Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Т.Д. Златковская.   Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Проблема возникновения городов во Фркии и социальные отношения

Изучение характера и особенностей поселений но Фракии чрезвычайно важно для исследования социально-экономических отношений в стране. В ряде работ по общим и отдельным вопросам были высказаны различные мнения о сельских и городских поселениях Фракии архаического и классического времени; несколько оригинальных исследований посвящено специально этому вопросу.

Опираясь главным образом на свидетельства античной традиции, исследователи по-разному решают вопрос о процессе и времени возникновения городов во Фракии.

X. Данов в одной из своих работ относит возникновение городов вдоль Эгейского берега к наиболее раннему, гомеровскому (он датирует его VIII в. до п. э.) периоду. На основании текста Гомера, который называет центр племени киконов Исмар «полисом», автор делает вывод о том, что уже в это время у фракийцев «некоторые племенные центры выросли в регулярные полисные поселения»529. В этом же смысле, как «поселения городского типа», «укрепленные поселения полисного типа», восприняты им данные Гекатея о πόλεις, Эсхила о таруо, Геродота о τείχεα фракийцев530. А. Милчев также считает, что употребляемый Гекатесм термин «полис» по отношению к внутренним и прибрежным поселениям Фракии может служить указанием на появление здесь в VI — начале V в. до н. э. «городов, бывших производственными и торговыми центрами»531. Возможно, такого же мнения придерживается Б. Геров, упоминающий «города» Кабессос и Оргаме по данным Гекатея, хотя он подчеркивает примитивность их устройства532.

Такая точка зрения, однако, не является единственной; ряд исследователей относят появление городов Фракии к несколько более позднему времени и, главное, иначе определяют характер поселений Фракии. Еще в начале века Г. Кацаров отметил, что хотя древние писатели упоминают полисы во Фракии, представление о них остается смутным; он предполагал, что в античной традиции речь идет скорее об укреплениях (Festungen, Burgen), нежели об укрепленных городах-полисах533. Более определенно эту мысль высказывает X. Данов в другой своей работе «Югоизточна Тракия по свсденията на Ксенофонт», где подчеркивается отсутствие у Ксенофонта данных о собственно фракийских городах и городской жизни в юго-восточной Фракии конца V — начала IV в. до· и. э., с одной стороны, и наличие у этого автора многократных упоминаний об укрепленных поселениях ( χωρία ) и крепостях (тюзеьс, болг. кула)—с другой534. Более детально вопрос о характере фракийских поселений разработан в двух специальных работах но этому вопросу Д. П. Димитровым535. В них он обращает особое внимание на внутренние причины появления фракийского города. Исходя из общего· уровня развития фракийских племен, автор считает невозможным понимать термин «полис», употребленный ранней литературной традицией (от Гомера до авторов V в. до н. э.) по отношению к фракийским поселениям, в том смысле, в котором его обычно воспринимают, т. е. как город-государство классической рабовладельческой Греции. Он склонен видеть во фракийских поселениях большие деревни, являвшиеся укрепленными центрами отдельных племен, подобные тем, о которых сообщает Ксенофонт в «Анабазисе». Возникновение городов он относит лишь к концу V — первой половине IV в. до п. э.536

Сходное с Д. П. Димитровым толкование термина «полис» для Фракии до V в. до и. э. находим и у А. Фола537. И он полагает, что этот термин, несколько раз употребленный Гомером по отношению к фракийским поселениям, обозначает не город классического периода, а укрепленное поселение, χωρίον. Так же следует, по мнению А. Фола, интерпретировать этот термин у Гекатея, который упоминает несколько «полисов» к северу от Балканских гор, фигурирующих у более поздних и детально знакомых с Фракией авторов под терминами χωρίον и τύοσις. Т.. В. Блаватская также считает, что «полис» киконов Исмар не что иное, как «укрепленное поселение на вершине холма»538. В. Велков весьма критически относится к античным источникам VI—V вв. до н. э., упоминающим полисы во Фракии, и указывает на отсутствие в это время поселений с развитой античной, полисной формой собственности539. В новой работе по истории древней Фракии и X. Данов, пересмотрев свои прежние представления по этому вопросу, пришел к заключению, что фракийские поселения, именуемые античными авторами полисами, не могут рассматриваться как таковые540.

Многие исследователи связывают появление городов во Фракии с македонским завоеванием и колонизацией страны, главным образом Филиппом II Македонским, который и положил начало фракийскому градостроительству541. Эта точка зрения сильно поколеблена работами Д. П. Димитрова, указавшего на внутренние импульсы развития городской жизни Фракии.

Приведенные выше мнения, отрицающие возможность считать термин «полис» у ранних авторов свидетельством существования во Фракии поселений классического полисного типа, кажутся убедительными. Действительно, у Гомера упомянуто несколько фракийских поселений, из которых лишь одно — Исмар — названо полисом (Od., IX, 39—40). Исходя из описания в эпосе этого поселения, нельзя сделать никаких выводов ни о его политическом управлении, ни о социальной структуре населения. Сам же термин не может восприниматься как доказательство существования полисной организации у фракийцев, так как у Гомера нет, по крайней мере по отношению к негреческим поселениям, разработанной терминологической классификации542. Так, например, по отношению к Трое в эпосе применяются то термины πόλις (129; I, 366; II, 12—13; II, 37) и πτολίεθρον (II., I, 164; II, 133), то термин άστυ (П., II, 332), имеющий отличный от термина όλις смысл543.

Также мало оснований делать выводы о существовании «городских производственных и торговых центров», или же «полисов», на основании сообщений Гекатея. У этого автора упоминается много полисов Фракии (πολις Θοίγζ): Халастра (fr. 157=146); Смила (fr. 159=148); Липакс (fr. 160=149); Мекуберна (fr. 161 = 150); Галепс (fr. 163 = 152); Крестон (fr. 164=153); Айгиал (fr. 166 = 155); Фагры (fr. 167=156); Абдера (fr. 169=158); Маронея (fr. 170=152); Друс (fr. 171 = 160); Зона (fr. 172=161); Херропес (fr. 174 = 163); Кабесс (fr. 180=169); Оргама (1г. 183=172).

Из приведенного перечня ясно, что Гекатей не отличал поселений фракийцев от полисов, основанных греками-колонистами во Фракии, обозначая и те, и другие термином πόλις. К первым, т. е. собственно фракийским поселениям, как кажется, можно отнести четыре поселения: Фагры, Зону, Кабесс, Оргаму. В отношении Фагр точно известно, что это укрепленное место фракийцев-пиериян ( τείχεα τά Ιΐιέρων ) (Herod., VII, 112). Зону Гекатей называет ολίς Κικόν.υν; это не было бы еще основанием считать его поселением фракийцев-киконов (а не греческим, расположенным на земле киконов поселением), если бы не отрывок из Геродота (VII, 59), где он, говоря о Зоне, считает нужным добавить, что «в древности эта земля принадлежала киконам», Кабессос, который Гекатей называет «полисом, лежащим за Гемом», также есть основания считать фракийским и в связи с его исгреческим, малоазийским наименованием544, и в связи с тем, что во времена Гекатея трудно предполагать греческий город во внутренней Фракии, севернее Балканских гор. Весьма вероятно, фракийским поселением была и Оргама: у родственных фракийцам иллирийцев был город со сходным названием Оргомены (Hecat., fг. 183= 172). Характер этих фракийских поселений, именуемых Гекатеем полисами, неясен, так как этим термином он называет все поселения во Фракии (как и в других европейских областях). А. Фол, сравнив терминологию Гекатея с терминологией более поздних авторов, пришел к выводу, что полисы к северу от Балканских гор, о которых идет речь у Гекатея, называются Страбоном, Аррпапом и Дионом Кассием «укрепления» (τεί/ος, χωρίον)545. К этому можно еще добавить и то, что (как упоминалось) гекатеев «полис Фагры» Геродот называет «укреплением пиериян». Не дают ли эти сопоставления возможность наметить начальный этап возникновения городских поселений во Фракии, представляющих собой укрепления, отличавшиеся от полисов древней Греции?

Прослеживая пути возникновения фракийских городских поселений, исследователи обращаются в качестве исходного пункта к изучению наиболее распространенного и устойчивого вида фракийского поселения — деревни, «комы», «пары». Так, Д. П. Димитров полагает546, что наиболее крупные из деревень, упомянутых Ксенофонтом в «Анабазисе»547, были одновременно племенными центрами. Характерно, что Ксенофонт, за исключением одного укрепленного места в юго-восточной Фракии, сообщает о деревнях; полисами он называет только греческие колонии на морском побережье548.

При решении проблемы возникновения городских поселений очень важную роль должны играть археологические материалы. К сожалению, пока речь может идти только о данных разведок. Такое исследование проведено Д. Цончевым по южным склонам Средней горы, в районе современных Пловдива и Пазарджика549. Для нашей темы этот район очень удачей: это одна из центральных частей Одрисского царства, расположенная между верхним течением р, Гебра (совр. Марица) и западной частью Тема (Балканские горы, Средняя гора) и занимавшая площадь 1500 кв. км. Автор обследования фиксирует здесь 184 фракийских поселений, не имевших крепости-цитадели. Из них 41 он классифицирует как «большие» и «значительные»550. Густота этих поселений настолько велика в обследованном районе, что иногда около одного современного села Цончев регистрировал от 4 до 9 фракийских сел. Так, например. у с Глямо Конаре обнаружено 9 фракийских поселений, из них 4 «значительных» и «больших», вокруг одного из них — некрополь из 50 курганов551. Около другого современного села Строе во Цончев отмстил следы 6 фракийских селений, из них 3 больших552; у с. Царемир — 8 фракийских сел, из них 2 больших и т. д. Поселки, отмеченные Д. Цопчевым, сходны с теми «многочисленными и близко расположенными друг от друга деревнями», о которых сообщает Ксенофонт в «Анабазисе» (VII, III, 9; VII, III, 43). Весьма существенны также сведения и других античных авторов (главным образом Гекатея) о фракийских μέρος представляющих собой скорее всего области сосредоточения деревень, весьма сходные с теми, которые исследовал Д. Цончев.

Внутренняя структура деревень известна в самых общих чертах по литературным и археологическим данным. Судя по тексту «Анабазиса», поселения тинов (деревни — комы), которые захватили греки — наемники Севта, не имели укрепленного центра, их дома не отличались ни размерами, ни архитектурой. Хотя во время боя с тинами греки натолкнулись здесь на «высокие заборы», но речь идет о заборах, огораживающих загоны для скота (Anab., VII, IV, 14), а не о крепостных стенах. Может быть, в этой же связи Ксенофонт упоминает «беззащитных жителей деревень», которые не смогут помешать грекам захватить продовольствие (Anab., VII, ΠΙ, 5). Очевидно, в поселении не было какого-либо укрепления, которое могло бы быть использовано для обороны при внезапном нападении на фракийцев. Поселение у Драгойнова, несмотря па ряд отмеченных выше архаических черт, носит тот же характер.

Двор с домом, обнесенные забором, были основой фракийской деревни не только по литературным и археологическим, но и по лингвистическим данным: фракийское слово para обозначает «забор, огороженный кольями двор», позже — «поселение, деревня»553. Это значение имеет, как упоминалось, и термин ίπαυλος, которым Эсхил (Pers., 869) обозначает поселение фракийцев.

Процесс накопления богатств, появление запасов, большого количества скота и другого имущества, столкновения с соседними племенами же в очень ранние эпохи, далеко отстоящие от исследуемого времени, привели к возникновению защищенных участков, служивших местом укрытия для населения и его имущества в случае нападения.

Принцип выделения из укрепленных поселений тех, которые мы могли бы отнести к городским, очень неустойчив. При этом, как упоминалось, нам не может помочь терминология литературных источников и потому, что часто древние употребляли слово «полис», не вкладывая в него того социального, экономического и политического смысла, который вкладывают в него современные историки, и потому, что сама терминология античных авторов, как мы видели, проявляет непостоянство. Нельзя исключить также возможность передачи греками фракийского слова para (дак. bara, фриг. poro(s), входящего часто как вторая составная часть в двуосновные местные имена, греческим πΛις просто по созвучию. В. Георгиев приводит примеры этому явлению: Бергеполис от Βεογε-ττοιι; Абруполис от Efriporis; Цирополис — от Κειο(ι)πχοχ554. Причем, фракийское слово para, как полагает тот же В. Георгиев, означает «ручей, поток, река», происходя от и.е. bora555, и не идентично по смыслу греческому слову «полис».

Не менее сложны археологические критерии, по которым можно было· бы установить появление города. Д. П. Димитров в качестве такого критерия выделяет появление агоры не только как места собрания жителей, но и как базарной площади, где происходит обмен товаров556. В качестве таких признаков Н. Я. Мерперт557 отмечал: 1) выделение ремесленных районов как признак отделенного ремесла; 2) появление центральных святилищ и целых священных районов — теменосов как признак выделения жречества; 3) появление храмового хозяйства с отчуждением урожая и общегосударственным хранением его; 4) появление на поселениях районов сосредоточения административной власти правителей. В. М. Массой обратил внимание на появление в городах объединений ремесленников в особые мастерские и кварталы, выделение кварталов сосредоточения административно-организаторской власти, рыночных площадей, монументальных храмов и других общественных сооружений558. В общих чертах эти же явления — концентрация ремесленного-производства и сосредоточения старейшин в центральном поселении — выдвинуты Дж. Томсоном в качестве признаков, указывающих на превращение мест поселения племени в город; при этом автор использовал не только греческий, но и привлекал для сравнения другой материал559.

Уже приходилось отмечать слабую изученность фракийских поселений. Исходя, однако, из имеющихся данных, следует отмстить, что во фракийском материале ярко прослеживается один из признаков зарождающейся, а затем возникшей государственности. Речь идет о явных признаках территориального обособления племенной знати и царя, превращающихся в правителей, политических и административных руководителей племенных союзов фракийцев и их государств, — о появлении укрепленных поселений с выделяющейся (или стоящей вне них) резиденцией правителей.

8. Укрепленное фракийское поселение ус. Гоз близ г. Брезника
8. Укрепленное фракийское поселение ус. Гоз близ г. Брезника

9. Укрепленный квартал Севтополн
9. Укрепленный квартал Севтополн

Выше мы уже приводили свидетельства литературной традиции о существовании многочисленных укреплений; во Фракии и их интерпретацию современными историками. На наш взгляд, еще не настало время для их классификации. А. Фол выделяет четыре типа. К первому из них он относит укрепленные пункты, служившие жителям с их имуществом убежищем в случае нападения врага, но не предназначавшиеся для постоянного жилья. Ко второму он причисляет населенные укрепленные места с экономической жизнью на них. К третьему — укрепленные резиденции, виллы (τοζις) местных правителей, возвышающиеся рядом с деревнями. И наконец, большие крепости со сложной системой обороны, служившие местом пребывания правителей и расположенные вне населенного места. Такая классификация в принципе возможна, однако в настоящее время для нее еще нет достаточных оснований. Источники, приводимые А. Фолом для подтверждения существования четырех типов укреплений, не всегда подтверждают мысль автора560. Мало также оснований ссылаться в этом случае на археологические данные: раскопки фракийских поселений исследуемого периода - дело будущего, пока мы располагаем лишь данными разведки. Спорность источников, которую, видимо, ощущает и сам автор классификации, привела к необходимости аналогий. Система классификации взята им в основном у М. И. Максимовой, которая базируется на данных Ксенофонта о племени дрилов в Малой Азии. Нет, однако, убеждения в том, что такая аналогия правомерна.

Хотя литературные и археологические источники не дают, на наш взгляд, четких данных для выделения типов укреплений у фракийцев, однако сам факт существования укрепленных поселений от гомеровского времени до конца истории Фракии бесспорен. Многие из этих укреплений были городищами, т. е. поселениями, окруженными оборонительными стенами (рис. 8); другие, возможно, не были огорожены, но имели цитадель, крепость561. Относительно подробные сведения мы имеем о городищах, расположенных по среднему течению р. Арда у современных сел Хансарюстю и Харманкая562 Они окружены стенами, насухо сложенными из больших каменных блоков (толщина стен у Хисарюстю 2,5 м). Следы жилищ, малые и большие огороженные места (дворы?) заметны внутри городища; число их, очевидно, было значительным, гак как, по мнению И. Вслкова, перед нами «целый фракийский город». Над всем городищем (и у Хисарюстю, и у Харманкая) возвышалась цитадель. Городища, подобные описанным, имеются во множестве в Восточных Родопах563, в местности Граовско (северо-западная Болгария, к западу от р. Искр)564; в Сакар Планина565; по среднему течению р. Арда566, на Средней горе567; в районе Хаскова568.

В укрепленном квартале раннеэллинистической (IV в.) столицы Севта III — Севтополя (район Казанлыка) следует видеть наиболее раннюю часть этого фракийского города, построенную по тому же принципу, что укрепления Майсада и Севта II, упоминаемые Ксенофонтом (рис. 9). Другие литературные источники также подтверждают существование поселений с крепостью или отдельных крепостей в древней Фракии. Это те τύριες и χωρία, которые упоминают в различных местах Фракии Ксенофонт, Теопомп и Тацит569.

Таким образом, не исключая возможности и других путей возникновения города во Фракии, ученые в настоящее время считают возможным говорить о его возникновении вокруг резиденции племенного или общефракийского правителя. В этом они видят специфику возникновения фракийских городских поселений570. Отмеченная особенность фракийских городов дает дополнительный материал для исследования социальных отношений во Фракии. Присутствие крепости-цитадели на городищах и открытых поселениях, а также отдельно стоящих укрепленных вилл следует связывать с возникновением крупной земельной собственности, появлением земельной аристократии и зависимости земледельцев от этой аристократии, племенных вождей, царей и парадинастов571.



529 Chr. Danov. Social and Economic Development, p. 9, 13.
530 Там же, стр. 20-22.
531 Л. Милчев. Социално-икономическият... строй, стр. 532.
532 В. Геров. Проучпапия.., стр. 18.
533 О. Kazarow. Beitrage..., S. 33-34.
534 Данов. Югоизточна Тракия..., стр. 301—302.
535 Д. П. Димитров. За укрепенпте пили.., стр. 683—699; D. P. Dimitrov. Das F.ntstehen.·
536 D. Dimitrov. Das Entstehen der trakischen Stadt, S. 380—382.
537 A. Fol. De developpement de la vie urbaine, p. 313.
538 Т. В Блаватская. Западнопонтийскис города, стр 17, прим. 1.
539 В. Велков. Робството..., стр. 22.
540 X. Данов. Древна Тракия, стр. 299—311.
541 Подробный перечень работ сторонников этого мнения см.: D. P. Dimitrov. Указ. соч., стр. 379, прим. 1. К нему следует еще добавить сравнительно ранние работы X. М. Данова («Из древната икопомическита история», стр. 199), а также X. М. Данова и М. Маковой («Траките и античпият свят», стр. 124).
542 Энное (П., IV, 520), Ойсиме (П., VIII, 302), Кабесс (П., XIII, 363); но термин, определяющий категорию этих поселений, отсутствует.
543 Chr. Datiov. Social and Economic Development, p. 9. Литература по этому вопросу указана там же, в примечании 11; A. Fol. De developpement de 1=vie urbaine, p. 313.
544 В. Д. Блаватский. Античный город. Сб. «Античный город». М., 1963, стр. 7.
545 RE, s.v. Kabessos, S. 1450.
546 Л. Fol. De developpement de la vie urbaine, p. 313, note 23.
547 Dimitrov. Entstehen der thrakischen Stadt, S. 380.
548 Xenoph., Anab., VII, I, 13, VII. II, 1; VII, III, 5, 9, 13, 43, 47—48; VII, IV, 5, 11, 14— 15; VII. VII, 1.
549 Данов Югоизточна Тракия, стр. 301.
550 Д. Цончев Археологически паметииии по южните склопове иа Панагюрска Сродна гора. София, 1963. К сожалению, Д. Цончев не имел возможности точно датировать фракийские по селения.
551 Д. Цончев. Указ. соч., стр. 57—58.
552 Там же, стр 70. 143 Там же, стр. 72.
553 К. Wlachov. Das thrakische Wort para und seine Deutung. «2iva Antika», 1965.
554 Георгиев. Тракийската дума para и иоходът на Александр Македонски към Истрос. «Известия Института за бъдгарски език», IX, 1962, стр. 26.
555 Там же, стр. 5—10.
556 D. P. Dimitrov. Die Enfstehen der thrakischen Stadt, S. 382.
557 Доклад «Данные древнейших поселений для разработки проблемы возникновения раннеклассовых обществ», зачитанный в декабре 1965 г. на симпозиуме Отделения истории АН СССР.
558 В. Массон. Экономические предпосылки сложения раннеклассового общества. «Ленинские идеи в изучении истории первобытного общества, рабовладения и феодализма». М., 1970, стр. 57.
559 Доклад Дж. Томсона о возникновении и характерных чертах полиса на Международной конференции античников в Либлице, апрель 1957 г. — ВДИ, 1958, № 1, стр. 230—231.
560 Например, источники, указанные А. Фолом (Л. Fol. Dc developpement de la vie urbaine..., p. 314—315) в подтверждение существования первого типа укреплений р. 314, note 26). не дают возможности определить их характер. Иногда автор ссылается на одно и то же сообщение источника (например, Arrian, 1, 14 (вернее — 4), обосновывая существование различных типов (например, первого и второго) укрепленных поселений. Точно так же недостаточно данных для классификации поселений и в «Илиаде», на сведения которой ссылается А. Фол (указ. соч., стр. 314, сн. 27).
561 Из-за отсутствия описаний помещений и дворов внутри огороженного пространства, размеров и других необходимых сведений мы затрудняемся сказать, когда реч-. идет о городище с крепостью-цитаделью на нем, а когда только о крепости-цитадели, вокруг которой располагалось открытое поселение.
562 И. Велков. Неколко тракийски и средневековни крепости по среди а Арда. ИБИД, XVI-XVIII, 1940, стр. 71—72.
563 И. Велков. Градища. Опыт за систематизирание и датирание на укрспените селища в българските земи. ГНМП, II, София, 1950, стр. 157—163; он же. Неколко крепости и стари селища по средна Арда. «Известия на Българското географското дружество», I. София, 1936, стр. 149—150.
564 И. Велков. Градища, стр. 157.
565 Велков. Стари селища и градища южно от Сакар — планина. ГНМ, V, София, 1933. стр. 169—187.
566 И. Велков. Градища, стр. 160.
567 Д. Цончев. Указ. соч., стр. 14, 66, 79—80.
568 Д. Цончев. Старините около Хасковските топло-минерални извори. ГНБМП, 1937— 1939, стр. 90.
569 Д. П. Димитров. За укрепените вили, стр. 693—699; D. P. Dimitrov. Das Entstehen der thrakischen Stadt..., S. 383.
570 Д. П. Димитров. Указ. соч., стр. 697—699; D. P. Dimitrov. Указ. соч., стр. 385—386; И. Велков. Градища, стр. 160—163; A. Fol. De developpement de la vie urbaine, p. 315—316.
571 Д. П. Димитров. За укрепените вили, стр. 688—689, 694—696; X. Данов. Към социално-икономическото развитие, стр. 63; он же. Югоизточна Тракия, стр. 302; Б. Геров. Проучвания, стр. 18; С. Мулешков. Общсствено-икономическият строй, стр. 160. А. Фол, однако, полагает, что город во Фракии возникает для охраны басилевса и его дворца от притязаний аристократии на власть и земельные владения (А. Го1. De developpement de la vie urbaine, p. 316).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Льюис Спенс.
Атлантида. История исчезнувшей цивилизации

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль
e-mail: historylib@yandex.ru
X