Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
С.А. Плетнёва.   Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

1. Степи Причерноморья в VI — начале VII века

Открываемые археологами в Северном Причерноморье и Приазовье погребения, — как правило, впускные в насыпи древних курганов. Могильные ямы неглубокие, перекрытые деревянными плахами. Скелеты захороненных ориентированы головами на северо-восток или северо-запад. Наиболее ранние из них датированы второй половиной VI — началом VII в. Они находились в Северном Приазовье в бассейне р. Молочной у сел Большой Токмак, Малая Терновка, Виноградное [Айбабин, 1999, с. 97, рис. 34 (карта)] (рис. 6).

Примерно этим же временем датируется погребение у с. Изобильного (Крым), в котором, помимо бронзового поясного набора, были обнаружены палаш и амфора второй половины VI — первой половины VII в. [Айбабин, 1999, с. 97, рис. 35].

На территории Крыма кроме Изобильного известно еще несколько кочевнических погребений VII в., которые исследователи считают, как и комплексы на Молочной и у Изобильного, болгарскими [Баранов, 1990, с. 11, рис. 38]. Все они также впускные. Могилы характеризуются наличием незначительного подбоя с одной стороны и узкой ступеньки вдоль противоположной стенки. Скелеты ориентированы головами в основном на северо-восток. Особенностью погребений являются кости овец и коз — остатки загробной пищи. Обычно это черепа, попадаются ребра, лопатки, обрубленные ножки. Иногда вместе с мясной пищей в могилу помещали сосуды с питьем или иной едой. Вещевой комплекс этих погребений скуден. Так, даже в довольно богатом захоронении женщины (у с, Наташино) помимо разных железных вещей (нож, несколько пряжек) обнаружены лишь проволочные серебряные колечки и овальный золотой медальон с вставкой из синей пасты.

В степи правобережной Кубани (Восточное Приазовье) тоже в насыпях древних курганов обнаружено шесть кочевнических погребений, в основном относящихся к VII в. Остановимся на их более подробной характеристике [Атавин, 1996, с. 208—264].

Четыре захоронения произведены с останками коней. Конструкцию могил проследить практически не удалось, только в одном случае сохранились очертания прямоугольного дна, а в другом кости коня были расположены справа и выше погребения человека, что дает некоторые основания предполагать о положении их на приступке. Похороненные воины, согласно принятому в степях обряду, уложены на спине с вытянутыми вдоль тела руками. Ориентировка разнообразна: головой на восток (два), на северо-восток (два) и один — на север. Кости коней в трех могилах лежали рядом с захоронением человека. В могилу помещали не полный труп коня, а только голову и ноги, отчлененные у нижних бедренных эпифизов. Почти все погребения отличаются богатыми воинскими поясными наборами — серебряными и золотыми накладками и пряжками, а также обычным для кочевника оружием: мечами, стрелами и луками. Как правило, погребения сопровождались запасом загробной пищи, сохранившейся в виде костей овец, коз и коров. Даже самый бедный (безлошадный) из похороненных (пятое погребение), уложенный в могилу с одним небольшим ножиком, был снабжен головой козы, череп которой, как и другая пища, лежал в области левого плеча, и воинским поясом с серебряными бляшками, пряжкой и наконечником.

В шестом захоронении этой группы погребение человека отсутствует. Не исключено, что это был кенотаф, в который поместили воинский пояс, украшенный серебряными бляшками конца VII — первой половины VIII в., пластинку от панциря и три крупные стрелы (хорошо сохранившиеся трехперые наконечники).

Все эти захоронения, несмотря на малочисленность, удалось убедительно разделить на три хронологические группы: I — середина VII в., II — вторая половина VII в., Ill — конец VII — первая половина VIII в., а также связать их с письменными источниками. В последних содержатся сведения об обитавших в эти столетия на этой земле болгарах и о существовавшей там в 30—50-е гг. VII в. под властью хана Кубрата "Великой Болгарии".

Следует признать, что болгарских и родственных им кутригурских и утигурских погребений очень немного, однако территория их разбросанности по степи дает представление о распространении этих родственных этносов в конце VI — начале второй половины VII в. (см. рис. 6).

Открытые в степях Восточного Приазовья болгарские комплексы относились, как мы видели, и к более позднему периоду, который следует, очевидно, связывать с хазарской экспансией. Хазары, судя по данным письменных источников, вторглись в приазовские кочевья болгар в самом начале второй половины VII в. Часть болгар, видимо, осталась в Приазовье [Плетнёва, 1981]. Болгарские воины вошли в хазарские военные соединения (им, вероятно, принадлежали захоронения с богатыми воинскими поясами и оружием второй половины VII в. и кенотаф). Но подавляющее большинство орд откочевало в степные области Крыма, в бассейн Дона и Приднепровья. Крупная орда ушла на Нижний Дунай, где под главенством ханй:Аспаруха образовала государство Болгария. Характерно, что на Дунае степные пространства весьма ограничены и вести на них привычное "таборное" кочевание было невозможно. Традиционно его поддерживали там не более нескольких десятков лет: фактически от времени Аспаруха не сохранилось ни постоянных стойбищ, ни могильников. Тем не менее они появились примерно в конце VII — начале VII в., в частности, могильник Нови Пазар [Станчев, 1957]. Началось создание государства, которое не могло существовать в условиях "таборного" кочевания.

Следует отметить, что и в Приазовье именно этим временем можно датировать более или менее постоянные стойбища, расположенные вдоль берега Азовского моря [Плетнева, 1967, с. 15, рис. 3]. Хазары захватили у болгар лучшие пастбища и, очевидно, "прижали" болгар к засушливым (с сухим травостоем) берегам.

По-видимому, то же произошло и в Крыму. Вслед за болгарами в Крым ворвались хазары, под нашествием которых, лишаясь необходимых для кочевания земель, болгары начали активно оседать и заниматься земледелием. Так.появились у болгар поселения. Одно из них — Тау- Кипчак было почти полностью исследовано И. А. Барановым [Баранов, 1990, с. 26-37; Айбабин, 1999, с. 190-192]. Люди селились там аилами (большими семьями, каждая из которых занимала территорию, отделенную от других расстоянием от 15 до 100 м). Жилища поставлены крепкие, с немного заглубленным основанием и, вероятно, сложенными из камня стенами. Кровли из камыша или соломы укладывались на лаги и многократно обмазывались глиной. Печи из камня и глины сооружались редко, обычным для Тау-Кипчака отопительным устройством был круглый открытый "тарелкообразный" очаг, вырытый посередине пола или в углу. Такие очаги типичны для кочевников всех эпох (почти до современности).

Необычной для болгарского поселения является система выкладки камней "в елочку" при строительстве цоколей и стен построек, Этот прием в Крыму всюду появился одновременно с вторжением хазар. Очевидно, в Крым сразу после захвата Приазовья двинулись не только военные отряды хазар, но и сопутствовавшие им аилы, которые и заняли пригодные пастбищные угодья. Но кочевание требовало значительно больших пространств для свободного передвижения больших стад. В результате хазары, видимо, почти сразу начали селиться на ранее уже существовавших поселениях (на развалинах Илурата) или ставили свои домики и юрты на свободных незаселенных местах (Героевка, Пташкино) [Айбабин, 1999, рис. 74 (карта)].
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Светлана Плетнева.
Половцы

Тамара Т. Райс.
Скифы. Строители степных пирамид

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Евгений Черненко.
Скифский доспех

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства
e-mail: historylib@yandex.ru
X