Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. А. Сванидзе.   Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

4. Прочие формы общностей

История стационарных гильдий как объединений прежде всего купцов тесно связана с историей другой формы купеческой корпорации – землячества, или фактории.

Купцы, постоянно ездившие в чужие страны, обычно придерживались определенных маршрутов и организовывались в разного типа товарищества и более длительные сообщества, функции которых продолжали осуществляться в пунктах назначения. Для удобства пребывания, правовой защиты, совместного проведения религиозных праздников и т. д. в пунктах назначения устраивались стабильные земляческие центры разного характера: церковь, подворье, склад. Вокруг такого центра сплачивались купцы-земляки, образуя колонию, численность которой зависела от сезона и местных условий.

Земляческие купеческие организации действовали и на Балтике. Корпорации в немецких городах типа Englandfahrers в Кёльне (в середине XII в.), позднее Bergenfahrers и Schönenfahrers в Любеке, созданные для торговли в Англии, Бергене и Сконе847, имели свои дома в пунктах назначения. Немецкие купцы, торгующие в Швеции, образовывали союзы типа Stockholmsfarare (особая коллегия в Любеке). В Стокгольме и других городах они имели постоянных и временных агентов, конторы и дома гильдий848. Tyskmannagillestuga отмечается в Скаре (1475 г.); в Стокгольме дело провинившегося немецкого купца было отдано на рассмотрение "олдермана немецких купцов"849; немецкие конторы были в Кальмаре (середина XIV в.) и Або (1425 г., контора данцигских купцов)850. Часто местные купцы – из тех городов, где размещалась гильдия иностранных гостей или факторы их купеческих домов, – подключались к иноземным землячествам, образуя с их членами компанию851 либо вступая в саму гильдию. Примером последнего рода, как предполагается, была так называемая фризская гильдия в Сигтуне. Наличие в уставах шведских гильдии XIV-XV вв. пункта о помощи "зарубежному брату" позволяет предположить смешанные объединения и другого рода: включение земляческих групп зарубежных купцов и отдельных гостей в шведскую городскую гильдию купцов, торгующих по морю.

Первые землячества и фактории на Балтике самих шведов прослеживаются по документам, топонимам и археологическим данным эпохи викингов. Этот материал уже достаточно известен. С XIII в., с развитием немецкого приоритета в шведской торговле, о шведских землячествах напоминала лишь Варяжская улица в Новгороде с "варяжской церковью" (св. Олофа), кладбищем и приписными лугами852. В Новгороде было также землячество готландских купцов – Wasserfahrer, которые имели там свое подворье ("Готский двор") с олдерманом и уставом и делились, подобно иноземным купцам в Швеции, на "зимних" и "летних"853. Это была, скорее всего, компания немецких купцов из Висбю, в которой, может быть, участвовали единичные шведы.

Как известно, первоначальное ядро стационарных общностей торговцев типа гильдии или фактории нередко складывалось вокруг церкви – общественного "сборного пункта" средневековья854. По традиционным торговым центрам Балтики эта связь прослеживается достаточно четко855. В отдельных случаях появление церкви или алтаря предшествовало созданию объединения купцов (и ремесленников). Данные такого рода есть по Швеции и по Руси, причем, русский материал здесь особенно интересен, так как многое проясняет в генезисе скандинавских гильдий856.

Но чаще всего церкви становились центрами объединения уже сложившихся социальных групп, связь внутри которых имела прежде всего социально-профессиональный характер. Это видно из известной грамоты князя Всеволода Мстиславича Новгородской церкви Ивана Предтечи на Опоках (30-е годы XII в.)857. Это явствует также из того, что профессиональные объединения имели патронами только определенных святых: гильдия св. Элигия (Людовика) – это всегда кузнецы, ювелиры, в общем металлисты; св. Барбары – пекари; св. Андрея – плотники; св. Криспина и Криспиниана – сапожники. И все они имели либо соответствующие церкви, либо алтари858. Гильдии св. Николая, Олофа, Кнута, Катерины – объединения прежде всего торговцев. Вполне четко эта связь прослеживается, например, по географии церквей св. Николая, позволяющей восстановить сеть торговых коммуникаций Европы, в частности в балтийском ареале859. Карта церковных пунктов финского побережья Балтики точно обозначает транзитные пункты торгового пути на Русь860. Прослеживая продолжение этих путей на русской территории, мы вновь сталкиваемся с сетью церквей на бывших волоках, в транзитных центрах, на торговых стоянках. Если посмотреть, например, писцовые книги 1496 г. по Деревской пятине (т. е. на известных торговых путях к Западу), то там обнаруживается несколько Никольских погостов (в том числе у волока и на реках), подать с которых шла главным образом промысловыми продуктами и деньгами861.

Церкви св. Николая появились во многих шведских чёпстадах862, а также в таких городах – торговых партнерах, как Любек и Стокгольм, Новгород и Висбю, и связь между ними подтверждается фактами863. Как известно, церкви Олофа и Николая в Стокгольме были выстроены именно на купеческую складчину, из них первая – на средства шведских купцов. В принципе так же обстояло дело с рядом церквей св. Петра864.

Социальная окрашенность гильдий, сложившихся при церкви, может быть обнаружена и тогда, когда это объединение на первый взгляд представляется лишь "приходским", т. е. как бы территориальным. То, что в такую гильдию часто сходились соседи или члены одного церковного прихода, известно по всем балтийским городам865. Но если обратиться к системе расселения горожан – так, как она выглядит хотя бы в Налоговых описях или может быть реставрирована по Земельным книгам, – то можно заметить в ней несомненную социально-профессиональную и этническую последовательность. Улицы и мосты, которые были своеобразной формой организации торговли, неизбежно превращались в определенную форму организации самих торговцев. Ремесленники смежных специальностей часто селились рядом, по соседству, это было производственной необходимостью, бытовым удобством и обычаем866; проживание на одной улице почти исключительно одних ремесленников встречается еще чаще867. Можно также заметить, что кучно селились ювелиры868, что купцы выбирали себе жилье и гильдейские дома также в определенных местах869. Но если расселение бюргеров имело социальный характер, то это же следует констатировать и в отношении территориальных или приходских гильдий.

Весь материал о гильдиях, таким образом, неоспоримо свидетельствует, с одной стороны, об абсолютном превалировании имущественно-социально-престижного принципа в их организации, с другой стороны – о роли самих гильдий в формировании социальной корпоративности.

Профессиональные корпорации продолжали и усугубляли трансформацию семейных отношений. В принципе родственные связи входили в систему профессиональных групп внутри бюргерского сословия. Сведения о родственниках – носителях смежных или общих специальностей и вообще принадлежавших к единой профессионально-социальной среде – свидетельствуют о сосуществовании семейных и профессионально-социальных общностей в бюргерской среде, в частности в средней прослойке торговцев. В еще большей мере это было характерно для высших групп торговцев, где, как явствует из приведенного материала, также складывались семейные объединения. Наблюдалось наличие и преемственность родственных связей в гильдиях (членство в одной гильдии супругов, родителей и детей, братьев и сестер, свояков)870.

Однако семейные и профессиональные блоки отнюдь не совпадали, а в ряде случаев прямо противостояли друг другу. Об этом совершенно определенно говорят обычные и записанные уставы братств-фелагов и братств-гильдий, где побратимство по коммерции, как мы могли убедиться, вторгалось в такие основные правообязанности кровного братства, как соучастие в имуществе (наследование, сонаследование, помощь при потере имущества и т. п.), оплата чести и крови (соучастие в уплате вир, выкуп из плена, заступничество при нападении и перед судом). Это сказывалось на порядке обрядов (свадебных, погребальных, праздничных), в которых все большую роль стали играть "братья" по гильдии, компаньоны, действующие наряду с членами семьи и даже вместо них.

Об общественной значимости этих новых связей и их роли в изменении мировосприятия тогдашнего человека отчетливо свидетельствует и такой факт, когда бюргер (ремесленник из Стокгольма) дарует недвижимость "на упокой души своих родителей, родичей и друзей"871.

Исследуя генезис феодализма, историки справедливо указывают на роль распада родовых отношений в выделении несельскохозяйственных занятий, т. е. в развитии общественного разделения труда, а следовательно, города и его организации. Очевидно, что с развитием системы городских отношений эти организации, возникавшие "вне родовой структуры, рядом с ней, а вместе с тем и против нее", стали, в свою очередь, мощным фактором трансформации семейных связей, превращения семьи в "подчиненное отношение"872.

Зависимость между семьей и иными общественными блоками уменьшалась очень постепенно. В рассматриваемый период мы можем констатировать уменьшение ее роли в узкопрофессиональной области, в операционных ячейках городской экономики, за счет увеличения роли профессиональных торговых (а также ремесленных) объединений. Взаимные материальные права в "братстве" подтверждают наличие в городе новой формы корпоративно-сословной собственности.

Подытоживая материал о новой системе общностей, которые возникли на базе новых форм собственности и профессиональных интересов, можно отметить, что хотя эти типы организации тяготели к характерно феодальной формализации связей, к превращению в корпорацию, но широко допускали и неформальные личностные связи. Соединение разного типа общностей по торговле создавало для средневекового купца наиболее льготные условия деятельности, придавало значительно большую мобильность, чем была возможна в иных системах феодально-корпоративных связей, тяготевших к жесткой, стабильной структуре. Вместе с тем подвижность форм организации и в сфере торговли оставалась ограниченной, она допускалась лишь в пределах именно данного, т. е. единообразного, круга деятельности и в пределах определенных сословно-корпоративных привилегий.

Организации в области торговли, прежде всего профессионально-купеческие, сыграли очень существенную роль в формировании социальных связей внутри бюргерства, прежде всего внутри профессиональных групп, связанных с рынком: купцы, ремесленники, лица, обслуживавшие перевозки, и т. п., а также между этими группами. Купеческие сообщества способствовали связям между различными городами; между горожанами и промысловиками, обслуживавшими рынок; между этими городскими слоями, с одной стороны, и отдельными, более или менее многочисленными представителями классов крестьян и феодалов. Купеческие организации были важнейшими носителями международных общественных связей, – не только торговых, но и этнических, культурных, политических.

Состав и деятельность таких специфических бюргерских общностей, как купеческие, особенно отчетливо показывают и ведущую роль города в организации товарных отношений, и одновременно невозможность "чисто" городских отношений и субъектов в области рынка.



847 FriesenО. von. Ur Sigtunas historia, s. 11 f; Postan M. M. Medieval trade, s. 187-189. Об организации немецкого двора в Новгороде см.: Казакова Н. А. Указ. соч., с. 23.
848 Ahnlund N. Saramansvarjningen i Stockholm. Ar 1536, s. 9-10; Nykoping stads historia, s. 108; Bohman L. Op. cit., s. 74-75.
849 St. tb. 4, s. 278.
850 Особые привилегии имела компания немецких купцов в Фальстербу. – Zoellner K.-Р. Zu den hansisch-danisch-norwegischen Beziehungen, S. 122; Sylvander G. W. Op. cit., s. 68 f; Ruuth I. W. Op. cit., III, s. 74.
851 В начале 1440-x годов один абозец (Valterus Bolbich) состоял в компании (stod i societas) с торговым домом Heyno Boitzen в Любеке (ibidem).
852 Ср.: Бережков М. О. О торговле Руси с Ганзой до конца XV в., с. 58, 59.
853 Sartorius G. Urkundliche Geschichte, I, S. 569 f., 574, 613 f., 622; II, S. 154, 156, 160, 163, 164. Сведения о церкви св. Олофа в Новгороде восходят к концу XI в.
854 Ср.: Nilsson М. Р. Sakralt och profant... ("Norden och kontinenten"), s. 8.
855 Johansen P. Die Kaufmannskirche, S. 499-525.
856 Так, в Новгороде и Пскове первоначальные гильдии представляли собою корпорацию купцов или купцов и ремесленников, созданные при церкви и объединенные в "братчину" (ср. шведск. broderskap), или "обчину" (ср. societas), или "пир" (ср. convivium, gilledryck).
857 В этой грамоте церковь выступает не только как идейный, духовный, но и как деловой центр знаменитого купеческого "Ивановского ста": она получает право на весовую пошлину, торговый и гражданский суд; ее храмовый праздник объявлялся праздником всей корпорации и должен сопровождаться "братчиной" – пиром.
858 Цех сапожников, например, имел алтарь своих святых в Сторчурке (стокгольмский собор) и торжественную цеховую мессу там слушал 25 октября (Hansson S. Ur skomakareurkets historia, s. 111).
859 Blaschke K. Nikolaikirchen.
860 Drake K. Der Kirchenplatz, S. 169, 170.
861 Писцовые книги 1496 г., с. 1-11, 17 сл., 22, 29, 38 сл., 48 сл.
862 Церкви Николая во второй половине XII в. в Скаре, в 1278 г. в Вестеросе и др. См.: Sundquist N. Cistercienserna och tegelbyggnadskonsten, s. 25 о. f. Их было много и на Готланде – "острове 100 церквей", где каждый торговый бонд старался выстроить хотя бы алтарь (ср. карту в кн.: Lindholm S. Kungar, s. 100).
863 При купеческой церкви св. Николая в Новгороде находились маклеры, которые свободно говорили на эстонском, немецком, шведском языках и посредничали между купцами из этих земель. – Клейненбер? И. Э. Из истории, с. 255. Ср. материал о резьбе для алтарей в Любеке и Сторчурке Стокгольма: Lindblom A. Nordtysk skylptur, s. 1.
864 Ср. по Вадстене: Bengtsson Ch. Op. cit., s. 9 (a. 1346).
865 Несовпадением городского административного и приходского делений иногда объясняют участие некоторых лиц в двух гильдиях одновременно. Ср.: Каплински К. И. Ремесленники..., с. 21 (о членах Кнутской и Олайской ремесленно-торговых гильдий в Таллине XIII-XV вв.).
866 Ср. наименования улиц, появившиеся в городах Швеции в XIII-XV вв.: St. tb. 2, s. 276; Langenfeit G. Namnproblem, s. 15-16; Lindberg F. Hantverkarna, s. 35-36; Brun F. de. Bland gator, s. 107; Anteckningar omNorkkoping stad, s. 29.
867 Ср. списки стокгольмских налогоплательщиков в St. sb.; о "концах", "улицах", "рядах" в Пскове и Новгороде XV в. как ремесленных корпорациях см.: Черепнин Л. В. Указ. соч., с. 23; Тихомиров М. Н. Древнерусские города, с. 156-157.
868 Brun F. de. Guldsmeder i Stockholm.
869 Ср. ту же Чёпмансгатан (Купеческую улицу, самую древнюю) в Стокгольме (Ahnlund N. Stockholms historia, s. 175).
870 M. M. Постан считает, что семейный союз как основа профессионального объединения был более характерен для промышленности, чем для торговли (op. cit., s. 70). Если это и справедливо, то только в отношении краткосрочных товариществ типа фелага.
871 См.: Brun F. de. St. Nicolai port, s. 4 (a. 1449).
872 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 53; ср. там же, с. 27.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Вильгельм Майер.
Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X