Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Фокейцы в северо-восточной Испании

Другим районом фокейской колонизации на Пиренейском полуострове стала его северо-восточная часть. Важнейшей колонией здесь стал Эмпорион. Как пишет Страбон (111, 4, 8), эмпориты сначала поселились на близлежащем островке, затем называемом древним городом (παλαιαπολις), а затем переселились на материк. В современной литературе островное поселение называется Палеополем (следуя в этом Страбону), а материковое — Неаполем. Подобное передвижение на материк не удивительно. Известно, что эвбейцы сначала обосновались на Питекуссе и только позже перебрались на материк, основав Кумы (Киму). Также и милетяне сначала поселились на острове Березань, а затем уже на берегу Бугского лимана создали Ольвию. Отличие, однако, состоит в том, что Питекусса и Кима, Березань и Ольвия продолжали существовать как отдельные поселения, а Палеополь и Неаполь составляли один город.

Латинские авторы — Ливии (XXXIV, 9) и Плиний (III, 22) — приписывают основание Эмпориона фокейцам, а греческие — Псевдо-Скилак (2), Псевдо-Скимн (202-203), Страбон (III, 4,8), Стефан Византийский (v. Emporion) — массалиотам. Думается, что, как и в случае с Гемероскопием, более позднее возвышение Массалии привело к тому, что ей приписывали основание колоний, созданных их общей метрополией. Археологические исследования показали, что в VI в. до н. э. Массалия и Эмпорион вели различную внешнюю политику, в частности по отношению к этрускам67, а на юге Галлии можно отметить следы конкуренции между этими двумя городами68. Такое положение не вписывается в предположение о массалиотском происхождении Эмпориона.

Сейчас можно считать установленным, что эмпоританский Неаполь был основан около 575 г. до н. э.69 Поэтому вполне возможно предположение, что Палеополь появился вскоре после 600 г. Возможно, что первоначально новый город был лишь стоянкой на пути вдоль испанского побережья на юг70. Но торговое значение его проявилось очень скоро. Эмпорион сам становится значительным торговым центром, причем в первое время он, может быть, был даже больше связан с этрусками и карфагенянами, обосновавшимися на Питиуссе71. Впрочем, это не исключает и связи с туземцами — индикетами. В районе нового города, втом числе, кажется, на самом островке Палеополя, имелись местные поселения72, и трудно представить, что фокейцы не установили с ними никаких контактов.

Первоначальное название города было, вероятно, Пирена73. Этот город упоминает Авиен (557—561), называя его богатым. Эмпорионом же могла называться торговая гавань города, подобно эмпориям эгестийцев и акрагантцев (Strabo VI, 2, 1). Но уже в том же VI в. до н. э., когда колония была основана, это название было перенесено на весь город, как свидетельствует письмо последней трети VI в., в котором он именуется Эмпорионом74. Для греческого уха это название долго звучало необычно: недаром и Псевдо-Скилак(2), и Псевдо-Скимн (202-203), и Полибий (111, 76, 1),и Аппиан (Hisp. 7, 10) дают понять читателю, что речь идет именно о городе. Римлянин же Ливии это обстоятельство никак не оговаривает. И все же торговое значение города стало причиной того, что такое неординарное название закрепилось за этим местом.

Побережье, где был основан Эмпорион, было населено племенем индикетов. Античные авторы дают им краткую и весьма нелестную характеристику. Авиен (523—525) говорит, что это племя суровое и дикое. Ливии (XXXIV, 9) называет их племенем диким и воинственным, неопытным в морском деле. Археологические исследования дополняют и несколько исправляют эти отзывы. Раскопано несколько местных поселений, располагавшихся либо на высоких холмах, либо на защищенных мысах, окруженных мощными стенами с башнями. Внутри местного общества уже возникает социальная иерархия75. Жители занимались не только охотой, как об этом говорит Авиен, но и земледелием и рыболовством76 и даже вели торговлю, хотя и в очень ограниченных масштабах, с финикийцами, обосновавшимися на юге. Территория индикетов, по крайней мере ее часть, была довольно плодородна (Strabo III, 4, 9), она могла доставлять хлеб и вино77. Северо-Восточная Испания была богата также серебром и железом78. Сравнительно недалеко протекает самая большая река Пиренейского полуострова Ибер (совр. Эбро), прекрасный путь проникновения во внутренние области страны. Правда, Эмпорион возник не у самого устья Ибера, а несколько севернее, но это характерно для фокейских колоний: так, Массалия в Южной Галлии тоже была основана не в устье Родана, а недалеко от него. При тогдашнем уровне судоходства для гавани лучше подходили защищенные бухты, отлогие пляжи на них, устья небольших рек. Эмпорион и был основан на южном берегу залива, в устье реки, которую Мелай называет Клодианом (II, 89), а Плиний — Тицером (III, 22). Устье этой реки, по Страбону (III, 4,9), служило гаванью эмпоритам. Соседство большого водного пути давало торговцам дополнительные удобства. Так что территория индикетов хорошо подходила грекам для создания там колонии. По своему экономическому и социальному уровню индикеты и другие племена северо-востока стояли ниже тартессиев, но все же не были столь дики, как это представлялось Авиену и Ливию.

На северном берегу того же залива греки основали Роду. Как говорилось выше, существуют разные версии ее происхождения. Родосская, разделяемая рядом античных авторов, едва ли соответствует действительности. Остается мнение «некоторых», что ее основателями были эмпориты. Вполне вероятно и непосредственно фокейское происхождение79. Раскопки не прояснили окончательно этот вопрос, так как самые глубокие слои города все еще не открыты80. Если источник Псевдо-Скимна — Эфор, то в IV в. до н. э. уже была распространена версия об основании этого города родосцами. Поэтому думается, что в действительности Рода была основана много раньше, чтобы в Балканской Греции, по крайней мере, забылось ее истиное происхождение. Поэтому возможно, что Рода была основана в VI в. до н. э.81 Это могло быть связано с прибытием в Западное Средиземноморье фокейцев, бежавших от персов. Но еще вероятнее, что Рода была основана фокейцами в самом начале века. Однако окружающие ее горы препятствовали торговым связям с местным населением, и греки предпочли основать поселение на южном берегу того же залива, где гор уже не было, и поэтому контакты с туземцами оказались более легкими. Можно предположить, что создание фокейцами эмпоританского Неаполя в большой мере было связано с теми проблемами, которые возникали у фокейцев в Роде.

Кроме Эмпориона и Роды на северо-восточном побережье Пиренейского полуострова был ряд городов, упоминаемых в поэме Авиена и носящих греческие или звучащие по-гречески названия: Гилакт, Гистра, Сарна, Тириха, Лебедонтия, Салаврис, Каллиполь (497-498, 509-511, 514—519). Кроме того, Авиен (491) и Гекатей (fr. 48) упоминают Херронес и Гиапс к югу от устья Ибера. Были ли все они или часть их греческими стоянками на пути в Тартессиду и позже исчезли82 или же чисто местными поселениями, названия которых античные авторы воспроизвели в привычной их уху форме, сказать невозможно, ибо раскопки в этих местах не производились, а одних названий мало для утверждения эллинского происхождения.

Торговая функция Эмпориона и Роды была очень важной, если не главной. В Эмпорионе найдено большое количество керамики, происходящей из различных центров греческого мира. В первый период, естественно, преобладали изделия Малой Азии, но наряду с ними появляются коринфские, кипрские и навкратийские сосуды83. Приблизительно с 525 г. до н. э. становится ощутимым присутствие аттической керамики84. Активно торговал Эмпорион, как уже говорилось, с этрусками и финикийцами, особенно обосновавшимися на Питиуссе. Эмпоританская торговля переходит через Пиренеи. В ее сферу входит в первую очередь Юго-Западная Галлия.

Эмпориты и, возможно, жители Роды поддерживали активные контакты и с окружающим местным населением. Как уже говорилось, на острове Палеополя ко времени прихода греков жили, вероятно, индикеты. Судя по находкам местной керамики, туземцы обитали и в районе Роды и, может быть, на месте будущего города85. Находки местной керамики сделаны также в Неаполе. Местные вазы обнаружены в эмпоританском некрополе первых времен существования города86. В одном из ранних некрополей вместе с греческими могилами с трупоположением встречаются одновременные туземные могилы с кремацией, в которых пепел собирался в урны, что характерно для всех местных некрополей этого времени87. Характерно и то, что индикетские могилы появляются среди греческих погребений с довольно бедным инвентарем, а не в богатых некрополях88. Видимо, индикеты жили в фокейском городе вместе с бедными греками и хоронили их вместе с ними.

В более позднее время рядом с Эмпорионом существовал местный город, который у Стефана Византийского (v. Indike) назван Индикой. Он располагался вплотную к греческому, так что их разделяла общая стена (Liv. XXXIV, 9; Strabo III, 4, 8; Plin. Ill, 22). Находка греческих вещей, в том числе ваз VI в. до н. э., показывает, что туземный город возник приблизительно через столетие после фокейского89. Первоначальные отношения между двумя городами были, вероятно, мирные и, может быть, дружественные. Позже, однако, произошли неизвестные нам события, которые прервали такие связи. Тогда были введены строгие меры, запрещающие испанцам доступ в греческий город и тщательно охранявшие его от излишних контактов с окружающим населением (Liv. XXXIV, 9). Образцом послужили аналогичные меры, принятые в Массалии (lust. XLIII, 4, 11). Эти меры не прервали эмпоританскую торговлю, ибо испанский город оставался открытым для фокейцев, так как, пишет Ливии (XXXIV, 9), испанцы хотели воспользоваться выгодами торговли с греками, чей город был гаванью для иностранных кораблей. Об этом же свидетельствуют находки греческой и этрусской керамики в туземных некрополях.

Сфера фокейской торговли, естественно, не ограничивалась близлежащими окрестностями. Значительным центром торговли с греками было поселение Ульястрет, расположенное в 14 км от Эмпориона. Его жители стали устанавливать внешние контакты уже на рубеже VII—VI вв. до н. э., но их партнерами в то время были карфагеняне с Питиуссы. А с 575 г. до н. э. в Ульястрате появляется греческий и этрусский импорт, явно идущий через Эмпорион. И этот импорт резко увеличивается в третьей четверти VI в.90 Греческая керамика, прошедшая через Эмпорион и, может быть, через Роду, найдена во многих других местах Северо-Восточной Испании91.

Эмпориты продавали своим туземным контрагентам керамику. При этом заморская керамика (малоазийская, аттическая, этрусская) была, вероятно, премером роскоши, в то время как собственная эмпоританская служила для повседневного использования, а амфоры были тарой. Хотя нет прямых свидетельств торговли эмпоритов маслом и вином, судя по таре и по аналогии с Массалией, именно эти товары эмпориты продавали соседям. Индикеты же доставляли в Эмпорион «плоды полей» (Liv. XXXIV, 9), т. е., видимо, продукты питания, прежде всего пшеницу. К этому надо добавить металлы, которыми, как говорилось выше, эта область была богата. Из более отдаленных районов эмпориты могли получать дрок (эспарто), пригодный для корабельных канатов, который рос южнее по побережью (Strabo III, 4,9), а «поросшие соснами вершины Пиренеев» (Av. Or. mar. 555) могли давать корабельный лес. По-видимому, часть полученных товаров (думается, что прежде всего металлы) эмпориты реэскпортировали.

При всем значении торговли она не была единственной отраслью эмпоританского хозяйства. В Неаполе найдены керамические сопла кузнечных мехов второй половины VI в. до н. э.92, что говорит о существовании металлообработки. Находки остатков арсенала с ядрами для пращей, наконечниками стрел и остатками катапульты93 свидетельствуют о производстве вооружения. Можно предполагать и развитие судостроения. Эмпорион был значительным центром гончарного ремесла, создававшего собственную керамику94. По словам Страбона (III, 4, 9), эмпориты изготовляли также льняные ткани. Так что считать Эмпорион чисто торговым городом невозможно.

Сложнее вопрос об эмпоританском земледелии. В римское время эмпориты владели частью плодородной земли в окружающей области и частью Пиренеев (Strabo III, 4,9), но время приобретения ими этих земель неизвестно. Стбит, однако, обратить внимание на то, что долина, принадлежавшая Эмпориону внутри страны, называлась Юнкарийской. Это название происходит от латинского слова iuncus (камыш). Если бы греки давно владели этой долиной, было бы странно, что они не использовали ни греческое, ни местное название, а приняли латинское. Надо учесть, что источники Страбона при описании им Испании — греческие. Посейдоний и Артемидор, в устах которых должно было звучать эллинское название долины, если бы оно имелось. Вообще весь соответствующий пассаж относится к римскому времени, судя по ограничению эмпоританской территории в Пиренеях Трофеем Помпея. С другой стороны, в начале римского времени, в 195 г. до н. э., судя по описанию Ливия (XXXIV, 9), город был прижат к морю, и ни о каких его земельных владениях не было речи. Поэтому представляется, что эти территории были присоединены к Эмпориону уже после римского завоевания.

Однако полностью отрицать наличие какой-то земледельческой территории едва ли стоит. Уже то, что эмпориты, по-видимому, торговали вином и маслом, говорит о том, что где-то эти виноградники и оливковые рощи находились. В районе Эмпориона найдены хранилища для земледельческих продуктов, что тоже позволяет думать о существовании какой-то земледельческой округи95. Вероятно, Эмпорион все же владел небольшой сельскохозяйственной территорией, но занимались эмпориты такими культурами, которые целиком служили торговле.

Рассматривая фокейскую колонизацию в Испании, можно сделать вывод о ее торговом или, может быть, торгово-ремесленном характере, но никак не об аграрном. Это объясняется в первую очередь экономикой самой метрополии, в которой в силу природных условий земледелие не могло играть большой роли и соответственно было мало земледельческого населения. Поэтому фокейцы создавали свои колонии только после разведки, более или менее представляя, что их ожидает в этой земле. В первую очередь фокейцы выбирали удобные морские стоянки, бухты или устья небольших рек. Наличие же плодородной земли не играли для них большого значения. Вероятно, фокейские колонии на Пиренейском полуострове до римского завоевания вообще не имели или почти не имели хоры, земледельческой территории, а если и имели, то небольшую и использовали ее для получения еще одного предмета торговли. При таком характере колонизации фокейцы были заинтересованы, по крайней мере в период основания колоний, в хороших отношениях с местным населением, в его согласии на обоснование в его среде колонистов. По-видимому, во время своих разведывательных путешествий фокейцы и устанавливали подобные отношения. Это особенно ярко видно из истории отношений фокейцев с тартессийским царем Аргантонием. Да и в Северо-Восточной Испании они не могли создать поселение на острове Палеополя, а затем и на материке без согласия аборигенов, уже имевших там свои поселения. Однако такие добрососедские отношения не могли продолжаться долго. Обмен между колонистами и аборигенами был неэквивалентным, и это, став своеобразным видом эксплуатации, вызвало естественное недовольство местного населения96. А такое положение вело и к военным столкновениям. Явно именно поэтому эмпориты, как и их соотечественники в Массалии, были вынуждены принять жесткие меры для обеспечения безопасности своего города. В то же время едва ли все туземцы были заинтересованы в уничтожении или изгнании колонистов. Археология дает ясные доказательства продолжения контактов между эллинами и местным населением.

Создаваемые фокейцами колонии имели разный характер. Это были и подлинные города, хотя и небольшие, как Майнака и Эмпорион, и торговые фактории (не исключено, что сначала таковой была Рода, хотя никаких доказательств такой гипотезы нет), и простые якорные стоянки, служившие вехами на пути к Тартессу (видимо, такова была первоначальная роль Гемероскопия, как показывает само его название). Устанавливая контакты с местным населением, греки, естественно, влияли на него. В иберской культуре проявляется определенное эллинское влияние, но говорить о грецизирующей цивилизации, как это было сориентализирующей цивилизацией Тартесса, невозможно. Вероятно, сам характер греко-испанских связей, преимущественно чисто торговых, препятствовал этому.




67 Об этом свидетельствует сохранение в Эмпорионе этрусского импорта и после битвы при Алалии, когда он исчезает в Южной Галлии: Villard F. La ceraniique grccquc dc Marseille. Paris, 1960. P. 33.
68 Jannoray J. Enserune. P. 316—317, 326—327; Jully J.-J. Vases grecs en provenance de sepultures pre-romaines en Languedoc et en Catalogne// Antiquite classiques. 1977. T. XLVI. P. 38-39.
69 Morel J.-P. L'expansion... P. 866-867.
70 Dominguez Monedero A. Colonizasion griega у mundo funerario indigcna en el Mediterraneo occidental. Madrid, 1987. P. 1718; idem. Focea... P. 364.
71 Pujol Puigvehi A. El comercio de Emporion // SH HA. 1984-85. Vol. II—III. P. 27; Ramon. J. Las anforas... P. 70, 139-142.
72 Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1715—1717.
73 Hiibner E. Emporiae // RE. Hbd. 5. Sp. 2527; Коротких Л. M. Труд Авиена как источник по истории финикийской колонизации Испании // Норция. Воронеж, 1978. Вып. 2. С. 43-44.
74 Santiago R. F., Sanmarti Е. Notes additionales sur la lettre sur plomb d'Emporion // Zeitschrift fur Papiroliogie und Epigraphik. 1988. Bd. 72. S. 100-102.
75 Sanmarti Е. From local groups to early states // Pyrenae. 2004. № 35, I. P. 16-19.
76 Oliva Prat M. Les fouilles archeologiques del 'oppidum d'Ullastret (Gerone, Espagne) // Actes du 86 Congres national des societes savantes. Paris, 1962. P. 61-69; Arribas A., Trias de Arribas G. Un interesante «hallazgo cerrado» en el yacimiento de Ullastret // AEArq. 1961. №34. P. 18-19; Arribas A. The Iberians. P. 101-104; Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1739-1745.
77 Arribas A. The Iberians. P. 56.
78 Schulten A. Iberische Landeskunde. Strasburg-Kehl, 1957. Bd. II. S. 490.
79 Garcia Cano J. М. Colonizaci6n griega... P. 182.
80 Ibid. P. 196. Пока самые ранние археологические слои Роды относятся ко второй половине V в. до н. э.: Plana Mellart R. La chora d'Emporion. Paris, 1994. P. 98.
81 Ср.: Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1736.
82 Schulten A. Die Griechen in Spanien. S. 294; Garcia у Bellido A. Hispania gracca. Т. I. P. 169-171; Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1718.
83 Almagro M. Excavaciones en la Palaiapolis de Ampurias. Madrid, 1964. P. 63-64, 66, 73-74, 81-82; idem. Ampurias. Barcelona, 1951. P. Ill, 118-119, 129.
84 Villard F. La ceramique grecque de Marseille. P. 116.
85 Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1736.
86 Almagro M. Ampurias. P. 117-118, 130,135; idem. Las necropolis de Ampurias. Barcelona, 1953. Т. I. P. 34-42, 136-148.
87 Idem. Las necropolis... Т. 1. P. 32; Т. II. Barcelona, 1955. P. 359; Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1732-1733.
88 Idem. Las necropolis... Т. I. P. 31.
89 Idem. Los trabajos de consolidacion у excavacion en las ruinas de Ampurias // AEArq 1940-1941. Vol. 14. P. 451.
90 Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1739-1740.
91 Garcia у Bellido A. Hispania gracca. Т. II. P. 168-169; Fernandez Nieto F. J. Los griegos en Espana // Historia de Espana antigua. Т. I. P. 581.
92 Benoit F. Soufflets de forge antique // REA. 1948. T. SO. P. 305.
93 Мишулин А. В. Античная Испания. M., 1950. С. 92.
94 Maluquer de Moles J. Pueblos ibericos // Historia de Espana. E. Т. I, 3. Madrid, 1954. P. 340, 343.
95 Dominguez Monedero A. Colonizacion... P. 1738-1739.
96 Ср.: Фролов Э. Д. Греки в Сицилии. С. 20-22, 25.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини

Думитру Берчу.
Даки. Древний народ Карпат и Дуная

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Антонио Аррибас.
Иберы. Великие оружейники железного века

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании
e-mail: historylib@yandex.ru
X