Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Татьяна Блаватская.   Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Введение

Изучение древнейшей истории Греции дает возможность проследить претворение общих закономерностей исторического процесса в одной из крупнейших стран Восточного Средиземноморья и выделить специфические особенности, присущие развитию населения только южной части Балканского полуострова.

Появление новых проблем в современной исторической науке заставляет вновь и вновь обращаться к отдаленным эпохам. С этой точки зрения изучение древнейшей истории Греции помогает расширить представления всем ходе мировой истории.

Экономическая и социальная история жителей юга Балканского полуострова между XXIV и XII вв. до н. э. свидетельствует о весьма своеобразном переходе от первобытнообщинного строя к классовому рабовладельческому обществу. Сложившееся здесь во II тысячелетии до н. э. раннеклассовое общество ахеян, или данайцев, характеризуется социальными отношениями, отличающимися от институтов ряда современных ему обществ Переднего Востока. Вместе с тем роль наследия ахейской Греция I тысячелетия в формировании античной рабовладельческой социальной системы I тысячелетия была, как показывают открытия последних десятилетий, весьма значительной.

Не менее важно изучение политических устоев ахейской Греции, столь непохожих на древневосточные деспотические монархии. Сложившиеся в ахейском обществе идеологические представления вошли в значительной степени в мировоззрение классической Эллады, давшей человечеству такие категории, как понятия о гражданине, демократии, республике.

Можно найти немало элементов, появившихся и развившихся в недрах ахейского общества, которые не только были восприняты культурой классической Эллады, но и вошли в сокровищницу мировой цивилизации. Отметим хотя бы то, что во дворцах Микен, Тиринфа, Пилоса и других ахейских столиц выкристаллизовались черты плана и ордера классической греческой архитектуры.

Следует назвать еще один комплекс исторических проблем, для изучения которых необходимы данные об ахейской Греции, — это вопросы древнейшей истории индоевропейских народов. В 30-е годы XX в. было обнаружено, что ряд индоевропейских народов играл большую роль в истории и цивилизации Передней Азии, внеся значительный вклад в культуру Востока. Длительные контакты ахеян с хеттским миром в Малой Азии также являются интересными источниками для освещения упомянутой выше проблемы. [3]

Назовем еще одну область исторических знаний, для разработки которой весьма важно изучение ахейской истории. Как известно, племена, населявшие северочерноморские территории во II тысячелетии, имели некоторые, пусть эпизодические, связи с населением Греции того времени. Для установления хотя бы важнейших хронологических вех развития этих еще не владевших письменностью народов их общение с ахейским миром имеет огромное значение.

Цивилизация Греции в III—II тысячелетиях до н. э. является самым западным из известных ныне (Китай, Индия, Месопотамия, Хеттская держава и Египет) очагов культуры эпохи бронзы. По своему территориальному охвату она уступает древнеиндийской культуре, распространившейся на площадь, которая в два раза превышала Египет эпохи Древнего царства и в четыре раза территорию Шумера и Аккада. Но сравнение ахейской цивилизации с цивилизацией древнего Египта и Месопотамии позволяет говорить об исключительной жизнеспособности, ахейской культуры. Ей удалось преодолеть тяготение к сепаратизму в областях Греции, обособленных горными грядами и лишенных таких великих водных путей, как Нил, Тигр и Евфрат или Инд. Более того, с середины II тысячелетия она охватила обширный островной мир Эгейского моря и выдвинула свои форпосты на западные берега Малой Азии.

Внутреннее единство богатейшей цивилизации Греции в XVIII—XIII вв. до н. э. позволяет предполагать большую степень монолитности ахейского общества и близость между собой экономических, социальных и политических установлений самых отдаленных областей ахейского мира. Это влечет за собой необходимость подробного изучения социальной структуры ахейского общества, впервые определенного В. С. Сергеевым как общество раннерабовладельческое.1) Рассмотрение характерных черт этого древнейшего классового общества расширит наши представления не только о типах рабовладельческих обществ, но и о всем ходе развития человечества в этот исторический период.

Научное исследование истории Греции в III—II тысячелетиях до н. э. началось лишь 70-80 лет назад, причем за последние 15-20 лет произошли особенно большие сдвиги. Напомним, что до 1939 г. сведения о письменности материковых ахеян почти отсутствовали. Лишь в начале 50-х годов ученые пришли к единому мнению об этнической принадлежности ахеян, входивших в массив древнейших греческих племен. Стало бесспорным этническое единство населения Греции во II и I тысячелетиях до н. э. Археологические исследования 1940—1950-х годов открыли много новых ярких страниц жизни Греции в эпоху бронзы. Это позволяет достаточно подробно проследить развитие интересующей нас цивилизации, внесшей столь великий творческий вклад в европейскую культуру.

В большинстве работ западных исследователей нет общего очерка процесса исторического развития страны в эпоху бронзы, поскольку главное внимание они уделяли изучению разнообразного и многочисленного вещественного материала.

В советской историографии также нет подобной работы на эту тему. Поэтому представляется целесообразным предложить историко-археологический очерк, посвященный Греции XX—XIII вв. до н. э. Разумеется, автор не пытался осветить все стороны развития страны в течение этого периода. Например, опущены проблемы лингвистической истории, религиозного мировоззрения или истории искусства. В данной работе автор предпринял попытку собрать воедино имеющиеся археологические источники [4] и, сопоставив их с другими, наметить контуры происходившего тогда исторического процесса.

Пытаясь собрать материал, освещающий различные стороны жизни ахейского общества — развитие производства, направления социального, политического и отчасти культурного роста страны, — автор стремился возможно полнее изложить новые данные по важнейшим конкретным вопросам.

Приступая к рассмотрению намеченной темы, отметим, что назрела необходимость решительно отказаться от условного термина «микенская Греция», которым часто обозначают период между XVII и XII вв. до н. э. Применение упомянутого термина к истории всей страны означало бы неоправданное сужение характеристики исторического процесса. И хотя термин «микенский» благодаря легкости применения все еще очень распространен,2) мы присоединяемся к мнению Дж. Пендлбери, который в 1939 г. писал, что термин «позднеэлладский» уместнее термина «микенский», так как он не «навязывает» название культуры одного города целой стране. Кроме того, обозначая памятники как «позднеэлладские», археолог и историк имеют в виду лишь то, что они были созданы в Элладе в течение позднего периода бронзового века.3) С другой стороны, необходимо найти специальный термин для обозначения истории, культуры и языка материковой Греции на протяжении всего II тысячелетия. Полезно напомнить, как удачно Эванс ввел наименование «минойский» для культуры Крита эпохи бронзы, основываясь на том, что для самих греков воспоминания об этом времени связаны с именем Миноса.4) Обращение к терминологии самих греков представляется наиболее удачным. В литературной традиции последних столетий II тысячелетия до н. э., сохраненной в эпосе о троянском походе, жители страны чаще всего упоминаются под именем ахеян.5) Поэтому термин «ахейский» наиболее подходит для общего наименования истории и культуры Греции в XX—XII вв. до н. э.6)


1) Материалы дискуссии советских ученых об эгейской культуре см.: ВДИ, 1940, № 2, стр. 204-218 (обзор Т. М. Шепуновой).

2) Он появился в 80-х годах прошлого столетия, когда Фуртвенглер и Лешке классифицировали гончарные изделия из некрополя Микен и сопоставили с ними аналогичную посуду, найденную в ряде мест островной и материковой Греции. Тогда Микены казались единственным культурным центром всей страны, и наименование это было наиболее удачным. Но сами авторы термина, говоря о «микенском» искусстве, сочли необходимым поставить кавычки (Furtwaengler — Loeschcke, Myk. Vasen, S. XV).

3) Дж. Пендлбери, Археология Крита, Μ., 1950, стр. 24.

4) Evans, Palace of Minos, vol. I, p. l.

5) Правда, Фукидид сначала приводит наименования данаев и аргивян и лишь затем ахеян (Thuc., I, 3, 3), но последний термин предпочтительнее потому, что он имеет более общий характер. Кроме того, так как он существовал у греков и в I тысячелетии до н. э., то в нем содержится идея преемственности этнического состава страны.

6) Лингвисты охотно обратились к термину «ахейский»: Вентрис и Чадвик назвали «микенский греческий» язык древнеахейским (Ventris and Chadwick, Evidence, р. 103), Георгиев именует диалект, на котором говорило население Пелопоннеса в XVI—XII вв., «ахайвианским» или протоахейским (Vl. Georgiev, Mycenaean among the other Greek dialects, — «Мус. Stud. Wingspread, 1961», p. 135). Термин «ахейский» в советской исторической литературе уже получил признание, например, в трудах К. М. Колобовой.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юлий Цезарь.
Записки о галльской войне

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке
e-mail: historylib@yandex.ru
X