Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация

Государство сельджуков

В 985 г. племя кыныков из огузской конфедерации, под защитой крыльев коршуна – своего родового тотема, покинуло северные земли и разбило лагерь на правом берегу Сырдарьи, на территории, подконтрольной саманидам, или в близком соседстве с ними, а если быть точнее, в Джанде, городе, основанном, по преданию, мусульманами. Предводителем племени был некий Сельджук, отец которого был на службе у хазарского принца. Сведения о его происхождении есть в «Малик-намэ» («Книге царей»), ныне утраченной, но часто упоминаемой историками прежних эпох.

Сельджукское объединение сформировалось из тюркских племен, населявших бассейн среднего течения Сырдарьи и предгорий Каратау. Основное ядро этой группировки составляли огузские племена. Они вели кочевой и полуоседлый образ жизни. В дальнейшем их состав пополнился кыпчакскими и другими тюркскими племенами. Первоначально объединение насчитывало 24 племени: кынык, баюндур, ива, салур, афшар, бектили, баят, имур, язгыр, кара-булак, алка-булак и т. д.

Обосновавшись на новом месте, вождь огузов Сельджук ибн Кынык первым принял ислам. Процесс исламизации у огузов был неравномерным и затяжным. Основная масса нижнесырдарьинских и приаральских огузов фактически оставалась в тэнгрианстве. Более значительное распространение мусульманская вера получила среди огузов среднего течения Сырдарьи и западных окраин Семиречья. Мусульманская религия внедрялась сначала у полуоседлых огузов, да и то преимущественно среди господствующей верхушки.

Первые сельджуки, естественно, были на стороне Саманидов, хотя не гнушались переходить к их противникам, когда это было выгодно, и терпеливо подготавливали свое будущее величие, свое молниеносное появление на Ближнем Востоке, и этого можно было добиться только посредством исламизации, если не искренней, то хотя бы формальной.

Сельджук имел трех сыновей: Исраила, Михаила и Мусу. После его кончины титул главы «ябгу» получил его старший сын Исраил.

Историки отмечают, что Сельджук прожил сто лет, что же касается его преемников, то его сын Михаил умер молодым, Муса оказался нечестолюбивым. Семейство обязано своей славой сыну Исраила – Кутулмушу и двум сыновьям Михаила – Тугрул-беку и Чагрибеку.

К моменту перехода власти в руки преемников, сельджуки разделились на две группировки: первую возглавлял Исраил, вторую – Муса со своими племянниками Тугрул-беком и Чагри-беком.

В разгоревшейся войне газневидов с караханидами сельджуки встали на сторону последних. В 1025 г. Исраил был пленен Махмудом Газневи и отправлен в далекую Индию, в одну из крепостей Мултана, где и погиб. Согласно праву наследования место Исраила должен был занять Михаил, но его к тому времени уже не было в живых, поэтому титул «ябгу» перешел к Мусе.

Газневидское войско, напав на владения караханида Алитегина, разгромило заодно и сельджукские кочевья в окрестностях Бухары и рассеяло их по Мавераннахру и Хорасану. Одна из подвластных Исраилу огузских орд была переправлена Махмудом Газневи через Амударью и поселена на территории нынешнего Туркменистана. Возглавляли ее сельджукские роды, состоящие из 4 тыс. семей. Султан Махмуд обязал их нести военную службу и платить налоги за землю и пастбища.

В 1030 г., в период борьбы преемников Махмуда Газневи за султанскую власть, Масуд Газневи, стремясь увеличить свои силы, «перетянул» к себе часть сельджуков, которые поселились в Балханских горах. В 1031 г. эти отряды были направлены в Нишапур. Заветной целью сельджукских племен было обретение пастбищ и земель для поселения, за это они были готовы нести военную службу и платить налоги. Однако их отношения с султанскими властями и местным оседлым населением приобрели довольно сложный характер. Газневидские правители были не прочь использовать ополчения сельджуков в своих целях, превратив их в пограничные и карательные силы. Вместе с тем султан Масуд опасался вольного духа степняков. Желая превратить сельджукские ополчения в надежное и послушное войско, султан избрал план физического истребления гордых вождей и подчинения степняков предводителям, верным его трону. Жертвой султанского плана стали несколько предводителей сельджуков, а остальные вожди сельджуков рассеялись по областям Рея и Джибаля, а затем ушли в пределы Закавказья. Впервые в истории тюркские племена начали проникать на территорию современного Азербайджана не с севера, а уже с юго-востока, т. е. из Центральной Азии через Иран.

Репрессии султана Масуда против сельджуков настроили сельджукскую верхушку против газневидов. Сельджуки развернули военные действия в Хорасане. Одновременно с ними поднялись сельджуки, жившие в Ургенче и Дехистане. Воодушевленные слухами о действиях сородичей в Хорасане, поднялись сельджуки, жившие в районе Прикаспия. Борьба сельджукских племен с Газневидским государством, происходившая на территориях нынешних Туркменистана, Афганистана, Ирана и сопредельных областей Центральной Азии, носила стихийный характер. Основную массу сельджуков составляли простые кочевники, не имевшие общего военного и гражданского руководства. Их движения переплелись с другими антигазневидскими выступлениями в Центральной Азии и с наступлением тюрков-караханидов. Сельджуки действовали главным образом внезапными нападениями, а также в сочетании с операциями армейских отрядов караханидов.

В декабре 1034 г. в окрестностях Серахса произошло кровопролитное сражение между сельджуками и гвардией султана. Побоище закончилось отступлением сельджуков в юго-западные Кара-Кумы. Султан Масуд сурово расправился с захваченными в плен сельджуками, приказав растоптать их боевыми слонами. Под натиском газневидской армии сельджуки отступили от Абиверда и Нисы в Фераву, из Нишапура – к Балханским горам. Движение сельджуков, развернувшееся на обширной арене, пошло на убыль и стало постепенно затухать.

В начале 1035 г. в сельджукское объединение влились новые отряды огузов, кыпчаков и других племен – выходцев из нынешнего Центрального и Западного Казахстана. Во главе всего этнополитического объединения стали: Муса, Тугрул-бек и Чагри-бек, но затем выдвинулся как более энергичный и дальновидный Тугрул-бек.

В мае 1035 г. 10 тыс. всадников-сельджуков, переправившись через Амударью, двинулись в Мерв и Нису. Газневидский визирь по этому поводу сказал начальнику государственной канцелярии: «До сих пор мы имели дело с пастухами, сколь возрастут неприятности, ибо нам предстоят испытания, теперь пришли завоеватели».

Битва произошла около Нисы. Сельджукское войско нанесло страшное поражение газневидской армии. Поражение под Нисой хорошо оснащенного султанского войска, которое по численности почти вдвое превосходило сельджукскую конницу, произвело ошеломляющее впечатление в Газне. После этого поражения Масуд согласился передать для поселения сельджукам районы Нисы, Феравы и Дехистана. Часть сельджуков, оставив Мавераннахр, с ордой и войском направились в Хорасан. В ноябре 1036 г. сельджукские вожди Хорасана обратились к султану Масуду с тем, чтобы он уступил им города на краю пустыни – Мерв, Серахс и Абиверд, за что обязывались нести военную службу. Свою просьбу они объясняли теснотой из-за притока новых огузов. Султан Масуд пришел в ярость от притязаний сельджукских вождей и объявил им войну.

Весной 1037 г. произошло крупное сражение в Мургабской долине. Газневидские отряды отступили, и сельджуки без боя взяли Мерв. Газневиды не могли примириться с потерей Мервской области: решающее сражение произошло в начале июня 1038 г. у ворот Серахса и завершилось позорным разгромом армии газневидов. После чего сельджуками без боя был занят Нишапур, где на имя Тугрулбека была прочтена хутба в мечетях.

1038 г. считается началом образования государства сельджуков, хотя борьба их с газневидами еще не была завершена.

В мае 1040 г. в битве под Данданаканом султан Масуд вновь был наголову разбит сельджуками. Сам Масуд едва спасся бегством. Сокрушительное поражение султана Масуда под стенами Данданакана ознаменовало рождение нового государства. Прямо на месте сражения был сооружен шатер, в котором установили престол, и Тугрул-Бек сел на трон. Вожди племен принесли присягу на верность Тугрул-беку как верховному правителю и султану Хорасана.

Тугрул-бек назначил своего брата Чагрибека главнокомандующим сельджукским войском. Их дядя Муса оставил за собой свой высокий титул. Дабы не случилось разногласий на почве двоевластия, решили собрать курултай, в результате чего возможность возникновения конфликта была исключена.

Что касается Данданаканской битвы, то победа открыла сельджукам дорогу в Северный Афганистан и Иран.

С тех пор события резко ускорили свой ход. Чагри-бек остался в Хорасане, чтобы управлять страной, не допуская возможного возвращения газневидов и сдерживая караханидов.

Характер ожесточенной войны носила борьба тюрков-сельджуков с тюркамигазневидами за обладание Систаном и другими областями Северо-Западного Афганистана. В 1040 г. Систан был взят. В ответ в 1043 г. армия султана Маудуда вторглась в пределы владения Чагри-бека, в Хорасан, где имела незначительный успех, но в конечном счете сельджукские ополчения оттеснили газневидские войска. В 1043 г. сельджуки взяли Хорезм; в 1059 г. Чагри-бек умер.

Тем временем Тугрул-бек отправился на покорение Ирана. Между 1040 и 1044 гг. он захватил Рей и Хамадан. По пути Тугрул-бек столкнулся с туркменами Арслан Исраила, которые не пожелали признать его превосходство и ушли в Верхнюю Месопотамию, где их сильно потрепали курды и арабы. В 1059 г. он подошел к Исфахану и, за неимением осадных машин, взял его измором. Потом объявил Исфахан своей столицей. Теперь Тугрул-Бек был властителем Ирана, и ему надо было проводить свою политику, и начал он с похода, который можно назвать удивительным для тюрка: на Среднем Востоке, раздираемом распрями, Тугрул-бек показал себя гарантом порядка, но не грабителем. И он установил строгий порядок на земле Дар аль-Ислама, которая имела для него первостепенное значение, грабительские же походы за добычей он совершал на византийские земли. Так, в 1048 г. Тугрулбек послал своего кузена по материнской линии Ибрагима ибн Инала в Малую Азию, а в 1054–1055 гг. сам водил туда войска. Возобновление «священной войны» позволило ему выступить в роли защитника истинной веры. Он решил играть такую же роль и внутри страны, объявив себя защитником халифа и суннитства. На взгляд неинформированного наблюдателя, и халифат, и суннитство переживали агонию, но этот тюрк видел, насколько сильны были в массах традиции мусульманской ортодоксии и авторитет халифата.

И вскоре Тугрул-бек был вознагражден. В 1055 г. его призвал на помощь тот, кто воплощал собой ислам, но уже не был его вождем, даже в Багдаде. Тугрул-бек вошел в Месопотамию, взял столицу империи, изгнал оттуда последнего буида. Благодарный халиф присвоил ему титул султана, который издавна употреблялся арабами, но, видимо, не присваивался официально. Получил он также титул «царя Востока и Запада». Таким образом, султану Тугрулу поручалось следить за порядком во всем исламском мире.

Многолетняя борьба между сельджуками и газневидами закончилась в 1060 г. заключением мирного договора. По условиям этого договора, стороны прекращали территориальные споры, каждая сторона довольствовалась «теми землями», которыми она обладала на момент заключения договора.

Войскам Тугрула еще не раз приходилось спасать халифат. Однако неожиданное событие – церемония, отпразднованная согласно тюркским обычаям, увенчала триумф победителя: Тугрул взял в жены дочь самого полководца всех верующих. Попробуйте представить себе свадьбу какого-нибудь старого царя – негра и юной дочери Капетинга или Габсбурга под грохот тамтама.

Тугрул-беку было 70 лет, смерть его была уже на пороге. Границы Сельджукского государства в это время простирались от Амударьи до Евфрата. Власть перешла к его племяннику Альп Арслану (1063–1073 гг.), который также унаследовал от Чагри-бека ключи от ворот Хорасана. Теперь империя Великих Сельджуков в Иране сформировалась окончательно.

Восхождение на трон Альп Арслана было сопряжено с трудностями, но эти трудности не повлекли за собой тяжелых последствий в будущем. Его главные соперники довольно быстро сошли со сцены, и Альп Арслан остался единовластным хозяином объединенной территории, которая включала родовой надел в Хорасане и обширные ирано-месопотамские владения его дяди.

Это был воин по природе своей, и, к счастью для себя, он доверил административную власть мирному человеку, иранцу Низам аль-Мульку (1018–1092 гг.). Тот оставался у власти и при преемнике, сыне Альп Арслана Малик-шахе. Это было счастливое время для страны, ознаменованное культурным расцветом Сельджукского Ирана в XI в.

Теперь главная задача заключалась в уничтожении Фатимидского халифата Каира, что соответствовало оборонительной политике Аббасидской державы и ортодоксальности – той политике, которую провозгласил Тугрулбек и которую намеревался продолжить новый властелин. Однако обстоятельства не позволили воплотить эту политику в конкретные дела. Следует отметить, что ни один план не был направлен против Византийской империи, если не считать укрепления границ, дабы избежать нападения с тыла во время похода на Египет. Но Малая Азия оставалась беспокойным и «злачным» местом, и султан не раз водил туда свои войска для того, чтобы дать воинам утолить воинственный пыл и собрать средства на оплату их жалованья; иногда там появлялись «сухопутные» корсары, подстрекаемые своим правителем, но чаще они действовали в собственных интересах, рискуя быть обнаруженными, даже когда их тайно поощряли к грабежам; огузские и другие кланы постоянно бесчинствовали в Иране, и с каждым разом их вылазки становились более жестокими, они были главной причиной нестабильности и беспокойства.

Напомним, что в 1048 г. Тугрул-бек направил против христиан своего кузена по матери, Ибрагима. В том же году был взят Эрзерум, что стало ужасной катастрофой для армян. В самом деле, возможно, что это событие было началом нашествия на запад. По крайней мере, в последующие десятилетия туркмены, жившие в Азербайджане и Верхней Месопотамии, с небывалой свирепостью обрушились на Армению и на центральные районы Малой Азии. В 1054 г. они пришли в район Вана, в 1057 г. – в район Малатии, в 1059–1060 гг. появились у Сиваса, в 1062 г. снова окружили Малатию и вошли в Дьярбакир. В 1064 г. пала столица Армении, и на храме, одном из красивейших в городе, Альп Арслан приказал воздвигнуть полумесяц, один из тюркских символов, который много лет спустя стал эмблемой Османской империи, а через нее – всего исламского мира.

С этим пора было кончать. Во всяком случае, так думал базилеус Ромен Диоген, профессиональный военачальник. Едва надев на голову корону, он собрал большую разнородную армию – порядка 200 тыс. человек, – состоявшую из греков и других христиан, а также мощных отрядов тюркских наемников, в частности печенегов и огузов, и пошел на Иран. Альп Арслан, предвидя угрозу своим границам, двинулся навстречу с меньшими, но более подготовленными силами. 19 августа 1071 г. состоялась встреча к востоку от озера Ван, в верхнем течении Евфрата, в местечке Маницкерт. К этому времени греки устали. По пути их деморализовали развалины, которые они видели повсюду. Они упустили маневр тюрков, и их предводитель оказался в руках противника. Ромен Диоген – базилеус, римский цезарь, попал в плен! Впервые в истории мусульманский султан пленил византийского императора.

Победа была абсолютной, не было никаких сомнений в том, что Альп Арслан без боя покорит всю Малую Азию. Но если тюрк победил грека, то он не победил его миф. Рим, который процветал за Византией, как и сам исламский мир, казался вечным, и даже теперь, когда путь был открыт, разгромить его не было никакой возможности. Султан пошел на хитрость: возможно, его действительно интересовал только Египет? Альп Арслан освободил императора без всякого выкупа, вернул ему все, что тот потерял за полвека постоянных поражений.

Воинственной политики придерживался Альп Арслан и по отношению к владениям Караханидов в Мавераннахре. В 1072 г. Альп Арслан из Мерва двинулся во главе мощного войска в сторону Бухары. Однако поход этот не был завершен из-за убийства Альп Арслана плененным комендантом одной из караханидских крепостей сразу же после переправы через Амударью. Войско, не выполнив поставленной задачи, вернулось в Мерв.

Преемник Альп Арслана – его сын – на троне Великих Сельджуков объявил о новой политической программе. Низам аль-Мульк был назначен визирем, а он сам взял себе имя Малик-шах (1072–1092 гг.). Тем самым он дал понять, что будет мусульманским царем и никем другим. Его называли «самой крупной жемчужиной в ожерелье сельджукских владык». Временем высшего политического могущества Сельджукского государства считается двадцать лет правления Малик-шаха.

Выдающиеся успехи его армий объясняются заслугами Малик-шаха как стратега, талантами его блестящих полководцев и стремлением народов к мирной жизни. На севере он аннексировал Мавераннахр и установил протекторат над Караханидами. На юге сурово наказал экстремистское мусульманское царство карматов Бахрейн и отобрал у халифа право охранять священные города ислама Мекку и Медину. В Верхней Месопотамии овладел Дьярбакиром, одной из самых укрепленных крепостей Востока (единственной в Турции, которая по сей день сохранила свои стены из базальта – внушительные и мрачные, несмотря на рельефы, украшающие их). Затем он вступил в Сирию, имея в виду дальний египетский горизонт.

В Сирии бесчинствовала шайка огузов во главе с неким Атсизом («Человек без имени», или «Человек без коня»), который взял Рамлу, Иерусалим (1071 г., затем 1077 г.) и Дамаск (1076 г.), после чего получил такой сильный удар от Фатимидов, что был вынужден обратиться за помощью к султану. Тот сразу послал в Сирию своего брата Тутуша, который восстановил ситуацию и вошел в Дамаск, где поспешил убрать Атсиза (1079 г.), а затем откликнулся на призыв жителей Алеппо, которым угрожало нашествие Сулаймана ибн Кутулмуша. Он взял город и назначил губернатором Ак-Шунгкура, отца будущего Зенги, основателя династии, носившей его имя; именно этому человеку Алеппо обязан многим (в частности, своей оригинальной архитектурой). Наконец, в 1086 г. он вступил в Антиохию, где напоил своего коня водой Средиземного моря и поблагодарил Аллаха за все, чего он добился с его помощью.

Политическое влияние Сельджукского государства к концу XI в. достигло Египта, где правили Фатимиды, враждовавшие с сельджуками и халифами Багдада.

Сразу после апогея наступил упадок. Для Великих Сельджуков он начался в 1092 г., когда умер Малик-шах. Слабость этих восточных монархий заключалась в отсутствии четких правил наследования трона. Четверо сыновей монарха, Махмуд, Баркьярук, Мухаммед и Санджар были вовлечены в борьбу за власть, что послужило раздроблению государства.

Сразу после смерти Малик-шаха его жена Таркан-хатун захватила всю полноту власти. Получив поддержку со стороны эмиров, она назначила своего четырехлетнего сына Махмуда верховным сельджукским правителем. Таркан-хатун двинулась в Исфахан, где находился второй сын покойного султана от другой жены – двенадцатилетний Баркьярук. Таркан-хатун вступила в столицу империи, а Баркьярук, в сопровождении оставшихся ему верными эмиров и гулямов, бежал в Рей. Вокруг него сгруппировались небогатые, но стремившиеся к власти люди. Баркьярук при активном участии рейской знати был провозглашен верховным султаном.

В истории Сельджукского государства впервые появились два верховных правителя: Махмуд – в Исфахане и Баркьярук – в Рее. Двоевластие продолжалось недолго. В 1094 г. произошла решающая битва между армией Баркьярука и войсками Таркан-хатун. Баркьярук одержал победу и начал осаду Исфахана, где укрылись его противники. Вскоре умерла Таркан-хатун, а затем скончался от оспы ее малолетний сын Махмуд. Баркьярук получил инвеституру на верховную власть от багдадского халифа. Двенадцатилетнее правление Баркьярука было заполнено междоусобицами, ожесточенной борьбой за власть.

Баркьярук, еще в период борьбы с Махмудом, отдал во владения своему сводному брату Мухаммеду область в Азербайджане Гянджу. Укрепив власть в Азербайджане, осенью 1099 г., подстрекаемый своими визирями, Мухаммед двинулся против Баркьярука. Вскоре ему удалось захватить Рей. Мухаммед воссел на трон, а аббасидский халиф не замедлил огласить хутбу с его именем в Багдаде.

Жестокие военные столкновения между сводными братьями случились дважды, с переменным успехом. В результате чего в 1104 г. оба претендента на верховную султанскую власть заключили мирное соглашение, по которому оба брата именовались султанами, но верховным правителем объявлялся Баркьярук; Мухаммед помимо Азербайджана получил северо-западные провинции Ирана, области по Евфрату, Мосул и Сирию.

В процессе междоусобицы прекратились завоевательные походы, в связи с чем уменьшился приток богатств. Тюрки по-прежнему хранили верность племенным отношениям, шиитство доходило до крайности, исмаилиты Аламута ввели в систему политические убийства, которые совершались людьми, опьяненными гашишем – «гашишинами», – скоро это слово стало синонимом слова «убийца». Эти личности создавали государство в государстве, что ослабляло мощь сельджуков.

Между тем в 1092 г. в Северном Хорасане начал активно действовать сын Альп Арслана, Арслан Аргун, который при жизни отца был назначен эмиром Хорезма. Арслан Аргун воспользовался междоусобной борьбой своих племянников и других родичей и приступил к захвату Хорасана. В качестве предлога он выдвинул наследственное право на эту провинцию, которая некогда принадлежала его деду Чагри-беку. Он легко овладел в 1095 г. Мервом, Серахсом, Балхом, Термезом.

В 1096 г. султан Баркьярук снарядил своего сводного брата Санджара в поход на Хорасан против Арслана Аргуна. Арслан Аргун погиб, и Санджар почти без боя овладел Хорасаном, а затем был назначен его правителем.

В 1096 г. начался первый крестовый поход на Ближний Восток (см. «Тюрки и Крестовые походы»). Кровопролитные завоевания крестоносцев вызвали тревогу и озабоченность в государстве Сельджуков. Баркьярук решил готовить поход на Сирию и Палестину. Но междоусобица не дала возможности сельджукскому султану объединить в поход всех сельджукских эмиров и перейти к решительным действиям против крестоносцев. В 1105 г. Баркьярук умер. Несмотря на временную реставрацию центральной власти при Мухаммеде I (1105–1108 гг.), после смерти последнего брата Санджара власть себя дискредитировала.

Впрочем, все это не поколебало тюркское могущество. Напротив, в течение всего ХII в. и в начале ХIII в. положение тюрков еще больше укрепилось. Тот факт, что аббасидский халиф Ан-Назар (1188–1225 гг.) стал независимым властителем Багдада, а в Сирии, затем в Египте воцарилась династия Айюбидов, основанная знаменитым курдом Саладином (см. «Султан ислама»), в сущности, не имел серьезных последствий для тюркизма.

В царствование Санджара (1118–1157 гг.), последнего из Великих Сельджуков, достойного носить этот титул (он останется в силе до 1194 г., года смерти Тугрула III), дальневосточные народы, которые долгое время не вмешивались в дела Западной и Центральной Азии, снова вмешались в них косвенным образом.

Кидани, которые разгромили Кыргызское государство Орхона, покорили Северный Китай в 936 г., а в 1125 г. были вытеснены оттуда, забыли о своей китаизации, кстати сказать чисто поверхностной, вернулись к кочевому образу жизни и прошли через всю Центральную Азию под предводительством вождя с китайским именем Елюй Даши (около 1130–1142 гг.). По пути они покорили Турфан и Кучу, затем вышли к границам Караханидов. В то время те воевали с карлуками Или и кангли – тюркоязычным племенем, жившим на северном берегу Арала. Караханиды допустили ошибку, увидев в пришельцах своих возможных союзников. Елюй Даши вошел в Баласагун, сверг местного Караханида и занял его место. После чего взялся за остальных принцев царствующего семейства, захватил Кашар, Хотан, победил правителя Самарканда (1137 г.) и объявил себя гурханом, т. е. ханом конфедерации племен.

Санджар, сюзерен Мавераннахра, не мог сидеть сложа руки: он вмешался и был разбит. Так родилась новая степная империя, но империя буддийская, частично китаизированная, с тех пор носившая имя Kapaкитайская.

Поражение Великого Сельджука – Санджара – имело широкий резонанс, потому что казалось современникам поражением Ирана и всего ислама, триумфом Китая – иными словами, реваншем за битву при Таласе.

И действительно, антимусульманские репрессии, сравнимые с испанской Реконкистой, обрушились на эти, совсем недавно исламизированные земли. (На этом важном этапе в мировой истории мы остановимся подробнее в «Истоках „Желтого крестового похода“»). Именно тогда в среде левантийских христиан родилась, а затем распространилась вплоть до Западной Европы вера в таинственного Отца Жана, который должен был появиться в самом сердце Азии, чтобы сбросить ислам, и который несколько позже персонифицировался в образе Онг-хана христиан-кераитов в Монголии.

Последний великий султан сельджуков Санджар был побежден сначала каракитаями в 1141 г., затем балхскими огузами – в 1153 г., которые снова наводнили Иран, против него поднялись и другие племена, жившие в Бактрии.

Напуганные огузской смутой, правящие круги Центральной Азии и Ирана стали объединяться в военный блок. Его душой стал хорезмшах Атсыз, тезка завоевателя Иерусалима, тюркский вождь из устья Оксуса, плодородного и процветающего региона, давно исламизированного. Атсыз ваял себе старый титул шаха Хорезма и с неохотой подчинился сельджукскому диктату. Он вместе со своим сыном Иль Арсланом пошел на Хорасан, но безуспешно. В 1156 г. внутренние раздоры предводителей огузских племен помогли Санджару бежать из плена. Находясь в Шахристане, хорезмшах Атсыз узнал о бегстве Санджара из огузского плена и направил ему поздравительное послание.

Освободившись из плена, Санджар послал во все стороны гонцов с призывом присоединиться к нему. В Термезе, где укрепился султан, намечался план грандиозного наступления на огузов силами хорезмшаха, правителей Гура, Систана, Табристана. Одновременно через Атсыза велись переговоры с огузскими вождями. Однако этому плану не суждено было претвориться в жизнь. В конце июля 1156 г. внезапно скончался Атсыз, оставив престол Иль Арслану. В Термезе собрались военачальники. Вместо того, чтобы осуществить план, разработанный Санджаром, они переругались, а потом перебили друг друга. Санджар поселился в своем пригородном замке Андаробе, располагавшемся под Мервом. Шансов на восстановление фактически распавшегося султаната уже не оставалось. Казна была пуста, войско не повиновалось одряхлевшему повелителю. От потрясений Санджар заболел и умер 29 апреля 1157 г. в Хорасане. Началась феодальная междоусобица. Почти тридцатилетняя борьба вождей огузов, хорезмшахов, гуридов Афганистана и других фeoдальных владетелей за обладание Хорасаном закончилась победой хорезмшаха Текеша.

К 1193 г. преемник Атсыза завладел Хорасаном, что дало ему возможность осадить царскую ставку сельджука Тугрула III, законного принца, которого считали узурпатором. Он разгромил его войска около Рая, в пригороде нынешнего Тегерана, и убил его. Сын Текеша, Ала ад дин-Мухаммед (1197–1220 гг.), выдающийся принц, сполна воспользовался плодами своих предшественников. Он начал войну против последнего караханидского принца, который все еще номинально правил. Это было начало заката империи каракитаев: она, вероятно, была слишком чуждой, чтобы продержаться долгое время. Кроме того, вдали уже появился монгольский призрак. В 1211 г. последнего монарха сбросил с престола его зять, найман Кючлюк, тюрок из Монголии, самый непримиримый враг Чингисхана.

Свои блистательные победы Мухаммед одержал в Восточном Иране. Там, в горах Гур, обитало дикое и гордое иранское племя, в котором исламской была только верхушка, но оно сформировало небольшое сильное государство, известное нам по названию их родины – государство Гуридов.

Конфликт между иранцами и тюрками, Гуридами и шахом Хорезма был неизбежен. Он разразился по поводу обладания Гератом в 1204 г. В 1215 г. Ала эд дин-Мухаммед захватил Газни и почти весь Афганистан. Благодаря этому в 1217 г. он осуществил победный поход в районы Ирана, где его с восторгом приняли независимые атабеки. В то время его империя, кроме Хорасана, включала в себя Мавераннахр, Афганистан и почти весь Иран. Он готовился идти на Багдад, но, чтобы выжить, ему приходилось оставаться под защитой неприступных гор. А к востоку от него собиралась самая свирепая в истории буря. И она смела его. И имя ей – Чингисхан.

Итак, обозначим основные факторы раскола Сельджукского государства:

– сельджукская правящая династия, после объединения тюркских народов и создания Сельджукского государства, стала опираться на иранскую чиновную и арабскую духовную знать. Сельджукские султаны перестали соблюдать тюркские традиции, огузских вождей больше не вызывали на курултай для решения важных государственных дел, предпочитая правление по персидскому образцу, где шах был единоличным правителем. Все это, в свою очередь, развивало сепаратистские тенденции среди огузских вождей и отделяло султанов от основной массы своих тюркских сородичей;

– объединение всех народов и племен вокруг ислама и на основе этого создание мусульманской империи во главе с халифом не выдержало испытания временем. Халифат распался. Нужна была новая идея. У сельджукских правителей ее не было, и в продолжение прежней идеи о всеобщей мусульманской державе они усилили старую борьбу за чистоту ислама (суннитского направления);

– у огузов, принявших ислам в Сельджукском государстве, тюркские традиции уходили в забвение, национальные чувства притуплялись, заменялись религиозными. Новые поколения теряли свои исторические и национальные корни древней культуры, традиции предков;

– начиная войну с исмаилитским тайным орденом, сельджукские правители не доводили ее до победного конца, а это не только отражалось на престиже государства, но и ослабляло его, так гак исмаилиты запугивали и расправлялись с лучшими сельджукскими воинами. Имам исмаилитов – «горный старец» направлял своих убийц на самых талантливых и энергичных эмиров. Места убитых занимали менее способные, а то и вовсе бездарные. Исмаилиты в этой войне не победили, тем не менее такой целенаправленный геноцид за 50 лет подорвал генофонд и этническую систему Сельджукского государства.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана
e-mail: historylib@yandex.ru
X