Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Самюэль Крамер.   Шумеры. Первая цивилизация на Земле

В. Вотивные надписи

1. Ааннепада (из) Ура. (Табличка.)

Ааннепада, царь Ура, сын Месаннепады, царя Ура, построил дом Нинхурсаг.


2. Лугалъкигиннедуду (из) Эреха и Ура. (Ваза.)

Когда Энлиль, царь всех земель, направил твердый призыв Лугалькигиннедуду и вверил ему энство и царство – энство он осуществлял в Эрехе, и царство – в Уре. Тогда Лугалькигиннедуду жизнью своей со всей радостью посвятил (эту вазу) Энлилю, своему возлюбленному владыке.


3. Лугалъкигиннедуду.

(Составлено из фрагментов трех больших глыб необработанного красного гранита и белого мрамора.)

Лугалькигиннедуду посвятил (эту плиту) Энлилю.


4. Эншакушанна. (Единый текст с двух ваз.)

Эншакушанна, эн Шумера, царь Страны, когда боги того пожелали, пошел войной на Киш и взял в плен Энби-Иштара, царя Киша. (После чего) народ Акшака и народ Киша [молили его] о том, чтобы он не разорял города, но [чтобы взял] их имущество (вместо того)…Он вернул им их города (как они просили), (но) посвятил в Ниппуре их статуи (то есть статуи Акшака и Киша), их драгоценный металл, драгоценный камень и их деревянные вещи Энлилю, царю земель.


5. Эншакушанна. (Ваза.)

Эншакушанна посвятил Энлилю имущество Киша, против которого воевал.


6. Ур-Нанше (из) Лагаша. (Дверная петля.)

Ур-Нанше, царь Лагаша, сын Гуниду, сына Гурму, построил дом Нингирсу; построил дом Нанше; построил дом Гатумдуг; построил гарем; построил дом Нинмар. Суда Дильмуна доставили ему дерево как дань от иностранных земель. Он построил Ибгаль; построил Кинир; построил державный (?) дом.


7. Ур-Нанше (из) Лагаша. (Табличка.)


Ур-Нанше, царь Лагаша, сын Гуниду, сына Гурму, построил дом Нанше; изваял (статую) Нанше, царицы и эна; построил ограду храма Гирсу; изваял статую Шульшагги; построил Ибгаль; изваял статую Лугалур…; изваял статую Нинаб…; изваял статую Нингидри; построил дом Гатумдуг; изваял статую Гатумдуг; построил Багару; построил гарем; построил Абзу каналов; построил Тираш.


8. Ур-Нанше (из) Лагаша. (Дверная петля.)

Когда Ур-Нанше, царь Лагаша, сын Гуниду, построил Гирсу, обитель Нингирсу, он посвятил (эту дверную петлю ему). Он также построил дом Нанше, построил Ибгаль, построил Багару, построил гарем, построил дом Гатумдуг, построил Тираш.


9. Эаннатум (из) Лагаша. (Кирпич.)

Эаннатум, энзи Лагаша, который наделен могуществом Энлилем, которого постоянно вскармливает Нинхурсаг (своим) молоком, чье имя огласил Нингирсу, которого Нанше избрала в (своем) сердце, сын Акургаля, энзи Лагаша – покорил страну Элам; покорил Уруа; покорил Умму; покорил Ур. В то время он построил колодец, сделанный из обожженного кирпича, для Нингирсу на своем широком храмовом дворе. Его (Эаннатума) бог – Шулутула. Тогда и возлюбил Нингирсу Эаннатума.

Здесь текст заканчивается; но это, вероятно, выдержка из более пространной надписи, повествующей о том, что сделал для Эаннатума Нингирсу в подтверждение своей к нему любви.


10. Эаннатум (из) Лагаша. (Валун.)

Для Нингирсу – Эаннатум, энзи Лагаша, чье имя Энлиль огласил, кого Нингирсу наделила силой, кого Нанше избрала в (своем) сердце, кого Нинхурсаг постоянно вскармливала своим молоком, кого Инанна нарекла добрым именем, кому Энки дал понимание, любимец Думузи-Абзу, доверенный Хендурсаг, любимый друг Лугалуру, сын Акургаля, энзи Лагаша – его (Эаннатума) дедом был Ур-Нанше, энзи Лагаша – восстановил Гирсу для Нингирсу, построил стену его «священного города»; (и) возвел Нина для Нанше.

Эаннатум покорил Элам, высокую гору, (и) насыпал их (т. е. эламитов) погребальные холмы. Он покорил энзи Уруа, который заложил образцовый главный (у эламского народа) город (Уруа), (и) насыпал их погребальные холмы. Он покорил Умму (и) насыпал двадцать погребальных холмов; вернул Гуэдинну, его любимое поле, Нингирсу. Он покорил Эрех, покорил Ур, покорил Киуту, разорил Уруаз и убил его энзи, разорил Мишим, разрушил Адуа.

С Эаннатумом, чье имя огласил Нингирсу, иноземные страны сражались. В год, когда царь Акшака поднялся (на битву), Эаннатум, чье имя огласил Нингирсу, нанес поражение Зузу, царю Акшака, от Антасурры Нингирсу до Акшака и разрушил его. В то время он (Эаннатум) прорыл новый канал для Нингирсу (и) назвал его Луммагимдуг в честь его имени тинду, Лумма, – Эаннатум его шумерское имя.

Эаннатуму, энзи Лагаша, кого наставлял Нингирсу, Инанна из любви к нему даровала царство Киш в придачу к власти энзи в Лагаше.

С Эаннатумом сражался Элам (народ Элама); он (Эаннатум) прогнал (людей) Элама назад в их землю. Киш воевал с ним; он прогнал царя Акшака назад в его землю.

Эаннатум, энзи Лагаша, заставивший покориться Нингирсу иностранные земли, прогнал Элам, Шубур (и) Уруа от (канала) Асухур. Он прогнал Киш, Акшак и Мари от Антасурры Нингирсу.

Он укрепил (стены канала) Луммагимдуг для Нингирсу и преподнес ему в подарок. (Затем) Эаннатум, кого Нингирсу наделил силой, построил резервуар для (канала) Луммагимдуг вместимостью (?) 3600 гур в два ула (вероятно, около 57 600 галлонов).

Эаннатум, кого наставлял Нингирсу (и) чьим личным богом является Шулутула, построил для него (Нингирсу) дворец Тираш.


11. Эаннатум (из) Лагаша. (Выдержки из надписи со стелы.)

а) Божественные дары Эаннатуму.

[Эаннатуму]… Инанна возрадовалась; Инанна взяла его под руку (и) нарекла его именем Эанна-Инанна-Ибгалькакатум (т. е. Тот-кто-достоин-Эанны-Инанны-в-Ибгале). (Затем) она усадила его на правое колено Нинхурсаг (и) Нинхурсаг [дала] ему свою правую грудь.

Эаннатуму – семени Нингирсу, вложенному во чрево, – Нингирсу возрадовался. Нингирсу отмерил (ему) (одну лишнюю) часть, отмерил ему локтей 5, (дав, таким образом) 5 локтей и 1 лишнюю меру. Нингирсу в великой радости…

б) Клятва завета.

Эаннатум наделил Уммита шушгальством Энлиля, (и) он (уммит) поклялся ему (Эаннатуму). И вот какова клятва Уммита Эаннатуму:

«Жизнью Энлиля, царя небес и земли! С полей Нингирсу я буду есть (только) до одного кару, (и только) старый надел буду считать своим (по праву); но никогда перед лицом вечности не прейду я границ Нингирсу, не отсеку ни пограничных плотин, ни каналов; не посягну на его стелы. (Но) если я преступлю (границы), пусть тогда шушгаль-сеть Энлиля, которой я поклялся, обрушится на Умму с небес».

Более того, Эаннатум действовал более дальновидно. Двух голубей, на глаза которым он положил специи (и) чьи головы он присыпал кедром (?), дал он съесть с молитвой к Энлилю в Ниппуре: «Пока длятся дни (и) пока произносятся слова, если Уммит, не важно по чьему распоряжению и по чьей просьбе, нарушит слово, данное им Энлилю, царю небес и земли, то пусть в тот день, когда он нарушил слово, шугаль-сеть Энлиля, на которой он клялся, обрушится с небес на Умму».

(После этого) Эаннатум покрыл шугаль-сетью Нинхур-саг Уммита, (и) Уммит поклялся ему (Эаннатуму). Вот как он клялся Эаннатуму: «Жизнью Нинхурсаг! С полей Нингирсу я буду есть (только) до одного кару, (и только) старый надел буду считать своим (по праву); но никогда перед лицом вечности не прейду я границ Нингирсу, не отсеку ни пограничных плотин, ни каналов; не посягну на стелы. (Но) если я преступлю (границы), пусть тогда шушгаль-сеть Нинхурсаг, которой я поклялся, обрушится на Умму с небес».

После этого Эаннатум наложил шугаль-сеть Энки, царя Абзу, на Уммита, (и) он (Уммит) поклялся ему (Эаннатуму). Так он клялся: «Жизнью Энки, царя Абзу! С полей Нингирсу я буду есть (только) до одного кару, (и только) старый надел буду считать своим (по праву); но никогда перед лицом вечности не прейду я границ Нингирсу, не отсеку ни пограничных плотин, ни каналов; не посягну на его стелы. (Но) если я преступлю (границы), пусть тогда шушгаль-сеть Энки, которой я поклялся, обрушится на Умму с небес».

Эаннатум действовал более дальновидно. Он освободил… в… Нингирсу, (и) разломил на куски сухур-рыбу Абзу (со словами молитвы): «Пока длятся дни (и) пока произносятся слова, если Уммит, не важно по чьему распоряжению и по чьей просьбе, нарушит слово, данное им моему царю Энки, пусть в тот день, когда он нарушил слово, шугаль-сеть Энки, царя Абзу, которой он клялся, обрушится с небес на Умму».

После того Эаннатум наложил шугаль-сеть Сина, одухотворенного молодого быка Энлиля, на Уммита, и он (Уммит) поклялся ему (Эаннатуму). Вот как клялся Уммит Эаннатуму: «Жизнью Сина, одухотворенного молодого быка Энлиля! С полей Нингирсу я буду есть (только) до одного кару, (и только) старый надел буду считать своим (по праву); но никогда перед лицом вечности не прейду я границ Нингирсу, не отсеку ни пограничных плотин, ни каналов; не посягну на его стелы. (Но) если я преступлю (границы), пусть тогда шушгаль-сеть Сина, одухотворенного молодого быка Энлиля, которой я поклялся, обрушится на Умму с небес».

Эаннатум действовал более дальновидно. Из четырех голубей, на глаза которым он положил специи (и) чьи головы он присыпал кедром(?), двух [дал он съесть] в Уре [за Нанну (?), двух дал он съесть в Гаэше (?) за С]ина (с молитвой): «Пока длятся дни (и) пока произносятся слова, если Уммит, не важно по чьему распоряжению и по чьей просьбе, нарушит слово, данное им Сину, одухотворенному молодому быку Энлиля, то пусть в тот день, когда он нарушил слово, шугаль-сеть Сина, которой он клялся, обрушится с небес на Умму».

(После этого) Эаннатум покрыл шугаль-сетью Уту, царя…, Уммита, (и) Уммит поклялся ему (Эаннатуму). Вот как он клялся Эаннатуму: «Жизнью Уту, царя…! С полей Нингирсу я буду есть (только) до одного кару, (и только) старый надел буду считать своим (по праву); но никогда перед лицом вечности не прейду я границ Нингирсу, не отсеку ни пограничных плотин, ни каналов; не посягну на стелы. (Но) если я преступлю (границы), пусть тогда шушгаль-сеть Уту, царя…, которой я поклялся, обрушится на Умму с небес».

Эаннатум действовал более дальновидно. Двух голубей, на глаза которым он положил специи (и) чьи головы он присыпал кедром (?), дал он съесть за Уту, царя…,

(в) Ларсе в… Эбаббар (с молитвой): «Пока длятся дни (и) пока произносятся слова, если Уммит, не важно по чьему распоряжению и по чьей просьбе, нарушит слово, данное им моему царю Уту, то пусть в тот день, когда он нарушил слово, шугаль-сеть Уту, на которой он клялся, обрушится с небес на Умму».

После этого Эаннатум положил змею Нинки [перед (?)] Уммитом, (и) он (Уммит) произносит имя (т. е. клянется именем) Нинки. Вот как Уммит клялся Эаннатуму: «Жизнью Нинки! С полей Нингирсу я буду есть (только) до одного кару, (и только) старый надел буду считать своим (по праву); но никогда перед лицом вечности не прейду я границ Нингирсу, не отсеку ни пограничных плотин, ни каналов; не посягну на стелы. (Но) если я преступлю (границы), пусть тогда Нинки, имя которой я произнес, поднимет из земли змею, чтобы та вонзила клыки в стопу Уммы; (в тот миг), когда Умма перейдет плотину, пусть Нинки сметет его стопу с земли».

в) Название стелы.

Эта стела называется Нингирсу, Бог-Плодоносной-Короны, Жизнь-Канала-Угединна – это не имя человека; это, скорей, ее (стелы) имя; (это) имя стелы Гуэдинны, любимого поля Нингирсу, которое Эаннатум вернул Нингирсу.

г) Надпись над плечом Эаннатума.

Эаннатум, именем Нингирсу покоривший вражеские земли.


12. Энаннатум I (из) Лагаша. (Диоритовая ступка.)

Для Нингирсу, лучшего воина Энлиля – Эаннатум, энзи Лагаша, именем Нингирсу покоривший вражеские земли, сын Акургаля, энзи Лагаша, сделал ступку для толченого лука (и) посвятил ее ради продления своей жизни Нингирсу в Энинну.


13. Энаннатум I (из) Лагаша. (Каменная головка песта.)

Баракисумун (?), слуга Энаннатума, энзи Лагаша, суккаля, посвящает (головку этого песта) Нингирсу в Энинну ради его, Энаннатума, жизни.


14. Энтемена (из) Лагаша. (Конусы.)

Энлиль, царь всех земель, отец всех богов, обозначил границу для Нингирсу (и) Шара своим крепким мечом, (и) Меслим, царь Киша, измерил ее по слову Сатарана (и) установил там стелу. (Но) Уш, энзи Уммы, нарушил веление (богов) (и) слово, (данное человеку человеком), вырвал (пограничную) стелу и вторгся в долины Лагаша.

(Тогда) Нингирсу, лучший воин Энлиля, учинил битву с (мужами) Уммы по прямому приказу его (Энлиля); по слову Энлиля, он обрушил великую сеть на них (и) навалил кучами их скелеты (?) в разных местах равнины. (В результате) Эаннатум, энзи Лагаша, дядя Энтемены, энзи Лагаша, обозначил границу в Энакалле, энзи Уммы, проложил (пограничную) канаву от (канала) Иднун до Гуэдинны; покрыл надписями несколько стел вдоль канавы; восстановил стелу Месилима на ее (прежнем) месте; (но) не входил на равнину Уммы. (Далее) он построил там Имдуббу Нингирсу, Намнундакигарру, (а также) святилище Нинхурсаг, святилище Нингирсу и святилище Уту.

(Более того, по окончании установления границ) уммигам позволено есть ячмень (богини) Нанше (и) ячмень Нингирсу в размере одного кару (на каждого уммита) (и только) за плату; (также) он (Эаннатум) обложил их налогом (и таким образом) имел (как вознаграждение) 144 000 «больших» кару.

Поскольку этот ячмень остался неоплаченным – а кроме того, Ур-Лумма, энзи Уммы, лишил воды пограничный ров Нингирсу и пограничный ров Нанше, вывернул пограничные стелы и сжег их, разрушил святилища богов, построенные в Намнундакигарре, прибегнул к помощи иностранных земель и, наконец, перешел пограничный ров Нингирсу – Энаннатум дал ему сражение в месте Ганаугигга, где расположены поля и фермы Нингирсу, и Энтемена, любимый сын Энаннатума, нанес ему поражение. Ур-Лумма бежал, Энтемена преследовал (силы уммитов) до (самой) Уммы, после чего на берегу канала Луммагирнунта он добил элитные войска (Ур-Луммы) (в количестве) шестидесяти солдат. Что касается воинов Уммы, он (Энтемена) оставил их тела на равнине (на растерзание птицам и диким зверям), а потом собрал в кучу их скелеты (?) в (пяти разных) местах.

Однако в это время Иль, глава храма Забалам, захватил (?) (землю) от Гирсу до Уммы. Иль присвоил себе звание энзи Уммы, обезводил пограничный ров Нингирсу, пограничный ров Нанше, Имдуббу Нингирсу, ту полосу (пахотной земли) из пашен Гирсу, которые пролегают в направлении Тигра, (и) Намнундакигарру Нихурсаг, (а также) выплатил (не более чем) 3600 кару ячменя в качестве дани Лагашу. (И) когда Энтемена, энзи Лагаша, неоднократно посылал (своих) послов к Илю по поводу того самого (пограничного) рва, Иль, энзи Уммы, захватчик полей и ферм, язык зла, сказал: «Пограничный ров Нингирсу (и) пограничный ров Нанше мои»; (на самом деле) он (даже) сказал: «Я возьму под контроль территорию от Антасурры до храма Дигмаль-Абзу». (Однако) Энлиль и Нинхурсаг не давали ему такого права.

Энтемена, энзи Лагаша, имя которого произнес Нингирсу, проложил этот пограничный ров от Тигра до Иднуна по прямому указанию Нингирсу, (и) по прямому указанию Нанше (и) вернул его своему возлюбленному царю Нингирсу и своей возлюбленной царице Нанше (после того как) сложил из кирпича фундамент Намнунда-кигарры. Да пребудет Шулутула, бог Энтемены, энзи Лагаша, кому Энлиль дал скипетр, кого Энки наделил разумом, кого Нанше избрала в своем сердце, великий энзи Нингирсу, человек, получивший слово богов, вечно (дословно, «до отдаленных дней») перед лицом Нингирсу и Нанше с молитвой за жизнь Энтемены.

Уммита, который (в будущем) посмеет перейти пограничный ров Нингирсу (и) пограничный ров Нанше, чтобы захватить себе поля и фермы силой, – будь он уммит или иноземец, – да уничтожит Энлиль; Нингирсу, обрушив на него свою великую сеть, да опустит на него свою высокую руку и высокую стопу; пусть граждане его города, восстав против него, низвергнут его в центре города.


15. Энтемена (из) Лагаша. (Кирпич.)

Для Нингирсу, первого воина Энлиля, Энтемена, энзи Лагаша, кого Нанше избрала в своем сердце, великий энзи Нингирсу проложил границу Эмах, установленную Энлилем для Нингирсу; для Нингирсу, его царя, что любит его, Энтемена проложил Эмах от Иднуна до Мабикура (?); (и) стелы на полях (и) фермах границы Нингирсу он для него (там) воздвиг. Бог Энтемены, построившего Эмах для Нингирсу, – Шулутала.


16. Энтемена (из) Лагаша. (Дверная петля.) Для Нингирсу, первого воина Энлиля, Энтемена построил дом для колесниц. Бог Энтемены, построившего дом для колесниц, – Шулутала.


17. Энтемена (из) Лагаша. (Кирпич.)

Да пребудет Шулутала, бог Энтемены, энзи Лагаша, которого Нинше избрала в своем сердце, великого энзи Нингирсу, сын Энаннатума, энзи Лагаша, человека, который построил Эшги Нингирсу, вечно (дословно, «до отдаленных дней») перед лицом Нингирсу – Нингирсу, первого воина Энлиля – в Энинну (с молитвой) о его (Энтемены) жизни.


18. Энтемена (из) Лагаша.

(Глиняный гвоздь.) Для Нанше Э-энгурры Энтемена, энзи Лагаша, кого Нанше избрала в своем сердце, великий энзи Нингирсу, сын Энаннатума, энзи Лагаша, построил Э-энгурру («дом глубин»), финиковый «сад», (и) отделал его для нее золотом и серебром. Он принес его (глиняный гвоздь) в (Э-энгурру) (и) поместил его (там) для нее (Нанше).


19. Энтемена (из) Лагаша. (Камень.)

Для Нингирсу, первого воина Энлиля – Энтемена, энзи Лагаша, сын Энаннатума, энзи Лагаша, построил дворец Антасурры для Нингирсу (и) отделал его золотом и серебром. Он построил для него… – сад (и) выложил в нем колодцы обожженным кирпичом. В это время его слуга Дуду, санга Нингирсу, построил дасила-стещ Гуэдинны (и) назвал ее Эигииль-эдинна («равнинный дом, привлекающий взгляд»). Он построил стены пристани для паромов Гирсу (и) назвал их Энзишагаль («господин, вдыхающий жизнь»). Пусть его бог Шулутула склонится перед Нингирсу в Энинну (в молитве) за его (Энтемены) жизнь.


20. Энтемена (из) Лагаша. (Серебряная ваза.)

Для Нингирсу, первого воина Энлиля – Энтемена, энзи Лагаша, кого Нанше избрала в (своем) сердце, великий энзи Нингирсу, сын Энаннатума, энзи Лагаша, сделал для Нингирсу, царя, который его любил, вазу из чистого серебра (и) камня (?), из которой Нингирсу пьет, (и) преподнес ее Нингирсу в Энинну ради своей жизни. В это время Дуду был санга Нингирсу.


21. Дуду. (Небольшая каменная плита.)

Для Нингирсу в Энинну, Дуду, санга Нингирсу, принес (этот камень) из Уруа (и) украсил ею навершие.

Дуду, главный санга Нингирсу. (Надпись рядом с рельефным изображением человека.)


22. Энаннатум II (из) Лагаша. (Дверная петля.)

Для Нингирсу, первого воина Энлиля, – Энаннатум, энзи Лагаша, кого Нанше избрала в своем сердце, великий энзи Нингирсу, сын Энтемены, энзи Лагаша, восстановил для Нингирсу его пивоварню. Бог Энаннатума, человека, восстановившего пивоварню Нингирсу, – Шулутула.

23. Урукагина (из) Лагаша. (Глиняная табличка в форме оливы.)

Название этой (глиняной) таблички – Нингирсу (благосклонно) говорил с Бау в храме Эреха о благополучии Урукагины.

24. Урукагина (из) Лагаша. (Конусы.)

Для Нингирсу, лучшего воина Энлиля, Урукагина, царь Лагаша, построил дворец Тираш; построил Антасурру для него; построил дом Бау для нее (Бау); построил Бурсаг, его садугдом для него (Нингирсу); построил навес для стрижки овец в «Священном Городе» для нее (Бау); прорыл для Нанше Иднинаду («канал, ведущий к Нине»), ее любимый канал, (и) сделал его резервуар подобным океану для нее; построил стену Гирсу для него (Нингирсу).

Прежде, в стародавние времена, со дня, когда появилось семя человека, человек, поставленный над корабелами, захватил судно. Главный пастух захватил ослов. Главный овчар захватил овец. Человек, отвечающий за рыбу, захватил рыбу. Нормы ячменя для гуда-жрецов отмерялись (им в ущерб) в Аште (вероятно, амбар энзи). Овчарам готовых к стрижке овец приходилось платить серебром (энзи) за (стрижку) белых овец. Глава надзирателей полей, верховный гала, агриг, глава пивоварни, (и) все у гулы должны были платить серебром за стрижку ягнят габа. Быки богов вспахивали луковые грядки для энзи, и эти луковые и огуречные поля энзи помещались на лучших пашнях богов. Бирра-ослы (и) быки, полученные санга в награду, были угнаны (вероятно, в качестве налогов в пользу энзи). Приближенные энзи делили ячмень санга (в ущерб санга). Облачение (далее следует перечень из пятнадцати предметов, в основном одежд, названия которых установить не удалось) санга было изъято в качестве налога (во дворец энзи). Санга, отвечающий за снабжение пищей, валил деревья в саду нищей матери и укладывал фрукты.

Тот, кто привозил умершего человека на кладбище (для погребения), его пива (т. е. пива, которым он платил) было 7 кувшинов (и) его хлебов было 420… (неустановленный чин) получал 2 уля хази-ячменя, одно облачение, один подголовник (и) одну кровать. Лудим-ма получал 1 (уль) ячменя.

Тот, кто привозил горожанина упокоиться среди тростников Энки, – его пива было 7 кувшинов (и) его хлебов было 420… (Неустановленный чин) получал 2 уля ячменя, одну кровать (и) один стул. Лудимма получал 1 (уль) ячменя.

Мастера были вынуждены просить подаяния на хлеб (дословно «брали хлеб подаяния»). Подмастерьям приходилось питаться остатками пищи (?) у больших ворот.

Дома энзи (и) поля энзи, дома (дворцового) гарема (и поля дворцового гарема), дома (дворцовых) детских (яслей) и поля (дворцовых) детских (яслей) теснились один к другому. От границ Нингирсу до моря был сборщик налогов.

Если царский слуга рыл колодец на самой высокой части своего поля, он ловил слепого (чтобы таскать воду и, очевидно, не обеспечивал его пищей и водой). Он (царский слуга) ловил слепого для воды мушду, что в полях (предположительно чтобы при необходимости осушать ее, и не обеспечивал его достаточным количеством пищи и питья).

Таковы были (общественные) практики прежних дней.

(Но) когда Нингирсу, лучший воин Энлиля, вверил царство Лагаша Урукагине, (и) его (Нингирсу) рука вырвала его из множества (дословно «36 000 человек»), тогда он (Нингирсу) предписал ему (буквально «учредил для него») (божественные) законы прежних дней.

Он (Урукагина) точно придерживался слова, которое царь (Нингирсу) сказал ему. Он запретил (буквально «отбросил») человеку, старшему над корабелами, (захватывать) суда. Он запретил главным пастухам захватывать ослов и овец. Он запретил старшему над рыбой (присваивать) рыбу. Он запретил старшему над складами (отмерять) норму ячменя гуда-жрецов. Он запретил бейлифу (брать) серебро (в уплату за стрижку) белых овец и габа-ягнят. Он запретил бейлифам взимать налог (наложенный на) санга, обычно отвозимый (во дворец).

Он сделал Нингирсу царем домов энзи (и) полей энзи. Он сделал Бау царицей домов (дворцового) гарема (и) полей (дворцового) гарема. Он сделал Шулыиаггану царем домов (дворцовых) яслей (и) полей (дворцовых) яслей. От границ Нингирсу до моря не было сборщиков налогов.

Тот, кто привозил умершего на кладбище (для погребения) – его пива было (только) три кувшина (и) его (хлебов) было (только) восемьдесят… (неустановленный чин) получал (только) одну кровать (и) 1 подголовник. Лудимма получал (только) 3 бана (0,5 уля) ячменя. Тот, кто привозил горожанина упокоиться среди тростника Энки, – его пива было (только) четыре кувшина и его (хлебов) было (только) 240… (неустановленный чин) получал (только) один уль ячменя. Лудимма получал (всего) три бана ячменя. Ниндигир получал одну женскую головную повязку и одну силу масла.

(В этом месте текст повествует о реформах, которые являются скорее инновацией, нежели просто отменой прежних злоупотреблений: разные количества и виды хлеба и пива предписывалось выдавать в качестве постоянного рациона таким людям, как галя-жрецы, гильдиям ремесленников, некоторым чинам из города Нина, некоторым слепым работникам, а также прочим. Далее текст продолжает рассказ о реформах, касающихся прежних злоупотреблений.)

Он положил конец тому, что подмастерьям (приходилось) кормиться остатками пищи у ворот и что мастера просили подаяние. Санга, отвечающий за продовольствие, не смел входить в сад нищей матери (чтобы валить деревья и собирать плоды).

Он (Урукагина) (также) предписал (следующие две практики):

1) Когда хороший осел рождался в хозяйстве царского слуги, (и) его надзиратель говорит ему: «Я хочу купить его у тебя», и когда он уже готов его купить, он (царский слуга) говорит ему (надзирателю): «Плати мне столько, сколько я сочту справедливым» (дословно «Отвесь мне (количество) серебра, угодное моему сердцу»); но если тот откажется продавать его (буквально «не дает быть купленным у него»), надзиратель не должен принуждать его сделать это (буквально «не должен ударять его», чтобы принудить к согласию).

2) Когда дом царского слуги находится рядом с домом «большого человека», (и) этот «большой человек» говорит ему: «Я хочу купить его у тебя», и если когда он («большой человек») уже готов купить его дом, он (царский слуга) говорит: «Плати мне столько, сколько я сочту справедливым» или «Плати мне ячменем в соответствии с моим домом»; но если он отказывается его продавать, этот «большой человек» не должен принуждать его делать это.

«Граждан» (буквально «сыновей») Лагаша, которые (были посажены в тюрьму) за невыплаченные долги (или за) количество (зерна, объявленного дворцом в качестве) долга, (или из-за) ячменя (предназначенного дворцом на свои собственные склады), (или) за кражу (или) убийство, он (Урукагина) амнистировал и отпустил на свободу.

(Наконец) Урукагина поклялся Нингирсу, что человек, находящийся у власти, не должен допускать несправедливости по отношению к сироте и вдове.

В тот год он (Урукагина) вырыл для Нингирсу небольшой канал, принадлежащий (?) Гирсу (буквально, возможно, «который имеет Гирсу»); дал ему прежнее название (а может быть, и наоборот, упразднил его прежнее название), дав ему имя «Нингирсу-который-имеет-власть-за-пределами-Ниппура». Он соединил его с каналом Нинаду, (сказав) «Пусть этот чистый канал, чье сердце ясно, несет чистую воду Нанше».


25. Урукагина (из) Лагаша. (Конус.)

(Эта надпись начинается с перечня строительных работ, предпринятых Урукагиной в Лагаше для его многочисленных божеств. За этим перечнем следует рассказ о реформах и устранении многочисленных злоупотреблений, имевших место в Шумере до его царствования.)

В те дни, когда Нингирсу, лучший воин Энлиля, даровал царство Гирсу Урукагине, (и) его (Нингирсу) рука выхватила его из множества (буквально «36 000 человек»), тогда он (Урукагина) [освободил] лагашцев (от следующих злоупотреблений):

Человек, поставленный над корабелами, обычно захватывал судно. Главный пастух обычно захватывал ослов. Главный овчар обычно захватывал овец. Человек, отвечающий за рыбу, обычно захватывал рыбу. Нормы ячменя для гудо-жрецов обычно отмерялись (им в ущерб) в Аште (вероятно, амбар энзи). Овчарам готовых к стрижке овец обычно приходилось платить серебром (энзи) за (стрижку) белых овец. Глава надзирателей полей, верховный гала, агриг, глава пивоварни, (и) все угулы должны были всегда платить серебром за стрижку ягнят габа.

После небольшой лакуны надпись возобновляется:

Санга, (отвечающий) за продовольствие, не (смел) входить в сад нищей матери, не валил там деревьев и не собирал плодов.

Тот, кто привозил умершего на кладбище (для погребения) – его пива было (только) три кувшина (и) его (хлебов) было (только) восемьдесят… (неустановленный чин) получал (только) одну кровать (и) 1 подголовник. Лудимма получал (только 1) бан ячменя. Тот, кто привозил горожанина (упокоиться) среди тростника Энки, – его пива было (только) четыре кувшина и его (хлебов) было (только) 240… (неустановленный чин) получал (только) один уль ячменя. Лудимма получал (всего) три бана ячменя.

Домов энзи, полей энзи (и) имущества энзи – Нингирсу (теперь) был царем. Домов (дворцового) гарема, полей (дворцового) гарема (и) имущества (дворцового) гарема – Бау была (теперь) царицей. Домов (дворцовых) яслей, полей (дворцовых) яслей (и) имущества (дворцовых) яслей – Шульшаггана был (теперь) царем.

(Далее идут инновации, описанные в предыдущем документе. Затем текст повествует об отмене былых злоупотреблений.)

Он положил конец положению, когда подмастерьям (приходилось) кормиться остатками пищи у ворот. Он положил конец тому, что мастера просили подаяние. Он положил конец положению, когда мастерам приходилось просить подаяние на хлеб.

«Граждан» (буквально «сыновей») Лагаша, которые (были посажены в тюрьму) за невыплаченные долги (или за) количество (зерна, объявленного дворцом в качестве) долга, (или из-за) ячменя (предназначенного дворцом на свои собственные склады), (или) за кражу (или) убийство, он (Урукагина), получивший царствие от Гирсу, амнистировал и отпустил на свободу.


26. Урукагина (из) Лагаша. (Овальная плакетка.)

(Вслед за большим пробелом текст начинается с описания злоупотреблений, значение которых неясно. Написано так.)

Если свершалась купля овец, то (влиятельное) лицо обычно забирало лучших из этих овец себе.

(Далее текст продолжается так.)

Доля ячменя гудо-священникам отмерялась (им в ущерб) в Аште. (На самом деле) склады с их ячменем были построены в Аште, (и) были…

Если агриги, угулы (и) галы, пахари (и) старшие по пивоварне приводили овец на стрижку во дворец (и) стригли их там (и) если овцы были белыми, им приходилось платить 5 шекелей серебром за шерсть овец (буквально «их шерсть»), приведенных во дворец.

Быки богов вспахивали луковые наделы энзи, (и) луковые и огуречные поля энзи помещались на лучших полях богов.

(Большой пробел.)

Если царский слуга захватывал слепого для работы на мушду-водах в полях, он кормил его (не чем иным, кроме) объедков (?); не давал ему и питьевой воды; не давал ему и воды осла (на котором работал слепой).

Если сын бедняка устраивал пруд для рыбы, (влиятельный) человек отбирал у него рыбу, (и) человек тот оставался безнаказанным.

Если человек разводился со своей женой, энзи взимал 5 шекелей серебром, а суккалмах брал 1 шекель серебра. Если парфюмер (?) готовил снадобье (?) для головы, энзи взимал 5 шекелей серебром, суккалмах брал 1 шекель серебром, (и) абгалъ брал 1 шекель серебром.

(Затем следует описание злоупотреблений, которые малопонятны в силу значительных повреждений текста. Далее идет большой пробел, и текст продолжает разговор о реформах; его частично можно воссоздать следующим образом.)

Если человек разводился с женой, ни энзи, ни суккалмах не получали серебра (в качестве платы за услугу). Если парфюмер (?) готовил снадобье (?) для головы, ни энзи, ни суккалмах, ни абгалъ не получали серебра (в качестве платы).

Если сын бедняка устраивал пруд для рыбы, (влиятельное) лицо не смело отбирать у него рыбу.

Вора побивали камнями (на которых было написано о его злых) умыслах. Пропавшее имущество (найденное у вора или выведанное у него) вывешивалось на больших воротах (где каждый потерпевший собственник мог заявить о своем праве на него).

Если женщина говорила мужу «…» (к сожалению, в этом принципиально важном месте текст неразборчив), ей выбивали зубы обожженными кирпичами, (и) эти обожженные кирпичи (с описанием ее вины) вывешивались в проеме больших ворот (на всеобщее обозрение). Прежде женщины имели право брать двух мужей, (но) теперь женщины (при попытке сделать это) побивались камнями (с описанием их злого) умысла.

За описанием реформы, касающейся разных типов провидцев и прорицателей, текст которой фрагментарен и неразборчив, следует большой пробел. Текст возобновляется в середине повествования о новых столкновениях между Уммой и Лагашем, как о том рассказано на конусе Энтемены, и завершается резюме о строительной деятельности Урукагины (?).


27. Урукагина (из) Лагаша. (Табличка.)

Уммит поджег Экисурру. Он поджег Антасурру, вынес ее драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он завладел дворцом Тираш. Он завладел Абзубандой. Он завладел святилищем (или, возможно, «престолом») Энлиля (и) святилищем (или, возможно, «престолом») Уту. Он завладел Ахушем, вынес его драгоценный металл (и) ляпис-лазурь. Он завладел Эбаббаром, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он завладел гигуной (богини) Нинмах в священной роще, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он завладел Багарой, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он поджег Дукуру, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он завладел Абзу каналов. Он поджег дом Гатумдуг, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь, разрушил его статуи. Он поджег Ибгаль-Эанну Инанны, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь, разрушил его статуи. Он завладел Шападой, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. В Хенде он перевернул… Он завладел Киабом (и) домом Ниндар, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он поджег Кинунир (и) дом Думузи-Абзу, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он поджег дом Лугалуру, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он завладел Э-энгуррой Нанше, вынес его драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь. Он завладел… и домом Амагештин – с (статуи богини) Амагештин он снял ее драгоценные металлы (и) ляпис-лазурь, бросил ее (статую) в колодец (т. е. колодец дома Амагештин). Он испортил ячмень на поле Нингирсу, весь, что был посеян.

Поскольку Уммит разрушил кирпичи Лагаша, он совершил грех против Нингирсу; он (Нингирсу) отсечет ему руки, что тот поднял (?) против него. Это не грех Урукагины, царя Гирсу. Пусть Нидаба, (личная) богиня Лугальзаггеси, энзи Уммы, заставит его (Лугальзаггеси) отвечать за все (эти) грехи.


28. Лугальзаггеси. (Ваза.)

Энлилю, царю всех земель – Лугальзаггеси, царь Эреха, царь Страны (т. е. Шумера) ишиб Ana, лумах Нидабы, сын Уу, энзи Уммы (и) лумах Нидабы, на кого Ан, царь всех земель, взирал пристальным оком, великий энзи Энлиля, которому Энки даровал понимание, чье имя Уту произнес, великий суккалъ Сина, шаканнак Уту, помощник Инанны, сын, рожденный Нидабой, которого постоянно вскармливает (своим) молоком Нинхурсаг, «человек» (бога) Мессанга-Унугга, питомец (богини) Нинабухаду, царицы Эреха, высокий агриг богов.

Когда Энлиль, царь всех земель, даровал царствование Страной Лугальзаггеси, направил на него взгляды (всего народа) Страны с востока до запада (дословно «от восходящего солнца до заходящего солнца»), простер (весь народ) от нижнего моря, вдоль Тигра (и) Евфрата до верхнего моря направил к нему их стопы; с востока до запада Энлиль не дал ему равных; (народы) всех земель пребывают (мирно) в долинах под его владычеством (дословно «под ним»); Страна радуется под его началом; все вожди Шумера (и) энзи всех иных стран преклонились перед ним в Эрехе, согласно ме царствия.

В те дни Эрех пребывал в добром здравии. Ур, как бык, поднял голову к небесам. Ларса, возлюбленный город Уту, издавала крики радости. Умма, возлюбленный город Шара, «поднял высокую руку». Забалам заставил стены откликаться (криками радости), как овца, которой вернули ее ягненка. Дер «поднял шею к небесам».

Лугальзаггеси, царь Эреха, царь Страны, посвятил в течение своей жизни разные вазы Энлилю, его возлюбленному царю; в этих (вазах) он принес подношение пищи Энлилю, своему царю, в Ниппуре, (и) из них сделал он возлияние сладкой воды – с такой надписью: «Пусть Энлиль, царь земель, просит за меня перед Аном, его возлюбленным отцом; пусть добавит он «жизни к моей жизни»; под моим правлением (дословно «подо мной») пусть земли пребывают в мире в долинах; пусть все человечество процветает, как травы и растения; пусть множатся стада овец Ана; пусть (народ) Страны смотрит на «праведную землю»; благая судьба, которую боги огласили мне, пусть всегда останется неизменна; (и) пред вечностью пусть я буду лучшим (?) пастырем».


29. Саргон. (Табличка.)

Саргон, царь Аккада, машким Инанны, царь Киша, гуда-жрец Ана, царь Страны, великий энзи Энлиля, разорил город Эрех, разрушил его стены; дрался с мужами Эреха, покорил их; дрался с Лугальзаггеси, царем Эреха, взял его в плен (и) доставил его в шейных колодках к воротам Энлиля.

Саргон, царь Аккада, дрался с мужами Ура, покорил их, разорил их город (и) разрушил его стены; разорил Э-Нинмар, разрушил его стены, разорил его территорию от Лагаша до моря, омыл свое оружие в море; дрался с мужами Уммы, покорил их, разорил их город (и) разрушил его стены.

Саргону, царю Страны, Энлиль не дал равных; (действительно) Энлиль даровал ему всю территорию от моря наверху до моря внизу. Аккадцы (дословно «сыны Аккада») получили энзиство (повсюду) от нижнего моря и выше; мужи Мари (и) мужи Элама служили Саргону, царю Страны (как своему господину).

Саргон, царь Страны, восстановил Киш (и) дал этот город им (людям Киша) в качестве места жительства.

Кто когда-либо разрушит эту надпись – пусть Уту выбьет (из-под него) основу; пусть лишит его семени.


30. Саргон. (Табличка.)

Саргон, царь Киша, одержал победу (над городами) в тридцати четырех сражениях до самого моря (и) разрушил их стены. Он заставил суда из Мелуххи, суда из Магана (и) суда из Дильмуна причаливать в бухте Агаде.

Саргон, царь, простерся перед Даганом (и) вознес ему молитву; (и) он (Даган) даровал ему верхнюю землю, (а именно) Мари, Ярмути (и) Иблу, вплоть до Кедрового леса (и) до Серебряной горы.

Саргон, царь, которому Энлиль не позволил иметь равных, – 5400 воинов ежедневно едят пред ним хлеб.

Кто когда-либо сотрет эту надпись – пусть Ан сотрет его имя; пусть Энлиль лишит его семени; пусть Инанна…


31. Римуш. (Табличка.)

[Во время оно] никто не создал статуи из свинца, (но) у Римуша, царя Киша, была статуя его самого, сделанная из свинца. Она стояла перед Энлилем; (и) она повторяла (?) о его (Римуша) достоинствах в иду богов.

Кто когда-либо разрушит эту надпись – пусть Энлиль (и) Уту выбьют (из-под него) основы; пусть они лишат его семени.

Надпись С…


32. Наммахни (из) Уммы. (Глиняный гвоздь.)

В те дни, когда Ярлаган был царем гутиев, Наммахни, энзи Уммы, построил для (богини) Нинурры, матери Уммы, ее старый дом и восстановил его.


33. Утухегаль. (Табличка.)

Энлиль – Энлиль, царь всех земель, повелел Утухегалю, могучему мужу, царю Эреха, царю четырех четвертей (мира), царю, чей приказ никто не может нарушить, уничтожить имя Гутии, змеи (и) скорпиона гор, что подняла руку против богов, что отняла право царствия Шумера в (иностранную) землю, что наполнила Шумер враждой, что оторвала жену от того, кто имел жену, что оторвала дитя у того, кто имел дитя, (и) предала Страну вражде и раздорам.

(Посему) он (Утухегаль) пошел к Инанне, своей царице, и воззвал к ней: «Моя царица, львица битвы, что атакует все (иноземные) страны! Энлиль повелел мне вернуть право царствия Шумеру. Стань моей союзницей (в этом)! Тириган, царь Гутии, отнял… (Хотя) никто не выступил против него, он захватил Тигр и морское побережье. В Шумере он перекрыл поля внизу, перекрыл дороги вверху. Он заставил высокий бурьян расти на путях Страны.

Утухегаль, царь, кому Энлиль доверил власть, кого Инанна избрала в своем сердце, могучий муж, выступил из Эреха на битву с ним (Тириганом). В доме (бога) Ишкура принес он подношение (?) (и) сказал своему городу: «Энлиль дал мне Гутию; Инанна, моя царица, будучи моим союзником, вверила мою судьбу Думузи, ама-ушумгалю небес дала мне Гильгамеша, сына (богини) Нинсун в качестве машкима».

Граждане Эреха (и) граждане Куллаба (района Эреха) преисполнились радостью. Все как один (люди) его города последовали за ним, (и) он встал во главе своего войска, набранного (из их числа).

Покинув дом Ишкура, сделал он подношения на четвертый день в нагсу (реки) Итутунгаль; на пятый день сделал он подношение (?) в святилище богини Илитаббы. Он взял в плен Ур-Ниназу (и) Наби-Энлиля, шаканнаков Тиригана, которых тот отправил в Шумер в качестве послов, (и) надел деревянные колодки им на руки.

После того как он (Утухегаль) отбыл из святилища Илитаббы, на шестой день сделал он подношение (?) в Муру; он предстал перед Илкуром (и) воззвал к нему: «Ишкур, Энлиль дал мне оружие. Стань моим союзником (в этом)!»

В ту же ночь…; он предстал перед Уту (и) воззвал к нему: «Уту, Энлиль дал мне Гутию. Стань моим союзником (в этом)!»

В (?) том месте собрали (?) гутии свои (и) силы (?) (и) выслали войска ему навстречу. Утухегаль, могучий муж, победил их и взял в плен их шаканнаков.

Тогда Тириган, царь Нутии, бежал один обратно в Гутию. В Дубруме, куда он укрылся, с ним обошлись благосклонно (?). (Но) поскольку люди Дубрума знали, что Утухегаль был царем, которому Энлиль вверил власть, они не отпустили Тиригана на свободу. Посланники Утухегаля в Дубруме захватили в плен Тиригана и его семью, надели им на руки деревянные колодки (и) ослепили его. Затем он (Тириган) предстал перед Утухегалем, бросился к его ногам, (и) тот (Утухегаль) поставил ногу на его шею. (Тогда) он простерся (?) и… Гутия, скорпион (и) змея гор, убрала (?)…с (?) его территории, (и таким образом) вернула царствие Шумеру.


34. Ур-Бау (из) Лагаша. (Статуя.)

Для Нингирсу могучего воина Энлиля, Ур-Бау, энзи Лагаша, сын, рожденный Нинагаль, которого Нанше избрала в своем сердце, которому вверил власть Нингирсу, которого Бау нарекла добрым именем, кому Энки дал разумение, кого Инанна замыслила (в уме), любимый слуга Лугалуру, любимец Думузи-Абзу.

Я, Ур-Бау, вырыл для Нингирсу, моего повелителя, землю на глубину… эллей; ее (т. е. вынутой земли) холм я раздробил (?), как камень, обжег (?) как металл, разровнял (?) ее (дословно «превратил ее в «широкую землю») как нинда, вернул эту (вынутую) землю в ее середину (т. е. в то место, откуда она выкопана) (и) сделал земляное основание. На этом основании я построил платформу 10 эллей высотой, (и) на платформе я построил для него (Нингирсу) Энинну-Нигибарбар в 12 эллей (высотой).

Для Нинхурсаг, матери богов, я построил дом Гирсу. Для Бау, милостивой госпожи, дочери Ана, я построил дом Урукуга. Для Инанны, священной, величественной царицы, я построил дом Уру. Для Энки, царя Эриду, я построил дом Гирсу. Для Ниндара, царя (и) эна, я построил его дом. Для Нинагаль, его богини, я построил ее дом. Для Нинмар, милостивой госпожи, первой дочери Нанше, я построил Эшгутур, дом, избранный ею в сердце. Для Энсигнуна, пастуха ослов Нингирсу, я построил дом для «дареных ослов». Для Гештинанны, всемогущей (?) (дословно, вероятно, «более великой, чем все»), я построил ее дом Гирсу. Для Думузи-Абзу, повелителя Кинунира, я построил его дом Гирсу.


35. Сингашид (из) Эреха. (Глиняный гвоздь.)

Для Лугальбанды, его бога, и для Нинсун, его матери, Сингашид, царь Эреха, царь Амнанума, опора Эанны, во время, когда он построил Эанну, (также) построил и Экикаль, их обитель, в котором возрадовались их сердца.

Во время его правления – его годы были годами великого процветания – 3 гура ячменя, 12 мин шерсти, 10 мин меди (и) 0,1 гура масла стоили по одному шекелю серебра в соответствии с (чрезвычайно низкими) рыночными ценами (бытовавшими) в его стране.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. М. Запорожец.
Сельджуки

Э. А. Менабде.
Хеттское общество

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 2

Виолен Вануайек.
Великие загадки Древнего Египта

Е. В. Черезов.
Техника сельского хозяйства Древнего Египта
e-mail: historylib@yandex.ru
X