Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Реймон Блок.   Этруски: предсказатели будущего

Бедствия Этрурии. Борьба с Римом

В первой книге своей «Истории» Ливий приводит крайне живописный рассказ об изгнании Тарквиниев из Рима. Несмотря на завоевания и общественные работы, проводившиеся в его царствование, Тарквиний Гордый – гордый и жестокий тиран – вызывал ненависть у римского народа. Воспылав неистовой страстью к добродетельной матроне Лукреции, он совершил над ней насилие, и та покончила с собой, чтобы смыть бесчестье. Народ восстал, революцию возглавил Луций Юний Брут. Тирана, его жену и детей изгнали. В 510 г. до н. э. возникла Римская республика, которой суждено было просуществовать пять столетий; Comitia centuriata – собрание римского народа – избрало консулов. Таким образом, лишение Тарквиниев власти описывается в римских анналах как чисто политическое происшествие, как конец монархии, основанной на единовластии и порабощении граждан. Отныне власть принадлежала ее законному владельцу, народу, и это стало основой свободы – бесценного сокровища, оказавшегося во владении города и его граждан. Лишь через пятьсот лет на руинах гражданской войны возникнет новый личный режим сперва Цезаря, а затем Августа.

Легендарная традиция, которая таким образом объясняет коренную смену режима, происшедшую в тот момент в Риме, умалчивает о подлинных причинах изгнания этрусского тирана. Истинной причиной было не республиканское восстание римского народа, а, скорее всего, военные поражения, которые нанес этрускам союз латинских народов и города Кумы, захвативший Лаций. Когда Ливий далее описывает осаду Рима Порсеной, царем Клузия, за этим рассказом, несомненно, скрывается взятие города этрусскими армиями, которые привели подкрепления.



Рис. 16. Этапы покорения Этрурии Римом: 1) Первая половина IV в. до н. э.; 2) Вторая половина IV в. до н. э.; 3) Ок. 280 г. до н. э.


Потеря Рима в последние годы VI в. до н. э. была серьезным ударом для Этрурии. Она означала конец тусской гегемонии в Лации и начало трудного периода в отношениях между этрусками и латинами. Одновременно были перерезаны прямые сухопутные коммуникации с Кампанией. Период величия эфемерной Этрусской империи закончился (рис. 16). В V в. неудачи следуют одна за другой, трудности множатся, и общий кризис заметен по очевидному упадку в ремесленно-художественной сфере. Повсеместно объем продукции уменьшается, а ее качество ухудшается. В этрусской земле не найдено ничего, равноценного произведениям эллинского искусства V в., хотя, как мы увидим, классический эллинский идеал по своей природе явно не мог не найти живого отклика в тосканских мастерских.

Этрурии предстояли тяжелые битвы на суше и на море. Рим стал более значимой силой в Латинской конфедерации, и у него теперь разыгрался аппетит. Естественно, в первую очередь угрозе подверглись Вейи. Однако союзные им Фидены, маленький латинский городок на левом берегу Тибра, устоял перед натиском. На море положение складывалось более серьезное. Лишившись сухопутных коммуникаций со своими колониями в Кампании, Этрурия попыталась завладеть Кумами и создать форпост на побережье. Но в этот раз ей пришлось сражаться в одиночку, так как Карфаген только что потерпел поражение от объединенных сил Сиракуз и Акраганта. Кумы же тем временем получили подкрепление от Сиракуз и обратили этрусский флот в бегство. Эллинизм восторжествовал; Первая Пифийская ода Пиндара в эпическом стиле прославляет победы греков. В Олимпии был найден бронзовый шлем, посвященный Гиероном и сиракузянами Зевсу.

К концу века ситуация еще больше ухудшилась. Кампании угрожали спустившиеся на равнину закаленные горцы – самниты. В 432 г. до н. э. они взяли Капую – это было фатальное событие для всей Этрурии. Почти в то же время, в 425 г., Фидены были разрушены римскими войсками, и над Вейями нависла смертельная угроза. Город выдержал изнурительную десятилетнюю осаду, но в 396 г. римский диктатор Марк Фурий Камилл, которого справедливо прославляет Ливий, взял Вейи штурмом. Этрурия с поразительным равнодушием наблюдала за страданиями и падением этого важного города. Такое отсутствие патриотизма свидетельствует о стремительном распаде бывшей империи. Этот процесс уже начался в южной Этрурии, где римляне штурмом взяли крепость Сутры.

Но в этот момент доселе неведомая угроза наполнила страхом и Рим, и Этрурию. Фактически речь шла о последнем великом преображении древней Италии под влиянием кельтских захватчиков, которые ворвались в долину По и вплоть до середины III в. до н. э. тревожили своими набегами весь полуостров. Древние авторы оставили нам яркие описания ужаса, который охватывал страну при появлении этих высоких воинов, чьи обычаи были по-прежнему полуварварскими и чьему натиску, казалось, никто не мог противостоять. Согласно Ливию, вторжение кельтских орд в долину По произошло в 600—400 гг. до н. э. Однако археология не подтверждает такую раннюю датировку. Предметы из кельтских захоронений на севере полуострова свидетельствуют, что кельты появились в Италии не ранее середины V в. Последовательные волны захватчиков, очевидно, приходились на период 450—350 гг. до н. э. Более того, именно в это же время кельты начали наступление из Центральной Европы на запад, в Галлию, и на восток, в долину Дуная. Родина тех кельтов, которые пришли в Италию, вероятно, находилась в долине Дуная и в Чехии. Причину их миграции, а также их сородичей, которые почти в тот же момент отправились с востока на запад, следует искать в давлении, которое оказывали на них племена, пришедшие с севера и востока и известные нам под общим названием германцев.

Перейдя Альпы и оказавшись на полуострове, кельты немедленно столкнулись на Паданской равнине с этрусками. Для них, а чуть позже и для римлян пришельцы были варварами, пришедшими из далеких северных стран. Их колоссальная численность и дикие крики повергали в ужас противников. Возможно, кельты даже шли в бой совершенно голыми, если не считать огромного щита – единственного оборонительного вооружения. Воинская нагота, изображенная на некоторых этрусских барельефах, была не признаком бравады, а древним религиозным обычаем, существовавшим у многих первобытных народов. Отдельные акты доблести импонировали кельтскому воину больше, чем организованная битва в этрусском или римском стиле. Во время боя кельты часто ломали строй и вызывали на единоборство наиболее доблестных из числа врагов. Кроме того, они распевали гимны, в которых прославляли свою храбрость и издевались над противником.

В этот период этрусские земли в долине По оказались в большой опасности. Считается, что Мелпий был взят в 396 г. до н. э., тогда же, когда пали Вейи. Римские предания описывают ужасное поражение от кельтов на берегах Аллии – незначительного притока Тибра. Кельты рассеяли римские легионы и встали лагерем на римском Форуме, но Капитолий, который с таким героизмом защищал Манлий, им взять не удалось. Они разграбили город и подожгли его. Чтобы кельты ушли, римлянам пришлось уплатить огромный выкуп. Именно в тот момент, когда выкуп взвешивали, надменный кельт бросил свой меч на другую чашу весов и произнес слова, повторения которых, как говорит Ливий, не допустит ни один римлянин: «Vae victis!» – «Горе побежденным!» Битва на Аллии, которая, несомненно, произошла в 381 г., осталась в римской истории как ужасная и унизительная катастрофа. Однако для Рима она не имела никакого продолжения. После ухода победоносных орд римляне, наученные горьким опытом, поспешили окружить город новой, более крепкой стеной. Тем временем этрусские города на севере один за другим попадали в руки новых завоевателей. Фелсина упорно сопротивлялась, и бои вокруг нее продолжались долгое время. Она капитулировала около 350 г. до н. э. Последующий приход инсубров, кеноманов, бойев, сенонов и лингонов привел к окончательному покорению всей равнины, и вскоре после середины IV в. Циркумпаданская Этрурия – этрусские земли на По – стали Цизальпинской Галлией. Те этруски, которые не смогли найти убежище на родине, бежали в альпийские долины. Однако наследие этрусков весьма заметно повлияло на материальную цивилизацию завоевателей.

Начиная с этого времени старая Этрусская империя существует лишь в преданиях. Тусский народ, больше и не смея мечтать о победах, сравнимых с прошлыми завоеваниями, оказался заперт в регионе, который служил его колыбелью; но и здесь он не нашел ни мира, ни спокойствия. Кельты давили на Тоскану с севера; греки осмелели и нападали на побережье и опустошали этрусские порты; под непрерывными ударами римских легионов царства, столь гордившиеся своим прошлым, сдавались одно за другим. Естественно, тосканцы пытались воспользоваться случайными благоприятными моментами и предпринимали контратаки, пытаясь ослабить сжимавшуюся вокруг них петлю. Порой они даже вступали в недолговечные союзы со своими злейшими врагами – умбрийцами, кельтами и греками, – чтобы раз и навсегда покончить с Римской республикой, которая недвусмысленно намеревалась уничтожить их самих. Все эти усилия оказались тщетными. Римские завоевания медленно, но уверенно шли к логическому концу.



Рис. 17. Терракотовая статуэтка женщины с ребенком, предназначенная для подношения.


За потерей Паданской равнины сразу же последовала потеря Корсики и Эльбы. Сиракузяне, отныне не опасавшиеся тирренских пиратов, устремились на север и захватили острова, имевшие огромное стратегическое значение для их этрусских обитателей. Они проникли глубоко в Адриатику, взяли штурмом Адрию и Спину и основали Анкону. Таким образом, и на восточном, и на западном берегах полуострова греки прервали торговые связи этрусков – источник их былого величия. Этрурия, ставшая континентальным государством, была обречена на сухопутную войну, к которой была подготовлена гораздо хуже, чем ее соперник Рим. Только союз и сосредоточение всех этрусских сил могло бы остановить римское наступление. Но Этрурия страдала той же болезнью, которая привела к гибели Грецию. Местный патриотизм различных городов превалировал над интересами нации в целом, что, естественно, не укрепляло государство в борьбе с римскими легионами.

Первыми сдались Черветери, расположенные всего лишь в двадцати пяти милях от Рима. В 351 г. до н. э. этот город вышел из Этрусской лиги, благодаря чему Рим позволил ему сохранить видимость автономии. Такое соглашение избавило город от ужасов осады и резни. В конце столетия Рим завоевывал Апулию и Кампанию. Этруски попытались воспользоваться этой ситуацией, чтобы напасть на врага, но Квинт Фабий Руллиан смело вторгся в густые леса южной Этрурии, столь подходящие для засад, и оказался под стенами Перуджи, где одержал победу над крупными силами противника. В 308 г. кампания закончилась. На этот раз настал черед Тарквинии уступить Риму часть своих земель.

Начался финальный этап этой длительной борьбы. Ни появление в 307 г. этрусских кораблей в сицилийских водах, ни поддержка, оказанная в рамках неожиданно возобновленного союза Сиракузам, которые были осаждены карфагенянами, не должны нас обманывать. Этрурия утрачивала свои позиции и была вынуждена сражаться за свое существование. Она вступила в коалицию италийских народов, образованную, когда в 299 г. Рим вел 3-ю Самнитскую войну. Была создана армия, в которую входили самниты, галлы, умбрийцы и этруски. Но коалиционное войско своей сплоченностью редко когда сравнится с национальной армией. Дисциплина римских легионов одержала верх над численным превосходством врагов.

Победоносная битва произошла в 295 г. до н. э. под городком Сентинум. Согласно преданию, в момент, когда казалось, что римляне не выдержат натиск вражеских полчищ, консул Публий Деций Мус пообещал принести себя в жертву богам подземного царства и Земли. Это был очень древний ритуал, имевший магическую силу. Посвятив себя божествам Земли, римлянин в то же время давал им власть над своими врагами, а произнесенные им ритуальные формулировки отдавали в руки Смерти тех людей, чью атаку он пытался отразить. Древние римские верования придавали важное значение такой странной разновидности симпатической магии.



Рис. 18. Бронзовое зеркало из Пренесте. III в. до н. э. Силен Марский и маленький Пан (Паинискос) танцуют перед кратером. Надпись на архаической латыни: «Vibis Pilipus cailavit» («Vibius Philippus caelavit»), то есть «(это зеркало) гравировал Вибий Филипп». Музей виллы Джулия, Рим.


У Этрурии остался последний шанс – союз с галлами. Этруски приветствовали как друзей дикие племена, наступавшие на юг с Паданской равнины. Консул Луций Целий Метелл, родом из знаменитого семейства, дал бой коалиции галлов и этрусков под стенами Ареццо и погиб в битве. Но в бою у озера Вадимон римские подкрепления отомстили за это поражение. Два последних крупных города, сумевшие сохранить энергию и ресурсы, – Вульчи и Вольсинии – подписали мирный договор на тяжелых условиях. Вульчи теряли свою независимость, а большая часть их земель была аннексирована. Там в 273 г. римляне основали свою колонию Коза. Остался последний оплот сопротивления – древние Вольсинии, укрепленные колоссальными стенами (фото 6, 7), которые были обнаружены в ходе раскопок, проводившихся французской школой в Риме несколько лет назад (рис. 33). Патриции и богачи, которых терроризировали восставшие рабы, призвали Рим на помощь. Это был опрометчивый шаг, приведший к гибели города. Римляне взяли Вольсинии штурмом, разрушили дома и памятники, а всех уцелевших переселили в окрестности озера Больсена, на пологие предгорья, где вскоре возник римский город. В середине III в. до н. э. борьба закончилась, Этрурия покорилась Риму. Ее военная и политическая роль была ликвидирована, и этруски даже не попытались вновь восстать, когда во время 2-й Пунической войны карфагеняне во главе с Ганнибалом шли на юг, угрожая Риму. Этрурия перенесла слишком тяжелые испытания; она сохранила верность своим римским господам.

Однако Туския не лишилась своей самобытности. Ее религиозные традиции и ремесла процветали почти до самого начала христианской эры. Двести лет этрусские мастерские по-прежнему производили в огромном количестве свою продукцию, и в том числе создали множество шедевров (рис. 35). Романизация региона шла очень медленно. Города южной Тускии, расположенные наиболее близко к Риму, вскоре захирели. Но более северные города, такие, как Кьюси, Перуджа, Кортона, Вольтерра и Ареццо, и под властью римских орлов сохранили промышленное и торговое могущество, и начиная с эллинистического периода расположенные на их территории захоронения своим богатством напоминают более древние гробницы.

В I в. до н. э. кровопролитная борьба между Марием и Суллой привела к тяжелым последствиям для Тускии и ее обитателей. Несколько этрусских городов встали на сторону Мария; Сулла, победив, жестоко отомстил им. Он конфисковал все, что только смог, а вскоре там было основано несколько военных колоний. С того момента исчезают последние следы автономии, и воспоминания о древней этрусской цивилизации тускнеют. Однако вплоть до крушения Римской империи жители этой области ежегодно посылали делегатов на религиозное собрание, проводившееся около главного святилища Вольтумны – Fanum Voltumnae, – точное местоположение которого остается загадкой. Таким образом, до самого конца римской истории жители Этрурии ощущали себя связанными смутными узами древнего национального братства и воспоминаниями о великих свершениях их предков.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании

Малькольм Тодд.
Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура

Энн Росс.
Кельты-язычники. Быт, религия, культура

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X