Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Р. Шартран, К.Дюрам, М.Харрисон, И. Хит.   Викинги - мореплаватели, пираты и воины

Производство оружия

Рассказы о том, как производили оружие викинги, доходят до нас преимущественно благодаря исландским источникам, авторы которых демонстрируют тенденцию заострять внимание на фамильных реликвиях или еще более того - на обладавшем некими магическими свойствами вооружении героев. Одним словом, мистическая значимость часто затуманивает реальность. Невозможно установить с точностью, насколько описания соответствуют реальности, однако какие-то церемониальные действия, безусловно, выполнялись при изготовлении особого оружия. В то же время не исключено, что необычные шаги мастеров, якобы предпринимаемые ими, следствие незнакомства писателей с особенностями кузнечного ремесла. Трудности, сопряженные в данном случае с использованием саг как исторических источников, ясным образом продемонстрированы ниже.

«Тидрикова сага» повествует о ковке «Мимминга» полубогом Волундом Кузнецом. Невероятный процесс включает в себя при изготовлении меча погружение его в пыль и в кал домашней птицы. Цикл повторяется дважды, поскольку первая попытка, как видно, не дала, с точки зрения Волунда, должных результатов.

Другие независимые источники - скажем, арабский манускрипт - рассказывают об использовании подобной технологии руссами. Истории с употреблением птичьего дерьма, скорее всего, базируются на неправильном понимании кузнечного дела и неверной интерпретации действий мастера, который, возможно, хотел добавить нитратов в сплав изделия.

Наиболее желаемый микроэлемент при производстве оружия из черных металлов - углерод. Железо не становится твердым, если в нем нет хотя бы 0,2 %-ного содержания углерода; при однопроцентном содержании его сплав перестает являться сталью. Кузнецам викингам приходилось определять удельное количество углерода, пользуясь традиционными методами, которые передавались ремесленниками из поколения в поколение. Кузнецы «варваров» со II столетия до Р. Х. и далее, по всей видимости, уже понимали, что поверхность железа можно карбонизировать за счет углеродистых газов, помещенных в разреженную атмосферу без воздуха. Добиться этого представлялось возможным за счет применения глиняного сосуда с угленосными материалами при высокой температуре.

Среднего качества сталь для ковки оружия производилась путем нагревания железной руды до 1200 градусов в печи вместе с органическими материалами, такими, например, как кости. Затем из субстанции выковывались пруты со стальной поверхностью. Потом их переплетали с другими прутами, содержавшими меньший процент углерода и ковали клинок, на котором прослеживались очертания разных составляющих. Данный процесс иногда называется «шаблонной» или «узорчатой ковкой».

Топоры и острия копий делались обычно из однородной стали, хотя попадаются образцы того и другого оружия, изготовленные при помощи «узорчатой ковки». Сильно углеродистые режущие поверхности лезвий, как правило, вковывались в основное полотно, состоявшее из менее ломкой и, соответственно, менее карбонизированной, а потому более мягкой стали.

Свидетельства всех стадий изготовления оружия, начиная с самых основных уровней, можно обнаружить на месте обитания викингов в л'Анс-о-Медоуз на Ньюфаундленде. Археолог Хелге Ингстад нашла признаки обработки простого железа. Постройка, которую эта женщина-ученый определила как кузницу, находится на самом дальнем западном краю ареала, в который только заносила викингов страсть к походам. Одним словом, кузница являлась частью временного поселения, люди в котором были в состоянии производить железо по прошествии, возможно, всего нескольких лет с момента прибытия туда.

Данная резьба по дереву выполнена в XII столетии и потому, как можно считать, появилась на свет за пределами периода, именуемого эрой викингов. Тем не менее на ней показана работа кузнецов, их инструменты - в том числе мехи и факел — вполне отвечают тем,-которыми пользовались мастера и в предшествующие века. В кузницах традиционно бывало очень скудное освещение, чтобы мастер мог по цвету раскаленного металла определить, дошел ли он до нужной кондиции. Резьба с западного портика деревянной церкви в Сетесдале (Норвегия) (Университетское собрание предметов старины, Осло).
Данная резьба по дереву выполнена в XII столетии и потому, как можно считать, появилась на свет за пределами периода, именуемого эрой викингов. Тем не менее на ней показана работа кузнецов, их инструменты - в том числе мехи и факел — вполне отвечают тем,-которыми пользовались мастера и в предшествующие века. В кузницах традиционно бывало очень скудное освещение, чтобы мастер мог по цвету раскаленного металла определить, дошел ли он до нужной кондиции. Резьба с западного портика деревянной церкви в Сетесдале (Норвегия) (Университетское собрание предметов старины, Осло).

При ковке меча «Эккисакса» карлику Альбериху понадобилось продержать какое-то время заготовку в земле, чтобы улучшить качество изделия. Возможно, здесь мы имеем дело с «захоронением» железа для поглощения из руды всевозможных нежелезистых примесей. После периода такой пассивной обработки болванку представлялось возможным превратить в толстый прут при температуре значительно ниже плавления железа. Кусок металла разогревался и расплющивался, чтобы так выгнать все ненужные компоненты. Прежде чем современные нам металлургические технологии сделали доступным употребление в данном качестве красного железняка, железо в Скандинавии производилось в основном таким способом.

Производство доспехов

Наши знания о производстве доспехов в эру викингов довольно скудны по причине отсутствия сколь-нибудь соответствующих задачам археологических находок. Латы, так сказать, органического происхождения не обнаружены иначе как в виде довольно тяжело поддающихся точной трактовке рассказов о них в литературе. Найденные щиты почти все раскопаны в захоронениях, органические компоненты их, как правило, сгнили или же стали жертвой археологов, которые ранее применяли не столь совершенные методы извлечения и обработки находок, чем те, что известны сегодня.

Основными металлическими доспехами, которые находили применение у воинов-викингов, являлись кольчуги. В древней скандинавской литературе немало упоминаний о таком защитном вооружении. Единственная использовавшаяся в Северо-Западной Европе технология производства кольчуг базировалась либо на тиражировании узлов из разомкнутых колечек, составлявшихся расплющенными краями и склепывавшихся между собой, либо на плетении из цельных колец. Обычно к одному кольцу крепились четыре других, однако число их могло увеличиваться или уменьшаться в зависимости от необходимости добиться лучшего прилегания изделия к неровностям тела владельца. Все кольца делались из черного металла; применение сплавов меди для украшения изделий отмечается не ранее XIV столетия. Проволока, из которой вырабатывались кольца, пропускалась через поступательно сужавшиеся отверстия в металлических пластинах, чтобы в итоге достигнуть необходимого диаметра.

Мастерская кузнеца-оружейника. Внешний вид мастерской эры викингов показывает, как много всевозможных предметов требовалось кузнецу для производства наступательного и оборонительного вооружения.
Мастерская кузнеца-оружейника. Внешний вид мастерской эры викингов показывает, как много всевозможных предметов требовалось кузнецу для производства наступательного и оборонительного вооружения.

Ремонт оружия

Поддержание в рабочем состоянии и ремонт оружия распадаются на две отдельные составляющие: приведение в порядок специалистом, действующим в полевых условиях или же в мастерской, и импровизированная починка поврежденного оружия владельцем или кем-то из его товарищей. В последнем случае речь может идти, скажем, о распрямлении погнувшегося меча путем наступания на него ногой. Как уверяют классические авторы, подобные вещи часто проделывали кельты прямо в гуще сражения. Возможно, истории рассказываются для того, чтобы подчеркнуть скверное качество работы кельтских оружейников; они повторяются и в нескольких исландских сагах. Над неким Стентором, персонажем «Эйбюгийской саги», подсмеиваются в бою из-за слабости клинка его меча, которая дала себя знать в предыдущем сражении. Хьяртан из «Ласделской саги» тоже имел подобный опыт, правда, в его случае все закончилось совсем плохо - смертью. «Кормакова сага» сообщает нам, что некто Кормак, незадачливый и слабоватый молодой воин, в битве повредил край «Скофнунга» (меч, изначально принадлежавший Хрольфу Краки, королю Дании). Попытавшись исправить положение и заточить острие, он только еще больше все испортил - заусенец лишь увеличился. Грамотная заточка требовала тонкого мастерства. «Дроплаугарсонская сага» говорит, что слуга по имени Торбьёрн особенно славился умением ухаживать за оружием, он точил меч для Хелги, одного из героев саги.

Форма, используемая для производства узлов шлема. На танцующей фигуре шлем, рога которого заканчиваются головами птиц. Его товарищ носит маску волка или медведя (Государственный исторический музей, Стокгольм).
Форма, используемая для производства узлов шлема. На танцующей фигуре шлем, рога которого заканчиваются головами птиц. Его товарищ носит маску волка или медведя (Государственный исторический музей, Стокгольм).

Грим, брат Хелги, позднее попросил у брата именно этот меч. Личные оселки, в некоторых случаях снабженные кольцом для подвески и довольно маленькие, чтобы носить их как амулеты, тоже обнаруживаются в местах обитания викингов. Олаф I Трюггвассон в сражении при Свёлде так беспокоился о том, чтобы все его воины имели острые мечи, что даже распорядился выдавать совершенно новое оружие прямо в разгар боя.

Мечи нередко передавались от поколения к поколению, при этом значимость оружия и его ценность со временем возрастали. Для одного отдельно взятого воина меч являлся не просто оружием, древние мечи служили символами связи с предками, выражением мощи и влияния. Для клана они могли отождествляться с его законностью, правильностью и правотой, что естественным образом связывалось с удачей и процветанием. Хотя в сагах говорится о применении в бою мечей, возраст которых перевалил за 200 лет, надо думать, что владельцы очень и очень заботились о подобных реликвиях.

Некоторые из древних мечей, поврежденных так сильно, что привести их в порядок не представлялось возможным, перековывались в острия копий. Наверное, самый знаменитый из таких «Грасида», или «Серобок», о котором говорится в истории о Гисли Сурсоне. Жизнь «Грасиды» как меча закончилась, поскольку воин сломал его в бою. Металл, из которого сделали меч, как видно, отличался высоким качеством, что делало его привлекательным для перековки. Вероятно, считалось также, что новым изделиям передадутся качества древнего клинка. Предполагалось сделать чрезвычайно смертоносное для врага оружие - операцию поручили не просто кузнецу, а колдуну. В копейной ипостаси «Грасида» получила неожиданно короткое древко - не более 20 см, - что может говорить о неизвестном нам ритуальном предназначении. Созданное путем «узорной ковки» оружие применялось потом для убийства Вестена и Торгрима.

Несколько наконечников копий викингов и англосаксов. Вверху справа видна головка эфеса с двумя штырями для крепления на рукоятке меча (Британский музей).
Несколько наконечников копий викингов и англосаксов. Вверху справа видна головка эфеса с двумя штырями для крепления на рукоятке меча (Британский музей).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Роберто Боси.
Лапландцы. Охотники за северными оленями

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Стюарт Пиготт.
Друиды. Поэты, ученые, прорицатели

Сирарпи Тер-Нерсесян.
Армения. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X