Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
С.А. Плетнёва.   Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

1. Первая стадия

Рассмотрим начальную (первую) стадию, уже давно условно названную в трудах русских ученых "таборной". В европейских степях подобный способ кочевого хозяйства появлялся спорадически и обычно длился недолго. Причина кроется, по-видимому, в том, что богатые травой, пронизанные реками степи со сравнительно ровным климатом более подходили для развития двух других стадий: полукочевой и полуоседлой. Азиатские степи не были столь устойчиво благоприятны для существования. Нередко там наступали периоды повторяющихся из года в год засух, тяжелых снежных зим. Многие плодородные участки степей превращались в полупустыни. Необходимы были постоянные перекочевки в поисках травостоя и водопоев. В разные времена и эпохи населению требовалось приобретение новых пастбищ, т.е. захват чужих территорий. Так начиналось "нашествие". Причины для его возникновения не ограничивались, конечно, климатически-географическими дискомфортными условиями. Громадную роль играли войны с более сильными соседями, которым следовало покоряться или поспешно откочевывать от них на земли слабейших соседей. Кроме того, разрушающе действовали на кочевнические объединения (орды, союзы орд) различные внутриполитические события: гражданские войны, центробежные стремления, борьба за власть и пр.

Как бы там ни было, но обычно совокупность всех неблагоприятных обстоятельств и условий приводила в движение массы ранее спокойно кочующих всадников. Наиболее активная "пассионарная" их часть отправлялась вместе со стадами и семьями на захват новых земель.
Общее направление всех дальних и ближних, больших и малых, ранних и поздних "нашествий" было на Запад — в европейские степи.

На протяжении долгого пути, ведя "таборное" кочевание и сталкиваясь с обитателями занимаемых земель, захватчики присоединяли к своим ордам крупные отряды чуждых воинов или, возможно, целые орды со скотом, женами, стариками, детьми. В результате их количество, несмотря на постоянные боевые стычки, при продвижении не уменьшалось, а даже значительно увеличивалось, как ком снега, на небольшое ядро которого наслаивались пласты разноязыких и разнокультурных этносов. Так, в европейские степи попадал уже не тот первоначально двинувшийся в нашествие народ, а полиэтничное, но мощное образование (союз орд), руководимое обычно сильными и умелыми предводителями (главами орд).

В результате длительного тесного общения и сотрудничества, общих хозяйственных навыков, а значит и быта, политических интересов (в основном по захвату все новых земель и сопутствующим этому грабежам) постепенно начинала складываться новая этническая общность, члены которой, возможно, общались между собой на одном языке, обогащенном новыми словами и понятиями, взятыми из других языков. То же происходило и с культурой. Первичная культура завоевателей почти полностью исчезала. От нее оставались только те особенности, которые касались усовершенствований в военном деле, т.е. то, что делало завоевателей непобедимыми. В новом сообществе общая культура еще не сложилась, она состояла из многих культур и влияний. При сильной разрозненности кочующих подразделений религиозные культы приобрели "частный" характер. Широко распространился культ предков, а обряды, связанные с ним, выполнялись главами семей — семейными жрецами. Жречества как специализированной прослойки, исполнявшей культы, связанные с силами природы, не было, хотя шаманы и всякого рода прорицатели существовали, но не объединялись в единый, всегда влиятельный в любом сообществе массив.

Верховными жрецами у кочевников первой стадии были главы (вожди) орд. Они же руководили не только военными действиями, но и собраниями "старейшин" и народными сходками, что свидетельствует о том, что общественным строем их была военная демократия. Военизированный народ был в постоянной готовности к любым военным действиям: захвату земли и уничтожению у сопротивляющегося народа всего владеющего оружием мужского населения, взятию небольших городов и ультимативных требований откупов и выкупов или просто перегону скота и захвату урожая у разбежавшегося сельского земледельческого населения.

Что же остается археологам от культуры кочевников, находившихся на первой стадии кочевания? У них не было ни постоянных становищ, ни неизбежно возникавших около них родовых кладбищ. Хоронили они своих мертвых, как правило, в крупных насыпях-курганах предыдущих эпох — эпохи бронзы или скифской. Таких курганов по степям было рассыпано тысячи, и возле каждого кратковременного стойбища, и на маршруте перекочевки всегда попадалась подходящая насыпь для сооружения в ней могилы. Такие могилы были недоступны вражеским грабителям, — найти их в покрытых высокой травой курганах было почти невозможно. Однако для сокрытия погребений богатых и знатных покойников, сопровождавшихся массой дорогих вещей, применялись и более кардинальные приемы. Так, нередко могилы вырывали в открытой степи или даже на дне отведенного в сторону русла реки. После совершения всех необходимых обрядов могилу тщательно засыпали и заравнивали: в степи покрывали дерном и прогоняли неоднократно табуны лошадей, а реку вновь направляли в старое русло. Следует добавить, что всех, кто сооружал эти сложные "усыпальницы", убивали (иногда несколько тысяч рабов-военнопленных). В будущем, может быть, космическая съемка поможет археологам открыть эти замечательные памятники.

Только в конце первой стадии кочевники начинали сооружать над могилами курганы, оградки и пр., поскольку с освоением земель у них появлялась возможность как-то охранять своих умерших родичей. К сожалению, это им редко удавалось, — обычно одиночные захоронения в курганах достаются археологам в разграбленном виде.

Материалы из впускных, а иногда и под курганных могил дают археологам возможность отметить, во-первых, разнообрядность (а значит, и разноэтничность) погребальных комплексов и, во-вторых, характерное для периода военной демократии экономическое равенство погребенных воинов. Могилы вождей и ханов до нас не дошли, поэтому мы не можем сравнивать их с вещевыми комплексами из могил воинов, похороненных по общим для того времени канонам.

Поскольку открываемые могилы бывают чаще всего разграбленными, скелеты погребенных сохраняются плохо и только в исключительных случаях в руки археологов попадает антропологический материал. Однако даже разрозненные и единичные находки дают нам некоторое представление об этносе, половой принадлежности умерших и о предметах, ритуально сопровождавших их.

Значительно большее количество материалов археологи получают при исследовании кочевнических памятников, оставшихся от второй стадии кочевания. Период "нашествия" затухал медленно. После захвата пастбищ, "относительного урегулирования" отношений с завоеванными народами и сильными соседними государствами кочевники-скотоводы начинали активно осваивать занятые ими территории. Наступил период, который условно можно называть "периодом обретения родины".
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

под ред. Е.В.Ярового.
Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа
e-mail: historylib@yandex.ru
X