Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Конец Тартесса. Проблема пролива

Итак, в VI в. до н. э. Тартесс вступил в полосу кризиса. Но для исчезновения его с политической карты был необходим последний толчок.

Юстин (XLIII, 5,3) говорит, что массалиоты заключили с испанцами «дружбу», т. е. явно соглашение о союзе. В сохранившейся эпитоме нет никаких хронологических указаний. Ясно только, что это произошло после первой победоносной войны с карфагенянами и до нападения галльского вождя Катуманда на Массалию. Последнее имело место незадолго до нападения галлов на Рим (lust. XLIII, 5, 8), т. е. в начале IV в. до н. э. Так что для заключения массалиотско-испанского союза остается огромный промежуток времени более чем в полтора века. Однако V в. до н. э. считается временем определенного упадка Массалии65, и едва ли массалиоты могли тогда свершить те славные дела, о которых говорил Трог и рассказ о которых Юстин сократил до нескольких предложений. Поэтому кажется предпочтительным отнести заключение этого союза ко времени до этого упадка, т. е. ко второй половине VI или самому началу V в. до н. э.

Кем были эти испанцы, из текста Юстина тоже не ясно. Но уже говорилось, что интересы массалиотов (в отличие от эмпоритов) концентрировались на юге Испании, т. е. в Тартессиде. Это позволяет говорить, что контрагентами массалиотов были именно тартессии. В 40-х гг. VI в. до н. э. союз с тартессиями не был возможен: ведь даже фокейцы, бежавшие из родного города, были вынуждены поселиться на Корсике, а не в Тартессиде из-за недружелюбной позиции Тартесса. Это сокращает хронологический промежуток.

Юстин (XLIV, 5, 2—3) рассказывает, что на Гадес напали соседи, завидовавшие росту города. Этими соседями могли быть только тартессии. Гадитане были вынуждены просить помощи у карфагенян, которые и гадитан от обиды защитили, и большую часть страны (провинции, как пишет латинский автор) подчинили своей власти. Совершенно ясно, что Юстин жестоко сокращает здесь оригинальный текст Трога, сводя к двум фразам повествование об основании Гадеса, куда были перенесены святыни Геркулеса (т. е. тирского Мелькарта), о росте города и о зависти к нему соседей, наконец, о нападении соседей на Гадес и обращении гадитан к единокровным карфагенянам, результатом чего стала военная экспедиция Карфагена. Здесь нет ни одного слова о вмешательстве божества, его явно не было и в оригинальном повествовании, ибо в противном случае Юстин не преминул бы рассказать о нем, так как он достаточно подробно излагает имевшиеся у Трога рассказы о всяческих чудесах и божественном вмешательстве, сводя к краткому конспекту собственно историческое повествование66. Весь контекст настолько благоприятен для карфагенян, что можно полагать, что конечный источник Трога был карфагенский.

К другому направлению традиции принадлежат почти совпадающие (различия имеются только в некоторых деталях) рассказы Витрувия (X, 13, 1—2) и Афинея Полиоркета (9) о штурме карфагенянами Гадеса. Из этих рассказов следует, что события развивались не столь ясно и прямолинейно, как повествует Трог.

Как представляется, в конце VI или в начале V в. до н. э. был заключен союз между Массалией и Тартессом. Он был основан на общих интересах. Массалиоты, вероятно, стремились вернуть себе позиции, завоеванные ими во время талассократии, атартессии — выйти из кризиса, изгнав финикийцев с побережья67. Хотя к этому времени восточная часть державы ускользнула из-под власти Тартесса, правители «княжеств» этой части тоже могли принять участие в общем предприятии. С этим согласуется упоминание Секси (Сикса) как города мастиенов (Fr. Gr. Hist I, Нес. fr. 43). Возможно, когда Гекатей писал свое «Землеописание», этот город действительно находился под властью мастиенов. Археологические и нумизматические данные недвусмысленно свидетельствуют о финикийском характере города68. Так что либо Гекатей просто локализует Секси в земле мастиенов, либо отмечает фактическую принадлежность города ко времени написания его труда. Отсутствие контекста не позволяет сделать окончательный вывод. Но во всяком случае исключить последнюю возможность нельзя.

Что касается Гадеса, то вполне возможно, что гадитане все же сумели отбить нападение тартессиев. Но карфагеняне, использовавшие их приглашение как повод к вмешательству вдела Пиренейского полуострова, не собирались уходить и взяли штурмом пригласивший их город. В принципе в этом нет ничего странного. Гадес не собирался уступать Карфагену свои позиции69. Обстановка кризиса и в связи с этим необходимость экономической перестройки тем более заставляла гадитан всеми силами удерживать свои позиции. Сардинский материал показывает, что карфагеняне не останавливались перед разрушением или вытеснением городов своих соплеменников70. Так что не удивительно, если и в Испании они прибегли к штурму Гадеса.

Установить дату этого события трудно. Приводимый ранее в качестве terminus ante quem 509 г. до н. э., т. е. год заключения первого римско-карфагенского договора, принять нельзя, ибо этот договор никакого отношения к Испании не имеет. Прекрасный мыс, за который римлянам плавать не разрешалось и который, следовательно, был границей если не владений, то сферы влияния Карфагена, вопреки мнению ряда исследователей71, находился не в Испании, а в Африке72, как это утверждал и Полибий (III, 23, 1-2).

Юстин говорит, что карфагеняне не только защитили гадитан, но и подчинили большую часть страны. Последнее, разумеется, явное преувеличение. Подчинение части Испании — это подчинение тех, кто напал на Гадес, т. е. тартессиев. Что случилось с самим городом Тартессом, неизвестно. В источниках, повествующих о более поздних событиях, он уже не упоминается. Поэтому можно думать, что он был или разрушен, или покинут. Тартессийская же держава окончательно распалась. Силий Италик (III, 391—405), перечисляя владения «Аргантониевых внуков», т. е. последние остатки Тартессиды, называет только города долины Бетиса и южного клина Пиренейского полуострова. Даже район Онобы им более не принадлежал.

Утверждение карфагенян в Южной Испании привело к закрытию пролива у Геракловых Столпов для их соперников и конкурентов. Хотя некоторые ученые в настоящее время считают карфагенскую блокаду пролива мифом73, нельзя отрицать сообщения античных авторов. Эратосфен (у Strabo XVII, 1, 19) говорит, что карфагеняне топили чужие корабли, направляющиеся к Сардинии и Столпам Геракла. Это можно сопоставить со вторым римско-карфагенским договором, в котором содержится статья о безоговорочном запрещении римлянам торговать в Сардинии и даже просто посещать остров (Polyb. III, 24, 11). Поскольку римско-карфагенские договоры явно составлялись по уже существующему образцу74, можно говорить, что подобные запрещения содержались и в договорах Карфагена с другими своими партнерами. Своим союзникам этрускам карфагеняне помешали обосноваться на одном из океанских островов (Diod. V, 20, 4).

Очень важны данные Пиндара. Поэт четыре раза упоминает о Геракловых Столпах как о границе мира (Ol. III, 43-44; Nem. III, 20—23; Nem. IV, 69; Istm. IV, 20). Особенно интересен отрывок из III Немейской оды, где Пиндар говорит, что более невозможно отправляться за Столпы Геракла в недоступное море. Обращает на себя внимание выражение ουκετια ευμαρες (более... невозможно). Это показывает, что поэт знал о тех временах, когда такие путешествия были возможны. В IV Немейской оде место Столпов занимает Гадес (Гадейра), а во фрагменте 256 упоминаются Гадейритские врата. Это свидетельствует о том, что Пиндару в принципе было известно положение в районе пролива, и то, что значительную роль в этом районе играл Гадес. Это неудивительно, ибо эти оды были созданы им в Сицилии или вскоре после возвращения оттуда75. III Немейская ода была написана в 474 г. до н. э., а самые ранние из интересующих нас — III Олимпийская и III Истмийская — в 476 г.76

Диодор (V, 20, 4) сообщает о том, что этруски открыли острова в океане, но карфагеняне не позволили им там обосноваться. Историк относит это событие ко времени этрусской талассократии. Эта талассократия рухнула в 474 г. до н. э. после разгрома этрусского флота сиракузянами в битве при Киме77. Из других случаев прохода некарфагенских кораблей через пролив известно плавание знатного перса Сатаспа, посланного царем Ксерксом в плавание вокруг Африки. По словам Геродота (IV, 43), ссылающегося на сообщение карфагенян, Сатасп, уже выплывший за Столпы, испугался продолжительности путешествия и безлюдности страны и, сославшись на мели, вернулся назад. Конечно, карфагеняне могли пропустить корабль из уважения к персидскому царю78, но, с одной стороны, они слишком ценили свои позиции и к тому времени выступали как равноправные союзники Персии в войне с греками, а не как ее подданные, а с другой — союз с этрусками не помешал им воспрепятствовать этрусскому утверждению на океанском острове. Во всяком случае плавание Сатаспа было последним случаем прохода нефиникийского корабля через пролив до путешествия Пифея во второй половине IV в. до н. э. Ксеркс вступил на престол в 485 г. до н. э. То, что Сатасп сумел снарядить корабль, как кажется, можно датировать временем до похода Ксеркса на Грецию и до морских сражений при Саламине и Микале, т. е. в 485—482 гг. до н. э.79

Итак, в какое-то время до 474 г. этруски добрались до острова в океане, между 485 и 482 гг. Сатасп прошел через пролив у Геракловых Столпов, до 476 г. стало известно, что через пролив плавать уже невозможно. Это позволяет сделать вывод, что блокада была установлена между 485 и 476 гг. до н. э.

Естественно, массалиоты не оставались безучастными зрителями этих событий. Они, как уже говорилось, заключили союз с тартессиями. Из войны массалиотов с карфагенянами в это время известно только о морской битве при Артемисии (F Gr Hist IIB, Sosylos von Lakaed. fr. III). В этой битве командир массалиотского флота Гераклид Миласский, применив особый прием боя, разгромил флот карфагенян. Упоминание Гераклида помогает датировать битву. Геродот (V, 121) упоминает его как предводителя карийцев во время восстания против персов. Вероятно, после подавления восстания он бежал на Запад. Известно, что другой руководитель восстания — фокеец Дионисий — после поражения тоже перебрался на Запад и занялся грабежом карфагенских и этрусских судов в сицилийских водах (Her. VI, 17). Эти действия Дионисия надо рассматривать в рамках войны западных греков против Карфагена и этрусков. Гераклид, видимо, отправился еще дальше к западу, в Массалию. Это не означает, что битва произошла вскоре после персидской победы около 490 г. до н. э.80 Миласскому беглецу еще нужно было время, дабы зарекомендовать себя на Западе, так чтобы массалиоты доверили ему командование своим флотом. К тому же трудно представить, чтобы массалиоты, одержав победу, согласились на установление карфагенской блокады пролива. Поэтому представляется, что битва произошла уже после этого события, т. е. после 485 г. до н. э. Был ли после этого заключен официальный мир, мы не знаем. Возможно, что победа при Артемисии предотвратила распространение карфагенской власти на юго-восточное побережье Пиренейского полуострова81.




65 Villard F. La ceramique grecque de Marseille. P. 131; Clavel-Leveque M. Marseille grecque. P. 129.
66 Ferrero L. Struttura е metodo dell'Epitoma di Giustino. Torino, 1957. Passim.
67 Ср.: Lopez Castro J. L. Hispania Poena... P. 60.
68 Martin Ruiz J. A. Los Fenicios... P. 84-91.
69 Шифман И. Ш. Возникновение Карфагенской державы. С. 67.
70 Moxati S. Tra Tiro... P. 32-37.
71 Wickert L. Zu den Karthagervertrager// Klio. 1938. Bd. 3. S. 353-357; Мишулин A. B. Античная Испания. С. 260.
72 Beaumont R. L. The date of the Treaty between Rome and Carthage // JRS. 1939. Vol. 29. P. 76—79; Marek Ch. Die Bestimmung des zweiten romisch-punischen Vertrag iiber die Grenzen der karthaginischen Hoheitgewasser // Chiron. 1977. Bd. 7. S. 6-7; Walbank F. W. A Historical Commentary on Polybius. Oxford, 1957. Т. I. P. 341-342; Werner R. Das "Kalon akroterion" des Polybios // Chiron. 1975. Bd. 5. S. 25; WagnerE. C. G. El comercio punico en el Mediterraneo a la luz de una nueva interpretacion de los tratados concluidos entre Cartago у Roma // MHA. 1984. Т. VI. P. 213-214.
73 Fabre P. Les Massaliotes et PAtlantique // Ocean Atlantique et Peninsule Armoricaine. Paris, 1985. P. 27.
74 Залесский H. H. Этруски и Карфаген // Древний мир. М., 1962. С. 27.
75 Bawra С. М. Pindar. Oxford, 1964. P. 126. 129.
76 Ibid. P. 408.
77 Залесский H. H. Этруски и Карфаген. С. 524; Немировский А. И. От мифа к истории. М., 1983. С. 155-158.
78 Ср.: Хенниг Р. Неведомые земли. Т. 1. С. 156.
79 Иногда это плавание датируют временем после 478 г. до н. э. (например: Desanges J. Recherches surl'activite des Mediterraneens aux confins de l'Afrique. Rome. 1978. P. 29). Но трудно представить, что после катастрофических морских поражений при Саламине и Микале еще можно было иметь корабль для невоенного плавания.
80 Ср.: Wagner Е. С. С. Fenicios... Р. 153; Huss W. Die Karthager. Miinchen, 1990. S. 33.
81 Bosch Gimpera P. La formation de los pueblos de Espana. P. 313-325.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эллен Макнамара.
Этруски. Быт, религия, культура

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль

Энн Росс.
Кельты-язычники. Быт, религия, культура

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

Стюарт Пиготт.
Друиды. Поэты, ученые, прорицатели
e-mail: historylib@yandex.ru
X