35*0,22*0,085 м) показывает, что из камня были сооружены только нижние части стен, вся остальная часть была из сырца. Блегену удалось выделить в Зигуриесе росписи двух видов. Одна фреска имеет светлое, почти белое с желтоватым оттенком поле, по которому яркими красками нанесен небесно-голубой, красный и желтый орнамент. Общая гамма этого типа фресок чрезвычайно жизнерадостная и светлая. Иное впечатление производят росписи второго рода. Здесь фон серого цвета, по которому выведен довольно сложным орнамент: вертикальные спирали, окаймленные поясом из поперечных горизонтальных линий (белый, черный и красный цвета), или красные зигзаги.19) Блеген допускает, что верхний этаж дома, где находились помещения с фресками, тянулся в западном направлении почти до вершины холма, выступая далеко за пределы первого этажа.20)

Помещения дома В содержали более тысячи целых или разбитых сосудов,21) большая часть которых простая (кухонная посуда), меньшая — расписная керамика. Блеген неоднократно отмечает, что посуда, найденная в доме В, не была в употреблении и некоторые предметы после [110] мытья имели вид только сделанных.22) Посуда была сгруппирована по форме в различных кладовых. Это позволило исследователю Зигуриеса предположить, что раскопанное им сооружение представляло часть мастерской гончара, где хранились готовые изделия, тогда как помещения с гончарной печью оказались обрушившимися по склону холма и потому не сохранились.23) На этом основании Блеген назвал дом В «Мастерской гончара», и это определение прочно укоренилось во всей последующей литературе.

Однако данная характеристика, хотя она и была предложена столь авторитетным ученым, как Блеген, не лишена спорных сторон. Прежде всего следует заметить, что включение гончарной печи в рассматриваемый строительный комплекс представляется малоправдоподобным. Гончарные печи ахеян находились или на окраине нижнего города (Микены), или в самой низкой части акрополя, где был легкий доступ к воде (Бербати). Для мастерской гончара требовались хорошие коммуникации, по которым можно было бы подвозить глину и дрова и вывозить отходы производства. В Зигуриесе нет и намека на такие дороги. Кроме того, судя по конструкции гончарной мастерской в Бербати, перед печью для обжига должен был находиться открытый двор, а рядом — место для хранения запасов глины. Этих элементов в Зигуриесе не видно, напротив, дом В окружен близко подступающими строениями. По соседству с домом В не найдено ни обломков керамического брака, ни скоплений выброшенной золы, которые в таком изобилии обнаружены в Бербати.

И весь общий характер двухэтажного расписанного фресками дома В не свидетельствует о ремесленных занятиях его жителей.

Вероятно, придется отказаться от характеристики дома В в Зигуриесе как гончарного склада.24) Скорее всего это был дом богатого землевладельца, представителя поместной ахейской знати, которая уже выделилась в особую прослойку в деревенском населении XIV—XIII вв.

Дом В в Зигуриесе достаточно красноречиво рисует большие материальные возможности сельского богатея. Еще более подробно говорят об этом могильные древности ахейской сельской знати. Последняя не входила в высший круг аристократии и, по-видимому, не имела права сооружать себе купольные гробницы. Однако, возводя для своей семьи простые по форме склепы, они наполняли их ценностями.

Пожалуй, особого внимания из числа таких богатых сельских склепов заслуживает усыпальница в Спате, которая была открыта весной 1877 г., т. е. почти одновременно со столь нашумевшими находками Шлимана в Микенах.25) Для нас Спата — яркое свидетельство единства ахейской культуры в городе и в деревне и тесного общения между всеми областями ахеян.

Спата расположена26) во внутренней части Аттики, между северо-восточным краем Гиметта и морем, в 15 км к востоку от Афин. Ахейский некрополь открыт на западном склоне холма, где находились три расположенных рядом склепа.

Самый большой склеп в Спате имеет дромос длиной около 20 м, шириной до 2.50 м. Он вел в большое помещение (площадью около 24 кв. м), [111] от которого отходили две изолированные боковые камеры. Все помещения гробницы вырублены в материковой скале.

Склепы Спаты были разграблены еще в древности, и археологам удалось обнаружить только мелкие поделки или обломки крупных вещей. Примечательны материалы вещей, положенных некогда в погребения этой семьи: бронза, стеклянная паста, золото, слоновая кость, камень и глина.

Самыми многочисленными были изделия из стеклянной пасты. Сходные украшения в виде подвесок, пластинок, пронизей, бус и т. д. найдены и в склепах микенских горожан27) и в могилах микенского круглого погоста А, и в могилах династов других центров, например в склепе № 2 в Дендре.28) Но в Спате эти украшения особенно многочисленны: Куманудису и Касторхису в сильно опустошенной гробнице удалось собрать около 1300 штук.

Изобилие и разнообразие пастовых украшений, которые довольно часто были покрыты золотой фольгой, говорят о том, что знатная семья в этом небольшом ахейском поселении стремилась блистать драгоценностями, хотя бы и поддельными. Появление поддельных золотых украшений свидетельствует о росте потребности в подобных безделушках и о том, что не имевшие достаточных средств довольствовались подделками.29) Все же и эти мишурные драгоценности представляли немалую ценность и имели хождение даже в царской семье Микен, о чем свидетельствуют находки в фолосе Гениев.

Зажиточность местной аттической знати в XIV — начале XIII в. ярко выступает при рассмотрении второй по численности группы могильных древностей усыпальницы Спаты, где было обнаружено около 730 изделий из слоновой кости.30) Костяные изделия из Спаты многочисленны и разнообразны, довольно часто это непревзойденные предметы искусства, стоящие в первом ряду ахейских памятников. Все костяные поделки, за исключением одного гребня, принадлежат к числу облицовочных пластинок, служивших или вставками, или накладками.

Следует заметить, что гребни из слоновой кости не относились к разряду очень редких вещей в ахейском обществе. Их неоднократно находят в склепах зажиточного населения и в Афинах,31) и в Микенах,32) и в других местах. Наличие их в склепе Спаты лишний раз говорит о развитости ахейского костерезного дела, свободно обрабатывавшего массу привозного сырья, каким была слоновая кость.

По сравнению с числом поделок из стекла и слоновой кости гробница в Спате бедна остатками металлических изделий. Золотые предметы малохарактерны, чаще всего это листики, покрывавшие изделия из других материалов. Некоторые золотые подвески полностью повторяют форму подвесок из стеклянной пасты (бусины, черепашки, волюты).33) Бронзовые предметы представлены наконечниками стрел, обломками сосудов и щипчиками. В склепе обнаружено большое число наконечников стрел из обсидиана. Их найдено свыше 500. Здесь же обнаружены остатки шлема [112] — около 50 клыков кабана с отверстиями для нашивки на кожаную основу.34) Керамические находки в склепе Спаты содержали как расписную посуду, так и простые кухонные горшки.35)

Датировка склепа в Спате является очень важным вопросом истории Аттики. Некоторые предметы из сохранившегося инвентаря продолжают традиции микенского погребального круга А, относящегося к 1600—1500 гг. до н. э., тогда как самые поздние находки относятся уже к позднеэлладскому III периоду, т. е. ко второй половине XIII в.36) Принимая во внимание и то, что усыпальница в Спате дважды расширялась (путем прибавления второй и третьей камер), можно предположить, что изучаемый склеп находился в употреблении около 200—250 лет, вероятно с конца XV по XIII в.

Инвентарь и архитектура склепа в Спате доставляют важные сведения по истории ахейской сельской знати.

Остатки богатого вооружения говорят о том, что некоторые члены этой семьи принадлежали к военной знати (lavos), занимавшей второе место после басилеев в ахейском войске.

Семья, хоронившая своих покойников в склепе в Спате, принадлежала к самым зажиточным кругам сельского населения.

Рассмотренные археологические источники из Зигуриеса и Спаты показывают, что в XIV—XIII вв. до н. э. сельская знать составляла преуспевающий слой ахейского общества.

Если обратиться к погребениям широких слоев деревенского населения, то можно заметить, что могильная архитектура здесь та же, что и у зажиточных слоев. Это склеп с дромосом, выбитый в материковом камне. Но характер погребальных даров здесь иной.

Содержимое зигуриесских склепов XXXIII и XXXV помогает определить материальный уровень крестьянской семьи. Инвентарь обоих зигуриесских склепов оставляет впечатление обыденности и заурядности по сравнению с вещами из богатых сельских усыпальниц.37) Видимо, земледелец-общинник имел достаточно устойчивое хозяйство, которое позволяло ему не только прокормить себя и семью, но обзаводиться также добротными необходимыми предметами, однако не больше. Остальные результаты его труда шли на содержание местных правителей и «рожденных Зевсом» царей.

Несомненно, в ахейской деревне был и еще слой населения — наиболее бедные общинники, имевшие очень мало земли или совсем не имевшие и добывавшие средства к существованию тем, что нанимались на работу к богатым землевладельцам. Этот разряд, представители которого в эпосе именуются фетами (получали плату натурой: хлебом, одеждой, посудой и т. д.), оставил о себе очень скромные свидетельства. Можно думать, что простые неглубокие могилы, иногда с каменным ящиком, иногда без него, и были последними жилищами представителей этой низшей категории свободного ахейского населения. Отсутствие сколько-нибудь ценных предметов в этих могилах достаточно красноречиво рассказывает о бедности их владельцев.

Изложенные выше материалы показывают, что в ахейской деревне XV—XIII вв. разрыв между различными группами населения в социальном отношении был уже достаточно велик. И хотя в деревне внешние [113] формы этого процесса не достигали такого яркого выражения, как в городе, значение его для истории всей страны было огромным.

Инвентарь погребений знати и простого народа говорит о том, что деревенское население широко пользовалось покупными изделиями, в том числе и привозными. В те времена внутренняя торговля в сельских местностях была сравнительно широко развита.

К сожалению, облик ахейского земледельца известен еще не полностью. Изображения на некоторых произведениях искусства (например, на амиклейском кубке II) позволяют сделать вывод, что сельский юноша знатного рода мало чем отличался от богатого горожанина. Он обладал такой же стройной, мускулистой фигурой, как и воины-охотники, изображенные на микенских клинках. Видимо, в представлениях ахейских художников большой разницы между сельской и городской знатью не было.

Имущественное расслоение и развитие торговли свидетельствуют о том, что населявшая ахейскую деревню сельская (территориальная) община прошла уже довольно большой путь развития. К этому времени основной проблемой в жизни деревни становится вопрос о собственности на землю. Согласно пилосским документам, верховным собственником земли был народ, т. е. в изучаемое время господствовала общинная собственность на землю с разделением земли между земледельцами. В гомеровском эпосе встречается обозначение земельного участка термином κλήρος, указывающим на практику жеребьевки при разделе пахотных земель,38) причем богатые люди упоминаются как «многонадельные».39)

Территория, принадлежавшая сельской общине, находилась обычно под контролем старейшин деревни. В ахейской Греции общинные старейшины происходили из среды родовой аристократии. Возможно, что во вновь основанных деревнях пост старейшины мог перейти и к человеку из чужого племени, но выделявшемуся своим богатством и деловитостью. Люди, занимавшие общинные должности, имели наиболее благоприятные условия для увеличения своих стад и расширения своих наделов.

Что касается рядовых крестьян-земледельцев, то их положение все еще неясно. В эпосе простой земледелец-общинник занимал почетное место не только за ратные подвиги, но и за умение хорошо пахать и обращаться с животными.40)

К сожалению, система земельных отношений в деревне не получила сколько-нибудь ясного отражения и в ахейских документах.41) Судя по некоторым, наиболее точно истолкованным документам, в ахейской Мессении существовало крупное частное землепользование, развивавшееся на землях, пожалованных царем.42) Обладатели этих земель — tereta — уже не были связаны с местной сельской общиной, они занимали иное положение. Определить, каковы были взаимоотношения общины и крупных держателей типа tereta, в настоящее время еще трудно. Даже относительно краткий обзор данных об ахейской деревне показывает, что от былого единства сельского населения в XIX—XV вв. до н. э. осталось очень мало. [114]


1) Данные эпоса освещают все эти вопросы лишь в очень небольшой степени.

2) Нельзя преуменьшать роль религии в античном обществе, считавшем выполнение религиозных норм обязательным условием для благополучного свершения важнейших трудовых процессов, обеспечивавших обществу возможность существования и дальнейшего воспроизводства. Следовательно, сохранение традиций родового общества в этой области идеологии говорит об их важной роли в сознании греков.

3) В «микенский» период средняя продолжительность жизни в Арголиде поднялась у женщин до 40 лет, а у мужчин — до 45 лет (на пять лет по сравнению с первой половиной II тысячелетия) (R. P. Charles, Étude anthropologique des nécropoles d'Argos, Paris, 1963, p. 76).

4) S. S. Weinberg, Investigations at Corinth, 1947—1948, — «Hesperia», vol. XVIII, 1949, pp. 156-157.

5) О древности поселения говорит и само название города, относящееся к числу пеласгских слов, вошедших в словарный фонд позднего греческого языка (Георгиев, Исследования..., стр. 95).

6) Blegen, Korakou, p. 54; ср.: Il., VI, 152, 210. Это мнение было поддержано в осторожной форме Данбэбином (Т. J. Dunbabin, The early history of Corinth, — JHS, vol. LXVIII, 1948, pp. 59-60) и более решительно Биллом (Е. Will, Korinthiaka, Paris, 1955, p, 26).

7) Даже генеалогическая традиция подчеркивает особое значение Эфиры, откуда в Ликию был выслан Пройтом Беллерофонт, сын Сисифа; внук Беллерофонта Главк в числе ликийских союзников пришел в Трою, под стенами которой он возобновил старинную дедовскую дружбу с могучим басилеем Тиринфа Диомедом (Il., VI, 215-236).

8) Последующее изложение основано на описании Блегена (Blegen, Korakan, pp. 79-99).

9) Блеген отмечает полное отсутствие апсидального дома в постройках XIV—XII вв. (Blegen, Korakou, p. 98). Что касается неправильностей плана дома, порожденных рельефом местности или внутренними делениями здания, то они встречаются не только в ахейском доме, но и в жилищном строительстве Эллады V в. до н. э., например в Олинфе [D. M. Robinson and J. W. Graham, The hellenic house, Baltimore, 1938 («Olynthus», vol. VIII), tabl. 98-101, 103, 106].

10) К сожалению, поврежденность всех этих строений очень велика, ясно выступает только план дома Р.

11) Напомним, что плита порога из главного двора в мегарон микенского дворца имела соответственные размеры 0,52*2,52 м и 1,80 м.

12) Blegen, Korakou, p. 109.

13) Ibid., p. 126.

14) Il., XVIII, 541-589; Od., XIV, 5 sq.

15) Раскопано Блегеном в 1921—1922 гг.

16) Blegen, Zygouries, pp. 28-38, 143-167.

17) Ibid., fig. 25.

18) Ibid., р. 37.

19) Этот рисунок Блеген сопоставляет с росписью пола двора в микенском дворце.

20) В 2,5 м к западу от комнаты 30 среди камней был найден небольшой водосборный колодезь 15. Его стены выложены из камня и покрыты слоем хорошей водонепроницаемой штукатурки. Водосточное назначение сооружения ясно демонстрируется двумя неглубокими каналами, входящими в колодезь в его северном и южном: углах. Водосток в комнате 30 расположен почти на одной линии с южным углом колодезя, что дало Блегену полное основание заключить, что оба объекта были связаны между собой, хотя связующие элементы исчезли (Blegen, Zygouries, pp. 37-38).

21) Blegen, Zygouries, p. 143. Здесь автор приводит более точные цифры — не менее 1330 сосудов, из которых целыми дошло около 65 и около 200 было склеено из обломков.

22) Blegen, Zygouries. pp. 38, 143.

23) Ibid., p. 31.

24) Ibid., pp. 143-167.

25) U. Köhler, Über die Zeit and den Ursprung der Grabanlagen in Μιkene und Spata.— «Ath. Mitt.», Bd ΙΙ, 1878, S. 1-13.

26) Οι εν Σπάτα της ’Αττικης αρχαιοι, τάφοι και εν αυτοις ανευρεθέντα «’Αβγναιον» τομ. ς’, τευχγ. 1877, σ. 167-172, πίναξ Α1—Ζ1 Α. Milchhöffcr, Altes Grab bei Spata. — «Ath. Mitt», Bd II, 1877, S. 82-84.

27) Wace, Chamber tombs, pp. 220-222.

28) Persson. Dendra, pp. 103-105.

29) Wace, Chamber tombs, p. 222.

30) B. Haussoulier, Catalogue descriptive des objets découvertes à Spata, — BCIl, vol. II, 1878, pp. 185, 205-209.

31) H. A. Thompson, Excavallons in the Athenian Agora, 1951, — «Hesperia», vol. XXT, 1952, p. 107.

32) Wace, Chamber tombs, p. 210. В работе дай каталог ахейских гребней из слоновой кости. Новый образец найден в фолосе Мирсинохори II (А. Сидорова, Новые открытия в области античного искусства, М., 1965, стр. 49-50).

33) В. Haussoutier, Catalogue..., pp. 220-221.

34) Ibid., p. 225.

35) Среди последних отметим два треногих котла — форма, встреченная в Афинах, в Арголиде и других местах. Блеген отмечает появление этого типа обиходной керамики в позднеэлладский II период, т. е. между 1500—1400 гг. (Blegen, Korakou, p. 59).

36) Furumark, Chronology, p. 76.

37) Blegen, Zygouries, p. 174.

38) Il., XV, 498; Od., XIV, 64.

39) Od., XIV, 211.

40) Мы не согласны с мнением Финли, что данные эпоса и пилосских табличек не соответствуют в вопросе о собственности и владении землей (M. J. Finley, Homer and Mycenae: Property and tenure, — «Historia», Bd. VI, 1957, Heft. 2, S. 133-159).

41) Записи из Пилоса и других дворцовых архивов относятся к области взаимоотношений царей с должностными лицами, управлявшими отдельными частями царского имущества.

42) А. И. Тюменев, Tereta пилосских надписей, — ВДИ, 1959, № 4, стр. 24-32.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Сергей Утченко.
Юлий Цезарь

Поль Фор.
Александр Македонский

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке

В.И.Кузищин.
Римское рабовладельческое поместье
e-mail: historylib@yandex.ru
X