Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Появление индоевропейцев

Одной из характерных черт доримской и частично римской истории Испании является ее лингвистическая двойственность, в большой степени соответствующая и двойственности социально-политической. Уже было отмечено, что страна делилась на две основные зоны — индоевропейскую и неиндоевропейскую. Первая охватывала внутреннюю, северную и западную части Пиренейского полуострова. Она сформировалась постепенно, но появление ее относится к концу II тыс. до н. э.

Первые народы, говорившие на индоевропейских языках, стали проникать через Пиренеи, вероятнее всего, в конце II тыс. до н. э. В конечном итоге они были связаны с культурами бронзового века, развивавшимися в Центральной Европе, прежде всего с так называемой культурой полей урн погребения1. Общие изменения, происходившие во всем Старом Свете, задели и эту культуру. Под влиянием внутренних импульсов, а может быть, и под давлением других народов, пришедших с Востока, часть народов — носителей этой культуры — начала движение в различных направлениях, в том числе и к юго-западу. Результатом было распространение этой культуры на огромных пространствах Европы. Вопрос о языковой и этнической принадлежности носителей культуры полей урн погребения сложен и до сих пор не решен. Предполагают, что в обширной области расселения носителей культуры полей урн погребения сложился пока еще не расчлененный «древнеевропейский» язык, из которого позже вычленились кельтские, иллирийские, италийские и германские (возможно, и лигурийские) языки2. Но не исключено, что в это время в рамках самых ранних ступеней Галльштаттской культуры (так называемые Галльштатт А и В), относящихся еще к бронзовому веку и связанных с культурой полей урн погребения, уже формируется кельтский этнос3.

Сравнительно недавно проникновение индоевропейцев на Пиренейский полуостров относили к первым векам I тыс. до н. э.4 Однако новые методы анализа и новые находки позволили датировать некоторые местонахождения, явно относящиеся к культуре полей урн погребения, началом XI и даже XII в. до н. э.5 Следовательно, можно отнести начало появления индоевропейцев в Испании ко времени ок. 1200 г. до н. э.6 Относительно быстро новопришельцы заняли северо-восточную часть Пиренейского полуострова (совр. Каталонию)7, откуда уже в X—IX вв. до н. э. проникли на юг, запад и юго-запад от этого ареала. Однако на северо-востоке сохранилось и старое население. Археологи отмечают сосуществование в этой области двух погребальных обрядов: старого — ингумации в пещерах и нового — кремации в урнах, помещенных под очень невысокими холмиками. Возможно, сохранение старого населения и стало причиной того, что позже в нынешней Каталонии происходит вторичное поглощение индоевропейских пришельцев старым населением и иберизация этой территории8.

В других областях Испании индоевропеизация оказалась гораздо более прочной. Индоевропейцы постепенно заняли обширные пространства Пиренейского полуострова. На какое-то время он почти весь оказался индоевропеизированным. По крайней мере в IV в. до н. э. Эфор (Fr. Gr. Hist., fr. 131) утверждал, что Кельтика простирается вплоть до Гадеса. Возможно, это сообщение отражает более раннее состояние этнических взаимоотношений в Южной Испании9, но все же оно свидетельствует о каком-то времени, когда кельтское присутствие действительно весьма ощущалось на крайнем юге Пиренейского полуострова. Позже индоевропейцы были оттуда в значительной степени вытеснены или ассимилированы неиндоевропейцами.

Исследования немногочисленных следов индоевропейских языков на испанской территории показывают, что в них присутствуют значительные иллирийские и Лигурийские черты10. Означает ли это, что ранние индоевропейцы на полуострове были лигурами и иллирийцами или же что перед нами остатки того языкового состояния, когда существовала древнеевропейская общность, предшествовавшая выделению отдельных языков и этносов? Однозначно ответить на этот вопрос пока невозможно. Во всяком случае можно уверенно говорить, что более поздние вторжения индоевропейцев в Испанию были уже несомненно кельтскими, хотя, возможно, влекли с собой и часть докельтского населения атлантического побережья Галлии11. Впрочем, термин «вторжение» вообще едва ли применим безусловно к этим событиям. Скорее речь должна идти об инфильтрации, проникновении этнических групп через Пиренеи на территорию полуострова12. Разумеется, такие группы должны были быть относительно значительны, довольно сильны и достаточно активны, чтобы либо вытеснить, либо подчинить и ассимилировать прежнее «средиземноморское» население, навязав ему свой язык, материальную культуру, религиозные и иные представления, лучше всего выраженные в погребальном обряде. Сейчас трудно решить, надо ли говорить о нескольких волнах таких инфильтраций или о постоянном проникновении индоевропейцев, в частности кельтов, через Пиренеи.

Кельты вообще были подвижным народом. Во время своих великих передвижений они распространились на огромной территории — от Ирландии на северо-западе до внутренних районов Малой Азии на юго-востоке. Однако испанские кельты к этим великим миграциям отношения не имеют. Их появление и расселение на Пиренейском полуострове относится к более раннему времени. Хотя отдельные группы кельтов из Галлии, вероятно, появлялись на полуострове и в конце I тыс. до н. э., в целом проникновение по пиренейским проходам и заселение Испании из континентальной Европы завершилось приблизительно к 500 г. до н. э.13 К этому времени в кельтском мире происходят важные изменения. Первая культура западноевропейского железного века — Галльштаттская — сменяется Латенской. Некоторые исследователи даже вообще считают возможным говорить о собственно кельтах только как о носителях Латенской культуры14. Это, разумеется, преувеличение, ибо кельтский этнос сложился гораздо раньше. И хотя в Испании нащупываются некоторые следы латенского влияния, например в оружии, объясняемые сохранением торговых связей через Пиренеи, в целом там нет культуры Латена, а материальная культура испанских индоевропейцев продолжает Галльштатт (так называемая постгалльштаттская культура)15. Из трех типов кельтских топонимов (оканчивающихся на -брига, -дунум и -магус) в Испании засвидетельствован только первый, относящийся к более раннему слою кельтской топонимики16. Подобные топонимы, как и некоторые теонимы (например, имя бога Луга) засвидетельствованы в Галлии, но не встречаются в других местах кельтского мира. Видимо, можно говорить о более тесном этническом родстве с кельтами именно Галлии, в то время как связи с кельтами других стран, в том числе Британских островов, были более слабыми и, вероятно, опосредованными.

Хотя в Испании обнаружены следы лигуров и иллирийцев, основная масса индоевропейцев в ней была кельтской. Поэтому индоевропейскую зону Пиренейского полуострова можно с некоторыми оговорками назвать кельтской. Она сформировалась не сразу. Внутри нее происходили различные передвижения. Так, Страбон (III, 3,5) говорит о движении кельтов первоначально вместе с турдулами, поссорившись с которыми, они затем заселили Северо-Западную Испанию. При этом географ отмечает, что северо-западные кельты родствены тем, которые живут вокруг реки Анас (совр. Гвадиана). Это предполагает движение будущих жителей Галлеции с юга на север вдоль атлантического фасада Пиренейского полуострова. Если это не ученая конструкция самого Страбона или его источника (вероятнее всего, Посейдония), то перед нами отражение перемещений уже внутри кельтского мира. В принципе в этом нет ничего неестественного, тем более что этот путь уже был в свое время освоен носителями мегалитической культуры конца неолита и энеолита.

В конечном итоге к тому времени, когда Испания попала в поле зрения античных историков и географов, большая часть страны была населена индоевропейскими народами, преимущественно кельтами. Их ареал охватывал внутреннюю, северную (кроме крайнего северо-востока), северо-западную и западную части полуострова. Внутри этой зоны, вероятно, жили и неиндоевропейцы. Возможно, к ним относились вардулы (или бардулы) и, может быть, некоторые другие близкие им племена, которые населяли восточную часть Кантабрии и прилегающие к ней восточные районы с их узкими и замкнутыми долинами, препятствующими проникновению чужаков17. Если это так, то в этих племенах надо видеть предков современных басков18. С другой стороны, Плиний (III, 13-14) и Птолемей (И, 5,5) упоминают кельтиков, живущих рядом стурдетанами, причем вторично Плиний (IV, 111) упоминает кельтиков на северо-западе полуострова, где они еще имеют особое прозвище Неры. Возможно, перед нами остатки одного этноса (и не след ли это того или подобного движения кельтов, о котором говорит Страбон?). Часть оретанов (явно неиндоевропейцев), по Плинию (III, 25), именуется еще и германами, в чем, несомненно, надо видеть следы их смешения с индоевропейцами19. И все же в целом две зоны Пиренейского полуострова выделяются достаточно ясно, а начало этому было положено около 1200 г. до н. э., когда носители культуры полей урн погребения начали проникать через проходы Пиренеев в Испанию.




1 Montenegro A. Historiade Espana. Madrid, 1972. Т. 1. P. 469-485; ibid. Introduction//HE. Madrid, 1989.T. 11. P. 21-22; Lomas F.J. Origen y desarrollo de la cultura de los campos de urnas// Historia de Espana antigua. Т. 1. P. 13-27; Daniel C, Evans J. Л The Western Mediterranean// САН. 1975. Vol. 11, 2. P. 765; Cerdeno L., Vega G. La Espanade Altamira. Madrid, 1995. P. 120-124; Atvar J. De Argantonio a los romanos. Madrid, 1995. P. 70—71; Savory H. N. Spain and Portugal. London, 1968. P. 227-232.
2 История Европы. М., 1988. Т. 1. С. 123-124.
3 Piggot S. Ancient Europe. Edinbourgh, 1965. P. 173; Crossland R. A. Immigrants from the North // САН. 1971. Vol. 1, 2. P. 853; Широкова H. С. Древние кельты на рубеже старой и новой эры. Л., 1989. С. 81-84.
4 Филип Я. Кельтская цивилизация и ее наследие. Прага, 1961. С. 20; Piggot S. Ancient Europe. P. 173; Daniel С, Evans J. D. The Western Mediterranien. P. 765; Savory H. N. Ancient Europe P. 227.
5 Cerdeno M. L., Vega C. Espana de Altamira. P. 122.
6 Montenegro A. Introduction. P. 22; idem. Las invasiones indoeuropeas en la Peninsula Iberica// HE. Т. II. P. 219-221.
7 Sanmarti J. From local groups in early states: the development of complexity in protohis-loric Catalonia// Pyrenae. 2004. № 35, I. P. 13. Впрочем, некоторые археологи полагают, что несмотря на привлекательность этой теории для ее подтверждения нет достаточных археологических доказательств (ibid.).
8 Montenegro A. Las invasiones... P. 220—221.
9 Lomas F. J. Las fuentes historicas mas antiguos para el conocimiento de los celtos peninsularcs // Historia de Espana antigua. P. 56.
10 Ibid. P. 59-63,77-78.
11 Piggot S. Ancient Europe. P. 188.
12 Cerdeno M. L., Vega C. Espana de Altamira. P. 122.
13 Montenegro A. Las invasiones... P. 229-230.
14 Ср.: Археология Франции: Каталог выставки. Л., 1982. С. 46.
15 James S. Exploring the World of the Celts. London, 1993. P. 72; Savory H. N. Spain and Portugal. P. 246-252.
16 Piggot S. Ancient Europe. P. 173-174; Savory H. N. Spain and Portugal. P. 240; Sangmeister E. Die Kelten in Spanien//MM. I960. Bd. 1. S. 95.
17 Lomas F. J. Pueblos celtasde la Peninsula Iberica // Historia de Espana antigua. P. 96—98.
18 Alvar J. De Argantonio... P. 71.
19 Iniesta A. Pueblos del cuadrante sudoriental de la Peninsula Iberica// HE. Т. II. P. 339.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь

Думитру Берчу.
Даки. Древний народ Карпат и Дуная

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель
e-mail: historylib@yandex.ru
X