Эта книга находится в разделах

Реклама

Ральф Уитлок.   Майя. Быт, религия, культура

Иероглифы

Иероглифы

Иероглифы являлись формой письменности майя. Как можно будет увидеть ниже, каждый иероглиф напоминал по форме квадрат с закругленными углами. Внутри этих очертаний находился сложный рисунок, в котором часто можно разобрать отдельные части человеческого тела, такие как челюсти, руки и глаза. Другие рисунки, наоборот, выглядят полностью абстрактными. Существовали также часто наносимые рядом с основным орнаментом вспомогательные рисунки, которые, по всей видимости, являлись префиксами и суффиксами, изменявшими значение иероглифа. В отдельных иероглифах присутствуют точки и отрезки, обозначающие числительные. Иероглифы располагались двойными вертикальными колонками, их надо было читать сверху вниз и слева направо. Иероглифическое письмо майя в принципе схоже с китайским, где каждый иероглиф представляет собой целое слово, а не букву алфавита. И еще иероглифы майя напоминают иероглифическое письмо древних египтян. К сожалению, подобные аналогии мало помогают при расшифровке их значений.

Епископ де Ланда считал, что иероглифы майя были буквами алфавита. С помощью переводчика майя он записывал иероглифы или знаки букв алфавита, которые переводчик знал. Пусть это и оказалось полезным, но сделанные де Ланда расшифровки не дали ключа для чтения письменности майя. Считается, что трудности возникали потому, что переводчик не понимал, чего от него хотят, и давал названия букв, а не их звучание. Точно таким же образом при попытках выучить английский алфавит могут возникнуть трудности, если, показывая на букву «h», человеку говорят, что это «эйтч». Сведения окажутся верными, но не помогут, если человек попытается соотнести звучание этой буквы в разговорном языке с его написанием в слове. По существу, де Ланда ставил себе непосильную задачу, так как хотя в письме майя и присутствуют элементы алфавита, но по большей части оно является идеографическим и пиктографическим.

В своем фундаментальном труде «Иероглифическое письмо майя» британский археолог Эрик Томпсон подробно исследовал проблемы, связанные с письменностью майя. Несколько примеров послужат для иллюстрации этих проблем. В языке юкатанских майя слово «шок» имеет два значения: глагол «считать» и название мифологической рыбы. Поэтому в изображении иероглифа, выражающего идею счета, мы находим изображение головы рыбы. В мифологии майя птица моан (разновидность рогатой совы) является существом, которое из своего дома на небесах посылает на землю дождь. Поскольку сезон дождей являлся самой важной частью года для полностью зависящих от урожая маиса майя, иероглиф, означающий «тун» (год) в календаре «Хааб», содержит изображение головы птицы моан. Первый месяц календаря «Хааб» назывался «поп», и это же слово на языке майя обозначало плетеную циновку. Поэтому изображение циновки присутствует в иероглифе, употребляющемся для обозначения этого месяца. (Здесь также выражается и дополнительная мысль: так как циновка (поп), на которой сидел вождь, являлась символом власти, то это должно было быть отражено и в названии первого месяц года.)

Следовательно, с тем, чтобы даже просто попытаться расшифровать иероглифы майя, ученый должен обладать глубокими познаниями в их мифологии и фольклоре. Задачу эту отнюдь не упрощает и то, что майя испытывали настоящую страсть к заполнению всех свободных мест узорами. Некоторые иероглифы имеют такое количество деталей, что это вносит полную путаницу, и сложно определить, какие элементы являются главными для понимания смысла. Однако же, хотя прочтению книг и надписей майя препятствует масса трудностей, эту проблему отнюдь нельзя считать неразрешимой. Тот факт, что даты и другие хронологические записи, представляющие собой чуть ли не половину имеющегося в нашем распоряжении материала, можно понять, вселяет уверенность, что рано или поздно и остальные записи поддадутся расшифровке. Ученые в различных частях света работают над этим, и, когда шла работа над этой книгой, появились сообщения о том, что в России нашли ключ к иероглифам майя. Мы обладаем и тем преимуществом, что язык майя не является мертвым языком. Язык юкатанских майя, по всей вероятности, во многом схож с языком майя, живших в классические времена, и эти два языка взаимосвязаны друг с другом так же, например, как современный английский язык и английский язык Средневековья. В этой связи основной задачей становится соотнесение иероглифов со звучанием слов.

Что мы сможем узнать о майя, когда сумеем прочитать их иероглифы? Ответ на этот вопрос может вызвать разочарование. Несомненно, мы больше узнаем об их истории, в первую очередь из существующих надписей. Даты присутствуют в надписях, имеющихся почти на каждом из воздвигнутых майя монументальных сооружений, а когда мы сможем прочитать сопровождающие их иероглифы, то окажемся обладателями ценных сведений. В этой области уже удалось многого добиться. Было продемонстрировано, например, что на каждой стеле из города Пьедрас-Неграс, которые были тщательно изучены, запечатлены события одного царствования. Иероглифы на них описывают рождение царя, его восшествие на престол и вступление в брак, рождение детей, его военные победы и, наконец, смерть, и все это сопровождается датами. Иероглифы на фризах из Йашчилана позволили американской ученой Татьяне Проскуряковой собрать факты из истории династии «ягуаровых» королей, правивших здесь в VIII веке до нашей эры.

Примеры иероглифов майя: а – «шок»; б – «птица моан»; в – «тун»; г – «поп».

Примеры иероглифов майя: а – «шок»; б – «птица моан»; в – «тун»; г – «поп».


Расшифровка письменности майя, вероятно, позволит нам намного больше узнать об их религиозных верованиях и мифологии, о которых нам уже многое известно, и, несомненно, мы познакомимся со многими пророчествами. Есть надежда, что иероглифами написаны стихи и другие виды литературных произведений. В относящихся к периоду испанского владычества преданиях майя говорится об уничтоженных испанцами книгах, содержащих сведения по медицине. Хотя информация, касающаяся знаний майя о лечении травами, будет представлять несомненный интерес, многое из того, что нам уже известно об их суевериях, не дает оснований для оптимизма в отношении того, что майя действительно обладали глубокими познаниями в медицине.

В основе пророчеств жрецов майя лежала идея о цикличности истории, считалось, что однажды произошедшее повторится вновь. Они верили, что мир в своем развитии прошел четыре цикла, каждый продолжительностью ровно в 5200 лет (или 13 бактунов). Каждый из этих циклов заканчивался катаклизмом, таким как наводнение или пожар. Сейчас мы находимся в пятой фазе, начавшейся в 3113 году до нашей эры, и, по их подсчетам, она должна завершиться в 2011 году нашей эры. Они даже предсказали, какого числа это должно произойти – 24 декабря.

Подобно тому как, неизбежно подходя к своему завершению, повторялись сами циклы, повторялись и события внутри этих циклов. На этом основании приводились доводы в пользу того, что если известны точные даты прошлых событий, то при совпадении соответствующих дат произойдут те же самые события. Таким образом, обладавший знаниями жрец мог точно предсказать предстоящие события. Существовал и второстепенный цикл продолжительностью в 275 лет. Он подразделялся на 13 к'атунов, продолжительностью приблизительно 20 лет каждый. Считалось, что поскольку каждый к'атун находился под влиянием тех или иных тайных сил, как и к'атун с тем же названием, отстоящий от него на 275 лет, то в этот период должны произойти аналогичные события.

Подобная «точность» предсказаний воспитывала фатализм. Поскольку наступление тех или иных событий являлось неизбежным, то было бесполезно пытаться что-либо изменить. Результат плачевных последствий подобного отношения можно проиллюстрировать следующим примером. Когда последний независимый город майя, Таясал, в 1696 году продолжал сопротивляться испанцам, францисканский монах Авендано, изучивший календари майя, посетил этот город и сообщил его правителям, что, согласно предсказаниям, падение города неизбежно: через нескольких месяцев наступит конец эры старой религии, и на смену ей придет христианство. Его доводы, с которыми правители не посмели спорить, подорвали их решимость сопротивляться, и пусть не безропотно, но они впустили испанцев в город. Аналогичным, конечно, является и классический пример с последним императором ацтеков Монтесумой, который после появления Кортеса и его солдат, полагаясь на пророчества, колебался до тех пор, пока не оказалось слишком поздно.

Эта озабоченность основанными на прошлом предсказаниями породила еще одну любопытную тенденцию. В относящихся к периоду испанского владычества литературных произведениях майя зачастую непонятно, ссылается ли автор на действительно происходившие исторические события или на пророчества, сделанные на основании происходивших в далеком прошлом событий. Например, книги «Чилам Балам», десять или двенадцать томов которых частично дошли до нас, написаны на языке майя, но с использованием европейской письменности. Они создавались в различные периоды начиная с прихода испанцев и до конца XVIII века, и в них, по всей видимости, делались попытки сохранить накопленные майя знания. Признавая их огромную ценность, следует отметить, что в этих книгах имеется огромное количество ошибок, многие из которых возникают из-за смешения действительно происходивших событий с предсказаниями. (Подобным примером может служить библейская Книга Даниила, в которой якобы описываются события далекого прошлого Вавилонской монархии, а на самом деле она является облаченным по причинам безопасности в форму художественной прозы письменным отчетом о движении сопротивления в Палестине 400 лет спустя – примерно в 160 году до нашей эры.)
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. И. Гуляев.
Древние цивилизации Америки

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы

Ральф Уитлок.
Майя. Быт, религия, культура

Майкл Ко.
Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

Джон Мэнчип Уайт.
Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X