Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Мария Гимбутас.   Славяне. Сыны Перуна

Глава 4. Протославяне во время сарматских и готско - гепидских вторжений

В результате иностранных вторжений и захватов протославянская цивилизация утратила индивидуальные особенности. Период изолированного развития славянской культуры постепенно завершился. Ираноговорящие сарматы вошли с востока, опрокинув власть скифов, и даже проникли в лесостепную зону. С северо-запада (территории современной Польши) в бассейны Припяти, Волыни, в Подолию, Молдавию и Днепровско-Донской регион хлынули волны германских племен – бастарнов и скиров, готов и гепидов.

Археологическая картина причерноморских степей и лесостепного пояса значительно изменилась. Теперь Северное Причерноморье напоминало причудливую мозаику разнородных элементов. На остатки скифской эпохи и греческих городов, соседствовавшие с романским влиянием из Дакии и Молесии, наслоились черты культуры сарматов и германских племен.

Казалось, что лавина чужеродных элементов погребла под собой протославянскую материальную культуру. Однако исторические описания и лингвистические свидетельства показывают, что славянские племена продолжали существовать.

Западное нашествие сарматов

В конце скифской эры, примерно в 200 г. до н. э., в Северном Причерноморье появилось племя степных кочевников-сарматов. До начала массированной миграции на запад во II в. н. э. сарматы жили к востоку от Дона. Но уже в IV в. до н. э. они начали осваивать его западный берег, и с этого времени их поселения встречаются на обоих берегах этой реки. Уже Плиний упоминает множество сарматских племен, заселивших западный берег Дона.
На карте Агриппы, составленной в I в. н. э., показано, что территорию к востоку от Днепра заселяют не скифы, а сарматы. Данные археологических раскопок показывают, что они могли достичь излучины Днепра примерно в 200 г. до н. э. Их первые поселения сосредоточились в районе порогов Днепра, к северу от Азовского моря и в верховьях Дона, там, где сохранилось более 50 курганов заволжского типа.
Основная масса археологических свидетельств о продвижении сарматов относится к I в. н. э. На северо-западе сарматские племена расселились к западу от Днепра, к югу от Киева, вдоль рек Рось, Розава, Тясмин, Турья и Весь.
Страбон (63 г. до н. э. – 23 г. н. э.) приводит названия некоторых сарматских племен: язиги, роксоланы, аорсы, сираки и аланы. Видимо, представители всех этих племен и основали большинство сарматских поселений на территории Румынии и восточной части Центральной Европы. Они датируются началом III в. н. э. К этому времени сарматы достигли Молдавии, земель Нижнего Подунавья, венгерских пастбищ и даже дошли до Польши.
Рис. 23. Померанско-зарубинецкий комплекс, сарматские поселения и протославянская зона


На карте (рис. 23) показано распространение сарматов по славянской территории, в основном к западу от Среднего Днепра. Их присутствие оказало влияние на славянскую культуру. Лингвисты и мифологи говорят о появлении многочисленных иноязычных слов в славянском языке. Именно в это время славяне заимствовали из иранского словаря такие лексемы, как «бог» (bog*), «рай» (raji*) и «святой» (svetu*).
Приход сарматов внес изменения в археологические культуры Северного Причерноморья и лесостепной зоны. Контакты с греческими городами, расположенными на побережье Черного моря и в низовьях Дуная, проявляются в неоспоримом греческом влиянии на сарматскую культуру и искусство. В то же время сарматские элементы можно найти в культуре Боспорского царства, сарматские названия встречаются на боспорских надписях.
По-видимому, часть сарматов осела и стала постоянными жителями греческих городов, постепенно слившись с иноэтнической средой. Со временем сарматы потеряли свои отличительные черты, и все Северное Причерноморье приобрело однородную материальную культуру.

Зарубинецкий комплекс II в. до н. э. – I в. н. э

Название «зарубинецкий» происходит от села Зарубинцы, расположенного около Переславля-Хмельницкого, где в 1899 г. археолог В.В. Хвойко открыл древний могильник. Зарубинецкая культура занимала территорию Среднего и отчасти Верхнего Приднепровья и бассейна Припяти и нижней Десны.
Зарубинецкие поселения легко распознать по кремационным погребениям и по наличию в захоронениях бронзовых фибул с треугольным щитком позднелатенского стиля. Зарубинецкая керамика гораздо разнообразнее местного волынско-подольского типа. Зарубинецкие сосуды имеют тщательную отделку, лощеную поверхность и удобную форму. Зарубинецкий погребальный комплекс относится к колоколовидным курганам померанского типа (закрытых урн) V в. н. э. Подобные погребения, возможно имеющие западнобалтийское происхождение, в IV в. н. э. распространились почти по всей территории Польши и вдоль Западного Буга.
Рис. 24. Керамика из Полесья и бассейна Вислы. Сверху: зарубинецкий, внизу – померанский тип

Чаще всего считают, что зарубинецкий комплекс является славянским. Однако В.Я. Кухаренко доказал, что зарубинецкий комплекс не имеет ничего общего с культурой, существовавшей в данном регионе на протяжении скифской или в доскифскую эпоху, то есть с культурой скифов-земледельцев и Чернолесья. Генетически он может быть соотнесен только с померанской группой.
В основном ареал распространения зарубинецкой культуры охватывает Восточную Балтию и лишь небольшую часть исконно славянских земель западнее Среднего Днепра. Большая часть зарубинецких поселений относится к периоду с I века до н. э. до I века н. э. Возможно, в Приднепровье носители данной культуры ассимилировались с восточнобалтийскими племенами (находки балтийского происхождения отмечаются в поселениях III и IV вв. н. э.).

Готы в Северном Причерноморье и Черняховский комплекс

По сведениям историков, основные миграции готских племен происходили после 166 г. н. э. Их восточная часть, так называемые остроготы, достигли северных берегов Черного моря и покорили Ольвию, Тиру и Пантикапей. В середине III в. до н. э. они добрались до Дона. Примерно в 214 г. готы начали воевать с румынами у границ Дакии и вскоре после того покорили страну. Готское государство просуществовало почти 200 лет, пока не пало под ударами гуннов в 375 г. н. э.
Археологические раскопки показывают, что в I в. н. э. готско-гепидская культура распространилась из бассейна нижней Вислы на юго-восток через Польшу вверх по долине Западного Буга на Волынь и Подолье. На направление миграции указывает ряд изолированных захоронений, могильников и предметы «тришинского» типа, получившего название от могильника, расположенного в Брестской области, где В.Я. Кухаренко обнаружил находки безусловно германского происхождения.
Гото-гепиды прокладывали себе путь между территориями, занятыми южнобалтийскими племенами и пршеворской (вандальской?) группой в Польше. На юге они столкнулись с даками и сарматами. Иордан рассказывает, что, прежде чем готы достигли Черного моря, они покорили «спалов», возможно сарматское племя, с которым должны были контактировать древние славяне.
Название племени, происходящее от индоевропейского «*Spolin», стало славянским словом, означающим «великан». С начала III в. сарматские памятники постепенно уступают место смешанному культурному комплексу, названному «Черняховской культурой» по имени могильника, расположенного у села Черняхов Кагарлыкского района Киевской области. В.В. Хвойко в 1900–1901 гг. раскопал там 247 могил и отнес их к периоду между II и V вв. н. э. 24 погребения богаты находками, а в 69 вообще нет никаких предметов. Только в начале 1964 г. В. Петров опубликовал детальный отчет о раскопках и провел точную датировку.
Поселения Черняховского типа III и IV вв. найдены между нижним Дунаем на юге, лесостепной зоной на севере и рекой Дон на востоке. Их структура отличается единообразием, которое не может быть объяснено исключительно готским влиянием. Трудно представить, чтобы завоеватели, пришедшие с северо-запада, в течение столь короткого времени, практически сразу, уничтожили или поглотили местное население.
Рис. 25. Распространение готско-гепидской культуры и Черняховского комплекса в Северном Причерноморье


Плотность, с которой расположены жилища в Черняховских поселениях, говорит о постоянном увеличении численности населения. На всей территории, куда проникли готы, то есть в Восточной Румынии, Западной и Восточной Украине, бок о бок с ними жили славяне, сарматы, эллинизированные скифы, романизированные греки, даки, геты и венеды. Данный вывод подтверждает и «Певтингерова карта» – копия римской дорожной карты IV в. («Tabula Peutingeriana»), на которой показано, что территория между Днестром и Дунаем заселена даками, гетами, венедами и другими племенами. Даки и геты были исконными жителями данного региона, венеды (венедские сарматы), жившие к северу от даков, возможно, были славянами.
Судя по погребениям, обнаруженным в Молдавии, сарматы слились с местным населением и к этому времени сменили кочевой образ жизни на оседлый, начав заниматься сельским хозяйством. После захвата этой территории готы установили на ней единое правление, игнорируя этнические различия между жившими там народами. Данное обстоятельство могло привести и к унификации культуры на занятой ими территории.
Исторические источники позволяют судить о Черняховских поселениях и их обитателях. На основе находок, сделанных в последние десятилетия, и выявленного единообразия керамических изделий, изготовленных на гончарном круге и отличающихся сходством отделки, а также того факта, что северные границы Черняховских находок совпадают с границей между лесной и лесостепной зонами, некоторые археологи заявили, что Черняховские поселения являются славянскими (или, если говорить точнее, восточнославянскими). Это означает, что археологические находки не подтверждают вторжение готов.
В настоящее время известно более 1000 Черняховских поселений и существует огромное количество исследований, посвященных анализу сделанных там находок. Накопленные благодаря систематическим исследованиям сведения позволяют представить основные особенности данного культурного комплекса.
Устройство Черняховских поселений, отсутствие массивных фортификационных сооружений и курганных захоронений отличает Черняховский период от других культур I в. н. э. Неукрепленные поселения располагаются на склонах и прибрежных песчаных террасах вдалеке от качественных сельскохозяйственных земель.
В отличие от раннего железного века, для которого характерно большое количество укрепленных поселений и фортификационных сооружений с общими особенностями, в этот период не сложился тип единого укрепленного поселения, даже в районе, расположенном к востоку от Днепра, для которого характерны минимальные перемены в устройстве жилищ и организации хозяйства.
Раскопанные на Волыни, в Подолье и в Молдавии поселения состоят из построек, архитектура которых не соответствует славянским традициям средневекового периода. Деревни отличаются своей величиной, некоторые простираются более чем на несколько километров, расположены на террасах реки и состоят не менее чем из семидесяти домов. Жилища, из которых состоят деревни в Волыни и Молдавии, являют собой жилые дома со службами. Усадьба насчитывает от двух-трех до десяти или более построек, каждая из которых имеет конкретное сельскохозяйственное назначение: амбар, зернохранилище, конюшня, хлев и др.
Прямоугольные в плане дома располагались над землей и имели прочные стены из обмазанных глиной прутьев. В них были плотно утрамбованные глинобитные полы, усиленные деревянными настилами. Многие из домов состояли из двух комнат, в одной – жилой половине – располагался очаг, во второй половине находились конюшни и клети для животных. Подобная планировка характерна для жилищ германцев. Длина дома могла превышать 12 метров.
В Нижнем Поднепровье и нижнем течении Южного Буга обнаружены укрепленные поселения с каменными многокомнатными сооружениями внутри. Скорее всего, они были оставлены греками, покинувшими этот район после прихода сарматов. Данный тип сооружения не имеет аналогов ни на Волыни и Подолье, ни в Среднем Поднепровье.
В районе днепровских порогов обнаружены неукрепленные поселения с прямоугольными жилищами типа землянок со стенами из прутьев, поддерживаемых столбами. Иногда подобные дома строились и на земле. Поселения, раскопанные в районе Кантемировки в Среднем Поднепровье, состоят из надземных домов и полуземлянок сарматского типа с бескурганными могильниками, имеющими следы трупосожжений, и с трупоположениями в глубоких ямах.
Отмечается и развитое производство керамических изделий. Времена индивидуального медленного гончарного производства прошли. Специально обученные гончары изготавливали в огромных печах горшки и, возможно, даже продавали эти сосуды на рынке. В одном из горнов в Будешты (Молдавия) можно было одновременно обжигать сто пятьдесят изделий. Находки, сделанные на Украине, в Молдавии, в районе нижнего Дуная и в Трансильвании, подтверждают повсеместное распространение гончарного производства. Возможно, гончарное искусство распространилось в северные районы с юга, из румынской провинции Дакия или из прибрежных городов Северного Причерноморья.
Рис. 26. Печь для обжига (поселение Крынгаш, Молдавия)

В предшествующую Черняховской скифскую эпоху изготовленная на гончарном круге керамика попадала в лесостепную зону только в результате торговых контактов, тогда как теперь в Восточную Европу и в северные леса распространилось само гончарное искусство. В большинстве поселений гончарная керамика преобладает над лепной. Горшки, как правило, серого цвета, изготовленные из глины, смешанной с грубым песком, имели слегка шаровидную форму, отчетливо выраженные выступы, невысокое горло и четкие насечки.
Наибольшим разнообразием форм отличалась столовая посуда. Обычно ее делали из глины лучшего качества без каких-либо примесей. Изделия с гладкой или лощеной поверхностью были красного, оранжевого или желтого цвета и отличались огромным разнообразием форм в зависимости от назначения: блюда, миски без ручек, миски с тремя ручками, чашки, стаканы и элегантные кувшины.
Самые простые образцы имеют аналогии с продукцией прибрежных городов и румынскими провинциями. На Волыни, в бассейне верхнего Днестра и районе Днепровских порогов шаровидные типы иногда перемежаются с глиняными, смешанными с грубым песком. Техника снова указывает на северозападное влияние, поскольку оно имело особое значение на территории Вислы.
В черняховской керамике своеобразно сочетались элементы, заимствованные из многих источников. Изготовленная на круге керамика больше не могла служить ключом для атрибуции поселений, помогавшим археологам определять границы расселения племен.
Опись предметов, обнаруженных в захоронениях, характеризуется единообразием в большинстве раскопанных погребений. В богатых женских могилах в основном встречаются не серьги или булавки, а одна или две фибулы, стеклянные кубки, бусы из драгоценных камней или янтаря и костяные гребни.
Рис. 27. Могила богатого человека из кладбища в Черняхове. Среди положенных в могилу вещей пряжка для пояса, стеклянные бусы, бронзовая фибула, костяной гребень и несколько ваз. Не в масштабе


В богатых могилах обнаружено большое количество горшков. Удивительно хорошо оборудована могила, которая, возможно, принадлежала готскому вождю IV в. н. э., обнаруженная в 1935 г. около поселка Рудки в Тернопольском районе в верхнем течении Днестра.
В яме глубиной более двух метров лежит вытянутый скелет. Около него обнаружили две серебряные шпоры, серебряный нож, несколько бронзовых сосудов римского типа, римскую стеклянную чашу и стеклянное блюдо, глиняное блюдо и вазу, изготовленные на гончарном круге.
В Черняховских погребениях обнаружены как кремационные, так и ингумационные захоронения в урны или в ямы, причем их количество примерно одинаково. Все могилы расположены в одном длинном ряду, независимо от того, к какому типу погребения они относятся. В ходе раскопок не удалось выявить никаких социальных или этнических причин, обусловливающих применение того или иного обряда.
Рис. 28. Погребальная урна (наверху слева) из погребения Черняхово. Внутри нее находилась чаша с ручками и стеклянные бусины (внизу). Не в масштабе

Аналогичные кладбища периода римского владычества с погребениями, выполненными по двум ритуалам, выявлены во многих частях Европы. В Черняховских кладбищах кремация характерна для более древних могил. Около 300 г. н. э. были одинаково распространены оба типа погребений. В более поздних Черняховских кладбищах, относящихся к IV в. и находящихся в Румынии, преобладают трупоположения, в конце концов заменившие кремацию. В постчерняховские времена сосуществования двух погребальных ритуалов не встречается. На ранних славянских кладбищах VI и VII вв. н. э. захоронения состоят из кремационных погребений, в которых останки кремированных располагались в ямах.
К концу IV в. н. э. Черняховские поселения и погребения внезапно исчезают. Видимо, быстрые изменения связаны с нашествием гуннов, тюркского кочевого племени, пришедшего из Центральной Азии.
В 375 г. они заняли территорию между Доном и Дунаем, вытеснив готов к границам Римской империи. Римский историк Аммиан Марцеллин сообщает, что вначале готы, побежденные гуннами, отступили к Днестру и построили укрепленный лагерь около стен Гретунги. Там гунны еще раз разбили их, после чего готы отступили к Дунаю.
Следы разрушений обнаружены в поселениях всего Приднепровского региона, степной и части лесостепной зон. Марцеллин пишет, что «люди неизвестной расы, пришедшие издалека с востока, двигались как лавина и крушили все, что встречали на своем пути».
Торговые отношения с югом были прерваны, и центры производства разрушены. Возможно, некоторые племена были полностью стерты с лица земли. Другие, так же как готы, переместились на запад или стали искать убежище на Крымском полуострове. Возможно, племена, жившие в лесостепной зоне, спаслись от нашествия, спрятавшись в лесах. С конца IV и на протяжении всего V в. этническая картина к северу от Черного моря полностью изменилась. Именно после происшедших потрясений славяне появились на бывшей территории Черняховской культуры, принеся туда собственную культуру. Она не только сохранилась, но и в последующие столетия распространилась на запад, юг и север.
Различия в выборе мест для поселений, архитектуре и внутреннем устройстве жилищ, погребальных обрядах показывают, что уже в период миграции славян Черняховские традиции прекратили свое существование.
Черняховская культура представляла собой самоценное явление, возникшее в результате взаимодействия многих компонентов. Она могла развиваться только при условии единой политической власти, процветающей торговли, развитого производства, постоянной подпитки новыми элементами из Римской империи, смешения южных, западных, северных и восточных влияний.
Даже наиболее ранние славянские находки, извлеченные из-под руин, не могут относиться к классическому Черняховскому комплексу. В них видно влияние традиций раннего железного века, которые четко прослеживаются на изолированных территориях во время сарматского, зарубинецкого (западнобалтийского) и готического завоеваний.
Хотя известны лишь единичные места поселений и погребений, относящиеся к периоду с III до V в. н. э., обнаруженные в них находки четко доказывают, что именно они принадлежат настоящим предшественникам славян с V до VII в. н. э.
Только тщательно изучив поселения, экономический уклад и погребальные обряды, а также и выявив эволюцию антропологического типа, можно понять, что произошло со славянами во время господства готов.
Как свидетельствуют историки, после захвата готами славянские племена не погибли. Иордан пишет, что, потерпев поражение от гуннов, готский король Винитар напал на антов и распял их короля Боса вместе с сыном и семьюдесятью его людьми. Сведения Иордана чрезвычайно важны, поскольку подтверждают существование многочисленных славянских племен на территории, захваченной готами. Тесные отношения германцев и славян подтверждаются и заимствованиями из древнегерманского в славянском языке.

Древнегерманские заимствования в языке славян

Ранние контакты между славянскими и германскими народами начинаются с Черняховских времен, но не ограничиваются только территорией распространения Черняховской культуры. Русский славист С. Бернштейн обнаружил две группы германских заимствований в языке славян. К первой группе он относит заимствования от готов в Днепровско-Днестровско-Балтийском регионе, между II и V столетиями (что примерно соответствует Черняховской культуре). Во вторую группу входят заимствования из древних западнонемецких языков (северогерманского и богемского), появившиеся в III и IV вв.
В раннюю группу готских заимствований входит ряд терминов, связанных с домашним хозяйством: xyza – дом, hlevu – конюшня, загон для скота, возможно полуподземный, поскольку готское слово «hlaiv» означает «могила»; hlebu – хлеб, буханка, bljudo – блюдо, от готского «biuls»; kotilu – (медный) котелок (ср. copper – медь).
Также встречаются экономические термины: dulgu – долг, lihva – интерес, доход, ростовщичество, от готского «*leihve» – заем. Глагол «hyniti» – обманывать, возможно, пришел в готский от гуннов.
Военные слова: hosa – набег (от готского «hansa» – отряд воинов), meci – сабля от «*mekeis» и *selmu (старославянское шлемъ, древнерусское шеломъ) от готского «Helm», возможно, относятся к другому заимствованию, восходящему к hulmu – гора, холм.
Названия экзотических животных osilu – осел и velbodu – верблюд, безусловно произошли из латинского.
У языка древних западных германцев также были заимствованы названия предметов домашнего обихода, среди них tunu – стена, сохранившееся в названиях таких современных городов, как польский Tyniec и чешский Karluv Туп, происходит от германского «tuna» – твердая изгородь, родственного английскому слову «town» – город, и «pila» – пила (режущий инструмент с зубцами), ср. немецкое «Feile»).
Экономические термины: penedzi – деньги, серебряные или медные монеты, от германского «*pennings» – кусок металла, использовавшийся в качестве денег, родственное с английским «реппу», и myto – налог, пошлина, сбор, дань, от старогерманского «muta».
Военные термины: vitedzi – рыцарь, герой от германского «viking» или «hvetingr», и troba – труба (инструмент для извлечения звука).
Два религиозных слова, возможно греческого происхождения, видимо, были заимствованы славянами у германских миссионеров: *cirky – церковь, от старобаварского «kirko», произошедшего от греческого «kyrialkon» и рори – священник, возможно от старогерманского «pfaffo», происходящего от греческого «papas».
По утверждению Бернштейна, в VI и VII вв. в славянском появилась еще одна группа заимствованных от готов слов, но теперь они пришли из языка моэзских готов, живших вдоль Дуная, на территории современной Болгарии, в то время как их славянские соседи только что прибыли на Балканы.
В эту группу входят: vino – вино и vinogradu – виноградник; smoky – смоковница, от греческого слова «smakka»; useredzi – серьга, от готского «*ausihrigg»; skuti – подол, от готского «skauts» – кромка одежды; buky – письмо, писать от готского «bока» – книга.
Первый готский епископ Ульфила изобрел готский алфавит и в середине IV в. перевел на готский язык текст Библии. Поэтому представляется вполне возможным, что слова «писать», «священник», «церковь» и другие религиозные термины с равной вероятностью могли войти в славянский язык в IV и V вв. как из готского, так и из западнонемецкого языка.
Бернштейн приводит группу подобных заимствований, которые могли прийти как от готов, так и с запада: pulku – военное образование от общегерманского «*fulkaz» – группа вооруженных людей; zeldu – штраф, налог, соответствующее готскому «gilds» – налог, общегерманское «yeldan» – платить налог, kupiti – покупать, соответствующее готскому «kaurop»; skotu – рогатый скот, собственность, деньги из общегерманского «*skattaz» – собственность, обладание, богатство, nuta – бык, рогатый скот от общегерманского – владение скотом.
Германские заимствования в славянском свидетельствуют, что пришельцы стали своего рода донорами, способствующими развитию культуры. Количество славянских заимствований в германских языках незначительно по сравнению с количеством заимствованных германских слов в славянском. Политически и культурно превосходившие славян, готы оказали сильное влияние на материальную и духовную культуру своих подданных.

Сделаем выводы.
Исторические, археологические и лингвистические данные подтверждают наличие славянских элементов на древней протославянской территории. Это соответствует по времени периоду наибольшего могущества Римской империи. Однако политическое давление и сильное влияние с юга и северо-запада делают невозможным самостоятельное развитие славянской культуры и ее утверждение. Славяне выжили физически, но только в последующие столетия, в период миграции, их возможности развернулись в полную меру.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Валентин Седов.
Происхождение и ранняя история славян

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X