Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. А. Сванидзе.   Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

1. Специализация и продукция городских ремесленников

Материалы по социально-экономической истории шведского городского ремесла носят отрывочный характер. Это упоминания о профессиях, отдельных специальностях; фрагментарные сведения о номенклатуре изделий, их качестве, цене, особенностях производства; косвенные данные об условиях труда и сбыта.

В XIV-XV вв. шведский город знал свыше 80 ремесленных специальностей. Особенного развития достигли металлообработка и кожевенное дело, которые базировались на богатой сырьевой базе. Обработкой металла были заняты наиболее технически продвинутые ремесла. Хотя ремесленники-металлисты зачастую обозначались общим универсальным наименованием "кузнец" (faber, smidh, smedh), в действительности среди них насчитывалось уже более 30 специальностей, которые по технологии, объекту и продукту труда можно объединить в несколько групп, имеющих свои наименования и нередко отдельные организации. Самой многочисленной из них были собственно кузнецы, которых называли также "грубыми", "черными". Они вырабатывали из железа и стали крюки для стен, якоря, подковы, колуны для рубки леса, топоры, гвозди (обычные и корабельные), болты, задвижки, грабли, лемеха и винты для плугов, рыболовные крючки и грузила; они же ковали лошадей, оббивали двери и мебель листовым металлом875. Наряду с ними уже выделились слесари – самая техничная и перспективная из тогдашних кузнечных специальностей; они делали замки с ключами, шпоры и стремена, замочные скважины и щеколды, флюгеры, подсвечники, инструменты – сверла, ножницы, напильники – и некоторые декоративные предметы876. В документах встречаются также шпорники, ножевщики и часовые мастера877.

Оружейники (werkmästare), изготовлявшие оружие и металлическую военную амуницию, также специализировались. Термин "вооружение", "оружие" (värja, kriigz werior) к XV в. закрепился за метательным оружием – арбалетами, которые использовались также для охоты878. Наряду с ними были баллистарии (balistarius), которые делали приспособления для метания камней, дротиков и ядер879; ножевщики-мечники, которые ковали длинные ножи, кинжалы, мечи, боевые топоры и молоты, пики, метательные топорики и т. п.880; полировщики и точильщики мечей и изготовители и декораторы ножен881. Возможно, в крепостях все холодное оружие производилось в рамках одной мастерской разными людьми882. Металлическую амуницию делали панцирники, из среды которых, судя по усложнившейся терминологии, в XV в., возможно, выделились собственно панцирники, латники-шлемники, кольчужники883; в связи с распространением цельнометаллических панцирей щитники утеряли былое значение884. К XV в. относятся и сведения о пороховщиках (в стокгольмских документах)885.

Хотя многие кузнечные профессии не отделились от металлургического ремесла, уже встречаются упоминания о городских плавильщиках886. Одновременно выделились медники, изготовлявшие различную посуду и утварь, котельники (делали таганы), оловянщики-кружечники и кувшинщики887; наконец, в группе литейщиков были пушечные и колокольные мастера888.

Пожалуй, ранее всего от кузнецов отделились ювелиры, работавшие с драгоценными металлами. Это были богатые, общественно активные люди, и сведения о них есть по всем городам страны889. Рядовые граждане города и деревни не имели права "носить золото, серебро и кораллы"890, поэтому ювелиры обслуживали по преимуществу корону, дворян, церковь, городской патрициат. Сохранилось много великолепных изделий городских ювелиров, чаще всего по немецким образцам891 (среди ювелиров лица немецкого происхождения абсолютно преобладали). В этой среде наблюдалась уже известная специализация: источники называют пряжечников – изготовителей фибул, бокальщиков, жемчужников (делали украшения для одежды, культовых облачений и конской сбруи)892; с монетным делом были связаны гравировщики, чеканщики. В конце XV в. с металлом работали также печатники-словолитчики – новая для Швеции профессия.

При всей распространенности в стране изделий из железа и меди они были все же дороги. Не случайно и в XV в. отдельные детали металлических орудий все еще заменяли более дешевым материалом – деревом893. Соответственно высоко ценился труд кузнецов-металлистов, в том числе и грубых кузнецов894.

Непременной отраслью городской промышленности была деревообработка. Прежде всего город располагал довольно многочисленными плотниками-строителями, которые делали и грубую столярную работу895. Имелись также столяры (snider, snickare)896 и скульпторы по дереву897 (нередко это была одна специальность). В XV в. в документах фигурируют токари по дереву, делавшие посуду, колеса для прялок, деревянный инструментарий, а также корытники и сундучники898. В конце XV в. встречаются тележники и каретники, колесные мастера и мебельщики899. Из дерева изготовлялась очень употребительная в городах того времени обувь в виде толстых колодок, иногда с двумя каблучками – галоши, или "патины", а также подошвы для дешевых туфель; все это делали "галошники"900. Если не считать плотников – один из самых многочисленных отрядов городского ремесла, то все остальные названные специалисты выделились не во всех городах, их было немного; мелкая работа по дереву и в XV в. оставалась по преимуществу уделом деревенского ремесла.

Особое место в городском производстве занимали бондари, которые изготовляли бочки и бочонки (tunna, fat, откуда бочар – fatmester, tunnbindare), различные по виду, вместимости и назначению – для напитков, металла, зерна, рыбы, ворвани, коровьего масла и т. д.901 Их продукция употреблялась для транспортировки и хранения экспортных оптовых товаров. Соответственно рост бондарного дела, характерный для портовых городов Швеции, прямо стимулировался развитием в стране добывающих производств и сбыта их изделий, прежде всего на дальних рынках; в частности, в стокгольмских документах появились упоминания о заготовителях бочарной древесины902, которые также иногда делали бочки. В более мелких городах деревянную тару нередко делали все те же плотники и столяры-универсалы.

Среди самых распространенных в шведских городах были ремесленники, работавшие с кожей, – 10-16 специальностей. Более всего было сапожников, которые по численности занимали второе (после портных) место в составе городских ремесленников и дали имя улицам Стокгольма, Вестервика и других городов. Они изготовляли более 30 видов и сортов обуви для взрослых и детей, горожан и бондов, господ и слуг903. Среди них наблюдалась уже известная специализация: изготовители модельной обуви, изготовители унтов-башмаков из "сырых" шкур с неснятым мехом, изготовители уличных "бот"904. Было обычным, что сапожники сами дубили кожу и делали дубильный раствор, а также продавали эти вещи; но они покупали и готовое сырье905. Обработкой кожи занимались кожевники906, которые обрабатывали шкуры для разных целей: делали кожу, ремни, меховой товар; иногда они сами обдирали шкуры, но одновременно уже имелись специалисты – сыромятники, дубильщики, изготовители сафьяна ("кордовской" кожи) и других видов кож и замши907, а также скорняки908. Во второй половине XV в., вероятно, имелись и специалисты по обработке, дубовой коры (для приготовления дубильного раствора)909. Но возможно, что сплошь и рядом кожевники являлись и скорняками, и дубильщиками910. Разнообразную продукцию изготовляли и шорники: седла, чересседельники, "ремни для бондов, а также сумки, амуницию и сбрую911. В XV в. в крупных городах из их среды уже выделились сумочники, которые изготовляли изделия, в частности "для бондов и слуг"912, рукавичники913, шорники-седельники914, ременщики, специализировавшиеся на военной амуниции (и потому многочисленные в крепостях), и ременщики, изготовлявшие носильные ремни (для одежды, головных уборов и т. п.)915.

Ткацкое и прядильное ремесла в Швеции в XIV и XV вв. развивались преимущественно вне городов – в деревнях и местечках916.

В городских документах упоминаются лишь немногочисленные льноткачи и сукноткачи, но зато там множество ворсовщиков или стригалей (offuerskärare), отделывавших главным образом деревенское грубое сукно – вадмаль917, ткачихи головных покрывал, и плетельщики половиков; последние стали особенно многочисленными (либо выделились), видимо, с середины XV в., так как в 1460 г. стокгольмский муниципалитет принял о них ограничительное решение918. Зато портные составляли самую многочисленную группу городских ремесленников. Они шили весь ассортимент принятой тогда одежды, применяя как импортные ткани, так и домашнее сукно, лен, кожу; они же занимались переделкой и глажением одежды919. В первой половине XV в. (вероятно, раньше) в городах появились шляпники920.

Важнейшим отрядом городских ремесленников были строители: плотники, которые упоминались выше, и каменщики921. Деревянное строительство в городах преобладало в течение всего средневековья, а в XV в. города стали и центрами кораблестроения, в связи с чем в городских документах появились упоминания о корабельных мастерах922. Ремесло каменщиков стало расширяться в. городах Швеции с XII в., с применением кирпича, и особенно с XIV-XV вв., когда каменные (кирпичные) дома стали строить зажиточные горожане. Появились кирпичники923, штукатуры924, резчики камня925, а также мостильщики улиц926 и, конечно, художники и скульпторы – декораторы зданий (особенно церковных)927, витражники (которые делали и оконные стекла и витражи) и художники – живописцы по стеклу928. Художественные ремесла в городах составили хоть и небольшую, но важную отрасль, представленную известными на Балтике именами, более всего немецкими929.

Особую группу составили в городах лица, занятые производством продуктов питания: мельники, хлебопеки (пекари, кондитеры, изготовители традиционного хрустящего хлебца)930, пивовары931, повара932, мясники и рыбаки.

Из прочих специалистов можно упомянуть канатчиков, которые продавали также мочало, лыко и были распространены во всех портовых городах933, бутылочников934, изготовителей насосов.

Номенклатура городских производственных специальностей, равно как и численность представителей каждой из них, известна далеко не в полном объеме, поскольку точных описей всего населения городов того времени нет, а население, отраженное в наших источниках, далеко не всегда профессионально определено: по Стокгольму удалось определить занятия примерно 700 чел. (1460-1480-е годы), по Кальмару – 152 чел. (1430-е годы), по Йёнчёпингу – 95 чел. (60-е годы XV в.). В свое время нами была составлена таблица численности городских специалистов Стокгольма, Кальмара и Йёнчёпинга в 30-80-е годы XV в.; ее данные, сильно заниженные935 и, видимо, не вполне адекватно выявляющие соотношение между отдельными профессиями, все же дают представление об общем состоянии городского производства, особенно разделении труда – важнейшем показателе прогресса техники на базе ручного производства. Из таблицы видно, что широта ремесленной специализации была неодинаковой в городах разного масштаба. Даже при том, что документы по столичному городу более подробны и полны, все же бросается в глаза, что номенклатура профессиональных обозначений Стокгольма уменьшается на четверть в Кальмаре и более чем наполовину в Йёнчёпинге, причем прежде всего за счет более узко специализированных ремесел, продажи услуг и подсобного обслуживания торговли.

Напротив, соотношение между видами наиболее употребительных городских профессий во всех трех городах в целом оказалось одинаковым. Самой многочисленной ремесленной специальностью в городах были портные: свыше 55 чел. – в Стокгольме, до 20 – в Кальмаре и Йёнчёпинге – до 10% от общего числа зафиксированных специалистов. Немногим менее было сапожников и плотников. Затем идут ювелиры, кузнецы (по 6-8%), далее пекари, скорняки, каменщики (по 3-5%), бондари, шорники-ременщики (по 2,5-3%)936. Относительно заметные группы составляли кольчужники, медники, мельники, пивовары, мечники, слесари, литейщики, в столице – также писцы и монетчики (соответственно 14 и 9 чел. по описям).

Шведский город XIV-XV вв. предстает, таким образом, как центр ремесленного производства, причем характер межотраслевого разделения труда и соотношение удельного веса отдельных отраслей идентичны тем, что сложились в средних городах тогдашней континентальной Европы.



875 So, s. 66, 72, 315; St. tb. 1, s. 22, 69, 159, о. a.; Atb, s. 5, 19 m. m.; Ktb, s. 11, 31; Jtb, s. 7, 17 o. f. a.; Sandklef A. Hantverkets uppkomst, s. 58, 59.
876 DD, N 862; St. tb. 2, s. 4, 60; Ktb, s. 127, 148; So, s. 316 f., Hellner В. Jarnsmidet, s. 22-29 o. fig. 41-48, 54-61, 62-67, 90-97.
877 St. tb. 1, s. 3, 6 o. a.; St. tb. 2, s. 21, 463; Ktb, s. 13, 76 o. a.; Jtb, s. 8; Atb, s. 2, 5, 13, 15; So, s. 317.
878 Употребление термина borsling (от armborst) в смысле werkmestare, см.: Jtb, s. 14. Название арбалета со стальной дугой (нем. – Schnapper) дало имя оружейникам Кальмара, где их называли snabber, snapper. Об арбалетчиках см.: So, s. 325: St. tb. 1. s. 50; Ktb. s. 10, 52, 133; Sveriges gamla jarn, s. 22.
879 Ktb, s. 38, 57, 76 о. а.
880 MSUB, s. 55; So, s. 325, 326.
881 St. tb. 1, s. 7, 16 o. a.; St. tb. 2, s. 390 (полировщики мечей из города Або); Atb, s. 2, о. a.; So, s. 317.
882 Ср. названия мечников в документах Кальмара: erubinator, gladiator, swerdthfaeyhiare, swerdzs[lipare] (Ktb, s. 68, 77 o. a.).
883 St. tb. 1, s. 30, 177, 208 o. a.; Ktb, 135; ср.: Gotland i Stockholms museer, s. 47; Schnittger В. Hjalmen fran Arnas, s. 2-19 o. a.
884 Sandklef A. Op. cit., s. 46.
885 St. tb. 1, s. 187, 196, 297; Clason S. Stockholms aterfinna stadsbocker, s. 40.
886 St. tb. 1, s. 253; St. tb. 2, s. 159-169; Ktb, s. 68; Jtb, s. 29.
887 St. tb. 1, s. 15, 27 o. a. St. tb. 2, s. 258 (медник из Линчёпинга); Ktb, s. 8, 21, 33 о. a.; Atb. s. 10, 19; Sandklef A. Op. cit., s. 16-21 (котлы и литейные формы из городов Старый Людос и Старый Варберг, XIV в.).
888 St. tb. 1, s. 133; St. sb. 1, s. 338; Ktb, s. 46.
889 Подробнее см.: Сванидзе А. А. Ремесло и ремесленники..., с. 114-117.
890 St. tb. 1, s. 59.
891 So, s. 145-146; Jtb, s. 25; Atb, s. 19; St. tb. 1, s. 3, 114 o. a.
892 Подробнее см.: Сванидзе А. А. Ремесло и ремесленники..., с. 116, сл.
893 Hellner В. Jarnsmidet, s. 20, 21. За холодное оружие (par armorum) и боевую лошадь, оцененные в 60 мк, в 1359 г. была заложена земля (DS, N 6056). О большой ценности котла (gryto katla) в монастырском хозяйстве см.: SFS, 1914, s. 290; О высокой цене колокола см.: St. tb. 2, s. 33.
894 Sandklef A. Op. cit., s. 59.
895 St. tb. 1, s. 5, 84, 198 o. a.; Ktb, s. 16, 46 o. a.; Jtb, s. 73; Atb, s. 3, 10, 21.
896 St. tb. 1, s. 184, 294; Ktb, s. 154; Jtb, s. 32; So, s. 320.
897 Skulptorer. En konstbok fran Nationalmuseum; Nordtysk skulptur och maleri i Sverige.
898 Ktb, s. 146, 161; Cedergren K. G. Op. cit., s. 51.
899 vagnmakare (Cedergren K. G. Op. cit., s. 55); hjulamakare (Ktb, s. 154; St. sb. 1, s. 23, 66, 177; St. tb. 4, s. 100); Stolmakare (Brun F. de. St. Nicolai port i gamla tider, s. 6-7).
900 patinemakare, skorebytta o. a.; Ktb, s. 9, 154; Jafvert E. Skomod, s. 14, 24; Hansson H. Arkeologi, s. 21.
901 St. tb. 1, s. 15, 34 o. a.; Ktb, s. 22, 154, 165; Atb, s. 6, 7, 21; MSUB, s. 19; MESt, KpB. XXI, XXVII-XXIX; So, s. 221-224, 319-320; Об "Улице бочаров" в Стокгольме см.: Brun F. de. Anteckningar rorande medeltida gulen, s. 41.
902 So, s. 224, § 22; St. tb. 2, s. 260.
903 St. tb. 2, s. 276; So, s. 16, 19, 310-311; Jafvert E. Skomod, s. 13-18; Hansson S. Ur skomakareurkets historia, s. 18 f.; Hansson H. Arkeologi, s. 21.
904 finskomakare, rudskomakaren, bodzmakare (St. tb. 2, s. 323; Ktb, s. 64, 150 o. a.).
905 So, 16-19, 20, 310, 311.
906 Skinnare. Иногда термин skinnare употреблялся для обозначения дубильщика (garvare), ременщика-шорника (buntmakare), скорняка (korsnar), реже – обдирателя падали (Ordbok over Svenska spraket, 1973, bd. 26, s. 4121, 4142).
907 garvare, barker, logarbarka, ra leger, raewer; karduansmakare; vitgarvare (Ktb, s. 62, 122, 141, 156; Sandklef A. Op. cit., s. 38, 54); samskmakare (St. tb. 1, s. 107, 146, 245; Ktb, s. 153; Cedergren K. G. Op. cit., s. 52).
908 St. tb. 1, s. 38, 108 o. a.; Ktb, s. 7, 39, 144, 153; Atb, s. 1, 8, 20.
909 barkastotare (St. tb. 1, s. 42).
910 Так выглядит korsnarer в расценках на ремесленные изделия (So, s. 313 f.).
911 So, s. 1, 313, 317-318; St. tb. 1, s. 295; St. sb. 1, s. 40, 66 o. a.; Ktb, s. 9, 166; Jtb, s. 7, 11, 12; Atb, s. 1, 5, 20.
912 См.; So, s. 318-319.
913 handzskamakare (Ktb, s. 122; Cedergren К. G. Op. cit., s. 22 o. fig. 46).
914 St. tb. 1, s. 47, 310, 315; Ktb, s. 23, 47, 152; Jtb, s. 36, Atb, s. 10.
915 Некоторые историки считают baltare седельником (So, s. 1; Cedergren K. G. Op. cit., s. 21, 37; Sandklef A. Op. cit., S. 46).
916 См. специально: Walterstorff E. v. Svenska vavnadstekniker och monstertvper... Stockholm, 1940.
917 So, s. 103; St. tb. 1, s. 5, 42, 114, 219; St. tb. 2, s. 215; Ktb, s. 46, 139, 163; Jtb, s. 13; Atb, s. 3, 9; MSUB, s. 11.
918 dokvaverska; matlbindare (St. sb. 1, s. 468; St. tb. 1, s. 190, 325, 437; Ktb, s. 145, 146).
919 So, s. 94, 104, 311-313; St. tb. 1, s. 2, 87 o. a.; Atb, s. 3, 6, 8; Ktb, s. 13, 62 o. a.; Jtb, s. 7, 26, 65; MSUB, s. 2.
920 Ktb., s. 147, 155.
921 St. tb, s. 12, 65, 148, 249; Ktb, s. 139, 148; Atb, s. 4, 5; Jtb, s. 7, 27, 66.
922 St. tb. 1, s. 181, 219, 254, 361; St. sb. 1, s. 338, 339. О развитии шведского кораблестроения, см.: Zetterstrum A. Op. cit.; Сванидзе А. А. Ремесло и ремесленники..., с. 137-139.
923 St. sb. 1, s. 115, 333; Ktb., s. 161-166.
924 Kalkrorare (So, s. 322; St. sb. 1, s. 333, 334, 337; St. tb. 1, s. 241).
925 So, s. 89; Wrangel E. Lunds Domkyrkas konsthistoria, s. 4, 141 f.
926 gatulaegiare? – Langenfelt G. Namproblem i de svenska staderna, s. 12, 15.
927 malare (malare); skulptorere. См. о mix: SL tb. 1, s. 75, 199, 219, 326 о. a; Jtb, s. 28, 71, 74; Ktb, s. 8, 111 o. a.; Geifer A. Albertus Pictor; Sjoden С. С. Stockholms borgerskap, S. 68.
928 Ktb, s. 17, 44, 159; St. tb. 1, s. 03, 93; St. sb. 1, s. 34, 117, 236, 371; Broderne..., s. 239; St. sb. 2, s. 23, 26; So, s. 320.
929 См.: Skulptorer. En konslbok fran Nationalmuseum.
930 bagare (pistor, bekeman); kakubagare (kakubakare); spisman. – So, s. 211-214, 315; St. tb. 1, s. 21, 39, 84 o. a.; St. tb. 2, s. 71, 83, 188; Atb., s. 2, 5, 20; Ktb., s. 7, 44, 66, 122, 145; MSUB, s. 13, 48; PRF, N 38, 321.
931 So, s. 323; St. tb. 1, s. 37, 159, 350 o. a.
932 St. tb. 1, s. 87, 130, 152, 203; St. sb. 1, s. 441; Ktb., s. 34, 82, 109, 152.
933 St. tb. 1, s. 81; Nilson A. Studier, s. 73, 86, 143.
934 St. tb. 2, s. 328.
935 Сванидзе А. А. Ремесло и ремесленники..., табл. 3, с. 102-105. В таблицу не вошли некоторые специальности, но тем или иным причинам скупо отраженные в источнике: те же "полировщики мечей" (из Або), различные корабелы, работники монетных мастерских и т. д.
936 В памятных книгах Йёнчёпинга оказалось 11 ременщиков (из 95 означенных специалистов), в книгах Кальмара и Йёнчёпинга – по 5 арбалетчиков.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии
e-mail: historylib@yandex.ru
X