Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Кельтиберы

Среди народов внутренней части Испании значительную роль играли кельтиберы, населявшие восточную часть Месеты и правобережную часть средней долины Ибера. Это — кельтский народ, основной фонд их материальной культуры восходит к галльштаттским культурам первой половины I тыс. до н. э., топонимика и ономастика кельтиберов — кельтская, к кельтским относится и их язык, хотя его место среди кельтских языков еще вызывает споры69. Плиний (III, 26) упоминает четыре «народа» кельтиберов. О четырех кельтиберских племенах говорит и Страбон (III, 4, 13). Поскольку в разных источниках (например у Аппиана) к кельтиберам зачастую причисляют разные племена, современные ученые склоняются к тому, что кельтиберских племен было пять: ареваки и пелендоны, населяющие так называемую Дальнюю Кельтиберию, и титты, лузоны и беллы, обитающие в так называемой Ближней Кельтиберии70.

Во главе племен стоял вождь. Древние авторы называют его dux (Flor. I, 33, 13; 34; II, 13) или οτρατηγος (App. Hisp. 44, 45, 50 и др.). Только однажды Ливии (XXXV, 7, 6) упоминает царя Гилерна, говоря о союзных войсках вакцеев, вектонов и кельтиберов. Но кроме его имени ничего больше о нем неизвестно. Эти вожди избирались, и в первую очередь именно для выполнения определенных военных функций. Например, когда вспыхнула война с римлянами, ареваки, беллы и титты собрались в Нуманции и избрали своим вождем Кара (Арр. Hisp. 45). Хотя выборы проходили в Нуманции, городе ареваков, и жители Сегеды, города беллов, выступали как просители, предводителем был избран человек из Сегеды, поскольку он был, по словам Аппиана, самым опытным в военном деле. Решающим фактором, таким образом, оказывалось не происхождение, а опытность, что невозможно, если бы речь шла о монархе. Кар сам активно участвовал в военных действиях и погиб. После его смерти были избраны новые вожди — Амбон и Левкон, которые никак не были связаны с покойным Каром (Арр. Hisp. 46). Позже появились другие вожди, тоже не связанные со своими предшественниками. Детальный рассказ Аппиана упоминает вождей относительно редко. Все указывает на то, что функции вождей были ограниченны и кратковременны.

Вождей избирали на собраниях. Именно на таком собрании ареваков и других кельтиберов был избран Кар. После его смерти ареваки в ту же ночь собрались в Нуманции и выбрали Амбона и Левкона. Собрания могли решать и другие важные вопросы. Диодор (XXXI, 42) утверждает, что ареваки обсуждали на собрании вопрос о войне с римлянами и на собрании народ принял решение вести войну.

Однако как целое кельтиберское племя, а тем более союз племен, действуют редко. На территориях племен располагались различные города: у лузонов — Контребия, Нертобрига, Бильбилис, Комплега; у ареваков — Клуния, Терманция, Уксама, Сегонтия, Нуманция, Контребия Левкада, Арегада и др.; у беллов — Сегеда, Аркобрига, Аттас, Оцилис, Сегобрига, Контребия Белеска71. Кроме городов, упоминаются также крепости (castella) и неукрепленные деревни (vici, κωμαι) (Liv. XXXV, 22, 5; XL, 33; 47; Арр. Hisp. 77; Strabo III, 4, 13). Неукрепленные поселки были небольшими и насчитывали 50—100 жителей72. Они были, вероятно, родовыми поселениями. Города же были населены более плотно. Так, Нуманция насчитывала около 8000 жителей, а Терманция — 650073. Города были центрами нескольких родов. Например, среди жителей Контребии Белески можно найти представителей не менее десяти родов74.

Именно эти общины были реальными социально-политическими единицами. Так, совершенно самостоятельно действовали Комплега, Сегеда, Нуманция, Оцилис, Нертобрига, Палланция (Арр. Hisp. 44 50; 55). Этим городам подчинялись более мелкие, а также, видимо, крепости и деревни75. Известно, например, что нумантинцы держали гарнизон в небольшом городке Маллии (Арр. Hisp. 77). После римского завоевания именно такие общины стали основными ячейками римской административной системы76. Для сравнения можно отметить, что в Галлии такими ячейками стали целые племена.

Сведения об управлении общинами можно получить из латинской надписи из Контребии Белески (A. е., 1979, 377), точно датированной 15 мая 87 г. до н. э., и из кельтиберских надписей из того же города77. Во главе общин стоял сенат, т. е. городской совет. Судя по надписи, он имел судебные полномочия, но в других городах по поручению совета также выпускались монеты и заключались договоры78. И едва ли в Контребии его полномочия были меньше.

Исполнительную власть осуществляли шесть магистратов, возглавляемых претором (так он именуется на римский манер, его местное название неизвестно). Все шесть магистратов принадлежали к разным родам. По-видимому, каждый из них представлял свой род или, может быть, избирался общим собранием, но от своего рода. Так как в этом городе жили не менее десяти родов, ясно, что не все они одновременно были представлены среди магистратов. Представители одного рода не могли занимать две должности сразу. «Претор» и магистраты были в определенной степени и эпонимами своей общины, поскольку время составления латинской надписи определяется не только официальной римской датировкой, но и местной: когда это дело разбиралось, контребийскими магистратами были... (А. е., 1979, 377, 15—18).

Эти данные позволяют лучше оценить сведения античных авторов. Так, наличие совета отмечается в Бельгеде (Арр. Hisp. 100); во многих местах упоминаются старейшины, которые явно были членами совета. Диодор (XXXI, 9) называет имя одного из старейшин Бегеды, т. е. Сегеды, — Какюр. Скорее всего, это уже известный нам Кар, который был избран вождем объединенного войска в Нуманции. Если это так, то можно думать, что вожди избирались из числа старейшин. Видимо, магистратами Нуманции были упомянутые Плутархом (Tib. Grac. 6) архонты, которые обладали обширной властью в городе. У Ливия (XL, 49) встречается одно из редких упоминаний монархического титула в несомненной связи с кельтиберами: «царек» (regulus) Турр, чьи дети были захвачены римлянами в городе Альце. Вполне возможно, что речь идет в этом контексте о «преторе».

Основной ячейкой организации кельтиберов была родовая община, гентилиция79, входившая в состав городских общин. До нас дошло несколько десятков упоминаний гентилиций80. Чаще всего упоминание гентилиции стоит между личным именем и патронимиком, и это свидетельствует о том, что родовая связь была для кельтиберов важнее, чем семейная. Это относится и к упоминаниям женщин, причем имя супруга также упоминается после гентилиции81. Правда, нельзя сказать, в таком случае отмечается род ее мужа или ее собственный. В латинских надписях упоминаются принцепсы гентилиций (CILII, 5763; A. e., 1946, 121; 122). Но неизвестно, возникла ли эта должность до или уже после римского завоевания.

Таким образом, кельтиберское общество сохраняло основные черты родового. Но старого родового равенства у кельтиберов уже не было.

С одной стороны, из общества выделяется знать. Явно знатным человеком был Аллюций, которого Ливии (XXVI, 50, 2) называет принцепсом кельтиберов. Тот же Ливии (XL, 49) упоминает nobiles в городе Альце. Валерий Максим (III, 2, 21) некоего Пирреза называет выдающимся среди всех кельтиберов по знатности и доблести. Нумантинским аристократом был Ретоген по прозвищу Каравний (Арр. Hisp. 94). Флор (I, 34,15) называет последнего нумантинского вождя Рекогеном. Это — тот же Ретоген. Из этого видно, что верховная власть в обществе принадлежала аристократам. Они даже жили в особом квартале города (Val. Max. III, 2, 7).
Рис. 15. Денарий из Секайсы. Аверс и реверс
Рис. 15. Денарий из Секайсы. Аверс и реверс

В руках аристократии сосредоточились и основные богатства. Это доказывается раскопками кельтиберских могил. Почти все некрополи (а некоторые содержат до 5000 могил) включают в себя как богатые, так и бедные погребения. Так, в некрополе Миравече из более чем сотни могил богатых только 17. Подобное отмечается и в других некрополях. Бедные могилы содержат обычно только урну с пеплом, нож и фибулу. Богатые погребения — это и погребения с оружием82. А это означает, что знать монополизировала и владение оружием, оттесняя от участия в войне в обычных условиях широкие слои населения. Только в особых обстоятельствах, когда речь шла о свободе или порабощении, жизни или смерти племени, в военных действиях принимало участие все мужское население, как это было в Нуманции во время ее осады римлянами.

В Кельтиберии, как и вообще у испанских кельтов, не отмечается выделение особого жреческого сословия, подобного запиренейским друидам. Сами аристократы чувствовали себя особо связанными с небесными силами. Так, по словам Флора (I, 33, 13—14), вождь кельтиберов Олиндик потрясал перед народом копьем с серебряным наконечником, якобы полученным им с неба, и изображал из себя прорицателя. И позже, уже в римские времена, когда во главе восстания кельтиберов против Рима встал римский эмигрант Серторий, кельтиберы мистически верили в него, видя в нем человека, через его белую лань связанного с божествами. Видимо, перед ними мятежный римский полководец появлялся как наследник старой местной аристократии.

С другой стороны, в кельтиберском обществе выделяется зависимое население. Исследования ономастики уже римского времени показали наличие среди кельтиберов потомков так называемых амбактов83. По словам Энния (in: Fest., p. 4), на кельтском языке амбактами называли рабов. Само слово «амбакт», означающее «тот, кто вокруг», а также функции амбактов у запиренейских кельтов84 говорят в пользу того, что речь идет о военной свите. Перед нами — несвободные люди, используемые преимущественно на войне. Перевод Энния говорит не об их аналогичности с римскими рабами, а об их несвободном статусе. Другой категорией «рабов» были дойдерии85. Вероятнее всего, рабами были слуги, сопровождавшие Ретогена и его друзей во время вылазки из Нуманции (Арр. Hisp. 94). В последнем случае речь, вероятно, идет о челяди или оруженосцах. Об использовании таких рабов в производстве данных нет.

Другой группой зависимых людей у кельтиберов были клиенты. Таких клиентов привел с собой Аллюций к Сципиону (Liv. XXVI, 50, 14). Друзья Ретогена, по-видимому, тоже были клиентами86. У цизальпинских галлов клиенты образовывали своеобразное товарищество (Polyb. II, 17, 12); так же, вероятно, обстояло дело и у галлов собственно Галлии (Caes. Bel. Gal. VI, 30, 3)87. Так что ничего удивительного, если подобное сообщество «друзей» существовало и у кельтиберов. Клиентов у некоторых аристократов было довольно много. Например, Аллюций из числа клиентов набрал 1500 всадников, которых привел к Сципиону. Из этого видно, что клиенты, как и амбакты, участвовали в военных предприятиях знати. Различие между амбактами и клиентами, вероятно, состояло в том, что первые были несвободны, а вторые официально сохраняли свое положение свободных членов общины.

От клиентов надо, по-видимому, отличать людей, кому-либо себя посвятивших и гибнувших вместе с патроном (Strabo III, 4,18; Serv. Georg. 4, 218). Считается, что такими людьми были соратники Ретогена, которые, как рассказывает Флор (I, 34, 13—15), устроили вылазку, чтобы погибнуть, а оставшиеся после этого в живых погубили себя, близких и город «мечом, ядом, поджогами»88. Каково было происхождение этих людей и почему они вступали в более тесную связь со своим патроном, чем обычные клиенты, неизвестно. Может быть, большинство их было иностранцами, и такие отношения оказывались для них единственной социальной связью?

И после утраты независимости клиентские отношения продолжали существовать. Патроном кельтиберов был уже упомянутый Серторий89. В таком качестве он щедро расточал серебро и золото, снабжал своих воинов всем необходимым, исполнял их желания (Plut. Sert. 14). Видимо, как и у галлов (Caes. Bel. Gal. VI, 11—14), отношения «патрон — клиент» были взаимными. Клиенты повиновались патрону, участвовали в его войнах, а тот в ответ щедро их одаривал. Отказ патрона от своих обязательств мог привести к прекращению клиентских связей, как это было с некоторыми кельтиберами, начавшими выступать против Сертория, когда серториевские полководцы якобы по приказанию самого Сертория стали налагать на них суровые кары и высокие подати (Plut. Sert. 25). И все же окончательно клиентская связь с Серторием прекратилась только с его гибелью.

Таким образом, в кельтиберском обществе выделяются два полюса: родовая знать и различные категории зависимых людей. Эти два полюса были тесно связаны друг с другом. Из своих амбактов, клиентов и «посвятившихся» аристократы составляли дружины, с которыми они могли действовать не только у себя на родине, но и на службе у иностранцев. Имеется много данных о кельтиберских наемниках90.

Раскопки показали наличие в Кельтиберии широкого слоя свободных людей, не вовлеченных в клиентско-патронские связи и отстраненные в обычное время от участия в военных действиях91, что определяло и их подчиненное положение в обществе. Эти люди и были, видимо, основными производителями.

Отношения кельтиберов с внешним миром регулировались преимущественно двумя институтами: наемничеством, о котором уже шла речь, и гостеприимством. Разумеется, и то и другое было свойственно не только кельтиберам, но и многим другим народам, особенно стоящим на той же или близкой ступени общественного развития. В Испании же Диодор (V, 34, 1) особенно отмечает гостеприимство именно кельтиберов: по отношению к гостям они милостивы и человеколюбивы и даже соперничают между собой из-за гостеприимства, считая тех, к кому следуют гости, любезными богам. Последнее выражение показывает, что институт гостеприимства получил какое-то религиозное оформление. Это видно и из дошедших до нас тессер с изображениями либо священных животных, либо сжимающих друг друга рук с надписями на кельтском языке иберским письмом (ибо кельты, в том числе кельтиберы, своей письменности не имели), а позже латинских надписей92. При отсутствии международного и межплеменного права обычай гостеприимства обеспечивал общение различных общин и людей.

Гостеприимство и наемничество вели к установлению контактов, без которых кельтиберы обойтись не могли. Согласно Диодору (V, 35), кельтиберы покупали вино от приплывавших торговцев (по-видимому, через посредство прибрежных иберов, ибо непосредственно к кельтиберам приплыть невозможно). Контакты привели и к определенным влияниям. Влияние соседних иберов ощущается в принятии кельтиберами типично иберского оружия — фалькаты (кривого меча), в некоторых женских украшениях, как фибулы и пряжки поясов, письменности93. В то же время ни греческого, ни финикийского импорта в доримской Кельтиберии не обнаружено, а это говорит об отсутствии прямых контактов с миром классического Средиземноморья. Исключением являются войны, во время которых кельтиберы могли принести на родину награбленные богатства. Порой эти богатства могли достигать значительного размера. По словам Страбона (III, 4, 13), римский полководец Марцелл получил от кельтиберов контрибуцию в 600 талантов. Географ удивляется такому количеству, подчеркивая, что жили кельтиберы в неплодородной стране. Конечно, такие богатства могли скопиться только в результате участия кельтиберов в многочисленных войнах.

Таким образом, кельтиберское общество предстает перед нами как позднеродовое. Основной ячейкой жизни являлся родовой коллектив — гентилиция, но гентилиции объединялись в общины во главе с городом, и эта-то общность и выступает как реальная рамка организации общества. Племена можно рассматривать скорее как союзы таких общин. В особо грозных случаях, как это было иногда перед лицом римлян, возникал и союз кельтиберских племен. В обществе уже выделяются, с одной стороны, знать, а с другой — различные категории зависимого населения. Но еще оставалось большое количество свободного рядового населения, находившегося все же в неравноправном положении, судя по его отстранению от военных предприятий, явно наиболее выгодных и почетных.




69 Lomas F. J. Las fuentes historicas... P. 66-81; Schmitt K. The contribution of Celt-Iberian to the reconstruction of Common Celtic // Actas del II Coloquio sob re lenguas у culturas prerromanas de la Peninsula Iberica. Salamanca, 1976. P. 329-341; idem. Probleme des Keltiberischen // Actas del II Coloquio... Salamanca, 1989. P. 101—115; Ellis Evans D. D. On the Celticity of some Hispanic personal names // ibid. P. 117-129; Untermann J. La varicta linguistics nell'Iberia preromana // AION. Pisa, 1981. T. 3. P. 22—33; James S. Exploring the World of Celts. P. 42-43.
70 Wallenberg F. Los problemas de la cultura celtiberica // I Symposium de prehistoria peninsular. Pamplona, I960. P. 153-154; Lomas F. J. Pueblos celtas. P. 83-90.
71 Wattenberg F. Los problemas... P. 154.
72 Schulten A. Keltiberer// RE. Hbd. 21. Sp. 153.
73 Wattenberg F. Los problemas... P. 155; Montenegro A. Historia de Espana. P. 582; Salinas M. Los pueblos de lacuencade Duero // HE. Т. I. P. 445.
74 А. е., 1979, 377; Lejeune M. La grande inscription celtibere de Botorita // CRAI. 1973. P. 622-647; Albertas Firmat M. L. Organizaciones suprafamiliares en la Hispania antigua // BSAA. 1975. Vol. 45-46. P. 15.
75 Rodriguez Blanco J. Relacion campo-ciudad у organizaciun social en la Celtiberia Ulterior // Memories de historia antigua. 1977. Т. I. P. 173—175; Fatas C. Iberos у celtas de la cuenca media del Ebro // HE. T. 2. P. 419-420; Salinas M. Los pueblos... P. 442-444.
76 Cp.: Ortiz de Urbino E. Aspectosde la evolucion de extructura indigena del grupo de poblacion Autrigon en la epoca prerromana у altoimperial // Congreso de Historia de Euscal Herria. Vitoria-Gastiez, 1988. Т. I. P. 169.
77 Lejeune M. La grande inscription... Passim.
78 Galsterer H. Untersuchungen zum romischen Stadtcwcsen auf der Iberischen Halbinsel. Berlin, 1971. S. 53.
79 Salinas М. Los pueblos... P. 441. Родовой, кровнородственный характер гентилиции как института подтверждается упоминаниями в латинских надписях и у римских авторов гентилиций за пределами Испании: Rodriguez Alvarez P. Tambidn hay gentilidades fuera de Hispania // Homenaje a Jose Ma Blazquez. Madrid, 2000. Vol. IV. P. 339-347.
80 Albertos Firmat M. L. Organizaciones... P. 9—31. Большинство надписей с упоминанием гентилиций — латинские, но в них отражены местные, доримские институты. В кельтских надписях название гентилиции стоит в genetivus pluralis, а в римских родовое имя (nomen) обычно находится в nominativus singularis.
81 Ibid. P. 14, n. 81.
82 Schule W. Die Meseta-Kulturen... S. 78-80.
83 Sevilla M. Ambactes en la cpigrafia hispanica // Memories de historia antigua. 1977. Т. I. P. 163-165.
84 Широкова Н. С. Древние кельты... С. 174-175.
85 Sevilla М. Ambactes... Р. 163-165; Santos J. Contribucion al estudio de los restos de formas de dependencia en la area celtica peninsular en epoca romana // Mcmorias de historia antigua. 1978. Т. II. P. 137-143. Высказывается мысль, что Ambacti и Doiderii римского времени не имеют отношения к доримским социальным единицам (Ortiz de Urbino Е. Aspectos... P. 168). Однако доводы М. Севильи и X. Сантоса представляются неопровержимыми.
86 Blazquez J. М. El legado indoeuropeo en la Hispania Romana // I Symposium de prehistoria peninsular. P. 320.
87 Широкова H. С. Древние кельты... С. 175.
88 Prieto Arciniega A. La devotio iberica como forma dedepencia en la Hispania prerromana // Memorias de historia antigua. 1978. Т. II. P. 132.
89 Ibid.
90 ReGarcta-Gelabert М. P., Blazquez J. М. Mercenaries... Р. 260-269.
91 Schule W. Die Meseta-Kulturen. S. 79.
92 Blazquez J. М. El legado... P. 338-340; Lomas F. J. Instituciones indocuropeas // Historia de Espana antigua. T. 1. P. 113—117.
93 Lomas F. J. Pueblos celtas... P. 85; Jordd F., Blazquez J. M. Historia de Arte... P. 113-117; Untermann J. La varieta linguistica... P. 84-88.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании

Малькольм Тодд.
Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура

Дж.-М. Уоллес-Хедрилл.
Варварский Запад. Раннее Средневековье

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов
e-mail: historylib@yandex.ru
X