Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Появление индоевропейцев

Одной из характерных черт доримской и частично римской истории Испании является ее лингвистическая двойственность, в большой степени соответствующая и двойственности социально-политической. Уже было отмечено, что страна делилась на две основные зоны — индоевропейскую и неиндоевропейскую. Первая охватывала внутреннюю, северную и западную части Пиренейского полуострова. Она сформировалась постепенно, но появление ее относится к концу II тыс. до н. э.

Первые народы, говорившие на индоевропейских языках, стали проникать через Пиренеи, вероятнее всего, в конце II тыс. до н. э. В конечном итоге они были связаны с культурами бронзового века, развивавшимися в Центральной Европе, прежде всего с так называемой культурой полей урн погребения1. Общие изменения, происходившие во всем Старом Свете, задели и эту культуру. Под влиянием внутренних импульсов, а может быть, и под давлением других народов, пришедших с Востока, часть народов — носителей этой культуры — начала движение в различных направлениях, в том числе и к юго-западу. Результатом было распространение этой культуры на огромных пространствах Европы. Вопрос о языковой и этнической принадлежности носителей культуры полей урн погребения сложен и до сих пор не решен. Предполагают, что в обширной области расселения носителей культуры полей урн погребения сложился пока еще не расчлененный «древнеевропейский» язык, из которого позже вычленились кельтские, иллирийские, италийские и германские (возможно, и лигурийские) языки2. Но не исключено, что в это время в рамках самых ранних ступеней Галльштаттской культуры (так называемые Галльштатт А и В), относящихся еще к бронзовому веку и связанных с культурой полей урн погребения, уже формируется кельтский этнос3.

Сравнительно недавно проникновение индоевропейцев на Пиренейский полуостров относили к первым векам I тыс. до н. э.4 Однако новые методы анализа и новые находки позволили датировать некоторые местонахождения, явно относящиеся к культуре полей урн погребения, началом XI и даже XII в. до н. э.5 Следовательно, можно отнести начало появления индоевропейцев в Испании ко времени ок. 1200 г. до н. э.6 Относительно быстро новопришельцы заняли северо-восточную часть Пиренейского полуострова (совр. Каталонию)7, откуда уже в X—IX вв. до н. э. проникли на юг, запад и юго-запад от этого ареала. Однако на северо-востоке сохранилось и старое население. Археологи отмечают сосуществование в этой области двух погребальных обрядов: старого — ингумации в пещерах и нового — кремации в урнах, помещенных под очень невысокими холмиками. Возможно, сохранение старого населения и стало причиной того, что позже в нынешней Каталонии происходит вторичное поглощение индоевропейских пришельцев старым населением и иберизация этой территории8.

В других областях Испании индоевропеизация оказалась гораздо более прочной. Индоевропейцы постепенно заняли обширные пространства Пиренейского полуострова. На какое-то время он почти весь оказался индоевропеизированным. По крайней мере в IV в. до н. э. Эфор (Fr. Gr. Hist., fr. 131) утверждал, что Кельтика простирается вплоть до Гадеса. Возможно, это сообщение отражает более раннее состояние этнических взаимоотношений в Южной Испании9, но все же оно свидетельствует о каком-то времени, когда кельтское присутствие действительно весьма ощущалось на крайнем юге Пиренейского полуострова. Позже индоевропейцы были оттуда в значительной степени вытеснены или ассимилированы неиндоевропейцами.

Исследования немногочисленных следов индоевропейских языков на испанской территории показывают, что в них присутствуют значительные иллирийские и Лигурийские черты10. Означает ли это, что ранние индоевропейцы на полуострове были лигурами и иллирийцами или же что перед нами остатки того языкового состояния, когда существовала древнеевропейская общность, предшествовавшая выделению отдельных языков и этносов? Однозначно ответить на этот вопрос пока невозможно. Во всяком случае можно уверенно говорить, что более поздние вторжения индоевропейцев в Испанию были уже несомненно кельтскими, хотя, возможно, влекли с собой и часть докельтского населения атлантического побережья Галлии11. Впрочем, термин «вторжение» вообще едва ли применим безусловно к этим событиям. Скорее речь должна идти об инфильтрации, проникновении этнических групп через Пиренеи на территорию полуострова12. Разумеется, такие группы должны были быть относительно значительны, довольно сильны и достаточно активны, чтобы либо вытеснить, либо подчинить и ассимилировать прежнее «средиземноморское» население, навязав ему свой язык, материальную культуру, религиозные и иные представления, лучше всего выраженные в погребальном обряде. Сейчас трудно решить, надо ли говорить о нескольких волнах таких инфильтраций или о постоянном проникновении индоевропейцев, в частности кельтов, через Пиренеи.

Кельты вообще были подвижным народом. Во время своих великих передвижений они распространились на огромной территории — от Ирландии на северо-западе до внутренних районов Малой Азии на юго-востоке. Однако испанские кельты к этим великим миграциям отношения не имеют. Их появление и расселение на Пиренейском полуострове относится к более раннему времени. Хотя отдельные группы кельтов из Галлии, вероятно, появлялись на полуострове и в конце I тыс. до н. э., в целом проникновение по пиренейским проходам и заселение Испании из континентальной Европы завершилось приблизительно к 500 г. до н. э.13 К этому времени в кельтском мире происходят важные изменения. Первая культура западноевропейского железного века — Галльштаттская — сменяется Латенской. Некоторые исследователи даже вообще считают возможным говорить о собственно кельтах только как о носителях Латенской культуры14. Это, разумеется, преувеличение, ибо кельтский этнос сложился гораздо раньше. И хотя в Испании нащупываются некоторые следы латенского влияния, например в оружии, объясняемые сохранением торговых связей через Пиренеи, в целом там нет культуры Латена, а материальная культура испанских индоевропейцев продолжает Галльштатт (так называемая постгалльштаттская культура)15. Из трех типов кельтских топонимов (оканчивающихся на -брига, -дунум и -магус) в Испании засвидетельствован только первый, относящийся к более раннему слою кельтской топонимики16. Подобные топонимы, как и некоторые теонимы (например, имя бога Луга) засвидетельствованы в Галлии, но не встречаются в других местах кельтского мира. Видимо, можно говорить о более тесном этническом родстве с кельтами именно Галлии, в то время как связи с кельтами других стран, в том числе Британских островов, были более слабыми и, вероятно, опосредованными.

Хотя в Испании обнаружены следы лигуров и иллирийцев, основная масса индоевропейцев в ней была кельтской. Поэтому индоевропейскую зону Пиренейского полуострова можно с некоторыми оговорками назвать кельтской. Она сформировалась не сразу. Внутри нее происходили различные передвижения. Так, Страбон (III, 3,5) говорит о движении кельтов первоначально вместе с турдулами, поссорившись с которыми, они затем заселили Северо-Западную Испанию. При этом географ отмечает, что северо-западные кельты родствены тем, которые живут вокруг реки Анас (совр. Гвадиана). Это предполагает движение будущих жителей Галлеции с юга на север вдоль атлантического фасада Пиренейского полуострова. Если это не ученая конструкция самого Страбона или его источника (вероятнее всего, Посейдония), то перед нами отражение перемещений уже внутри кельтского мира. В принципе в этом нет ничего неестественного, тем более что этот путь уже был в свое время освоен носителями мегалитической культуры конца неолита и энеолита.

В конечном итоге к тому времени, когда Испания попала в поле зрения античных историков и географов, большая часть страны была населена индоевропейскими народами, преимущественно кельтами. Их ареал охватывал внутреннюю, северную (кроме крайнего северо-востока), северо-западную и западную части полуострова. Внутри этой зоны, вероятно, жили и неиндоевропейцы. Возможно, к ним относились вардулы (или бардулы) и, может быть, некоторые другие близкие им племена, которые населяли восточную часть Кантабрии и прилегающие к ней восточные районы с их узкими и замкнутыми долинами, препятствующими проникновению чужаков17. Если это так, то в этих племенах надо видеть предков современных басков18. С другой стороны, Плиний (III, 13-14) и Птолемей (И, 5,5) упоминают кельтиков, живущих рядом стурдетанами, причем вторично Плиний (IV, 111) упоминает кельтиков на северо-западе полуострова, где они еще имеют особое прозвище Неры. Возможно, перед нами остатки одного этноса (и не след ли это того или подобного движения кельтов, о котором говорит Страбон?). Часть оретанов (явно неиндоевропейцев), по Плинию (III, 25), именуется еще и германами, в чем, несомненно, надо видеть следы их смешения с индоевропейцами19. И все же в целом две зоны Пиренейского полуострова выделяются достаточно ясно, а начало этому было положено около 1200 г. до н. э., когда носители культуры полей урн погребения начали проникать через проходы Пиренеев в Испанию.




1 Montenegro A. Historiade Espana. Madrid, 1972. Т. 1. P. 469-485; ibid. Introduction//HE. Madrid, 1989.T. 11. P. 21-22; Lomas F.J. Origen y desarrollo de la cultura de los campos de urnas// Historia de Espana antigua. Т. 1. P. 13-27; Daniel C, Evans J. Л The Western Mediterranean// САН. 1975. Vol. 11, 2. P. 765; Cerdeno L., Vega G. La Espanade Altamira. Madrid, 1995. P. 120-124; Atvar J. De Argantonio a los romanos. Madrid, 1995. P. 70—71; Savory H. N. Spain and Portugal. London, 1968. P. 227-232.
2 История Европы. М., 1988. Т. 1. С. 123-124.
3 Piggot S. Ancient Europe. Edinbourgh, 1965. P. 173; Crossland R. A. Immigrants from the North // САН. 1971. Vol. 1, 2. P. 853; Широкова H. С. Древние кельты на рубеже старой и новой эры. Л., 1989. С. 81-84.
4 Филип Я. Кельтская цивилизация и ее наследие. Прага, 1961. С. 20; Piggot S. Ancient Europe. P. 173; Daniel С, Evans J. D. The Western Mediterranien. P. 765; Savory H. N. Ancient Europe P. 227.
5 Cerdeno M. L., Vega C. Espana de Altamira. P. 122.
6 Montenegro A. Introduction. P. 22; idem. Las invasiones indoeuropeas en la Peninsula Iberica// HE. Т. II. P. 219-221.
7 Sanmarti J. From local groups in early states: the development of complexity in protohis-loric Catalonia// Pyrenae. 2004. № 35, I. P. 13. Впрочем, некоторые археологи полагают, что несмотря на привлекательность этой теории для ее подтверждения нет достаточных археологических доказательств (ibid.).
8 Montenegro A. Las invasiones... P. 220—221.
9 Lomas F. J. Las fuentes historicas mas antiguos para el conocimiento de los celtos peninsularcs // Historia de Espana antigua. P. 56.
10 Ibid. P. 59-63,77-78.
11 Piggot S. Ancient Europe. P. 188.
12 Cerdeno M. L., Vega C. Espana de Altamira. P. 122.
13 Montenegro A. Las invasiones... P. 229-230.
14 Ср.: Археология Франции: Каталог выставки. Л., 1982. С. 46.
15 James S. Exploring the World of the Celts. London, 1993. P. 72; Savory H. N. Spain and Portugal. P. 246-252.
16 Piggot S. Ancient Europe. P. 173-174; Savory H. N. Spain and Portugal. P. 240; Sangmeister E. Die Kelten in Spanien//MM. I960. Bd. 1. S. 95.
17 Lomas F. J. Pueblos celtasde la Peninsula Iberica // Historia de Espana antigua. P. 96—98.
18 Alvar J. De Argantonio... P. 71.
19 Iniesta A. Pueblos del cuadrante sudoriental de la Peninsula Iberica// HE. Т. II. P. 339.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура

Ян Буриан, Богумила Моухова.
Загадочные этруски

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора
e-mail: historylib@yandex.ru
X