Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
коллектив авторов.   Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Глава о возвращении в Самарканд

В этот день Хинду-шах-хазина отправили в столичный город Самарканд, чтобы тем самым довести до сведения всех благожелательных людей радостное известие о скором прибытии победоносных знамен его величества. В понедельник того же двадцать четвертого числа прибыл нукер из Тебриза и Ирака от наследника властелина людей, принца Мираншаха. Он принес известие о здоровье и благополучии детей его величества и победоносного войска, которые находились в тех областях, а равно представил от них доклад с вестями о положении в Багдаде, Египте, Сирии, Малой Азии, Руме и в Дапгг-и Кипчаке, а равно о состоянии крепости Аланджак. На следующий день прибыл из области Фарса нукер от принца людей, Пир Мухаммеда, сына покойного принца Омар Шайха, и доставил его величеству радостное известие о благополучном состоянии благородного здоровья названной ветви от древа верховной власти, того кипариса с берега реки справедливости, основателя зданий мусульманства и созидателя принципов миродержавия, сообщив также о состоянии управляемой принцем области и текущих дел, движущихся по большой дороге любви к его величеству. В числе подарков, присланных из Египта и Сирии, были представлены на высочайшее благовоззрение египетские сабли и другие подношения.

В среду двадцать шестого числа, перейдя реку Джинава, прошли шесть курухов пути и остановились среди пустыни. В этот же день отправили тавризского посла в столицу государства, Самарканд, чтобы он доставил радостное известие, что вслед за ним ожидается прибытие августейшего, который приближается величественно, словно душа, вступающая в безжизненную форму тела, и подобно утреннему зефиру, который как бы вдыхает жизнь в тело, что его величество следует в местопребывание своего могущества и величия, к своему престолу великолепия и счастья, чтобы поэтому как можно скорее счастливые его дети, призираемые благостным взором творца, выехали ему навстречу и чтобы от пыли, поднимаемой кортежем убежища вселенной, получили бы Целебную мазь для своих счастливых очей. В тот же день мироукрасительная мысль государя приняла твердое решение, что прежде чем победоносное войско переправится через реку Дан-Дана, а равно и прежде чем глаз мира воспримет свет от света солнца, его дети, великие люди и все подданные, как не платящие Унизительной подати, так и платящие ее, удостоились бы лицезреть распространяющее свет лицо его величества. На этом основании, ударив плеткою по голове своего объезжающего мир коня, бывшего столь послушным, как дорогая жизнь, и, как быстрая Молния, пересекавшего горы, он с поспешностью помчался вперед.

В четверг двадцать седьмого числа джумади ал-ахира, выкупив в обратный путь, прошли шесть курухов, и на окраине леса, на одном из холмов, паланкин его хаканского величества остановился. В тот же день в тех зарослях появился тигр, охотники-бахадуры и неустрашимые храбрены устроили за ним охоту. Среди эмиров храбрее всех оказался Шайх Нураддин, и со всею отвагою, быстрыми, как огонь, ударами, он одолел этого тигра и сделал его своею добычей. Тем временем принцы Пир Мухаммад-бахадур, Рустам-бахадур и эмир Сулайман-шах-бахадур прибыли из Лиха вара в августейший лагерь. Приняв участие в битвах за веру, они отсекли головы гебрам, овладели огромной добычей и по обычаю доставили ее традиционными девятками. Его величество тогда каждого состоявшего при нем на службе бахадура пожаловал лёном. В тот час благословенный взор его величества упал на одного из кушунов принца Пир Мухаммад-бахадура, которому было оказано благоволение и было пожаловано особое военное обмундирование и специальный колчан, отделанный золотом; степень его была возвышена. Мировые вожди ждут того, чтобы удостоиться одного лишь мимолетного благосклонного взгляда счастливого монарха, чтобы великое счастье осенило их положение. Государи этой эпохи внимательно наблюдают, какими наилучшими средствами им получить отличие от двора его величества, чтобы феникса их счастья он взял себе под крыло. Самый меньший по своим достоинствам человек, который окажется в поле зрения сего монарха - покорителя вселенной, получает превосходство перед царями.

В тот же день был оглашен высочайший приказ, чтобы эмиры правого и левого флангов и другие эмиры войсковых соединений направились к столице государства назначенными им дорогами. Принцы, великие эмиры, эмиры туманов и эмиры кушунов, каждый в зависимости от степени своего достоинства, удостоились отличия и пожалования драгоценными халатами и специальными головными уборами. Так как в этих пределах было место охоты, так как арена для забавы благородных была длинная и широкая и на ней находились тигры, барсы, дикие козы, олени и всякие другие дикие животные, то радость охоты вцепилась в полы царственного стремления и наслаждение ловлей диких животных привело в движение монаршее к ней желание. Несколько тысяч человек были назначены для этой охоты и посланы для устройства облавы. После того как ниспровергли в битве отважных, как львы, врагов, сели на коней, чтобы охотиться за животными. Когда могучих неприятелей, как мошек, передавили руками и ногами, тогда пожаловали охотиться. В той равнине ловкие кавалеристы победоносного войска столько набили дичи, что счетоводы не могли сосчитать, а математики оказались не в силах уподобить количество убитой дичи какому-либо числу

В пятницу двадцать восьмого числа месяца джумади ал-ахира, закончив охоту, прошли восемь курухов и остановились сред посевов местности усладительной, полной удовольствия, спокойной, подобно душе мудрого человека, среди бодрящей зелени и свежести лугов, подобных Ирему. Эту местность называют Джахан, она граничит с Кашмиром. Ночью в субботу двадцать девятого числа, выступив из Джахана и пройдя четыре куруха пути, дошли до берега реки Дандана; в тот же день перешли по мосту на другую сторону реки. При переправе войск через этот мост местные бедняки помогли войску, состоявшему из тюрков и таджиков. Эмиру Шах Малику и Джалал ал-Исламу было приказано переправить по мосту все войска.

Утром в воскресенье первого раджаба его величество выступил дальше; пройдя двадцать курухов пути, он изволил остановиться в местности Шан, которая прилегает к горе Джуд. Во второй день месяца раджаба, отправившись из местности Шан. б. т., он изволил сделать остановку в районе Кала-йи Буруджа. В тот же день, во время полуденной молитвы, отправились в дальнейший путь и вступили в степь Чул-и Джалали.

В время вечерней молитвы минут через 20 после захода солнца вышли из этой кровожадной степи. От Кала-йи Буруджа до этой остановки Чул-и Джалали было тридцать курухов. Перед этим упомянуто, почему названную степь именуют Чул-и Джалали.

Во вторник третьего раджаба, в полуденное время, кортеж покорителя мира, сопутствуемый победой и удачей и одновременно счастьем и благополучием, достиг берегов реки Синд. Группа эмиров, в. свое время оставленных в крепости Н. г. р., Пир Али и прочие эмиры кушуна, навели через реку Синд довольно хороший мост монгольского типа. В этот день его величество переправился через Синд и до полудня находился на берегу. Потом он оставил там эмира Аллахдада, чтобы тот переправил через реку победоносное войско. Ко времени полуденной молитвы прошли десять курухов и сделали остановку. В среду четвертого раджаба, что соответствует первому фарвардину, дню Науруза, его величество выступил отсюда и сделал привал в Бину. Эмиры, бывшие в пределах крепости Н. г. р., оставленные там для отражения набегов афганцев, о чем подробно уже сообщалось выше, в течение семи месяцев не имели чести безотлучно пребывать при дворе убежища вселенной, теперь в этом месте облобызали землю служения его величеству и воочию увидели свет очей счастья, исходящий из праха высочайшего порога. Они привели его величеству одну девятку коней и тысячу коров. Его величество подарил коней тем же бахадурам, а коров приказал доставить хозяйствам, у которых их отняли. Затем последовал высочайший приказ, чтобы Пир Али и остальные эмиры остались там до тех пор, пока все войска не выйдут из этих пределов.

В четверг пятого числа месяца раджаба отправились в сторону крепости Н.г. р. и подошли к ней утром в пятницу шестого числа того же месяца. В тот же день его величество отправил в области Азербайджана нукера принца мира Амираншах-бахадура, чтобы он доставил радостную весть о победе и торжества счастливого монарха. Махмуда Барат-хаджа и Хинду-шах-хазина послал в Кабул, чтобы кабульское войско прибыло в августейший лагерь: имелись в виду два блага: одно - поохотиться, а другое - было дело огромное и самое важное - отстранить от мусульман зло, причинявшееся остатками разбитых афганцев. По этой причине его величество соизволил остановиться в пределах крепости Н. г. р. Несмотря на то что страстное желание видеть своих детей достигло у него высочайшей степени и наиболее полного выражения, тем не менее божеское дело и исполнение господнего веления он предпочел влечению сердца и себялюбивому желанию В субботу седьмого числа, воскресенье и понедельник до молитвы намаз-и дигар его величество занимался приведением в благоустроенный вид крепости Н. г. р., причем последовало такое распоряжение, чтобы все эмиры и знатные лица (пока-то это распоряжение дойдет до других) собственными руками постарались и приложили все усилия к ремонту крепости, ибо это направлено ко благу мусульман. В понедельник, в промежутке между полуднем и закатом солнца, остановились у гунбаза Шайха Мубарак-шаха. Во вторник десятого числа месяца раджаба оттуда выступили в дальнейший путь, направляясь дорогою на К. р. баш. В этом горном проходе шейх Ахмад Ходжа Авган удостоился счастья свидеться с его хаканским величеством, так как понятие шайхи старчество слагается из расстилания скатерти-стола, из уборки ее и еще из проявления красноречия, из благостной обители мистического руководительства духовною стороною человека и из подготовки крепости сердца и души, и - благодарение всевышнему Аллаху! - его величество в познании божественных деяний и господних заповедей дошел уже до того, что шейхам мира надлежит, сидя по краям августейшего ковра, склонить ухо разума и свой слух сделать серьгами из жемчуга царственных слов, то в такое соответственное время и в таком удобном месте все победоносные войска, прошедшие столь далекие пространства, ожидали, что шейх принесет какое-либо угощение. Проще говоря, приобретение душевного спокойствия зависит от бытия великих шейхов, а приготовление обеденного стола связано с щедростью высокодостойных благородных людей.

Шейх же, кроме блага, источаемого своей личностью, никакого стола не накрыл и, кроме своего светоносного присутствия, ничего существенного воинам не подарил. Он был похож на облако, от которого надеются получить дождь, а из него в действительности никакой влаги не идет; он был подобен обманчивой молнии, от результатов которой не пролилось ни одной капли в жаждущий рот. Смысл этих слов тот, что соблюдение общепринятых обычаев в каждом положении есть вид благородства, а сохранение общих положений приличия в любом месте является доблестью. Качество надменности нужно удалять от себя, как воду, свое внешнее и внутреннее содержать в чистоте и оставить скаредность; подобно зеленой и плодоносной ветви, нужно сделать свои природные качества такими, чтобы их внешняя форма и внутреннее значение одинаково были приятны, Чтобы имя и называемый им объект оба были на достойном их месте. Всё общее и частное, связанное с внешнею стороною человека, всегда будут повторять; славное и низкое, осуществляемое людьми, всегда будут записывать, как записывают всё красивое.

В этот день, между полуднем и закатом солнца, дом шейха Абдаля в местности Асикар стал горд благословенным посещением его счастливым монархом с высшей небесной сферой. Шейх Абдал выполнил все обязанности служения его величеству. В среду одиннадцатого числа государь выступил из Асикара, подошел ко входу в долину Бадхвабдан и изволил там остановиться. В этот день наш господин Тимур послал принцу дары, чтобы он довел до слуха искренне преданных ему людей радостную весть о приближении знамен покорителя мира.

Был четверг двенадцатого числа месяца раджаба, когда утром его величество изволил остановиться в Кабуле, проведя ночное время у устья Джу-и нау, который называют Бадам. Этот Бадам представляет собой большой канал, который был сооружен благодаря хаканской энергии. Прежние государи не сооружали такого канала; время еще не видело что-либо похожее на это среди зеркальных вод, а сфера небес ничего подобного не знала и не располагала сведениями об его особенностях и размерах, чтобы соответствующим образом описать это в словах.

В пятницу на следующий день его величество, покинув берега этого канала, между тремя - пятью часами дня изволил остановиться в местности Банд. Четырнадцатого числа в субботу подошли к подножию перевала X. р. мис; выступив оттуда, перебрались через этот перевал. В тот день под влиянием случайности времени на благословенной руке его величества появилась опухоль, сопровождаемая столь сильною болью, что по состоянию своего благородного здоровья его величество не мог сидеть на коне. У него от боли не было ни терпения, ни спокойствия, чтобы благословенной рукой прикоснуться к поводьям объезжающего мир его коня. Небо от этого случая расстроилось, а солнце содрогнулось. Светоносное же утро души и спокойствия его величества сменилось темным вечером огорчения и тоски, и горе то село на подол его высокочтимого сознания, к чему были две причины: первая та, что из Самарканда всё еще не было известий о здоровье принцев, а вторая, что беспокоящая его боль давала себя чувствовать с наибольшей силой. Вследствие этого у всех омрачился жизненный путь и нагромоздились поводы к огорчению.

По необходимости его величество ради покоя поместился в паланкине, который везли мулы. Ту стоянку, на которой прошел этот несчастный случай с его величеством, называют Нахушак; по совпадению тиран-время положило здесь основание болезни его величества и судьба-притеснительница предприняла против него злокозненность. Ночью в августейший лагерь прибыл из купола ислама, Герата, нукер от принца Шахрух-бахадура и довел до ушей величия соответствующие известия. Его величество провел две ночи в том месте, пока не унялась болезнь августейшей руки. Успокаивающие государство избранные слуги его величества подняли на свои плечи тот паланкин, в котором заключался весь мир, ибо место было весьма узкое и представлялось затруднительным передвижение паланкина посредством мулов.

В понедельник шестнадцатого числа месяца раджаба счастливый паланкин переправили через перевал. В это место прибыли из Самарканда нукеры царицы, принцев и принцесс и доложили его величеству обрадовавшие его вести. Однако вследствие болезненного состояния августейшего здоровья рабы и слуги его величества были печальны.

От незначительной боли, возникающей у великой царственной личности, нарушается мировой порядок и дела мира приходят в запутанное состояние. Несомненно, что из любого места, откуда бы ни летела пташка повиновения, она держала в клюве книгу молитв за здоровье государя, из каждого угла, где обнаружился свет снискания милости монарха, она направлялась к раскрытию мрака. Благодаря благословению утренних дыханий святости утро здоровья взошло с востока великой особы; вследствие молитв добродетельных людей солнце счастья освободилось от затмения полная луна счастья вышла из состояния новолуния. Его величество вкусил полезный шербет из шербетного погребка, как сказано: «Мы ниспослали из Корана исцеление и милость правоверным» и полученную из сокровищницы божественной милости одежду здоровья и крепости надел на себя.

После сего, совершая переход за переходом, его величество направился к резиденции своего могущества и величия к городу Самарканду. В среду, в середине месяца раджаба, он выступил из местности Сараб и направился по направлению Баклана. В четверг, сев там на своего быстрого, как ветер, объезжающего мир коня, он потом сделал остановку в местности Кара-Булак Жены принцев Пир Мухаммад-бахадура и Джахан-шах-бахадура, эмиры и подданные области Баклан, вынеся подарки, представили их его величеству.

В пятницу двадцатого числа месяца раджаба во время «султанского завтрака» в полдень знамя убежища вселенной достигло Самангана и в тот же день, выступив оттуда, остановилось в местности Газник. В субботу двадцать первого числя прибыли в Хулм, откуда выступили в полдень, и во время вечерней молитвы достигли берега реки Термез. Его величество соизволил переправиться через реку; в этом месте удостоились встретить его величество принц Улугбек, госпожа царица, принцы и благородные сановники. Воскресенье и понедельник его величество пробыл в Термезе. В понедельник в честь владыки мира, могущественный, высокодостойный, великодушный и высокостепенный принц задал пир, где были представлены достойные его величества подарки. Во вторник двадцать четвертого раджаба счастливый монарх переехал в кишлак, место зимовки Джахан-шаха. В среду двадцать пятого числа он пожаловал свое достоинство высшей небесной сферы местности Турк-и Гармаба. В четверг двадцать шестого числа августейшее знамя с небесной славой было водружено на остановке в районе Рам. х. ка. В пятницу территория местности Йикранг вследствие благословенного прибытия государя рассказала о высшем рае. В субботу местность Кузи Мундак стала сосредоточием победоносных знамен. В воскресенье его величество прибыл в местность Дус. р.х. н. На этой стоянке принц Шахрух-бахадур удостоился поцеловать ноги своего августейшего отца. Принц Омар-бахадур тоже удостоился этого счастья. Дело в том, что во время выступления в поход на Индию из столичного города Самарканда его величество оставил принца Омара-бахадура в столице государства и в центре державы, поручив его попечению тамошние дела. Он же таким образом, как это обусловлено, открыл перед лицом подданных двери правосудия и по свойственному ему правосудию оказывал всем справедливость. За всё это он получил от его величества похвалу и одобрение, и его величество проявлял теперь к нему особую благосклонность. Один час правосудия со стороны царей равен поклонению отшельника господу в течение семидесяти лет, потому что управлять страной без дельного человека не представляется возможным; воин без вознаграждения не пойдет на войну; оказание милости не бывает без пользы для населения, а пользы для населения не бывает без добрых дел правосудия!

Ничего не останется от венца и престола, от власти и богатства. Блага этого преходящего мира и полной огорчений вселенной подобны блеску молнии, знакомству с призраком, обреченной на гибель территории и уносимой во время грабежа добыче.

Правосудие есть то, что дает плоды вечного счастья, вечного богатства, вечной блаженной жизни и непреходящего великодушия; оно есть тот дар, от которого получаются достоинства в будущей жизни, обители рая, приближение и близость к божеству. От Аллаха же помощь!

Во вторник, в первый день месяца шабана, благословенный город Кеш благодаря прибытию высочайшего знамени стал, как Раи. В течение пятнадцати дней его величество отдыхал в тамошнем дворце, утешаясь конем безмятежной небесной сферы, Гением государственных дел по желанию, движением звезд, покорных его велениям, временем, состоящим у него слугою, и судьбою, его рабыней. Во вторник пятнадцатого шабана его величество выступил из Кеша и на берегу реки Рудак разбил шатер убежища государства высотою до солнца и луны. В среду шестнадцатого числа он сделал остановку на никем не занятой местности Чахар Рабат. В четверг семнадцатого числа, перейдя через тамошний перевал, его величество изволил остановиться в местности Кутлуг-Йурт. В пятницу он прибыл оттуда в Тахт-г Караджа, в субботу девятнадцатого числа месяца шабана сад и загородный дворец Джаханнумай от блеска высочайшей диадемы стал показателем мира.

В воскресенье 20 числа сад Даулатабад вследствие появления в нем счастливого лика монарха оправдал этим свое имя. В понедельник двадцать первого числа, в полдень, в благословенные час, в счастливое время его величество, преисполненный веселья и радости, соизволил вступить в загородный дворец-сад Дилгушай. Все жены государя, дети и великие эмиры явились сюда встретить его. Сближение луны и солнца и соединение счастливых планет обрадовало мир такими благоприятными предзнаменованиями; стечение светил в апогее счастья и в зодиаке благополучия явилось для вселенной гарантией осуществления ее желаний Утро рассыпало целые блюда отборного жемчуга, как осыпают путь цветами или деньгами, а солнце пролило на землю целые потоки благодеяний. Жены государя, принцы и эмиры столько золота потратили на осыпание свиты и воинов, что у каждого таваджи набралось его на крупную сумму и всякий из безотлучно пребывающих при государе придворных набрал его целый подол. Во вторник двадцать второго числа месяца шабана могущественный, как небо, стяг государя достиг столичного города Самарканда, подобно оживляющему духу, входящему в безжизненную форму, или драгоценной душе, вошедшей в мертвое тело.

Тотчас, как утренний рассвет представил мавра в виде осыпания народа деньгами, а колесница неба повергла на блюда на высочайшее воззрение, драгоценные гроздья Плеяд; когда весенний зефир поднялся на высоту расстилания ковра на террасе небесной сферы, а облако появилось с рассыпанием жемчуга на дворец убежища мира, лицо времени зажглось огнем от вкушения чаши веселья. От всплесков вина счастия прекратились горести, мысли пришли в веселое настроение от непрестанного повторения чаши радости, а мозг разума наполнился парами веселья.

Когда его величество, сопутствуемый божественной помощью и окруженный бесконечным благоволением неба, достиг центра своего государства, он выполнил на деле указание следующего коренского стиха: «Хвала Аллаху, который поселил нас в обители своего пребывания; по благости своей поистине господь наш - прощающий и щедро вознаграждающий». В целях омовения себя от греховной нечистоты он отправился на поклонение к принцу Кусаму ибн ал-Аббасу- да будет им доволен Аллах! Вернувшись оттуда, он прибыл в хаканах великой госпожи Туман-ага - да длится вечно ее величие! - которая есть Рабиа века и Зубайда эпохи. После полуденной молитвы его величество сделал остановку в Баг-и Чинар и Накш-и Джахан. Значок покорителя победоносен и сопутствуем Аллахом, слуги его величества поддерживаемы им и радостны, прекрасные труды монарха удовлетворяющи и достойны признательности; остановка и места их всех благоустроены и цветущи!

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа

А.Н. Дзиговский.
Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом
e-mail: historylib@yandex.ru
X